<<
>>

Лекция восьмая Универсальность Человека и его способностей. Сверхчувственное восприятие и его отношение к развитию личности. Практические следствия для педагогики

В сегодняшней лекции я хочу поговорить о проблеме, которая, на мой взгляд, является одной из важнейших в понимании развития личности. Я имею в виду философское понимание человека как универсального существа.

Вероятно, можно говорить о том, что большинство существовавших и существующих школ и направлений в философии видят в универсальности человека важнейшую его характеристику, отличающую его от всего остального мира, в частности от мира животных. Мы уже говорили о том, что человек может быть понят как бесконечно-конечное противоречивое существо, существо парадоксальное. Вы уже знаете, что его бесконечность проявляется также в двух формах — бесконечности актуальной и бесконечности потенциальной. При этом актуальная бесконечность выступает для реально на Земле существующего человека как характеристика его собственной человеческой сущности, а сущность эта ему задана как цель, которую он должен реализовать, воплотить в своем индивидуальном и историческом развитии, то есть в развернутой во времени бесконечности потенциальной. Она представлена как его бесконечное будущее, детерминирующее его развитие в настоящем, в том числе его развитие как личности.

Это его бесконечное будущее разворачивается во времени как бесконечный спектр его отношений к миру и, соответственно, бесконечный спектр его способностей и возможностей. Человек, таким образом, и каждый индивид, в частности, представляет собой единство бесконечно многообразных форм и отношений. Реализация этого многообразия тоже может быть бесконечно разнообразной и является содержанием развития индивида как личности. Хотя, как мы увидим, этим не исчерпывается полностью личностное развитие. А сейчас я хочу вам дать общее представление об универсальности отношения человека с миром, о бесконечном многообразии его способностей и возможностей.

Если с этой точки зрения мы сравним человека и животное, то мы должны будем прежде всего отметить так называемую видо- специфичность животного и абсолютную неспецифичность человека.

Возьмем самый элементарный, простейший пример. Представьте себе, что родилось какое-нибудь животное, ну, скажем, тигренок или козленок. То, что это животное будет делать, когда вырастет, дано ему сразу с рождения в форме совершенно определенной ограниченной области и способа жизни. Если это тигренок, то он, естественно, будет охотиться за добычей. Если это козленок, то он будет щипать траву. И вы не поменяете их ролями, вы не можете себе представить козленка, охотящегося за добычей, сидящего где-то в засаде, и едва ли вы сможете заставить тигра жевать траву вместо его законной добычи. Потому что и вся физиология тигренка или козленка, и все строение их тела, и инстинкты включены в некое специфическое целое, предназна­ченное к определенному образу жизни. Это и есть видоспецифич- ность животного.

Но вот представьте себе теперь, что родился человек. А он к чему предназначен? К какому виду, или форме, деятельности? Оказывается, что он не предназначен ни к какой определенной ограниченной форме деятельности и жизни. Но именно благодаря этой свободе, заранее непредназначенное™ к конечному, он в принципе может освоить все что угодно, любую форму жизни и деятельности. Список его способностей и возможностей оказывается неисчерпаемым. Мы в принципе не можем составить какой- то конечный список способностей человека. Сколько бы способностей мы ни включали в этот список, за его бортом окажется бесконечное число других, нами не учтенных и нам неизвестных. Открытие все новых и новых способностей и возможностей человека продолжается и никогда не сможет закончиться.

В психологии существуют два основных направления, два основных взгляда на формирование способностей человека. Первый из них состоит в том, что все способности человека рассматриваются как прижизненные образования, то есть никаких врожденных способностей у человека не предполагается. Ну, за исключением простейших инстинктов, которые могут быть общими у него с животными. Представителями этой точки зрения были большинство советских психологов, например Алексей Николаевич Леонтьев (1903— 1979).

