<<
>>

Внутреннее строение и функционирование системы и их исследование

Системный подход, обусловленный требованиями марк­систской диалектики, в свою очередь, также системен, по­скольку заключает в себе ряд аспектов, единство и взаимо­связь которых только и дает о нем глубокое и всесторон­нее представление.

Чтобы всесторонне познать систему, нужно изучить прежде всего ее внутреннее строение, то есть установить, из каких компонентов она образована, каковы ее структура и функции, а также силы, факторы, обеспечивающие ее целостность, относительную самостоя­тельность.

Внутренние свойства системы характеризуются систем­но-компонентным, системно-структурным, системно-фупк- циональным и системно-интегративным аспектами.

А. Системно-компонентный аспект

Всякая система обладает определенным набором ком­понентов. Системно-компонентный аспект системного под­хода есть поиск ответа на вопрос, из чего, из каких компо­нентов, образовано целое. Это исследование субстанции системы. Компоненты системы в философском понима­нии — это те структурные единицы, взаимодействие кото­рых и вызывает, обеспечивает присущие системе каче­ственные особенности.

В социальных системах мы обнаруживаем компонен­ты вещного, процессуального, идейного и человеческого порядков.

Вещи как компоненты социальной системы суть тела, предметы, вовлеченные в орбиту общественной жизни. Это главным образом предметы так называемой второй природы — орудия и средства труда, средства потребле­ния, созданные человеком из веществ естественной приро­ды на основе использования закономерностей ее развития

и реализуемые им в процессе производственной, социаль­но-политической и духовной деятельности.

Вещи как социальные феномены не могут быть поня­ты сами по себе, вне человеческой деятельности. Они про­дукты конкретного труда, потребительные стоимости и как таковые имеют природную основу, вместе с тем вещи вы­полняют определенное социальное назначение: являются средством удовлетворения потребностей.

Только в связи с деятельностью людей, удовлетворяя их потребности, они становятся компонентами социальной системы, не те­ряя при этом своих природных качеств, количества, меры. В этом случае имеет место единство природного и соци­ального в вещи, причем природное проявляется в том ма­териале, из которого сделана вещь, а социальное — в том, что она вводится в орбиту общественных отношений, удов­летворяя те или иные потребности людей. Вещь служит социальной системе своим природным качеством, которо­го, однако, еще недостаточно для того, чтобы быть полез­ной людям, общественной системе. Важно, чтобы вещи были произведены в нужных количествах, пропорциях и обладали качеством, соответствующим требованиям системы. Природный материал здесь как бы снима­ется, покрывается социальной значимостью, ценностью вещи.

Основная вещная субстанция — средства производства, находясь в собственности того или иного класса или груп­пы классов, в зависимости от характера общественной сис­темы выполняют важную социальную фупкцию: служат основой социальных отношений, определяют место того или иного класса в общественной организации труда, а также формы получения им средств к жизни. При со­циализме вещи — это преимущественно объект общест­венной собственности, которая порождает отношения со­дружества и взаимной помощи свободных от эксплуатации людей, социалистический принцип распределения. При капитализме они объект частнокапиталистической соб­ственности, являющейся основой отношений господства и подчинения, несправедливого распределения жизненных средств. Надо сказать, что и человек тоже обладает веще­ственными природными свойствами. Но человек яв­ляется частью, компонентом социального целого пе в силу своей биологической природы, а как существо обществен­ное, социальное [30].

Вторую группу компонентов общественной системы сос­тавляют процессы — экономические, социально-политиче­ские, в частности процессы обучения, воспитания и т. д. Каждый из общественных процессов обязательно связан с деятельностью людей, социальных групп, классов.

Все социальные процессы в конечном счете проявляются через людей, хотя они и совершаются по объективным законам.

Третья группа компонентов — это общественные идеи, которые существуют не сами по себе, а опять-таки у лю­дей, в их сознании. Идеи создаются, усваиваются и рас­пространяются людьми, которые руководствуются идеями в своей деятельности, в своем отношении к вещам, обще­ственным процессам, друг к другу. За идеями всегда вы­ступают определенные интересы, потребности людей, они соответствуют требованиям той общественной системы (общества, класса и т. д.), к которой люди принадлежат. Социалистические идеи, к примеру, выражают научно осознанные интересы революционного рабочего класса, от­ражают бытие людей социалистического общества, их ин­тересы и цели. Их содержание, общественные функции качественно отличны от содержания и функций идей бур­жуазных и мелкобуржуазных.

