<<
>>

Основные подходы к пониманию сущности лидерства

Феномен лидерства с древности притягивал к себе внимание ис­следователей, пытавшихся обосновать роль выдающейся личности, политического деятеля в истории. Определений лидерства в совре­менной социально-психологической, социологической литературе, в монографиях и пособиях по менеджменту достаточно много: их «при­мерно столько, сколько и людей, пытающихся дать это определе­ние»[6].

Ряд авторов, фактически, отождествляет лидерство с руковод­ством; другие, подчёркивая отличия, делают акцент на значении это­го феномена для личности, организации и общества. C позиций атрибутивных теорий, лидерство - только власть, которую одни инди­виды имеют над другими. Харизматическое лидерство объясняется как влияние посредством экстраординарных способностей. В трансак­ционных концепциях лидерство рассматривается как прояснение це­лей, ролей и мотивирование последователей, а трансформационные теории описывают его как обеспечение индивидуальной значитель­ности, интеллектуальное стимулирование и владение харизмой[7].

На формирование личности любого индивида, и лидер здесь не исключение, влияет целый ряд факторов. Источниками человечес­кого развития принято считать биологические, психологические, со­циокультурные и ситуационные факторы[8]. Индивидуальность каж­дого объясняется уникальной комбинацией этих факторов.

К субъективным факторам лидерства можно отнести особен­ности личности лидера и его последователей, их психологические черты, способности и возможности, развивающиеся на основе инди­видуальных анатомо-физиологических (в т.ч. наследственно приоб­ретенных) особенностей под воздействием социальной среды. Вы­бор друзей, круга общения, образовательного учреждения - места учёбы, организации - места работы, т.е. социального окружения, оказывающего воздействие на индивида, во многом зависит от него

самого. Самообразование и самовоспитание, влияя на личность и её индивидуальный опыт, также оказываются факторами субъектив­ного порядка.

К объективным факторам лидерства отнесём условия, в ко­торых идёт развитие лидерского потенциала: особенности эпохи, стра­ны (социально-экономический и культурно-политический контекст, культура общества), социальной группы, организации (опыт группо­вого взаимодействия, культура организации). Объективные факто­ры влияют на складывание ситуаций, требующих проявления тех или иных лидерских характеристик.

В зависимости от того, какая роль отводится каждому из них как источнику лидерского потенциала, можно выделить несколько под­ходов к природе лидерства·, биологический или физикалистский; социобиологический; психологический; социально-психологический; социологический; философский.

Биологический подход объясняет любые социальные явления ис­ключительно в понятиях биологии. Так, лидерство рассматривается как проявление доминирования, присущего многим биологическим видам, в т.ч. и человеку. Как трансформированный биологический можно рассматривать социобиологический подход, утверждающий первенство биологических факторов над социальными. На психоло­гических особенностях лидеров и ведомых - их качествах, чертах характера, сфокусирован психологический подход. Некоторые иссле­дователи не проводят границу между биологическими и психологи­ческими факторами, утверждая их идентичность[9]. Сторонники со­циально-психологического подхода к лидерству акцент ставят на осо­бенностях взаимовлияния и взаимодействия лидера и последователей. Близок с социально-психологическому социологический подход, де­лающий ударение на групповой работе, в условиях которой проходит жизнь индивида. Ряд зарубежных психологов и социологов испытали влияние экзистенциализма и феноменологии[10]. Часть работ выпол­нена под воздействием лингвистической философии. На американс­ких исследователей большое влияние оказывает прагматизм. По­пытки учёта различных сторон лидерского феномена, развивающе­

гося в условиях постоянных социальных изменений, предпринима­ются в философии. Как светские, так и теологические концепции, рассматривая жизнь человека в сложном мире, предполагают акси­ологический анализ лидерства, выделение этической составляющей лидерского феномена.

В чистом виде выше обозначенные подходы к пониманию сущ­ности лидерства, как правило, не существуют: многие авторы нахо­дятся под влиянием нескольких теорий, концепций, да и сами подхо­ды испытывают влияние друг друга.

C позиций биологического и социобиологического подходов, природу лидерства определяют наследственность, доминантность, стремление к власти. Борьба за выживание рассматривается как закон природы, а стремление к лидерству - как желание опередить других, быть над ними”. Американский зоолог Д. Дэвис сделал вы­вод, что борьба за социальное положение, по меньшей мере, частич­но инстинктивна. Американские исследователи Е. Богардус, О. Виль­сон, Э.О. Уильямс объясняли природу лидерства генетической де­терминацией человеческого поведения[11][12]. Из биологического детерминизма следовал вывод о прирождённое™ лидерства и бес­смысленности всевозможных программ его развития. Отметим, что прирождённое лидерство наиболее ярко проявляется в детских дош­кольных коллективах[13], однако этот факт не является доказатель­ством того, что лидером можно только родиться. Лидеры детских коллективов могут рассматриваться как имеющие от природы склон­ность к лидерству, однако не следует сбрасывать со счета влияние на них семьи, дошкольного и школьного учреждений. В формирова­нии лидера имеют значение как биологические факторы и индивиду­альные психологические особенности, так и характеристики соци­альной среды, в которой он развивается. Формирование лидера свя­зано с его социальной жизнью и во многом зависит от воздействия внешней среды.

В работах современных этологов и ряда философов лидерство объясняется через понятия доминирования и pecking order, биологи­ческой заданностью человеческих потребностей. Стремление к до­

минированию считали фундаментальным А. Адлер, Ф. Ницше, А. Шопенгауэр. Американские психологи Дж. Маклэй и X. Найп, ус­ловно разделяя человеческое сообщество на три типа людей — вы­соко-, средне- и низкодоминантных, подчёркивают биологическое про­исхождение личного влияния и магнетизма[14].