С его точки зрения, предметная деятельность, в определенном

социальном окружении формирует практически все способности человека. Другая позиция представлена Сергеем Леонидовичем Рубинштейном (1889—1960). Он считал, что внешняя предметная деятельность и социальное окружение человек;! развивают, реализуют некоторые «задатки», имеющие врожден ный характер, и, следовательно, психика человека уже в момет рождения не представляет собою, как выражались французские материалисты XVIII века, tabula rasa — чистую доску, на которой затем жизнь будет записывать некое содержание в виде знаний, способностей, навыков, умений и так далее, и тому подобное. Они разработали так называемую «теорию отражения», согласно которой все содержание человеческой психики, включая и все знания, является отражением объективной, то есть вне его существующей от него независимой действительности. Они были нс первыми в истории философии, кто придерживался подобного взгляда, но для них этот взгляд стал центральным пунктом их философии, который они использовали как основание своего атеизма и борьбы против церкви.

Сама же проблема и ее обсуждение уходят далеко вглубь истории философии. Здесь мне хотелось бы просто напомнить, для нашего будущего изложения, что упоминавшийся нами древнегреческий философ Платон считал, что все способности и все знания у человека есть с рождения, но они не проявлены. Общение с внешним миром дает человеку только толчки, заставляющие его вспоминать свои знания и возможности. Поэтому, например, теорию познания Платона можно рассматривать как теорию воспоминания. Основание этой теории Платон приписывал своему учителю — Сократу.

Мне кажется нелишним здесь упомянуть, что Карл Маркс говорил о том, что «человек извлекает из себя» свои родовые силы и способности.

Чтобы разобраться в этом вопросе, было поставлено много различных экспериментов и поломано достаточное количество теоретических копий. Можно напомнить хотя бы уже описанный выше эксперимент Надежды Николаевны Ладыгиной-Котс.

Мне хотелось бы здесь отметить одно для нашего цикла, на мой взгляд, немаловажное обстоятельство. Человек, когда он только рождается, совсем маленьким ребенком, в возрасте нескольких дней уже обнаруживает различные, я бы сказал, умения и способности, но они у него диффузны, расплывчаты, неопределенны. Он, например, может брать ручкой предметы в соответствии с их весом. Или, например, что вообще удивительно, он может передразнивать гримасы взрослого человека, который смотрит на него. Откуда он знает, что у него есть лицо? И откуда знает, каким образом можно передать то или иное выражение лица взрослого? И так далее. Интересно то, что вот эти первичные, проявляющиеся в самом начале развития способности затем пропадают, они как бы растворяются, исчезают, а затем начинают развиваться снова. Но теперь это «снова» уже представляет собой определенный ответ на воздействие внешней среды. И семья, и культу­ра, в которой родился ребенок, язык этой культуры, его социальное окружение здесь уже начинают в значительной степени определять, какие способности и как будут развиваться. Таким образом, создается

впечатление, что в самом начале происходит еще бессознательное открытие ребенком универсальности Мира, с которым он еще самоотождествлен, и некая «проба пера», «первоначальное прощупывание» внешней среды в момент начального обособления от нее человеческого «я»; затем все сворачивается, погружается внутрь (фаза рефлексии, развитие внутреннего энергетического ядра, способного сохранить внутреннюю всеобщность и целостность, то есть человечность, «я», помочь ему адаптироваться к данной наличной конечной среде, сохраняя свою индивидуальную уникальность), а после этого начинает разворачиваться тот спектр, или «букет», способностей, наиболее необходимых для жизни в данной среде.

Например, если язык этой окружающей ребенка среды пост- роен таким образом, что абсолютная высота тона произнесения слов может иметь смысловое значение, то практически у всех развивается так называемый абсолютный слух. Там, где он не является столь необходимым, ну, например, в нашей культуре, абсолютный слух представляет собой достаточно редкое явление. Даже не все профессиональные музыканты обладают абсолютным слухом. Для того чтобы профессионально заниматься музыкой, достаточно иметь относительный слух, то есть умение определять музыкальные интервалы, чему и учат на уроках сольфеджио. Поэтому в европейской культуре абсолютный музыкальный слух довольно редкое явление и обычно считался природным даром, которым не обладает абсолютное большинство европейцев. Однако оказалось, что дети европейцев, которые родились и первые годы жизни росли в соответствующей языковой среде, требующей для овладения языком абсолютного слуха, все развивали абсолютный слух. А потом выяснилось, что практически у всех детей, и даже у взрослых, при соответствующем обучении, тренировке и труде можно развить абсолютный слух. То же можно сказать и о других способностях.