Выходит, что основным компонентом любой социаль­ной системы всегда выступает человек как социальное су­щество. Человек есть последний, в известном смысле сло­ва элементарный носитель социального системного каче­ства. В то же время, будучи компонентом любой социаль­ной системы, воплощением ее сущности, человек есть лишь часть социальной системы. Он не есть некий абсо­лютный социальный атом, вечный и неделимый, пустотой окруженный. Только будучи включен в определенную об­щественную систему, индивид обретает свою социальную сущность. В социальной системе любой сложности, любого уровня организации человек выступает в качестве главно­го компонента, причем всегда как существо социально ор­ганизованное, сознательное, ставящее перед собой опреде­ленные цели и стремящееся к их осуществлению.

Следует отметить, что в обществе далеко не всегда возможно провести грань между вещественными, процес­суальными, духовными и человеческими компонентами, поскольку любой компонент общественной системы высту­пает всегда и как отношение. Однако для познания и уп­равления обществом как системой, равно как и любой под­системой в его рамках, важно раскрыть их состав, «набор»

компонентов, выяснить их субстанциальную природу, по­скольку все другие характеристики системы в значитель­ной мере зависят от ее состава.

Б. Системно-структурный аспект

Огромное значение в определении качественной спе­цифики системы, ее особенностей, свойств имеет струк­тура — внутренняя форма системы, представляющая собой способ взаимосвязи, взаимодействия образующих ее ком­понентов.

Понятие структуры системы весьма близко к понятию формы, но не тождественно ему. Оно охватывает только один аспект понятия формы — внутреннюю организацию содержания. Кроме этого аспекта, форма, как известно, выступает и как проявление, выражение содержания (ме­новая стоимость — форма проявлений стоимости) и как характеристика внешнего облика предмета (внешняя фор­ма), и т. д.

Специфика структуры зависит прежде всего от приро­ды компонентов системы. Вместе с тем, вытекая из приро­ды частей, структура играет огромную роль в системе: свя­зывает компоненты, преобразует их, придавая некую общ­ность, целостность, она обусловливает возникновение но­вых качеств, не присущих ни одному из них. Особенно большое значение для сохранения системы имеет от­носительная самостоятельность, устойчивость структуры. Структура не сразу, не прямо и автоматически следует за изменением компонентов системы, а в определенных гра­ницах остается постоянной, сохраняя тем самым систему в целом. Без устойчивых связей, взаимодействия компонен­тов, то есть без структуры, система перестала бы существо­вать как данное конкретное целое. Являясь наиболее ус­тойчивой характеристикой системы, структура «противо­стоит» постоянным изменениям компонентов, удерживает эти изменения в пределах определенного качества. Нали­чие структуры — условие накопления количественных из­менений внутри системы, являющихся необходимой пред­посылкой для ее последующего развития, преобразования.

В применении к обществу структура выступает как внутренняя организация общества или его отдельных звеньев. Структура общества — это совокупность общест­венных отношений. Структурой обладает общество в целом и любая конкретная подсистема в его рамках. Причем вся­кая конкретная социальная система в рамках «глобально­го» целого — общества — обладает своей специфической

структурой, организацией, которая является конкретиза­цией более общей структуры — структуры, господствую­щей в обществе.

Структуру любой общественной системы определяют отношения людей, прежде всего производственные отно­шения. Люди, однако, действуют в различных сферах об­щественной жизни — экономической, социально-политиче­ской, духовной, семейно-бытовой. Отсюда наличие спе­цифических структур для конкретных сфер целостного общества — экономическая структура, социально-политиче­ская структура, структура духовной жизни, структура быта и семейной жизни. Каждая из них обладает своими особенностями, которые несут печать качественной приро­ды общества и определяются прежде всего господствую­щими в нем формами собственности. Отношения содруже­ства и взаимопомощи свободных тружеников — наиболее общая черта структуры социалистического общества.

Структура общественной системы выступает не только как отношения людей друг к другу. Отношения различных сфер общественной жизни — экономической и социально- политической, экономической и духовной, отношения дру­гих общественных сфер — это тоже элементы структуры.