Действительно, наслед­ственность имела значение в кастовом и сословном обществе: по наследству передавались права и обязанности. Утверждение Кон­фуция о том, что «господин должен быть господином, а слуга - слу­гой», устраивало, прежде всего, имеющих власть, собственность, привилегии. Сегодня доступ на верхние этажи пирамиды социально стратифицированного общества не закрыт. Во всяком случае, на­следственность не является единственным ключом к движению вверх. В современных исследованиях нам не удалось обнаружить определений лидерства, связывающих его происхождение с наслед­ственностью.

В то же время лидерство иногда определяется как отношения власти, доминирования и подчинения[15]. Исследования этологов и антропологов К. Лоренца, Т. Шилдерапа-Эббе, Н. Тинбергена, Л. Тайгера, Р. Фокса, Р. Ардри и др. в первой половине XX века по­зволили по-другому посмотреть на человеческое поведение и прове­сти своеобразные параллели между ним и поведением животных. В идеальной форме все характеристики животного доминирования про­являются в армейской среде, во многих бизнес - корпорациях. Рели­гиозные и тайные организации на протяжении веков представляли собой чёткие образцы доминирования в человеческом обществе. Символы ранга, различия окружают индивида. Их можно рассмат­ривать как порождение культуры или как комбинацию инстинктов и культурной адаптации.

C развитием общества доминирование было поставлено под кон­троль морали и права. Однако высоко доминантные индивиды могут пренебречь этими социальными регуляторами. Доминантный чело­век может подчинить, заставить действовать. Как в животной, так и в человеческой среде, доминантность легко различима. Высоко доми­

нантные люди чувствуют свое превосходство и уверены в способно­сти и праве управлять другими, они заметно выделяются в любом коллективе. В примитивном обществе доминантный человек дости­гает успеха через физическую борьбу, в стратифицированном - че­рез титулы, благополучие, деньги. В детском коллективе доминант­ные дети привлекают к себе внимание, организуют игры, побежда­ют в борьбе за игрушку.

Как соотносятся доминантность и лидерство? В понятии доми­нантности заключается биологическое содержание; это превосход­ство посредством силы, размера как физических величин. Лидер­ство оказывается доминированием в группе индивида, от рождения имеющего особые анатомо-физиологические характеристики, пред­расположенности. Однако далеко не каждый доминантный индивид в современном обществе является лидером, хотя и имеет биологи­ческие предпосылки к этому. Сегодня одной доминантности мало, чтобы лидировать: необходимы особые психологические качества, знание психологии людей, теории и практики общения, нужна цель, которой можно увлечь. Как прямую противоположность лидерству рассматривали доминирование Б. Басс, Л. Петрулло, П. Пигорс[16]. Лидерство, на наш взгляд, несёт социально-психологическое содер­жание, оно свободно от насилия и рождается в результате группово­го взаимодействия: лидер ведёт, а не подавляет, его сила — в мысли и умении увлечь за собой. Даже лидерская одарённость, существо­вание которой отмечают биографы выдающихся политических дея­телей[17], может проявиться только в соответствующих социальных условиях.

Возможно, дальнейшие исследования в генетике позволят выде­лить «гены лидерства». Однако весь опыт развития человечества и человеческих общностей показывает, что биологически сильные индивиды не являются повсеместно лидерами. Согласимся с Р. Бэл- лоузом: методы доминирования более привычны для джунглей, чем для современной цивилизации[18].

Стремление к власти, понимаемое в ряде концепций как базовая потребность человека, также не является гарантией занятия лидерс­

ких позиций. Напротив, исследователями лидерства отмечается тен­денция отказа потенциальных лидеров от занятия лидерских пози­ций[19]. Рассмотрение лидерства через призму феномена власти, бе­зусловно, имеет объяснение. Психологи изучают условия подража­ния и влияния первичной группы, социологи — причины ролевой дифференциации, политологи заняты вопросами организации власти, философы — поиском её оснований.

В своё время 3. Фрейд объяснял стремление к власти, к лидер­ству как сублимацию подавленного либидо. В психологии власть рассматривается как сила, способность, компетентность, которой определяются результаты воздействия индивида на мир. Если пони­мать под властью исключительную функцию управлять в пределах отведённой области, функцию командовать, опираясь на силу[20], то общим с лидерством здесь будет лишь постановка целей как эле­мент управления; методы же достижения целей могут не совпадать; по-разному воспринимают власть и лидерство подчинённые (под­властные) и ведомые (последователи). За лидером идут по доброй воле, за имеющим власть могут идти по принуждению.

Власть видится и как авторитет (но не его тождество), и как мо­гущество. Лидерство связывается с авторитетом, который рассмат­ривается как степень влияния одних лиц на сознание других[21]. В по­вседневной речи эти понятия часто используются как взаимозаме­няемые. В понятии авторитета есть составляющая, характерная как для человеческого общества, так и животных сообществ - домини­рование, о котором уже говорилось выше. Авторитет завоевывается и может быть потерян, если не оправдываются ожидания, с ним свя­занные. Доминирование и авторитет - типы властных отношений, первый базируется на силе или уважении, второй - на волевых и со­знательных процессах. Тем не менее, в реальной практике эти поня­тия часто пересекаются. Трансформацию доминирования и автори­тета в условиях общества, свидетельствующую о значительном ин­теллектуальном развитии, Р.Хейфиц называет революцией[22]. В отличие от многих животных, человек не держит в зоне постоян-

ного внимания авторитетные для него личности, а ассимилирует уроки и привычки старших. Происходит интернализация правил, норм, убеж­дений и ценностей в отрыве от их непосредственных носителей. Мы действуем в обществе без постоянного соотнесения своих поступ­ков с авторитетным для нас мнением. Культурные нормы частично заменяют отношения авторитета в координации социальной актив­ности. Авторитет оказывается востребованным в ситуации сильно­го стресса, в беде: с ним связываются ожидания, от него ждут ре­шений, защиты, приказа.