С точки зрения философии, представляя человека как универ­сальное и, в этом смысле, эквивалентное Универсуму, то есть всей Вселенной, существо, можно, пожалуй, утверждать, что в каждом индивиде потенциально есть все, все способности, конечный список которых, как я уже говорил, не может быть составлен. И индивидуальные различия между людьми в данном случае состоят в разной степени готовности к воплощению тех или других способностей, реализации этих способностей в течение жиз ни. И поэтому одни люди легко усваивают какие-то одни области деятельности, знаний, а другие оказываются более способными к усвоению других областей. Эта разная степень готовности к реа лизации различных способностей и возможностей позволяет гово рить об индивидуальной «предназначенности» данного индивида.

Отсюда понятно, насколько важно в личностном развитии каждого человека сориентироваться, выбрав именно ту область, дли которой он «предназначен». К сожалению, в большинстве случаем выбор развития, выбор занятий, профессии диктуется совершенно независимо от этой предназначенности. Он, как правило, определяется так называемыми «потребностями общества», модой, престижностью, возможностью

зарабатывать больше денег и так далее. И только в редких случаях эта предназначенность к определенной форме или виду деятельности оказывается столь сильной и яркой, что пробивает все семейные, социальные и прочие перегородки и препятствия. Тогда можно говорить о гениальности или особой одаренности в той или другой области. В тех же случаях, когда эта предназначенность, или одаренность, не столь энер- гетична и ярка, она может остаться почти незамеченной, и, более того, даже когда замечается, подавляется окружающей средой, начиная с родителей.

Часто у родителей есть определенная модель, каким должен быть их ребенок. И они, пытаясь воспитывать его по этой модели, практически калечат его индивидуальность, то есть его личностное, идущее изнутри развитие. Еще хуже, когда это развитие начинают ориентировать на так называемые «потребности общества» или «потребности современного производства». Между тем, большинство наших педагогических сочинений начинаются именно с того, что определяются требования современного производства, современного общества, современной науки и так далее, и тому подобное, а затем уже к этим требованиям приспосабливается воспитание молодого поколения, в том числе школа. Конечно, ни о каком серьезном личностном развитии при таком подходе говорить просто не приходится.

Николай Александрович Бердяев говорил об «общей гениаль­ности» человека, имея в виду, что практически в каждом индивиде есть некие задатки, способности к творчеству как таковому просто потому, что он Человек. Индивидуальная акцентуация общей способности в определенной области дает в этой области проявление гениальности, и тогда индивида в этой области практически почти не надо учить. Достаточно просто легкого «намека», а дальше он уже все схватывает сам. Потому что в каком-то свернутом виде соответствующая способность, соответствующее знание в нем существуют. Ну а в разной степени готовности к проявлению и развитию существует практически все и в каждом.

11 гем не менее индивидуально-личностная «предназначенность» имеет исключительно важное значение для свободного личностного развития индивида.

С этой точки зрения, наше современное общество являет собой катастрофически печальное зрелище. Дело в том, что, приспосабливая развитие индивида к социальным и прочим внешним обстоятельствам, мы приходим к тому, что большинство из нас шшмается не своим делом. Результат — утрата большинством радости жизни и полноты бытия, а также склонность к патологическим, искаженным формам психического развития.

Мой вам совет — ищите область своей предназначенности, ищите свое дело. Иногда это «открытие себя» происходит с человеком в возрасте и ситуации, когда он уже в течение многих лет занимается какой-то деятельностью, уже добился какого-то результата в этой области, соответствующего уровня и образа жизни — и вдруг понимает, что всю жизнь занимался не тем, чем должен был заниматься. У Антона

Павловича Чехова на эту тему есть очень интересный рассказ, сюжет которого я кратко попытаюсь передать своими словами. Некий чиновник, сидя на работе, задумался и машинально что-то чертил карандашом на листе бу- . маги. А когда посмотрел, увидел, что получился очень похожий портрет девушки, которую он когда-то любил. Он очень этому удивился и попробовал воспроизвести еще некоторые портреты своих знакомых. Оказалось, что все очень легко и быстро ему удастся. Придя домой, он продолжал пытаться рисовать и убедился, что в нем живет прирожденный художник. И тогда он несколько испугался и стал думать о том, что он загубил в себе талант, что он занимается совершенно не тем, чем должен, к чему предназ­начен, и впал в мрачное состояние души.