Говоря о том, что структура общественной системы многообразна, проявляется в различных связях и отноше­ниях, ни на минуту нельзя упускать из виду, что, какие бы компоненты ни были связаны в общественном целом, в каком бы виде структура ни выступала, она обязательно в конечном счете проявляется в деятельности людей. Из действий людей слагается любая структура, любое отно­шение в обществе. Конечно, эти отношения не всегда осознаются людьми, не всегда осмысливаются, но за ними всегда выступают люди. В. И. Ленин писал, что «социолог- материалист, делающий предметом своего изучения опре­деленные общественные отношения людей, тем самым уже изучает и реальных личностей, из действий которых и сла­гаются эти отношения» 1. За структурой нельзя пе видеть человека как социальное существо.

Недопустимо абсолютизировать структуру, рассматри­вать ее как нечто абстрактное, самодовлеющее. Абсолюти­зация структуры, отрыв структуры от компонентов, суб­страта, взаимосвязей от того, что связывается, приобре­тающий общеметодологическое, мировоззренческое значе­ние, является гносеологической основой структурализма.

Еще раз подчеркиваем, что нет взаимосвязей без объек­тов связей, что структура «привязана» к компонентам и порождается ими.

В. Системно-функциональный аспект

Всякая система социального порядка активна, деятель­на, что проявляется прежде всего в ее функциях. Функции системы есть интегративный результат функционирования ее компонентов, тогда как функции этих последних — во многом результат воздействия на них общесистемных функций.

Функции выступают и как формы, способы проявления активности, жизнедеятельности системы и ее компонентов, формы поведения, способствующие сохранению компо­нентов и системы, как взаимосвязь, определяющая порядок включения компонентов, частей в целое. Зачастую функ­ции играют роль основы или условия возникновения новых компонентов. В этом случае компоненты являются мате­риализацией функций, результатом удовлетворения по­требностей системы в новых органах своего движения.

Функциональная зависимость имеет место между от­дельными компонентами данной системы; между компо­нентами и системой в целом; между системой в целом и другой, более широкой системой, компонентом которой она сама является. При этом одни компоненты функцио­нируют одновременно, рядом друг с другом, другие после­довательно, друг за другом. Иными словами, функции ком­понентов согласованы во времени и пространстве.

Функции компонентов по отношению к системе носят целесообразный характер, в противном случае компонент выпадает из системы, становится для нее инородным те­лом. Важно подчеркнуть, что функции «привязаны» к ком­понентам и осуществляются в рамках присущей системе структуры, внутренней организации. Поэтому изменения в природе компонентов, в характере их взаимодействия (то есть в структуре) с необходимостью вызывают соот­ветствующие изменения в функциях как самих компонен­тов, так и системы в целом.

Различают координацию и субординацию функций. Координация — согласование функций компонентов сис­темы по горизонтали. Например, координируют свою дея­тельность члены бригады, бригады в цехе, цехи на пред­приятии. Субординация ·— согласование функций по вер­тикали, подчиненность функций одних компонентов дру­гим и всех без исключения компонентов системе в целом.

Субординация функций указывает, во-первых, на осо­бое, специфическое место и неодинаковое значение каж­дого из компонентов в осуществлении функций системы, во-вторых, на то, что всякая данная система, интегрируя функции своих компонентов, сама выполняет определен­ную функциональную роль в другой, более объемной и сложной системе, компонентом которой она является.

C точки зрения функциональной субординации компо­нентов целостной системы К. Маркс рассматривал, напри­мер, процесс труда. Компонентами труда являются: сам труд как расходование рабочей силы, предмет труда, то есть объект, на который направлен человеческий труд, и средства труда, прежде всего орудия, при помощи кото­рых человек воздействует на предмет труда. Средства тру­да, их функции являются важнейшими в процессе труда; именно от них зависят функциональные особенности всех других элементов, мало того, экономическая эпоха в це­лом. «Экономические эпохи,— писал К. Маркс,— различа­ются не тем, что производится, а тем, как производится, какими средствами труда. Средства труда не только мери­ло развития человеческой рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд» 1.

Изменение орудий, средств труда приводит к измене­нию самого труда, трудовых функций людей, требует от них определенной квалификации, павыков. Поскольку по мере развития орудий труда рабочий передает машинам все большую часть своих функций по обработке предмета труда, его функции зависят от характера орудий, от того, какие функции и в какой мере способна «взять на себя» машина. C изменением орудий труда изменяется и пред­мет труда, поскольку с совершенствованием орудий объек­том обработки становится все больший круг все более раз­нообразных предметов, а в одном предмете — все большее разнообразие его сторон.