Понятия «власть» и «авторитет» описываются через понятие «вли­яние» как способность - реальная или потенциальная - влиять на других, вне их желания. Однако можно оказывать огромное влияние на умы, не имея власти: таково влияние выдающихся учёных, фило­софов, религиозных (духовных) лидеров. Авторитет — это влияние (реальное или потенциальное) на поведение индивида или группы, которые не участвуют в принятии решения. Г.Саймон объяснял ав­торитет как «власть принимать решения, направляющие действия других»[23]. Имеющий власть влияет на других через контроль над ними и ресурсами; пользующийся авторитетом влияет на других через права, принадлежащие ему в соответствии с позицией, заня­той им в ролевой структуре. Понятие авторитета предполагает, что решения лидера принимаются группой без критического анализа и не требуют обсуждения[24]. Если власть — скрытая сила, а сила — дек­ларируемая власть, то авторитет — власть институциональная, — ут­верждал Р.Бирштедт[25].

Сегодня рядом философов[26] воля к власти определяется как при­сущее всем людям качество, как базовая психологическая потреб­ность, которая может реализоваться в политике, лидерстве, однако не является гарантией занятия лидерских позиций. Власть - значи­мый аспект регулирования поведения человека. Часто её рассмат-

27 Salansic G.R., Pfeffer J. Who Gets Power and How They Hold on to It: A Strategic Contingency Model of Power ∕ Readings in the Management of Innovation ∕ Ed. M.L. Tushman, W.L. Moore. -N. Y.: A Division of Harper Collins Publishers, 1988. - P. 180.

28Back K. W. Ibid.-P. 137.

29 Bums J.M. Ibid. - P. 18, Gardner J. W. On Leadership. - N. Y.: The Free Press, 1990.-P.2.

30 По Герберту А.Саймону. Cm.: Bellows R. Ibid.-P.26.

31 Secord P.F., Backman C.W. Social Power. /A Study of Organizational Leadership. - Harrisburg: Stackpole Books, 1976. - P.207-208; Stogdill R.M. Hand Book OfLeadership. - N.Y: The Free Press, 1974. - P.276.

32 BackKW. Ibid.-P. 160.

ривают как чью-либо способность заставить других делать дело определённым способом27. Интерес к понятию «власть», на взгляд Курта Бака (США)28, объясняется достаточно просто: исследовате­ли хотят знать, как получается, что один человек делает то, что хо­чет другой, почему одним нравится побуждать к действию, а другие предпочитают, чтобы их побуждали.

Все лидеры - настоящие и потенциальные - имеют власть, но не все обладающие властью - лидеры29. Являясь одним из аспектов ролевой дифференциации, власть не синонимична лидерству и таким понятиям, как «престиж», «известность», «способность», «влияние», хотя и связана с каждым из них. Профессия юриста, например, пре­стижна в современном обществе, но не каждый юрист обладает вла­стью. У судьи - и власть, и престиж. У адвоката - престиж. Быть руководителем - престижно, в т.ч. благодаря институциональной власти, авторитету должности. Условия такого авторитета — вера в цели группы (организации), безопасность, уверенность в способнос­ти имеющих власть к достижению целей, традиции, потребность в одобрении группы, страх наказания, отсутствие знаний по решаемой проблеме, способность отдающих приказания проводить их в жизнь30. Но не каждый руководитель имеет личностную власть, или авторитет личности, который связывается с особыми качествами, с пониманием потребностей людей в участии, в деятельности, принад­лежности к группе, в развитии, с умением мотивировать. Как прави­ло, лидеры, обладающие реальной властью в группе, стараются мень­ше её использовать и больше влиять на других. В то же время чле­ны группы проявляют большую удовлетворённость, если лидерские позиции занимает тот, кто имеет больше влияния31. А. Келман (1958) рассматривал власть в трёх категориях32: согласие, основанное на

принятии приказов, без изменения отношения к отдающему их; иден­тификация как попытка имеющего власть оставаться таким же, как и другие; интернализация как понимание и принятие сути чужого мнения.

По-разному оценивают исследователи источники власти. Так, Г. Рейвн и Дж. Френч в 1959 г. к ним отнесли высокую квалифика­цию, возможность вознаграждать и принуждать, привлекательность и легитимность, владение информацией[33]. Дж.Гарднер (1990 г.) вы­делил такие источники межличностной власти как собственность, статусная позиция, личную привлекательность, компетентность, при­чину (мотив), а также возможность вознаграждать и способность мотивировать[34]. Дж.Салансик и Дж.Пфеффер, отметив в качестве форм власти авторитет, закон, контроль, регулирование и управление потоками информации, назвали основными условиями использова­ния власти в организации дефицит ресурсов или критическое их со­стояние для деятельности и выживания, неопределённость (когда люди не хотят что-то делать, власть используется для принятия ре­шений)[35]. Власть рассматривается ими, скорее, как необходимость для развития, чем для отстаивания каких-либо принципов. В подоб­ной интерпретации авторы вступили в спор с традиционной точкой зрения на власть.

Иногда лидерство воспринимается как власть[36], чаще - как ас­пект власти, однако это и отдельный, самостоятельный процесс. Как условие творческого лидерства понимал Р.Бэллоуз тип власти, скла­дывающийся в процессе взаимодействия группы, когда не только лидер, но и последователи участвуют в принятии решений[37].

Психологическим обоснованием лидерства сторонники неофрей­дизма пытаются преодолеть биологизм концепции 3. Фрейда и идей классического психоанализа. В ряде работ можно найти такие объяс­нения лидерства, как комплекс неполноценности его носителей (вы­вод А. Адлера), как вид помешательства (Ч. Ломброзо).

Современные психоаналитики исследуют деятельность выдаю­щихся личностей и осуществляют анализ механизма формирования и функционирования лидера в небольшой группе. Они проводят диаг­ностику состояния психотерапевтических групп от зарождения до этапа стагнации, изучают влияние характера взаимоотношений ли­дера и членов группы на их чувства и поведение. Поведение лидера при этом описывается в 16 постоянных категориях[38].