А затем через некоторое время мысли его приняли другое на­правление. Он стал рассуждать о том, что он сделал неплохую карьеру, добился высокого положения и жалованья, у него прекрасный дом, жена, дети, окружающие его уважают, а вот что бы с ним случилось, если бы он начал заниматься этим самым художеством, это еще неизвестно. Гениальный художник едва ли из него получился бы, а какой-нибудь средненький, так вон их сколько — средненьких — вокруг, которые живут гораздо хуже, чем он. И в конце концов он с облегчением подумал, как хорошо, что он не открыл в себе этот художнический талант раньше.

К счастью, и вы это прекрасно знаете, существуют люди, которые, открыв в себе способности, дар, талант, не сомневаясь, бросают все, чем они до сих пор занимались, и начинают заниматься совсем другим делом. Один из известных примеров, пожалуй, Борис Пастернак, который занимался музыкой и проявил очень неплохие способности. Затем уехал в Германию заниматься философией и, наконец, понял, что его призвание — поэзия. Бросив все остальное, он стал поэтом. Но даже став поэтом, он проходил различные этапы в своем поэтическом творчестве, когда ему казалось, что все, что он писал до сих пор, не так и не то и надо начинать заново. И последний такой перелом в его творчестве был, когда ему было уже около шестидесяти лет, и тем не менее это его не остановило.

Я думаю, что этот выбор собственной судьбы связан, во-первых, с яркостью и силой выявленное™ этой самой предназначенности, а во- вторых, с силой воли и энергией самого индивида и с его решимостью идти на жертвы. Чеховский чиновник был не способен пожертвовать своим материальным положением, престижем, а вот Пастернак был готов на такие жертвы. В этом и заключается разница между ними.

Сила и ощущение внутренней предназначенности могут быть очень большими, создающими независимость от внешней ситуации: В. А. Моцарта отец с малых лет воспитывал как музыканта, а Ф. Шуберта отец бил за занятия музыкой. Оба стали великими музыкантами.

Социальные отношения, социальность как таковая, социум всегда были и останутся одним из главных препятствий для свободного личностного развития индивида, особенно такая социальность, основой которой оказываются рыночные, то есть вещные, отношения. Здесь культивируется такая система ценностей, где материальная сторона,

богатство, деньги превалируют над всеми остальными ценностями и просто душат их. Естественно, что для того, чтобы пробиться сквозь такую систему, признанную практически всем социальным окружением, нужны какие-то совершенно исключительные способности и нужна очень яркая, сильно выраженная эта самая индивидуальная предназначенность! Поэтому большинство индивидов, живущих в таком обществе, и не разворачивает все богатство своей индивидуальной натуры, они просто постепенно с возрастом растворяются в этой социальности, включаются в погоню за богатством, престижем и прочими ценностями этого общества и тем самым практически закрывают себе дорогу к личностному развитию. Они превращаются в социальных функционеров, где собственно личностное начало выражено очень слабо или в очень ограниченных пределах и, как правило, приносится в жертву социальным, материальным и просто различного рода сиюминутным, частным интересам.

Роль педагогики в этом случае — помочь выявить и развить эту самую индивидуальную предназначенность.

Человек, который занимается не своим делом, может добиться определенного успеха, как тот чеховский чиновник, он может быть самоудовлетворен,- может считать себя удачливым и даже счастливым, и тем не менее все-таки по-настоящему он не живет, а «тянет лямку». Мир как целое в большинстве случаев остается для него чужим, он от Мира отчужден. Ощущение своего родства с Миром как целым посещает его в редкие моменты жизни, связанные с переживаниями религиозными, эстетическими, любовными, может быть, еще с какими- то. Это уже вопрос его индивидуальности.

Человек же, который нашел «свое дело» и окунулся в него, становится совершенно другим по своему мировосприятию. У него, как правило, развивается положительное принятие мира даже в случае неудачной личной судьбы, болезни, нищеты, смерти близких и так далее. Что бы ни произошло, для него все равно мир остается прекрасным, и он чувствует свое сродство с ним. Именно такое внутреннее принятие мира создает исключительно благоприятный фон для личностного развития.