Марксистская диалектика не абсолютизирует функцио­нальные отношения, не ограничивается только ими, как это делают функционалисты типа Т. Парсонса, а идет даль­ше, глубже, вскрывая за функциональными причинные отношения. Между тем не всегда функциональные связи являются причинными. Главное же в исследовании сис­тем — выявление их социальной детерминированности, причинной обусловленности. Тщательный анализ функцио­

нальных связей с целью отыскания среди них причинно- следственных зависимостей — непременное требование системного подхода К. Маркса к явлениям социальной жизни.

Каждая из социальных систем заключает в себе слож­ный клубок, переплетение причинных связей, взаимодей­ствии. Одни компоненты таких систем причинно связаны с системой непосредственно, они более или менее прямо «отвечают» за те или иные характеристики системы. «От­ветственность» других компонентов за свойства системы имеет косвенный, опосредованный характер, а третьи вообще могут носить характер побочного эффекта. Тем не менее все компоненты, части системы, целого, сообразуют­ся с ним в своих функциях. «Часть,— писал В. И. Ленин,— должна сообразоваться с целым, а не наоборот» 1.

Естественно, что в столь сложном переплетении при­чинных связей имеют место как необходимые, так и слу­чайные причины. При изучении социальных систем всегда обнаруживается, что какое-то определенное отношение компонентов системы остается постоянным в широкой об­ласти изменений, которым компоненты подвержены. Это постоянство представляет собой внутренне присущую сис­теме необходимость. Вместе с тем эти необходимые при­чинные связи переплетаются со случайными воздействия­ми, проявляются через эти случайности. Отсюда наступ­ление того или иного следствия, являющегося результатом перекрещивания, столкновения необходимых и случайных взаимодействий, зачастую приобретает вероятностный ха­рактер. Учесть роль и значение случайных причин в со­циальной системе позволяют методы статистики и теории вероятностей.

Из сказанного вытекает, что системы социального по­рядка являют собой причудливый клубок функциональных и причинных отношений. Задача социологии в этой связи состоит в том, чтобы не ограничиваться анализом струк­туры или функций системы, а, используя научные методы, распутать присущий социальной системе сложнейший клу­бок причинных зависимостей, закономерностей функцио­нирования и развития системы.

Г. Системно-интегративный аспект

Одним из кардинальных аспектов системного подхода является вопрос о факторах системности, о тех механизмах,

которые обеспечивают сохранение качественной специфи­ки систем, их функционирование и развитие.

Наиболее общим, универсальным основанием системно­сти является материальное единство мира, присущие дей­ствительности диалектические принципы взаимосвязи и движения, которые, однако, модифицируются в различных областях действительности и в каждом конкретном типе систем обретают свою особую, специфическую форму.

Социальные системы относятся к классу самоуправляе­мых систем, то есть систем, которым присущи механизмы, факторы управления. Они-то и обеспечивают целостность системы, ее функционирование, совершенствование и раз­витие.

Управление — непременное, внутренне присущее свой­ство общества на любой ступени его развития. Это свой­ство имеет всеобщий характер и вытекает из системной природы общества, из общественного, коллективного тру­да людей, из необходимости общаться в процессе труда и жизни, обмениваться продуктами своей материальной и духовной работы. «Всякий непосредственно общественный или совместный труд,— писал К. Маркс,— осуществляе­мый в сравнительно крупном масштабе, нуждается в боль­шей или меньшей степени в управлении, которое устанав­ливает согласованность между индивидуальными работами и выполняет общие функции, возникающие из движе­ния всего производственного организма в отличие от дви­жения его самостоятельных органов» [31].

Управлению подвержено не только производство, но и социальная жизнь людей. Известно, что человек — явление социальное. Он всегда принадлежит к определенной обще­ственной системе (формации, классу, социальной группе), которая предъявляет к нему определенные требования, ставит его дела и поступки в известные (этические, а в классовом обществе еще и правовые и другие) рамки, со­ответствующие природе общества, господствующим в нем экономическим и иным общественным отношениям. Ду­ховная жизнь людей также немыслима вне организации, воздействия, контроля со стороны общества, вне регулиру­ющего воздействия различных социально-экономических, политических и культурно-идеологических факторов.

