<<
>>

Среда марксистской диалектики как научной системы

Всякая система существует, функционирует и разви­вается в определенной, внешней по отношению к пей среде.

Марксистская диалектика как научная система не со­ставляет исключения.

И она существует в определенной внефилософской среде. В этой среде диалектика находит собственное эмпирическое, теоретическое и практическое обоснование, черпает материал для конкретизации, уточ­нения, совершенствования и развития присущих ей ком­понентов, структуры, функций, служит основанием для введения в самое себя новых элементов и их взаимосвязей, новых функций.

Эту внефилософскую среду марксистской диалектики как системы прежде всего составляют частные науки о природе, обществе и мышлении (науки естественные, общественные и гуманитарные).

Достижения частных наук, их обобщепие —одно из важных обоснований марксистской диалектики. Вне этих достижений эта последняя была бы невозможна.

Законы диалектики действуют везде и всюду, будь то неживая природа, живые организмы, общество, человек и его мышление. Но свою универсальность эти законы при­обрели главным образом потому, что они в «снятом» виде отразили, выразили бесчисленный сонм законов, вскры­тых частными науками. Ведь все эти пауки — науки о конкретных формах материи и сознания, взаимной связи и развития процессов и явлений, движения, пространства и времени и многих других, тех самых формах, знания о которых обобщил, интегрировал диалектический материа­лизм, выразил в cπcτoλie универсальных законов и кате­горий.

Взяв многое, если не все, из частных наук, марксист­

ская диалектика не осталась у пих в долгу: она приоб­рела великий статус теории и методологии всякого част­ного научного познания. Любой науке, любому подлин­ному ученому она дала единственно правильный путь в научных изысканиях.

Вместе с тем марксистская диалектика не есть некий волшебный ключ, открывающий все и всяческие двери в научном познании.

Она не избавляет ученого, специали­ста от овладения частным, конкретным знанием. Она только помогает овладеть этим знанием и использует это знание для собственного обогащения. Диалектический ма­териализм может служить и служит теорией и методом только потому, что стоит на уровне современного знания, потому, что, как губка, это знание впитывает. В против­ном случае он был бы неинтересен, ненужен ученому, спе­циалисту.

«Современный ученый,— писал П. В. Копнин,— хотел бы от философа не просто получить совет: «читай «Капи­тал» К. Маркса и там найдешь систему диалектических категорий». В дополнение к этому весьма полезному со­вету он хотел бы иметь систему категорий диалектического мышления в чистом, логическом, виде, причем уже такой, которая бы учитывала уровень развития современного научного знания, происшедшие в последнее время изме­нения в его структуре, в формах получения теоретических построений и способах их доказательства. Не учитывать эти изменения в характере и устремлениях современного научно-теоретического мышления нельзя, иначе построен­ная система категорий, логика, не будет работать в науке, способствовать достижению новых результатов» [104].

Диалектический материализм «работает в науке» толь­ко потому, что органически, неразрывно с ней связан. А. И. Герцен сравнивал философию с могучим стволом дерева, а науку и ее многочисленные отрасли — с его вет­вями. Подобно тому как дерева не бывает без ствола и ветвей, так немыслимы друг без друга наука и философия. Отнимите ветви, писал Герцен,— останется мертвый пень, отнимите ствол —ветви распадутся.

Очень и очень точно сказано: философия —опора науч­ного знания, его теория и метод. Но сама философская система, марксистская диалектика выступает и как ком­понент более обширной системы —системы всего паучного знания.

В. Г. Афанасьев

ИЗ

Вопрос о среде, границах между марксистской диалек­тикой как системой и ее средой, и прежде всего частными науками,— вопрос весьма важный, но вместе с тем и слож­ный.