Социально-психологическое направление в американском нео­фрейдизме, представленное Р. Лифтоном, Л. Паем, Э. Эриксоном и др., исследуя деятельность выдающихся людей, рассматривает ли­дера как личность, обладающую прирождённой харизмой. Эгопси­хология в лице Г. Гартмана, А. Гольдберга, Д. Джедо, Г. Когута и других объясняет героические поступки выдающихся личностей стремлением сыновей опередить своих отцов[39]. Источниками лидер­ства при таком рассмотрении оказываются наследственность, фи­зическое окружение и, реже, - групповой опыт. Таким образом, при­рода лидерства объясняется последователями 3. Фрейда через при­зму биологии и психологии, с субъективно-идеалистических позиций, вне и помимо социальных проблем. Как результат эволюции и транс­формации биологических характеристик («драйвов») рассматрива­ет ряд учёных мужские и женские интересы. Бихевиористы полага­ют, что именно биологические модели дают внятное объяснение многим социальным феноменам[40].

Практика показывает, что одним биологизмом, имеющим в силу абсолютизирования данных нейрофизиологии, этологии и генетики прочные корни в современной американской социальной философии[41], не объяснить источники лидерства. Биологические критерии - на­следственность, доминантность, стремление к власти - не являют­ся гарантией занятия лидерских позиций и могут рассматриваться

как одни из нескольких, но не единственные факторы, влияющие на формирование лидера.

Психологи полагают, что лидера отличают особые психологи­ческие качества, знания (психологии человека, теории и практики общения и др.). «Лидерство — процесс социально-психологической самоорганизации и самоуправления общением и деятельностью чле­нов малой группы, осуществляемый лидером как субъектом спон­танно, на основе восприятия, подражания, эмпатии, понимания и др.»[42]. В этом определении, данном отечественными исследователями, под­чёркиваются такие признаки лидерства, как стихийность, неформаль­ность, социально-психологический характер, проявление в условиях малой группы. Лидеры мотивируют и объединяют в движении к об­щей цели[43]. М. Стэкхаус объясняет феномен через такие лидерские черты, как предвидение, оптимизм, энтузиазм, любовь, справедли­вость, живость, страсть, одержимость, последовательность, приме­нение символов, внимание к окружающим. «Лидерство может быть представлено на всех уровнях организации. Оно зависит от милли­она мелочей, сделанных с одержимостью, последовательностью и заботой, но эти мелочи окажутся ничего не значащими, если не бу­дет справедливости, предвидения и твёрдых убеждений»[44].

Лидерство, таким образом, понимается как проявление личност­ных черт, позволяющих одному индивиду оказывать большее воз­действие на других, чем те оказывают на него, как умение убеж­дать и побуждать к действиям. Это «комплексный образец конгени­альности и эффективности» (Г.Лассуэлл, 1948)[45], «проявление межличностного влияния» (Л.Понди)[46], процесс влияния на других в

принятии решений (Дж.Лоусон, Л.Гриффин, Ф.Донант)[47], на деятель­ность индивида или группы в их усилиях по достижению цели» (П.Хер- си, К.Бланчард)[48]. Исследователи подчёркивают эмоциональную зре­лость лидера и готовность руководить, вести за собой (М. Бэлбин)[49]; отмечают особые действия и поведение, выделяющие лидера среди остальных членов коллектива. «Лидерство - процесс убеждения или пример, посредством которого человек или лидерская команда по­буждает группу к достижению цели, установленной лидером или раз­деляемой как лидером, так и последователями» (Дж. Гарднер)[50][51].

Лидерство часто объясняется через понятие влияния. В мире всё взаимосвязано, мы влияем друг на друга, иногда помимо их и своего желания. На нас оказывают влияние погода, настроение близких, средства массовой информации, решения правительства, начальни­ка и др. Не всякое влияние оказывается лидерским. На развитие нашей страны в XX веке, безусловно, повлияли действия таких поли­тических деятелей, как В.И. Ленин, И.В. Сталин, Н.С. Хрущёв, Б.Н. Ельцин. Являются ли они лидерами? «Лидерство больше, чем влияние, чем умение заставить других делать то, что Вы хотите», - утверждает Р.Хейфиц. C позиции отношения к лидерству как влия­нию, А.Гитлер - успешный аутентичный лидер, мобилизовавший на­цию, выразивший чаяния людей, поднявший на какой-то период эко­номику Германии. Однако если рассматривать лидерство не только как артикуляцию потребностей последователей, но и их развитие, подъём их на более высокий нравственный уровень, то А.Гитлер - узурпатор власти, игравший на базовых потребностях людей, на стра­хе, и приведший нацию к катастрофе. Он такой же лидер, как шарла­тан, считающий себя специалистом в медицине53. Влиять, иметь власть и быть лидером — не одно и то же. Сделаем важное заключе­

ние: только позитивное влияние, возвышающее, а не унижающее че­ловека, может рассматриваться как лидерское.

Социальная психология, изучающая процесс социального взаи­модействия в группе, выдвигает в качестве источника лидерства групповой и индивидуальный опыт. Основные понятия, которыми оперируют исследователи психологии групп - социальная роль (по­зиция), социальная ситуация, социализация. При этом в самой соци­альной психологии можно выделить несколько подходов: феномено­логический (Ч. Кули), группового детерминизма (Дж. Зиммель), ин- теракционизм (Г. Блумер, Дж. Мид). Теории в рамках этих подходов тяготеют либо к психологической, либо к социологической традиции. В первом случае больше внимания уделяется личности, черты кото­рой проявляются в процессе обучения, во втором — группе, в которой происходит развитие человека.

Зарубежная социальная психология, определяя источники лидер­ства, рассматривает психологические особенности индивидов, зани­мающих лидерские позиции. Ранние исследования лидерства (рабо­ты В. Бингема, А. Боудена и др.) объясняли его как производную от качеств лидера, уделяя недостаточно внимания структуре группы и ситуации, требующей проявления лидерского потенциала. Однако взаимосвязь между личностными качествами и лидерскими харак­теристиками оказалась сложнее, чем предполагалось вначале.