Само по себе следование своей предназначенности, или своему призванию, еще не обязательно связано с полноценным личностным, нравственным развитием. Мы имеем множество хорошо известных исторических примеров выдающихся и даже великих деятелей искусства и науки, которые уж никак не могли бы служить образцами личности. Здесь мы встретим и преступников вроде французского поэта Франсуа Вийона, авантюристов и плутов, каковыми были некоторые выдающиеся художники эпохи европейского Возрождения, политических пройдох и так далее. Некоторые из них приносили в жертву своему таланту судьбы близких людей и личностные отношения, а тем самым, естественно, жертвовали и собственной личностью. Поэтому на почве одаренности может легко развиться эгоизм, если соответствующее воспитание и общественное признание заслуг и таланта приведет человека к мысли о том, что он, будучи

исключительным явлением по отношению к другим людям, может пренебрегать судьбами этих других людей.

Хочу заметить, что религиозное отношение к Миру, ощущение его бесконечности и своей причастности к этой бесконечности может сдерживать в этих условиях развитие эгоцентризма. И снова нужно подчеркнуть, что под религиозным отношением к Миру я имею в виду отношение, которое выходит за границы любых исторических конфессий. Только здесь — область и почва для реального равенства между людьми как личностями. Никакие другие формы «равенства», социального, юридического, материального и прочего на самом деле не могут означать равенства личностного. Наоборот, все они являются препятствием для свободного личностного развития. То же можно сказать и о принадлежности к любой форме исторической религии. Религиозные войны, которых не счесть в истории, — прекрасный тому пример. А. Н. Бердяев глубоко разворачивает эту тему в своей книге «Философия неравенства».

Итак, вы видите, что, затронув проблему развития способностей человека с философской стороны, мы пришли к довольно далеко идущим выводам, касающимся как онтогенеза личности, то есть развития отдельного индивида в личность, так и филогенеза личности, то есть общественного развития. Здесь надо заметить, что между онто- и филогенезом личности существуют очень глубокие и тесные связи, и, в частности, здесь могут возникать явления, например, резонансного характера. Дело в том, что в своем индивидуальном личностном развитии, в онтогенезе человек проходит фазы, которые в филогенезе могут быть растянуты на столетия, тысячелетия и даже сотни тысяч лет. И тот или другой индивид может родиться и пройти всю свою индивидуальную жизнь в таких социально-исторических условиях, которые на самом деле резонируют только с каким-то коротким периодом его личностного развития. Возникающий здесь резонанс может задержать его индивидуальное развитие, затруднив переход к следующей его индивидуальной фазе.

Теперь я хочу занять ваше внимание, коротко рассказав о некоторых способностях человека, которые иногда называют «сверх­нормальными». Это область так называемого сверхчувственного восприятия, которая очень близко связана с такими областями, как магия, оккультизм, ну и, в какой-то степени, с мистическим восприятием. Об этой области и соответствующих способностях человека надо обязательно поговорить.

Во-первых, для того, чтобы вы лучше почувствовали действи­тельную бесконечность, безграничность человеческих способностей и самого Человека как универсального существа.

Во-вторых, потому, что именно в этой области слишком много шарлатанства, в том числе и собственно научного шарлатанства, а также достаточно много людей, которые считают, что развитие так называемых сверхчувственных способностей человека и есть его духовное и личностное развитие.

В-третьих, постольку, поскольку эта область была закрыта от советского читателя в течение десятков лет. Существовал запрет на

публикацию и распространение соответствующей литературы, и теперь, когда этот запрет снят, хлынул такой поток, который, скорее всего, похож на грязевой сель и в котором достаточно трудно найти действительно что-то стоящее, соответствующее действительности. Вместе с тем появилось множество самозваных «гу- роидов», «эзотерических» школ, организаций, которые за соответствующую плату обещают развить у вас сверхчувственные способности и даже сделать вас духовно развитой личностью.