Его сложность обусловлена тем, что наряду с фило­софией свойством всеобщности обладают и некоторые частные науки, в особенности математика и кибернетика. Есть немало попыток решить этот вопрос. Подробно про­анализировав эти попытки, П. В. Алексеев приходит к выводу, что критерий философичности тех пли иных категорий связан не только с предметом изучения (все­общ ли предмет), по и с системой диалектики. И это естественно, ведь любой компонент материалистической диалектики есть часть ее целостной системы. И если ка­кое-то понятие претендует па то, чтобы войти в систему философии, оно должно нести в себе ее признаки, выпол­нять определенную философскую функцию. «Иначе гово­ря, в реализации предметного критерия важная роль при­надлежит системе... Критерий философичности категорий неразрывно связан с предметом изучения и с научной системой; по своему существу и направленности он есть объектно-системный критерий» 1.

О неразрывной, подчас неразличимой, связи, взаимо­действии философии и частных наук, об их диалектиче­ском единстве свидетельствует и тот факт, что наряду с конкретно-научными (присущими частным, специальным паукам) и философскими понятиями имеются общена­учные понятия, являющиеся переходными от научных к философским понятиям, категориям. Как отмечает

Э. П. Семенюк[105][106], эти понятия характеризуются синтезом, переплетением свойств философских и специально-науч­ных категорий. Таковы понятия «система», «структура», «информация», «модель» и многие другие. Эти понятия отличаются чрезвычайно высоким уровнем обобщения и абстрагирования, они в принципе применимы во всех сферах научного познания. Однако они не являются необ­ходимым инструментом общечеловеческого мышления, не обладают логической и гносеологической универсально­стью, как категории философии. Вместе с тем эти катего­рии (каждая в отдельности или вместе с некоторыми дру­гими) являются орудием специфического общенаучного

по характеру подхода к познанию самых различных обла­стей действительности.

И хотя пока нет еще полной ясно­сти о статуте общенаучных категорий и основанном на них общенаучном подходе в познании, можно полагать, что они представляют собой свидетельства постепенного перерас­тания научных категорий в философские, конкретное про­явление процесса становления новых философских кате­горий.

Этот процесс продиктован изменением самого харак­тера современной науки, все большей интеграцией наук, возрастанием роли синтеза, системного подхода к изуче­нию действительности, математизацией знания и т. д. В результате паука формирует множество понятий исклю­чительно большой степени общности, понятий, с успехом используемых в самых различных науках, понятий, при­ближающихся по степени общности к философским. Тен­денция тяготения специальных наук, естествознания к марксистской философии, о которой писал еще В. И. Ле­нин, в наше время проявляется особенно отчетливо, и общенаучные понятия есть конкретная форма интеграции пауки и философии.

Марксистская философия озаряет светом всеобщности специальные, как общественные, так и естественные, пау­ки. Отражая и преломляя этот свет, специальные пауки питают философию результатами этого отражения п пре­ломления.

Второй элемент внешней, впефилософской среды диа­лектического материализма — общественно-историческая практика человечества. Практика — основание оснований. Основание частных наук, которые наполняют содержание законов и категорий диалектики, и основание самой мар­ксистской диалектики, поскольку практика, активная деятельность людей по преобразованию природы и обще­ства, прежде всего труд, производственная деятельность людей, составляет исходный пункт, основу всякого знания, и философского и внефилософского, является единствен­ным критерием истинности того и другого.

Марксистская диалектика вобрала в себя, обобщила, синтезировала не всякое знание, а лишь то, что подтверж­дено практикой. На основе практики, практических по­требностей возникло и развивается всякое познание. Практика ставит перед познанием определенные задачи и способствует решению этих задач.

Практика вооружает познание приборами, инструментами, оборудованием, а они — продукт основного вида практики — материального

производства. Правда, для собственно философского зна­ния приборы и инструменты не нужны, по они необходимы для знания нефилософского, частною, на основе которого строится система марксистской диалектики.

В сущности законы, категории марксистской диалек­тики выросли из практики. Соприкасаясь в процессе тру­да, практической деятельности с предметами, процессами и явлениями действительности, познавая их, человек вы­делил в них самое существенное, общее, непреходящее, а результаты выделения, с помощью и посредством частных наук, фиксировал в философских понятиях, категориях диалектики.