Вместе со становлением общества в нем сложились и действуют по сей день два типа, два механизма управляю­щего воздействия на общественную систему — стихийный

и сознательный. В случае стихийного механизма упорядо­чивающее, управляющее воздействие на систему является усредненным результатом столкновения, переплетения и перекрещивания различных, нередко противоречащих друг другу сил, массы случайных единичных актов. Это воздей­ствие пробивает себе дорогу как общая тенденция в слепой игре случая; оно автоматично по своей природе и не тре­бует вмешательства людей. Таков, например, рынок — главный регулятор капиталистической экономики. Именно рыночная стихия, случайная игра многочисленных актов купли и продажи на капиталистическом рынке, за которым как тенденция выступает закон стоимости, управляет про­изводством, регулирует общественное разделение труда, устанавливает в хозяйстве определенные пропорции, ко­торые, опять-таки в силу игры случая, вновь нарушаются и вновь устанавливаются. Сохранение качественной специ­фики капиталистической системы, определенного порядка, координации ее различных сфер, их воспроизведение по­средством действия стихийных рыночных сил — такова ос­нова механизма функционирования экономической систе­мы капитализма.

Наряду со стихийными, незапрограммироваппыми фак­торами в обществе на любой ступени его развития дейст­вуют сознательные факторы управления, связанные с це­ленаправленной деятельностью людей. Здесь постепенно формируются специфические общественные институты — субъекты управления, то есть системы органов и органи­заций, осуществляющих сознательное воздействие на сис­тему с целью достижения определенных результатов.

Сознательное управление, то есть обеспечение самими людьми порядка, урегулированности производства, всей общественной жизни, будучи необходимой принадлежно­стью всякого общества, является важнейшим проявлением активности человека, необходимой формой укрепления того или иного общества, его сохранения и совершенство­вания. «Урегулированность и порядок,— писал К. Маркс,— являются именно формой общественного упрочения данно­го способа производства и потому его относительной эман­сипации от просто случая и просто произвола» [32].

Как видно, сознательное управление призвано проти­востоять стихийным, автоматически действующим факто­рам управления. Причем речь идет об относительной эман­сипации, поскольку освободиться абсолютно от управляю­

щей силы случая общество не в состоянии, независимо от того, на какой стадии развития оно находится.

Важно отметить, что степень эмансипации каждого кон­кретного общества от стихийного воздействия случая, сила и эффективность его противодействия стихийным факто­рам неодинаковы. Они зависят от степени зрелости обще­ства, от присущих ему закономерностей и тенденций, от того, в какой мере эти закономерности и тенденции созда­ют возможности для проявления человеческой активности, допускают вмешательство человека, общественных инсти­тутов в общественные процессы.

Сознательное управление обществом приобретает, та­ким образом, конкретно-исторический характер. Границы управления, его содержание, цели и принципы зависят от сущности общества, от господствующих в нем экономиче­ских отношений, от характера социально-политического строя. В классовом обществе сознательное управление при­обретает классовый, политический характер. Оно осуще­ствляется в интересах класса, господствующего экономиче­ски. В соответствии со своими интересами господствую­щий класс (или группа классов) создает систему общест­венных институтов, органов и организаций, призванпых осуществлять воздействие на общество.

Сознательные факторы управления в процессе общест­венного прогресса претерпели глубокие изменения — от управления посредством эмпирических, из непосредствен­ного опыта полученных и передаваемых из поколения в по­коление традиций, обычаев в первобытном обществе до научного осмысливания общественных процессов и созна­тельного управления ими на научной основе в условиях социализма.

4.

<< | >>
Источник: Афанасьев Виктор Григорьевич. Общество: системность, познание и управление.— M.: Политиздат,1981.—432 с.. 1981

Еще по теме Внутреннее строение и функционирование системы и их исследование:

  1. Многообразие систем действительности и целей исследования — источник многообразия моделей
  2. 1.2 Философско-методологическая сущность понятия "система" в исследованиях политического лидерства и других сложных объектов социально-политической действительности
  3. § 5, Дополнение (схематическое изображение отношения и его строения)
  4. ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ИНТЕГРАЛЬНОГО БЫТИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВА
  5. § 4. Диалектика общества и природы: внутренний аспект
  6. САБОТАЖ ИСТОРИИ И ВНУТРЕННЯЯ ЭМИГРАЦИЯ ЛИЧНОСТИ
  7. 2. Внутренняя геополитика Европы - путь интеграции через компромисс и толерантность
  8. § 2. Развитие человеческой индивидуальности как внутреннее устремление истории
  9. Лидерство как процесс управления изменениями во внутренней и внешней среде организации
  10. 69. КЛАССИФИКАЦИЯ ГИПОТЕЗ ПО ОБЪЕКТУ ИССЛЕДОВАНИЯ