На Западе к этому потоку низкопробной литературы и рекламы привыкли и большая часть населения относится к ней со здоровой долей скептицизма. В наших условиях среди части населения, к сожалению, еще сохранилась вера в истинность того, что пишут газеты, что говорится по радио и показывается по телевидению. Причем если область политики в глазах большинства населения уже не пользуется доверием, наши политики уже давно себя саморазоблачили, то эзотерическая область, область скрынях, тайных знаний оказывается для многих очень привлекательной уже в силу, во-первых, того, что она выводит человека из нашей занудной и страшной социальности и политики, а во-вторых, в силу того, что она обладает таинственностью, а все таинственное для человека привлекательно, и так должно быть (почему, мы тоже об этом, возможно, будем с вами говорить). Поэтому мы попытаемся хотя бы немного об этой области поговорить и бросить на нее тоже некий философский взгляд с позиции внена- ходимости и диффузного сознания.

В свое время в 70-х годах мне как-то пришлось познакомиться с этой областью и в ней какое-то время «повариться». Я общался с парапсихологами, экстрасенсами, знахарями, изучал соответствующую магическую, оккультную, эзотерическую литературу и так далее. Мой усиленный интерес к этой области возможностей и способностей человека определялся в те годы тем, что в середине 60-х годов я пришел к осознанию вещной ограниченности представления о Человеке и Мире в западноевропейской культуре во— обще, в философии и психологии, в частности. И мне очень захотелось посмотреть, что же оказалось за пределами этой ограниченности. И передо мной постепенно открылся целый мир явлений, который оказался за бортом новоевропейского рационализма и науки. Даже краткое описание тех из них, что известны сегодня, потребовало бы, наверное, само по себе целого курса лекций. Поэтому я ограничусь каким-то кратким указанием на некоторые из них, но зато, может быть, с упоминанием некоторых моих собственных автобиографических моментов.

Первой книгой, которая попалась мне на этом пути, была книга Шафики Карагулы «Прорыв к творчеству (ваше сверхчувственное восприятие)», которую я прочитал в «самиздатовском» исполнении. Автор книги была ранее сотрудницей известного канадского нейрохирурга Пэнфилда, который одним из первых применил вживление электродов в человеческий мозг для исследования его электрической деятельности. Затем она заинтересовалась областью сверхчувственного восприятия и более полутора десятков лет специально исследовала этот феномен. Она отыскивала людей, в той

или другой степени проявляющих сверхчувственные способности, общалась с ними, расспрашивала, ставила эксперименты, и результатом всей этой ее работы и явилась названная книга.

В ней Шафика Карагула описывает людей, обладавших с обычной точки зрения новоевропейского здравого смысла и науки совершенно необыкновенными способностями, которых «не может быть, потому что не может быть никогда». Некоторые из них

1

стремились скрыть свои необычные способности, отличающие их от окружающих. Так, например, Карагула встретила бизнесмена, который обладал способностью узнавать, что делается и филиалах его фирмы, находящихся на большом расстоянии от его офиса, просто настроившись внутренне на данный филиал, и тогда он видел, что там происходит, и слышал, о чем там говорили. «Однако, — говорил он Карагуле, — когда ситуация требует моего вмешательства, я звоню в этот филиал по телефону и сначала расспрашиваю сотрудников о положении дел, хотя я и без этого знаю, что там происходит. А затем уже даю соответствующие указания». Карагула описала, например, и способность в большой библиотеке практически мгновенно найти нужную книгу и раскрыть ее на нужной странице, чтобы получить интересующие сведения. Некоторые из «подопечных» Карагулы пре­красно видели внутренние органы человека и энергетические поля, их окружавшие, и поэтому могли ставить медицинский диагноз, который потом подтверждался так называемыми объективными обследованиями в соответствующих клиниках с помощью специальной аппаратуры. При этом они могли не только определять существующую болезнь, но также и болезнь, которая вскоре у человека может появиться, так как оказывается, что многие болезни сначала поражают энергетические поля, или оболочки, человека («ауры»), а затем уже проявляются на физическом плане, то есть непосредственно в физическом теле человека.

Кстати, в нашей периодической печати появлялись сведения о женщине, которая, испытав шок от электрического удара, или электрического поражения мозга, затем обрела подобную способ­ность, занялась медициной и прекрасно ставит медицинские ди­агнозы.