Практика, производственная, общественно-политиче­ская деятельность,— не только важное, если не важнейшее обоснование марксистской диалектики как системы, но и неисчерпаемый источник ее пополнения новыми вывода­ми и положениями.

К практике как элементу внешней среды системы мар­ксистской диалектики весьма близко примыкает и повсе­дневный опыт людей. Этот опыт, конечно, эмпиричен, но ведь без эмпирики нет и не может быть ни частного, ни философского знания. Эмпирическое является источником собственно философского знания, полученного в непо­средственном живом созерцании (ощущениях, восприя­тиях), а тем более впефилософского знания, являющегося важным источником знания философского.

К тому же повседневный опыт людей вместе с обще­ственно-политической практикой и частными гуманитар­ными пауками формирует еще один элемент внешней среды системы марксистской диалектики — формы обще­ственного сознания. Эти формы —немаловажпое обосно­вание философской системы, источник ее обогащения, развития.

Являясь отражением общественного бытия, обществен­ное сознание представляет собой совокупность идей, тео­рий и взглядов социальных чувств, привычек и нравов людей. Оно содержит в себе общественное и индивидуаль­ное сознание, общественную психологию и идеологию. Оно существует и проявляется в различных формах — политических и правовых идеях, морали, искусстве, рели­гии.

Даже наука, как результат научных исследований, является формой общественного сознания.

Особенно велико влияние на философскую систему политических идей, политического сознания. Марксист­ская диалектика —паука, как мы уже говорили, партий-

пая, политическая. Она — порождение конкретной эконо­мической и социально-политической эпохи, определенного класса, а потому выражает требования этой эпохи, инте­ресы определенного класса.

Привнесение в систему диалектики интересов, потреб­ностей рабочего класса, принципа партийности придает ей боевой, революционно-преобразующий характер. При­страстность, партийность марксистской диалектики — важ­ный фактор ее целостности как системы, поскольку пар­тийность являет собой тот фокус системы, в котором воп­лощается ее научность.

Анализ внешней, внефилософской среды системы мар­ксистской диалектики наглядно показывает ее «откры­тость», ее необычайную способность впитывать в себя, ассимилировать новейшие достижения науки, материаль­ной и духовной практики людей, их повседневного опыта.

4.

<< | >>
Источник: Афанасьев Виктор Григорьевич. Общество: системность, познание и управление.— M.: Политиздат,1981.—432 с.. 1981

Еще по теме Среда марксистской диалектики как научной системы:

  1. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ МАРКСИСТСКАЯ ДИАЛЕКТИКА КАК СИСТЕМА
  2. Специфика диалектики как системы
  3. Структура, функции и среда научной теории
  4. Становление и развитие марксистской диалектики
  5. § 1. «Ценность» как проблема в марксистской философии
  6. 1. ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ ЛОГИКИ В СИСТЕМЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ
  7. Лекция седьмая Органическое и неорганическое. Органические системы. Неорганичность научного мышления. Его влияние на развитие личности
  8. Бессилие научного метода перед темпоральностью бытия как исходная посылка философской герменевтики
  9. 2 ЛИДЕРСТВО В ПОЛИТИКЕ КАК СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА
  10. 11. МЕТОД ОСТАТКОВ КАК МЕТОД НАУЧНОЙ ИНДУКЦИИ
  11. 60. МЕТОД СОПУТСТВУЮЩИХ ИЗМЕНЕНИЙ КАК МЕТОД НАУЧНОЙ ИНДУКЦИИ
  12. 58. МЕТОД СХОДСТВА КАК МЕТОД НАУЧНОЙ ИНДУКЦИИ
  13. 59. МЕТОД РАЗЛИЧИЯ КАК МЕТОД НАУЧНОЙ ИНДУКЦИИ
  14. Глава 6. ПРОБЛЕМА ЦЕННОСТЕЙ В СОВЕТСКОЙ МАРКСИСТСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ЭТИКЕ
  15. Лекция тринадцатая Продолжение обсуждения проблемы нравственности и личностного «Я». Работа А. Н. Леонтьева «Деятельность. Сознание. Личность» как пример научного подхода к проблеме личности