C 50-х гг. прошлого века внимание американских социальных пси­хологов сосредоточено на индивидуальном человеческом бытии, рассматриваемом с точки зрения эмоционального состояния, на по­ведении лидера в группе, в зависимости от ситуации. Место индиви­да в анализе заняла психика, а индивидуальное и общественное было превращено в психическое и социальное. C позиций бихевиористско­го подхода, лидерское поведение доступно любому члену группы, при этом одни из них успешны в одном виде деятельности, другие - в других. Подобные выводы содержатся в работах С. Вербы, Н. Гордона, С. Джибба, К. Левина, М. Маклина, Р. Сондерса и неко­торых других исследователей.

В рамках социометрического метода, используемого социальны­ми психологами в исследовании лидерства[52], происходит переход от одного недифференцированного критерия к множеству ролевых - таких, как потребность в удовлетворении, направленность на реше-

ние задачи, ролевое восприятие. Постепенно в социальной психоло­гии и социологии оформилось понятие ролевой дифференциации, или ролевого набора лидера[53]. С. Джибб отмечал, что сущность лидер­ства не в индивиде, а в роли, которая необходима группе. Через про­цессы принятия и исполнения роли развивается как осознание себя, так и «обобщённого другого», формируется поведение личности, со­ответствующее статусу её в группе. Согласно исследованиям П. Бэй­лза и Слэйтера (1955), ролевая дифференциация наиболее ярко про­является во вновь образовавшихся группах, где каждый может из­начально занять лидерскую позицию и проиграть ту или иную лидерскую роль. Данный подход к природе лидерства позволяет каж­дому человеку считать себя лидером в той или иной сфере деятель­ности. При этом иерархия ролей, складывающаяся в процессе рабо­ты группы и выявляющая «лидеров над лидерами», может быть объяснена из психологических особенностей людей, постепенно при­обретаемых ими с первых лет жизни: совокупность определённых качеств, знаний, опыта позволяет одним индивидам занимать одни роли, другим выдвигаться на другие.

Изучение малых групп показало, что в них проявляется и иной тип дифференциации: выделяются лидер, ориентированный на зада­чу, выдвигающий идеи и ведущий группу к решению, и социально­эмоциональный лидер, поддерживающий групповую мораль и сни­мающий возникающее напряжение. Постоянная ориентация на зада­ние приводит к нарастанию враждебности членов группы по отношению к её выразителю и сплочению вокруг эмоционального лидера. Соединение этих типов лидера в одном лице первоначально представлялось исследователям невозможным, т.к. для них требо­вались совершенно разные личностные качества. Психологи отме­тили, что ролевое поведение разных лидеров в одной и той же ситу­ации неодинаково и отличается от ожидаемого в интерпретации роли, в отношении к ней и к другим ролям, а также в личностных характе­ристиках Таким образом, изучение ролевой дифференциации приве­ло психологов к тому, с чего начинались исследования лидерства - к вопросу о качествах лидеров. Но изменился угол рассмотрения: лич­ностные и деловые характеристики лидеров стали изучаться в рус­ле основных лидерских стилей.

Исследователи Дж. Вибот и Г. Келли в 1959 году утверждали[54], что демократический стиль позволяет лидеру справляться с ориен­тацией как на задание, так и на эмоциональную поддержку группы. Они отметили, что враждебность группы по отношению к лидеру снижается, если её члены признают за лидером право командовать и его легитимность.

Ряд исследователей (С. Джибб, П. Пигорс и др.) рассматривает данное признание как признак реального лидерства, отличающегося от формального, назначенного руководства, «главенства» («headship»). Сохранение некоторой дистанции во взаимоотношениях лидера и пос­ледователей позволяет предотвратить их эмоциональную взаимоза­висимость и помогает лидеру выполнять задачу без опасения за­деть чьи-либо чувства.

Первые работы в области природы лидерства показали, что лич­ностные характеристики не могут гарантировать лидерскую пози­цию во всех ситуациях; последующие исследования стали рассмат­ривать взаимосвязь между качествами лидера и последователей, спецификой лидерства в различных ситуациях и группах.

Психологи и социологи исходили из того, что лидерство имеет нечто общее для разных групп и при решении ими разных или одних и тех же задач. В результате наблюдений и экспериментов они при­шли к следующим выводам: с лидерством при выполнении самых разных задач ассоциируются такие личностные характеристики, как интеллигентность и развитая речь, т.к. эти навыки ведут к лучшим результатам; лидеров, ориентированных на задание, объединяет спо­собность держать эмоциональную дистанцию с последователями, а социально-эмоциональным лидерам присуще сильное стремление нравиться всем членам группы; некоторые черты последователей помогают лидерам достигать успеха.

Имеет значение и структура группы, связанная со статусными отношениями и распределением властных полномочий. Лидер име­ет хорошую возможность развивать как лидерские навыки, так и сильную мотивацию, что связано с его желанием сохранить статус.

Исследователи отметили, что отсутствие у последователей воз­можности развивать лидерские умения, их чувство долга, а также меньшая включённость в деятельность группы, стабилизируют в ней структуру лидерства. Вопрос об источниках лидерства и в этом слу­чае решается в бихевиористском ключе: лидер выделяется в группе

благодаря своим качествам; поведение лидера зависит от его ста­туса и психологических характеристик, а поведение и психологичес­кие особенности членов группы оказывают влияние на лидера и ре­зультат деятельности.

Социальные психологи, придерживающиеся позиций бихевиориз­ма, выделяют следующие источники лидерства: качества личности, позволяющие ей занять лидерские позиции; качества последовате­лей, способствующие выделению лидера; структура группы, закреп­ляющая лидерский статус. Лидерство рассматривается ими[55] либо как характеристика индивидов, либо как функция группы, либо как инструмент ситуации.