В течение многих десятков лет в советской периодической и иной печати цензурой практически не допускалось ни публикаций об этой области способностей человека, ни ее серьезного обсуждения. Первые публикации начали появляться к середине 70-х годов. Например, в журнале «Юность» появился рассказ о телепатических и иных «парапсихических» способностях Тофика Дадашева. Затем по некоторым периодическим изданиям (нецентральным) прошли сообщения о западногерманской девочке Елене Маркард. Я кратко приведу описание случая с ней, поскольку он нам понадобится в конце сегодняшней лекции. Я привожу это описание по публикации в

журнале «Советская Родина» (1975. — № 9). Публикация

подготовлена Варварой Михайловной Ивановой. 12-летняя немецкая девочка Елена находилась в тяжелом состоянии в больнице после автомобильной катастрофы. Когда она пришла в себя, то заговорила на итальянском языке, которого никогда в жизни она не изучала. Более того, она сказала, что ее

шали Розетта, что жила она в Италии недалеко от Падуи, при >том она добавила, что родилась 9 августа 1887 года. Сообщила, что у нее двое детей, Бруно и Франса. А затем она сказала, что умерла в 1917 году. Последующая проверка показала, что, действительно, женщина по имени Розетта Теобальди родилась 9 августа 1887 года и 17 октября 1908 года вышла замуж за Джина Кастильяни. Происходило это в городе Новета. Она умерла 17 октября 1917 года, и в доме, где она жила, осталась жить ее дочь Франса. Когда Елену привезли в Новету, она показала дом, где она жила, и, увидев женщину, которая открыла дверь, воскликнула: «Вот моя дочь Франса!».

Случаев, подобных только что рассказанному и еще более уди­вительных, зарегистрировано и документально удостоверено мно­жество. Существует много книг с их описанием.

Затем появились публикации о различных способах и формах необычного целительства. Здесь и лечение с помощью рук, без прикосновения к телу больного, и лечение на громадных, тыся­чекилометровых расстояниях без какой-либо физически регист­рируемой передачи, и филиппинские врачеватели, производящие операции без хирургических инструментов и наркоза, и так далее. Стали публиковаться сообщения о хождении по огню, об автоматическом письме, о сверхчувственно передаваемых различных сообщениях и даже о чтении целых курсов лекций, которые потом издавались.

Когда я говорю «появились в печати» или «появились сообщения», я имею в виду советскую печать. В зарубежной печати такие сообщения и соответствующие работы, исследования непрерывно публиковались, выходило и выходит множество журналов, посвященных так называемым парапсихическим способностям человека, так что существует обширная литература, собираются международные симпозиумы, на которых все это обсуждается, появляется множество попыток объяснения этих явлений и с точки зрения науки, и с точки зрения религии, и с различных других позиций. Есть такие исторические исследования, которые показывают, что человек знал обо всех этих своих способностях очень давно и существовали формы культуры, где эти способности не являлись чем-то удивительным для населения, а просто повседневно практически использовались. Множество свидетельств и описаний всех этих явлений можно найти в этнографической литературе. Этнографы ездят по всему миру, встречаются с необыкновенными случаями, связанными с колдовством, шаманством, с определенными, не совсем понятными для европейцев отношениями и обычаями, в основе которых также, оказывается, лежат какие-то представления о сверхчувственных способностях человека.

Хочу здесь еще упомянуть об одной способности человека, которая почему-то получила название «психометрия». По-моему, не

вполне удачное. Представьте себе, что такому «психометристу» кто- то передает предмет, который долго находился с вами рядом, ну, допустим, ваши наручные часы. Он кладет ваши часы на стол, ставит свою руку над ними и начинает рассказывать о вас. Он описывает вашу внешность, черты вашего характера, какие-то эпизоды вашей биографии, ваши привычки, болезни, а иногда заодно и обстановку квартиры, в которой вы живете. Я привел этот пример для того, чтобы показать, что те психические энергии, которые излучает и несет в себе человек, коренным образом отличаются от энергий, изучаемых наукой. Эти энергии несут в себе «информацию» о человеке, о его личностных качествах, а также о его мыслях, эмоциях и настроениях. Они насыщают предметы вокруг человека, и эти, насыщенные его энергией, предметы могут действовать на других людей. Сильная энергетическая связь существует между человеком и его изображением, рисунком, портретом, фотографией, скульптурой. Существуют люди, которые по фотографии человека могут ставить медицинский диагноз, причем диагностируемому может быть уже лет пятьдесят, а фотография сделана в его десятилетнем возрасте. Значит, связь между изображением и оригиналом сохраняется.

