<<
>>

Специфика диалектики как системы

Попытки разработать философские системы предпри­нимались задолго до К. Маркса. Однако это были, как пра­вило, стремления создать умозрительные системы, безот­носительные к объективной действительности, да к тому же еще претендующие на законченность, непогрешимость, на абсолютную истину.

Последней из этого рода систем была философия Гегеля, в основу которой была положена абсолютная идея — некое мистическое, безличное созна­ние, являющееся началом и концом всего и вся. Гегель провозгласил свою систему венцом человеческой мысли, истиной в последней инстанции, средством разрешения всех и всяческих проблем и противоречий. Между тем, пи­сал Ф. Энгельс, «требовать от философии разрешения всех противоречий, значит требовать, чтобы один философ сде­лал такое дело, какое в состоянии выполнить только все человечество в своем поступательном развитии. Раз мы поняли это,— а этим мы больше, чем кому-нибудь, обя­заны Гегелю,— то всей философии в старом смысле слова

Ленин В. И. Поля. собр. соч., т. 29, с. 321.

приходит конец... Гегелем вообще завершается философия, с одной стороны, потому, что его система представляет собой величественный итог всего предыдущего развития философии, а с другой — потому, что он сам, хотя и бессо­знательно, указывает нам путь, ведущий из этого лаби­ринта систем к действительному положительному позпа- нию мира» [87].

Именно квинтэссенцией, обобщением положительного, действительного познания мира и является марксистская диалектика.

Является ли, однако, диалектика системой, научной си­стемой?

Системность науки, знания вообще не вызывает сом­нений. Любая частная наука — это система принципов и закономерностей, аксиом и теорем, теорий и гипотез, понятий, суждений и умозаключений. Это совокупность неразрывно связанных, вытекающих одна из другой, кон­кретизирующих одна другую логических форм, конечное обоснование которых — во вне, в практике, в объектив­ной действительности.

Даже самые абстрактные, почти неуловимые для мышления и тем более чувств системы, в особенности математические, не есть плод только разума человеческого, не есть только сама себя обосновывающая стихия абстракций. Истоки ее, ее обоснования, ее компо­ненты, структура, функции — не в ней самой, а опять-таки в действительности, в практике.

Сложнее обстоит с самой абстрактной и самой всеоб­щей из наук — диалектическим материализмом. За этой паукой ее противниками порой признается функция мето­да, но ее системность начисто отрицается (Р. Карнап, Г. Рейхенбах, Т. Адорно, Г. Маркузе и другие). Доводы самые различные: и неверие в возможность выразить бес­предельность, бесконечность и неисчерпаемость объектив­ного мира в логике категорий; и утверждение, что в кате­гориях, понятиях теряется, «исчезает» материальность мира; и оценка систематизации категорий как формаль­ного, отвлеченного от содержательной стороны дела, за­нятия; и утверждение, что создание философской систе­мы — дело прошлое, бесперспективное, отвергнутое разви­тием пауки и практики (системы Канта, Гегеля и др.), что оно представляет собой шаблонизацию, «стандартизацию» и т. и. знания; и ссылки на К. Маркса, Ф. Энгельса,

В. И. Ленина, которые якобы выступали против философ­ских систем, и т. д. и т. п.1

Между тем системность — непременный атрибут вся­кой науки. Наука изучает закономерности функциониро­вания и развития объективной действительности и их от­ражения в сознании человека. Но всякий закон есть отно­шение, причем отнюдь не случайное, преходящее, а повторяющееся, существенное, необходимое. Значит, даже отдельно взятый закон выражает системность, взаимосвязь и взаимодействие массы явлений и процессов. Но посколь­ку данная совокупность явлений и процессов, выраженная, отраженная в данном законе науки, связана, взаимодейст­вует с другой совокупностью, отраженной другой катего­рией, другим законом науки, эти законы, категории столь же взаимосвязаны. Эта взаимосвязь, взаимодействие за­конов и категорий, отражающих взаимосвязь, взаимодей­ствие объективных явлений и процессов, близких, однопо­рядковых по своей сущности, и образует ту или иную науку, которая обязательно выступает как система.

