<<
>>

Заключение

В заключение я должен сказать, что преследовал в очерке две довольно определенные и узкие цели: 1) спасти нашего подростка от психологов и педагогов, желающих его во что бы то ни стало «социализировать»; 2) показать, что философия необходима психологу и педагогу для того, чтобы он не был в положении человека, который не ведает, что творит.

Поэтому изложение было сконцентрировано именно на этих целях, что оставило за бортом многие не менее, а может быть и более, важные вопросы, в том числе и касающиеся подростка (например, не развернуты или вовсе не затронуты вопросы о свободе и ответственности, о любви, о противоположности морали и нравственности, «последние вопросы» только упомянуты, хотя существует огромная литература, посвященная их обсуждению. То же можно сказать о религии и церкви и т. д.). Но зато затронутые в очерке вопросы мне хотелось изложить не «наукообразно», а подключив к ним разнообразный материал, который мог бы затронуть эмоциональное восприятие читателя, прорвав его представление о человеке, навязанное господством вещности, в том числе и наукой. Может быть, «прорвав» — это слишком громко сказано, ну хотя бы сделав в нем некоторые «дыры».

Идея смены фаз в онто- и филогенезе личности, вводящая в это развитие обязательное соприкосновение с областью актуальной бесконечности, представлена здесь в самой общей форме как гипотеза, могущая служить одним из возможных оснований для периодизации онтогенеза. Фазы обрисованы грубо и схематично, чтобы подчеркнуть главное — их противоположность друг другу. Почти ничего не сказано о фазах, где трансцендирование господствует над рефлексией, то есть фазах, для которых включение в общество — естественный процесс. Все изложение было связано с подростковым и юношеским возрастом, где определяющей, по моему мнению, является рефлексия.

При этом фазу рефлексии, включающую в себя созерцание, нельзя представлять как непрерывный покой и неподвижность, хотя такие моменты (созерцание) необходимо в ней присутствуют.

Она может сопровождаться разнообразной деятельностью, но важно то, что внутреннее состояние и переживание реальности не задано этой

внешней деятельностью, предметностью. Оно определяется транс­цендентной глубиной отношения с Миром как Целым.

Что касается второй цели, то я попытался взглянуть «глазами философа» главным образом на «наукообразные» направления психологии, включая советскую, полагая, что они приносят наи­больший вред подростку, воспитанию вообще да и самим психологам (вспомним слова А. М. Аламазьян, приведенные в начале очерка).

Например, «трансперсональная» и гуманистическая психологии стоят в этом отношении «особняком» и философский разговор о них также должен быть особый. О моем отношении к гуманистической психологии читатель может узнать из рецензии (Вопросы психологии. — 1989. — № 4) на статью Т. Грининга «История и задачи гуманистической психологии» (Вопросы психологии. — 1988. — № 4).

В последних строчках очерка мне хотелось бы обратиться ко всем, кто так или иначе имеет отношение к воспитанию наших подростков. Ситуация крайне сложная. С одной стороны, уничтожение идеологического пресса, штамповавшего социальных функционеров и конформистов, как будто бы открывает дорогу воспитанию личности, с другой стороны, хлынувшая в образовавшийся вакуум связанная с господством рыночных отношений идеология индивидуализма, вещизма и ее продукт — «массовая культура» являют собой более глубокую, тонкую и соблазнительную подмену всего собственно человеческого и личностного, угрожающую стереть все своеобразие России и, включив ее в систему западной цивилизации, лишить собственной исторической судьбы.

Филогенез личности в западной цивилизации «застрял» на подфазе подростка, специализировался на ней, остановился и начал разлагаться. Резонируя с соответствующей подфазой онтогенеза, он препятствует переходу индивида в фазу юности. Дорогие воспитатели! В лице нашего подростка вы имеете уникальный, может уже в какой- то степени «реликтовый», материал — существо, из которого может вылететь бабочка личности. Не препятствуйте пройти ему фазу «окукливания». Помогите, а не терзайте, не разрушайте, не превращайте в вечную гусеницу (пять с лишним миллиардов гусениц дожевывают нашу прекрасную планету). Для такой помощи не пригодны «научные» штампы, нужны любовь и глубокое понимание воспитателем того, что он делает (сравните хотя бы язык В. Зеньковского со штампованным языком «научной» психологии). Разумеется, для этого вы должны сами включиться в процесс становления самого себя как личности. В наших условиях это очень трудно, но все же легче, чем в условиях господства рыночной экономики. Вспомните, что «не боги горшки обжигают», что «под лежащий камень вода не течет», и удачи вам в этом трудном, но благородном деле!

Август — сентябрь 1994 г.

<< | >>
Источник: Арсеньев А.С.. Философские основания понимания личности: Цикл по­пулярных лекций-очерков с приложениями: Учеб, пособие лля студ. высш. учеб, заведений. — М.: Издательский центр «Ака­демия»,2001. — 592 с.. 2001

Еще по теме Заключение:

  1. Заключение
  2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  3. Заключение
  4. Заключение
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. Заключение
  7. Заключение
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