В качестве основных источников лидерства называют групповой и индивидуальный опыт и выразители экзистенциального направле­ния в американской философии и психологии. Они связывают дея­тельность лидера и участников его группы как с поиском смысла бытия, так и самих себя[56]. Подчёркивая, что только во взаимодей­ствии с другими людьми человек может найти себя, сделать выбор из веера открывающихся перед ним альтернатив, экзистенциалисты отводят лидерам большую роль в групповом процессе поиска своей сущности. Они отмечают, что деструктивное, не аутентичное пове­дение лидера может ранить чувства членов руководимой им группы, и делают вывод о необходимости специального тренинга лидеров.

Лидер должен помочь каждому члену группы осознать себя, но не может использовать её для поиска своей собственной сущности, иначе он нанесёт ущерб её членам. Возникает парадоксальная ситу­ация: как и все люди, «обречённый на свободу» лидер не свободен в выражении себя и во взаимодействии с другими. Сомнительной ка­жется возможность субъектно-субъектных отношений в подобных группах: вряд ли поведение лидера может считаться аутентичным,

если поиск себя он может вести только в группе, где является чле­ном, но не там, где выполняет свои лидерские функции. Выдвигае­мый экзистенциалистами парадокс «я значу и одновременно ничего не значу» в полной мере касается и лидеров групп: они, как ведущие группу, но не их потребности, имеют значение.

Экзистенциалисты, в частности М. Бэйтс и К. Джонсон, предпри­няли попытку определить природу лидеров. Рассматривая лидера как ключевое звено взаимодействия, они утверждают первичность ли­дерской природы («искусства») по отношению к технике как сово­купности приёмов и методов руководства группой («науке»)[57]. Од­нако ответ на вопрос, что порождает лидера, остаётся за рамками исследования. Авторы лишь констатируют факт необходимости спе­циального обучения лидеров малых групп, но это, скорее, относится к «вторичной» технике, чем к «первичному» искусству лидерства.

В качестве альтернативы биологическому и культурному редук­ционизму может рассматриваться интеракционизм (Г. Блумер, Ч. Кули, Дж. Мид и др.), согласно которому, не гены, не окружение, а взаимодействие между ними определяют становление человека. Ч. Кули выдвинул концепцию «зеркального Я», складывающегося на основе взаимодействия индивида с различными первичными груп­пами, членом которых он является. Дж. Мид развил эту концепцию, отметив, что самоопределение человека как носителя той или иной роли осуществляется путём осознания и принятия тех представле­ний, которые существуют у других людей относительно этого чело­века. Любое поведение, с точки зрения Мида, начинается в качестве импульсивно реагирующего Z («Я - сознающее», или то, как человек воспринимает часть своего Я, обозначенную как Ме\ но развивает­ся и заканчивается как Me(под которым понимается другая часть Я - обобщённая оценка индивида другими людьми, «Я - как объект»)[58]. Из концепции интеракционизма следует, что идентичные генотипы в разных условиях будут иметь разные источники разви­тия, также как и различные генотипы в одинаковых условиях могут развиваться различно. Фундаментальным понятием для понимания взаимосвязи между генами, окружением и организмом в интеракци- онизме становится норма реакции. Каждый генотип характеризует­ся своей нормой реакции в зависимости от окружения. Однако есть

вопросы, выпускаемые интеракционизмом из поля зрения: организм и окружение — открытые системы, человек сам может создавать, разрушать, трансформировать окружающий его мир; вызывает со­мнение и утверждаемый интеракционистами факт онтологического первенства индивида над коллективом.

Лидерские способности, указывающие на возможность занятия лидерских позиций в студенческой жизни и по окончании учёбы[59], своеобразно, опосредованно проявляются и в подростковом возрас­те, в школьном коллективе. Исследования отечественных психоло­гов[60] показали, что наличие или отсутствие контактов с лидером в значительной степени влияет на эмоциональную сферу и самооценку старшеклассников, а те, кого учителя считают активистами, во мно­гих случаях лишь связующее звено между лидерами и теми, кто разделяет их ценности. Заметим, что психологические факторы - качества личности, её психологические особенности (восприятия, мышления, действия) - влияют на появление лидера в совокупности с такими условиями, как наличие у индивида опыта социального вза­имодействия, соответствие ситуации, требующей лидерства, усло­виям формирования лидера.

Обычно в определениях лидерства имеют в виду определённый тип людей, оказывающих влияние на других, но забывают о широ­ком контексте и символическом значении. Лидерство пробуждает сильные чувства, интегрирует группу в единое целое. Социальное влияние не ограничивается визуальным, лицом к лицу взаимодей­ствием. Не следует сокращать «грамматику» лидерства до его «фо­нетики», поверхностных структур, предупреждал Л.Понди[61]: следу­ет обратить внимание на непрямые, отдалённые и неочевидные вли­яния лидерства на поведение, на стилистические компоненты - нюансы, значения, взаимоотношения, на творческий характер фено­мена. В то же время, ещё в 1975 г. участники конференции по лидер­ству в Гринсборо (С.Каролина, США) сделают вывод, что взаимо­отношения - только часть, и, возможно, меньшая часть, лидерского феномена[62].

Много раньше психологов - с первых лет двадцатого века - ста­ли заниматься вопросами взаимодействия группы и лидера социо­

логи. В своих исследованиях они делают акцент на социальной сре­де, в которой функционирует лидер, её социальных, экономических и политических особенностях. Наряду с биологическими и психологи­ческими особенностями индивида, определяющими его лидерскую потенцию, американские исследователи отмечают роль социальной среды, в которой растёт и развивается человек: имеют значение на­циональная культура, традиции, нормы поведения. Этническими осо­бенностями объясняется и различие в лидерских типах и моделях поведения на Западе и Востоке. Многочисленные исследования в США показали роль образования в становлении современных ли­деров[63]. Отмечается и роль наставников, учителей в развитии ли­дерского потенциала[64].