Разумеется, система науки, знания не совпадает с си­стемой, объективно существующей. Система знаний, как мы уже говорили, беднее, проще, нежели сама система, которую знание, наука отражает. Но пи одна наука в своих понятиях, категориях, в их системе не может выйти за пределы многообразия реальной системы, поскольку пос­ледняя неисчерпаема. Задача любой науки как системы категорий состоит в том, чтобы возможно полнее, адекват­нее отразить системность объекта, который наука отра­жает.

Сказанное в полной мере относится и к диалектическо­му материализму как системе наиболее общих, универ­сальных принципов, законов и категорий, интегрирующих и направляющих развитие частных научных систем.

Марксистская диалектика — целостная система логи­ческих форм со специфическим набором компонентов, оп­ределенной структурой, функциями, взаимосвязями со средой, причем система открытая, развивающаяся[88][89]. При

этом принципы систематизации диалектики могут быть различными, в чем, разумеется, нет ничего удивительного. В самом деле, логические формы можно упорядочить по- разному. И это потому, что по-разному можно взглянуть на системность объективной действительности, которую диалектика отражает. Действительность насчитывает мно­жество системных «срезов», соответственно И MHOHieCTBO отражений этих «срезов» в системе диалектического ма­териализма.

Зачастую выделяют два основных способа построения систем материалистической диалектики — онтологический и логико-гносеологический. В первом случае за основу бе­рется движение самой объективной действительности (от вещи к свойствам и отношениям и т. д.), во втором — дви­жение мысли, отражающее объективное движение (от явления — к сущности, от чувственно-конкретного — к абстрактному, а от него — снова к конкретному, но вобрав­шему в себя все богатство абстрактного, и т. д.). Оба спо­соба имеют право на существование, поскольку и тот и другой выражают реальную целостность: первый — це­лостность объективной действительности, второй — дейст­вительности субъективной, логической.

(Это — тоже реаль­ность, действительность, ведь абстракции, категории, законы науки отнюдь не миф, не выдумка, не иллюзия.)

В этой связи обвинения по адресу одних философов в онтологизме, забвении логико-гносеологических аспектов действительности, а других — в гносеологизме, забвении объективных сторон действительности, нам представляют­ся необоснованными, надуманными. Если ты гпосеолог, ло­гик, если твои устремления, исследования направлены на логико-гносеологические проблемы, значит, ты чуть ли не идеалист. Если ты онтолог, сосредоточивший свое внима­ние на объективной (вне сознания человека существую­щей) действительности, то ты чуть ли не вульгарный ма­териалист.

Пожалуй, самая главная, самая трудная задача иссле­дователей-марксистов, работающих над систематизацией Диалектики, состоит в том, чтобы органически связать он­тологическое и гносеологическое в диалектическом мате­

риализме. Это удалось сделать пока па уровпе учебников и учебных пособий, где порой с издержками, неизбежны­ми упрощениями диалектический материализм излагается как система категорий, в которой изложение систем идет от понятия материи, в том числе и социальной, закономер­ностей ее движения (онтология), к понятию мышления, закономерностям его движения, к диалектической логике. Специфически конструируются системы диалектического материализма для биологов, физиков, химиков, историков и других специалистов, в которых акцент делается на кате­гориях, наиболее близких, понятных, необходимых, рас­пространенных именно в данной науке. Для биологов — понятие эволюции, а для историков — революции, хотя и то и другое суть различные формы движения материи. Для биологической науки наиболее типична эволюция, для социальной — революция. Для физиков — движение, причинность, для химиков — дискретность, спонтанность И Т. д.

Во всем этом, как метко заметил П. В. Алексеев, «про­является принцип «многообразие в единстве» — единство на основе марксистско-ленинской партийности, материа­лизма и диалектики.

Такое единство — антипод стандар- тивизму; такое многообразие — антипод «плюрализму» [90].

Систематик-диалектик, материалист нетерпим к много­образию, «плюрализму» в смысле уступок идеализму и метафизике. В то же время он нетерпим и к однообразию, «монизму» в смысле уступок догматизму, вульгаризации, стандартизации. Мир, объективная действительность, об­щество многообразны, «многолики». Они системны, цело­стны, но далеко не однозначны, не «безлики». Стало быть, система материалистической диалектики не может быть однозначной, одноликой.

Однако при всем этом марксистская диалектика отнюдь не субъективная, не формальная, а объективная по своему источнику, происхождению и назначению, содержатель­ная система, суть которой — пе в формальной связи, взаи­модействии мыслительных форм, а именно содержатель­ность этих последних, их «наполненность» результатами обобщения достижений науки и практики. Это система «работающая», являющаяся мощным орудием познания и преобразования действительности.

Поскольку основным отношением объективной действи­тельности является отношение материи и сознания, объек­

та и субъекта, это отношение является основным содер­жанием философии, ее основным вопросом. Это отношение в философской системе выражается в основном вопросе философии и его диалектико-материалистическом решении, в принципах всеобщей взаимосвязи и развития и вытекаю­щих из этих принципов законах и категориях. Это отно­шение человека и общества с природой, которая все шире вовлекается в сферу жизнедеятельности общества, общест­венных отношений. Это все возрастающая активность че­ловека, проявляющаяся в его познавательной и практиче­ской деятельности.

Диалектика, повторяем, многогранна. Ее определяют как науку о всеобщей взаимосвязи предметов и явлений, как науку о всеобщем движении, развитии, как логику и как теорию познания и т. д. Однако при всем многообра­зии аспектов, срезов диалектики эти аспекты являются отнюдь не некими самостоятельными сущностями, теория­ми, а органическими компонентами диалектики как единой теории, теоретической системы.

«Выделение тех или иных сторон и аспектов материалистической диалектики, если они берутся независимо друг от друга и превращаются как бы в автономные части,— пишет JL Ф. Ильичев,— может привести к утрате внутренней связи всех сторон и граней материалистической диалектики, к размыванию ее пред­мета как пауки. Лишь рассматривая различные стороны материалистической диалектики в единстве и взаимосвязи, можно двигаться по пути все более глубокого раскрытия ее содержания как цельного миропонимания, стоящего на уровне науки» [91].

Фактором интеграции, объединения всех аспектов, принципов, законов, черт и граней марксистской диалек­тики как теоретической системы является практика — ма- териально-преобразующая, революционно-созидательная деятельность человека. Именно на основе практики воз­никла и развивается материалистическая диалектика. На основе практики ее принципы, законы, грани обретают истинность, свое соответствие с действительностью. Имен­но практика утверждает единство материального и иде­ального, онтологического и гносеологического, историче­ского и логического, объективного и субъективного, при­родного и общественного, человеческого. Благодаря прак­тике диалектика обретает не только теоретическую и ме­

тодологическую, но и революциопно-преобразующую функцию.

Материалистическая диалектика свой системный облик обрела только в марксизме-ленинизме, который преодолел односторонность, узость «чистого» онтологизма, гносеоло- гизма и логицизма, созерцательность предшествующей ей философии, осуществил на основе практики синтез диа­лектики и материализма.

Марксистская диалектика как научная система являет­ся наукой, которая на основе материалистического реше­ния основного вопроса философии раскрывает наиболее общие законы функционирования и развития материаль­ной действительности, пути ее познания и революционного преобразования. Философия марксизма — диалектико-ма­териалистическая философия. Она является материалисти­ческой потому, что при решении основного вопроса фило­софии исходит из первичности материи, бытия и вторичпо- сти сознания. Она признает материальность мира и его познаваемость, рассматривает мир таким, каков он есть на самом деле. Марксистская философия является диалекти­ческой потому, что рассматривает материальный мир и формы его отражения в сознании человека в постоянном движении, развитии, обновлении. Теория и метод в фило­софии марксизма являются диалектико-материалистиче­скими.

Известно, что законы функционирования и развития материального мира изучают и частные науки, однако каждая из них занимается определенной областью дейст­вительности: физика — теплотой, электричеством, магне­тизмом и другими физическими процессами; химия — про­цессами химического превращения веществ, биология — процессами, протекающими в растительных и животных организмах, и т. д. Законы этих наук характеризуют раз­витие только данной области действительности и не могут объяснить другие области. В отличие от частных систем знания образующие марксистскую диалектику принципы, законы, категории обладают всеобщностью, онтологиче­ской и логико-гносеологической универсальностью. Имен­но в силу этого качества они имеют и общенаучное мето­дологическое значение. В этом — одна из важных особен­ностей марксистской диалектики как научпой системы, ее отличие от всех других научных систем.

Предметом частных наук являются конкретные систе­мы (механические, физические, химические, биологиче­ские, социальные, логические и т. д.). И марксистская диа-

лектпка изучает эти системы, однако с позиций присущих им всеобщих, обязательных для всех этих систем законо­мерностей.