C позиций социологии, статус лидера не даётся от рождения, а приобретается имеющими необходимые для этого способности лич­ностями и закрепляется через индивидуальный выбор и конкурен­цию в процессе группового взаимодействия.

Начиная с 70-х гг. XX века, американские социологи и социальные психологи уделяют большое внимание понятию и проблеме самоак­туализации личности. Заимствованный у К. Голдстайна термин, А. Маслоу использовал в более широком смысле - как тенденцию к реализации внутреннего потенциала, как полноценное развитие чело­века, исходя из его биологической природы. Занятие индивидом ли­дерских позиций можно рассматривать как процесс самореализации и самоактуализации личности, на который большое влияние оказы­вает социальная среда: в ходе взаимодействия с ней индивид позна­ёт себя, развиваются его лидерские качества, появляются знания о лидерских ролях и функциях, опыт лидерства. Влияние социальной среды - один из факторов лидерства: под её воздействием формиру­ется лидер, возникают ситуации, в которых его лидерские возмож­ности оказываются востребованными.

C точки зрения социологов, лидерство - важная характеристика структуры группы (Дж.Коулман, К.Хаммен)[65], а лидерские характе­ристики (знания, качества, умения и навыки) приобретаются в про­цессе индивидуального и группового опыта, в общении и совместной деятельности. Отсюда лидерство — процесс взаимодействия между субъектами организационного процесса - рассматривается либо как искусство достижения согласия в совместной деятельности, либо как инструмент достижения конечной организационной цели и реше­ния конкретных задач. Это «взаимодействие управляющих и управ­ляемых» (Г. Симз, П. Лорензи[66]), «культура управления изменения­ми в организации» (Э.Шэйн)[67]. Социологи объясняют, что люди по разным причинам занимают лидерские позиции: одни оказываются более информированными, другие ищут вознаграждения, третьи ве­рят в свои возможности успешно завершить дело, четвёртых при­влекает принятие их группой, пятые отличаются своим статусом и поэтому пытаются лидировать[68].

Попытки учёта различных сторон лидерского феномена, развива­ющегося в условиях постоянных социальных изменений, предприни­маются в философии. Как светские, так и теологические концеп­ции, рассматривая жизнь человека в сложном мире, предполагают аксиологический анализ лидерства, выделение этической составля­ющей лидерского феномена. «Лидеров делают таковыми три вещи: их философия, этика, психология», - утверждал Б. Гордон[69], прези­дент одной из американских организаций по развитию искусства ме­неджмента.

Ценности как субъективный образ желаемого, предпочитаемый тип благ, позитивная значимость явлений пронизывают весь процесс k социального управления: ценностный характер носят цели, средства их достижения, качества людей, их взаимоотношения. Проблема человеческих ценностей, их природы, видов, иерархии традиционно

является философской[70] и решается по-разному религиозными и свет­скими философскими направлениями. C позиций логики, ценность имеет то, что правильно; этика делает акцент на том, что хорошо. Основаниями для оценивания в разных философских системах ока­зываются принципы, результаты, согласованность, предпочтения людей. Так в позитивизме ценности - это позитивные эмоции людей, эффективность организации - то, что «хорошо» для человека и соци­ального института. В рационализме ценности - истина, профессио­нализм, компетентность. В трансцендентальных концепциях ценнос­тный характер имеют иррациональные начала: судьба, воля, вера. Идеализм использует общечеловеческие ценности: Истину, Добро, Красоту - для формулирования оценочных суждений. Компромисс, эгалитарность, утилитаризм - ценности либерализма. Прагматизм опирается как на принципы, так и на предпочтения, интересы лю­дей[71].

Ценности могут быть материальными и духовными, индивиду­альными, групповыми и общественными. В качестве ценностей ока­зываются отдельные события, имеющие значение для человека. Отметим, что ценности - это положительная значимость предмета или явления для личности, группы, общества[72].

Человек постоянно находится в ситуации ценностного конфликта как противоречия между потребностями и возможностями, необхо­димости выбора из нескольких альтернатив. Основные линии конф­ликта проходят между организацией и работниками, организацией и окружением[73]. Современному руководителю важно объединить или совместить индивидуальные и организационные ценности. При этом следует отличать ценности, разделяемые членами организации, об­щества, и ценности как результат договорённостей, компромисса между людьми[74]. Люди по-разному реагируют на конфликт ценнос­тей, который может быть как внутри человека, так и охватывать взаимоотношения: одни стремятся к доминированию, другие подчи­

няются, третьи предпочитают изоляцию от общества. Решение цен­ностных противоречий в сфере взаимодействия человека и обще­ства, человека и человека предполагает несколько вариантов: пас­сивный путь — ничего не делать (человек может постоянно нахо­диться в состоянии конфликта и не стремиться к его разрешению); консервативный - пытаться сохранить когда-то достигнутое; сило­вой - достичь желаемого любой ценой; творческий - искать новые способы решения; коллегиальный - взаимодействовать с другими для решения проблем; лидерский - вести других к разрешению кон­фликта.

Лидерство - ценность современного общества - оказывается процессом артикуляции ценностей-целей и поиска ценностей-средств к их достижению, процессом разрешения ценностных конфликтов личностей и групп. C прагматической точки зрения, имеют ценность опыт лидерства, успех, эффективность организации, с экзистенци­альной - переживание лидером и последователями своего бытия, с феноменологической - интерпретация смысла лидерства.

К определениям философского плана можно отнести понимание лидерства как видения перспективы развития организации; как сле­дования особым ценностям, обеспечивающим стабильную основу лидерского процесса.