Кроме того, и в этом тоже заключается важная осо­бенность марксистской диалектики как системы, опа изу­чает мир как целое.

Природа, окружающий человека мир обладает некото­рыми атрибутами целостной системы. Как и всякая дру­гая система, природа, мир в целом, многокомпонентна, имеет структурные свойства, общие принципы организа­ции, которые и отражаются законами и категориями марк­систской диалектики. Природа противоречива, разнока­чественна, разнородна, что также сближает ее с любой другой целостной системой.

Как и любая система, природа, по крайней мере изве­стная человеку ее часть, иерархична, то есть представляет собой восходящую лестницу систем различной степени объема, сложности и организации, причем каждая преды­дущая ступень этой лестницы является компонентом си­стемы, стоящей на ступеньку выше (земля — солнечная система, галактика — метагалактика и т. д.).

Мир в целом, вселенная как система обладает особыми интегративными качествами, не присущими ни одной из образующих его подсистем,— вечностью во времени и бес­конечностью в пространстве. Преемственность, генетиче­ская связь исторически преходящих компонентов мира, образует в конечном счете вечность вселенной во времени, а ее пространственная бесконечность слагается из бесчис­ленного количества пространственно ограниченных ча­стей.

Здесь, однако, мы вступаем в область существенных различий между природой как системой и конкретными целостными системами. Всякая конкретная целостная си­стема ограничена в пространстве, имеет начало и конец во времени, тогда как природа, вселенная представляет собой единственную реальную вечность и бесконечность. Каждая конкретная система, какой бы многокомпонент­ной она ни была, обладает конечным числом образующих ее частей, в то время как вселенная обладает бесчислен­ным множеством компонентов. Любая конкретная система имеет внутренние и внешние связи. Что же касается все­ленной, то при бесчисленном количестве внутренних свя­зей она не обладает внешними связями, ибо, будучи бес­конечной, она не имеет ни границ, пп каких-либо внешних отношений.

В. у. Афанасьев

97

Говоря о различии между конкретной целостной систе­мой и системой мира по характеру связей образующих их компонентов, следует отметить, что внутренние связи ком­понентов вселенной качественно отличны от внутренних взаимодействий, присущих конкретной системе. В конкрет­ной системе имеют место координация и субординация частей, их функциональная и генетическая зависимость, особые интегративные (в биологических и социальных си­стемах — управленческие) факторы, обеспечивающие их целостность. В результате изменения одних частей в конк­ретной системе с необходимостью происходят те или иные изменения других частей, причем эти изменения не носят произвольного характера, а протекают по определенным, присущим данному целому законам. Эти изменения лока­лизованы в пространстве, имеют вполне определенную длительность и вполне определенную пространственно- временную направленность.

Что касается вселенной, то она не обладает строгой координацией, а тем более субординацией присущего ей бесчисленного множества компонентов. В ней нет пи регу­лирующего центра, ни другого какого-либо интегрирующе­го фактора, кроме материального единства мира, нет ни главных, ни второстепенных участков, нет преобладающих направлений, преимущественных систем и т. д. Связь между образующими вселенную системами, достаточно удаленными друг от друга, не имеет функционального и генетического характера. Всякий конкретный тип системы во вселенной, всякий уровень организации материи разви­вается по своим особым законам, обладает специфической пространственно-временной организацией, своим особым ритмом времени. В силу отсутствия единой функциональ­ной связи между бесчисленными компонентами вселенной ей не свойственно единое поступательное прогрессивное развитие. «...Во вселенной,—пишет С. Т. Мелюхин,— от­сутствует единая функциональная связь между всеми ее элементами, та связь, наличие которой является непре­менным условием для поступательного развития всякой системы. Поэтому всю вселенную можно рассматривать как совокупность бесконечного множества относительно автономных систем, каждая из которых хотя и связана с другой, по обладает самостоятельностью в своем разви­тии» [92].