«Лидерство поднимает страсти, потому что касается наших цен­ностей. Понятие «лидерство» включает наши собственные представ­ления и моральные коды», - утверждал Р.Хейфиц[75]. Исследователь отмечает, что феномен лидерства обычно определяют через его инструменты (влияние, формальная власть, статус) или ресурсы лич­ности (навыки, манеры поведения, темперамент), которые следует рассматривать через призму ценностей, ориентирующих деятель­ность человека как работника организации,

Это «величие во всём, что Вы делаете»,’ «эффективная деятель­ность в любой сфере, не взирая на препятствия», «внутренняя, не инструментальная ценность», «часто это новый способ познания и понимания», «это союз индивидуализма и коллективизма, совершен­ная форма искусства», «совершенство в предвидении, понимании реальности, в этике и в смелости». «Лидерство существует, когда власть и мудрость соединяются в одном лице» (П. Коэстенбаум[76]). Сущность лидерства заключается в создании моральных образцов

для других[77]. Это «взятие ответственности за решение сложных про­блем» (Р. Хейфиц)[78].

По мнению Р.Джонсона, лидерство - это образ жизни; искусство (т.к. имеет дело с людьми), тогда как менеджмент - наука (имеет дело с процессами и системами). Это навык, который со временем развивается. «Это личное дело, развивающееся в течение всей жиз­ни, оттачиваемое в преодолении невзгод и практикуемое до тех пор, пока не станет привычкой, образом жизни»[79].

В качестве результата лидерского процесса выделяются разви­тие чувства коллективизма (Дж.Макколл, Дж.Симмонз)[80][81], достиже­ние консенсуса (Криббин, 1981), личных и групповых целей (Коллоу- эй, 1985), лучшая работа, большая безопасность, уверенность в себе, а также «великое служение обществу в целом» (Ричардсон и Фельд- хьюзен, 1984)s,.

Философский подход к лидерству уделяет внимание, прежде все­го, ценностным аспектам феномена (самореализация, смысл жизни, роль в жизнедеятельности человека, общества, цивилизации, свобо­да и ответственность, др.) и ориентирован на личность, для которой самореализация - жизненная необходимость. В этической направ­ленности заключается практичность философии лидерства. Один из философских аспектов проблемы лидерства - соединение внешней социальности (структур лидерства, существующих в обществе) и индивидуального опыта.

Как мы уже убедились, разные исследователи по-своему подхо­дят к определению лидерства, подчёркивая отдельные значимые его черты. Лидерство рассматривается как качество личности или как организационная функция, как процесс и результат, технология и ис­кусство. Такие характеристики, как доминирование индивида в группе, его влияние на других через проявление в деятельности и в общении целого ряда личностных качеств, знаний, умений и навыков, нефор­мальный характер, ориентация на личные и групповые цели, успеш­ность, видение перспектив, моральный образ мыслей и действий, по мнению разных авторов, делают человека лидером. Лидерство, как правило, рассматривается как позитивная практика, создание образ-

цов, выявление и артикуляция ценностей (целей, к которым стремят­ся люди, и средств, которыми они их достигают).

В качестве источников лидерского феномена выделим как при­родные свойства (например, активность, высокий энергетический уровень), так и сформировавшиеся под влиянием социального окру­жения психологические особенности личности, модели социальных практик.

Одни исследователи подчёркивают решающую роль социальных факторов, другие полагают, что биологический фактор в обществе не имеет никакого значения. Ряд зарубежных и отечественных ис­следователей утверждает необходимость интеграции биологическо­го и социального без приоритета тому или другому[82], подчёркивая, что в становлении лидеров играют роль как биологические, так и социальные факторы. Лидером индивид становится не потому, что обладает исключительными биологическими характеристиками, а вследствие обретения им индивидуального и группового опыта в процессе социального взаимодействия. Вне межличностного обще­ния, наедине с природой лидер не сформируется, а группа индивидов вряд ли примет в качестве своего лидера человека, не имеющего опыта социального взаимодействия.

На наш взгляд, лидерство - это:

• один из процессов социального управления, сущностными чер­тами которого являются социально-эмоциональное влияние на груп­пу и её членов и субъектно-субъектный характер взаимоотношений между ними;

• структурирование практики лидерства в соответствии с прошлым опытом и личностными качествами лидера;

• проявление габитуса лидера в ситуации, адекватной условиям его формирования.

Подводя итог, отметим полифоничность лидерства, внешними признаками которого могут быть доминирование индивида в группе, авторитет личности, проявляющиеся в деятельности индивидуаль­ный набор лидерских качеств, знаний, умений и навыков, способность оказывать влияние, субъектно-субъектный характер взаимоотноше­ний, позитивная социальная практика. Глубинные структуры фено­мена не так очевидны, но, безусловно, значимы: моральный образ

мыслей, понимание личных ценностей людей и видение общих це­лей, которые могут объединить и привести к успеху.

Характеристики лидерства и его социальная сущность нашли от­ражение в понятии габитуса лидера.

2.

<< | >>
Источник: Введение в философию и практику лидерства: монография / М.Ю. Ананченко; Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. - Архангельск: Поморский университет,2005. - 277 с. 2005

Еще по теме Основные подходы к пониманию сущности лидерства:

  1. Классификация основных подходов к пониманию ценности
  2. 6.1. Ценностный подход к пониманию истории
  3. Попытка комплексного подхода к лидерству и его развитию
  4. 4. Фундаментальный эюистенциал «понимание» как следствие экзистирующей сущности человека
  5. Основные подходы к проблеме ценностей
  6. Сущность и основные типы организаций
  7. Жарикбаев Айбат Кубигулович. ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА (МЕТОДОЛОГИЯ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА). г. Алматы - 2000, 2000
  8. Сущность и основные этапы моделирования
  9. § 1. Основные методологические предпосылки анализа сущности культуры и ее определение
  10. 1.2 Философско-методологическая сущность понятия "система" в исследованиях политического лидерства и других сложных объектов социально-политической действительности
  11. Символическое истолкование и понимание мира
  12. Особенности раннепифагорейского понимания порядка
  13. Глава 2 Принцип «герменевтического круга» и проблема понимания