Отсутствие функциональных и генетических связей между всеми бесчисленными телами вселенной вовсе не означает, что между ними отсутствует всякая взаимосвязь, всякое взаимодействие. Каждое тело обладает определен­ным полем, которое не имеет строго определенных границ и обладает тенденцией к бесконечному распространению в пространстве. К тому же каждое тело связано с каждым другим через целую серию промежуточных звеньев, опо­средствовании. В результате компоненты бесконечной все­ленной оказывают друг на друга определенное (прямое или опосредствованное) воздействие. Вот почему даже при отсутствии непосредственного контакта каждого объекта вселенной можно рассматривать ее природу как специфи­ческую систему, как единое связное целое. В материальной действительности, писал В. И. Ленин, имеют место связи всего со всем. «...Отношения каждой вещи (явления etc.) не только многоразличны, но всеобщи, универсальны. Каж­дая вещь (явление, процесс etc.) связаны с каждой»1.

«Вся доступная нам природа,— писал Ф. Энгельс,— образует некую систему, некую совокупную связь тел, при­чем мы понимаем здесь под словом тело все материальные реальности, начиная от звезды и кончая атомом и даже частицей эфира, поскольку признается реальность послед­него» [93][94].

Наличие «единства и связи, взаимозависимости и цель­ности мирового процесса» [95]отмечал В. И. Ленин.

Мир, вселенную, природу как систему в плане прису­щих ей всеобщих закономерностей и принципов, универ­сального взаимодействия, всеобщей связи и движения, развития и изучает марксистская диалектика. Отражая си­стему мира, она сама не может не быть системой.

Перед марксистской диалектикой, всеми науками о природе и обществе и мышлении стоит задача отразить мир как целое возможно более глубоко и всесторонне, от­крыть законы вечного движения и всеобщей взаимосвязи предметов и явлений мира в каждой отдельной области действительности. Вместе с тем эта задача, достижепие абсолютной истины во всем ее объеме, полное раскрытие совокупности находящихся в систематической связи про­цессов действительности, не может быть решена ни на каком конкретном этапе развития философии и науки.

«Уразумение того, что вся совокупность процессов при­роды находится в систематической связи,— писал Ф. Эн­гельс,— побуждает пауку выявлять эту систематическую связь повсюду, как в частностях, так и в целом. Но вполне соответствующее своему предмету, исчерпывающее науч­ное изображение этой связи, построение точного мыслен­ного отображения мировой системы, в которой мы живем, остается как для нашего времени, так и на все времена делом невозможным. Если бы в какой-нибудь момент раз­вития человечества была построена подобная окончатель­но завершенная система всех мировых связей, как физи­ческих, так и духовных и исторических, то тем самым об­ласть человеческого познания была бы завершена, и даль­нейшее историческое развитие прервалось бы с того мо­мента, как общество было бы устроено в соответствии с этой системой,— а это было бы абсурдом, чистой бессмыс­лицей. Таким образом, оказывается, что люди стоят перед противоречием: с одной стороны, перед ними задача — познать исчерпывающим образом систему мира в ее сово­купной связи, а с другой стороны, их собственная приро­да, как и природа мировой системы, не позволяет им ког­да-либо полностью разрешить эту задачу. Но это противо­речие не только лежит в природе обоих факторов, мира и людей, оно является также главным рычагом всего умст­венного прогресса и разрешается каждодневно и посто­янно в бесконечном прогрессивном развитии человече­ства...» 1

2.

<< | >>
Источник: Афанасьев Виктор Григорьевич. Общество: системность, познание и управление.— M.: Политиздат,1981.—432 с.. 1981

Еще по теме Специфика диалектики как системы:

  1. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ МАРКСИСТСКАЯ ДИАЛЕКТИКА КАК СИСТЕМА
  2. Среда марксистской диалектики как научной системы
  3. 2 ЛИДЕРСТВО В ПОЛИТИКЕ КАК СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА
  4. Раздел 1. СУЩНОСТЬ И СПЕЦИФИКА ЦЕННОСТЕЙ
  5. 1. Специфика изучения мысли ранних пифагорейцев
  6. Специфика доксографии и краткий обзор академического изучения раннего пифагореизма
  7. Компоненты, структура и функции диалектики
  8. § 3. Диалектика общества и природы: внешний аспект
  9. Социальный трагизм «негативной диалектики»
  10. §1. Логико-философские основания трансцендентальной диалектики
  11. Становление и развитие марксистской диалектики
  12. § 2. Диалектика конкретно-единичного человека и общества
  13. § 4. Диалектика общества и природы: внутренний аспект
  14. Диалектика нигилизма
  15. § 5. Диалектика необходимости и свободы общественного труда
  16. Диалектика «возвышения потребностей» и революционность рабочего класса