Таким образом, мы все общаемся друг с другом не только когда видим и слышим друг друга, то есть визуально и вербально, но еще и через энергии и энергетические поля, которые мы излучаем, принимаем друг от друга, а также и от окружающих нас предметов. Я еще вернусь к этому вопросу в конце лекции, чтобы показать, какое значение все это имеет для практики воспитания личности и для педагогики.

А сейчас я хочу обратить ваше внимание и привести примеры, свидетельствующие об ограниченности науки и научного мышления, опирающихся на новоевропейский здравый смысл, который, как вы знаете, тоже исторически ограничен. Все новое принимается только в том случае, если оно в принципе может быть согласовано с какими-то общими парадигмами этого здравого смысла и науки. Вот один из примеров. В массовой печати прошли сообщения и публикации о способности некоего Ури Геллера гнуть и ломать металлические предметы взглядом. Геллер выступал в разных странах, его подвергали исследованию в различных научных центрах, ставили с ним эксперименты, он выступал по телевиде­нию. В частности, например, выступая по телевидению Би-би-си, Геллер, находясь на расстоянии двух с половиной — трех метров от известного телезрителям диктора телевидения, согнул взглядом находящийся в руке у этого диктора железный стержень. После передачи диктор обратился к телезрителям с предложением прийти на телестудию тем из них, кто обнаружит в себе подобные способности. То же самое было сделано и на токийском телевидении. И в Лондоне, и в Токио пришли на телестудию довольно много детей, и некоторые из них действительно обнаружили способность, подобную способности Геллера. Об этих детях были сняты фильмы, выпущены иллюстрированные книги, и это действительно очень интересные издания. Вот сюжет одного из фильмов, виденных мною.

Мальчик, лет десяти, смотрит на подвешенную в закрытом стеклянном сосуде за концы металлическую ложку. Ложка эта начинает прогибаться и, наконец, распадается на две половинки.

Между тем мой товарищ, физик по специальности, сообщил мне, что он слышал о существовании кинофильма, разоблачающего Геллера как фокусника. Будто бы на фильме видно, как Геллер, преодолевая расстояние в два с половиной метра, подскакивает к человеку, держащему в руках металлический стержень, сгибает его и отбегает назад. Но только все это он делает так быстро, что окружающие не успевают заметить. Только специальная ускоренная съемка на кинофильм может это обнаружить. Я предложил ему произвести элементарный расчет, приняв во внимание, что быстрота этого действия должна быть такова, что оно должно происходить намного быстрее, чем за одну десятую секунды. Ну, допустим, мы берем одну десятую секунды (с большим запасом!). За это время Геллер должен с определенным ускорением, а затем замедлением преодолеть расстояние в два с половиной метра, потратить какую-то ничтожную долю секунды на сгибание стержня и затем с таким же ускорением и замедлением встать на место. Ну если принять среднюю массу его тела за 70 килограмм, то очень легко дальше по правилам механики посчитать, какая сила для этого нужна. Когда мы прикинули, то сила оказалась порядка многих тонн. Так вот физик готов поверить, что человек может мгновенно развить эту многотонную силу, но он не может поверить, что можно взглядом согнуть железный стержень. Потому что, когда мы рассуждаем об ускорениях, силах и так далее, мы находимся в привычной парадигме механики, а вот что взгляд может воздействовать на стержень, это уже совсем другое дело. Такого не может быть, потому что не может быть никогда. Таким образом, оказывается легче утверждать любую нелепость, но в рамках привычного, чем предположить, что ты действительно встретился с чем-то совершенно для тебя новым и непривычным.

В 80-х годах особенно яростную и непримиримую борьбу с признанием существования парапсихических феноменов вел, например, отдел науки «Литературной газеты», помещая при этом абсолютно невежественные не только в историческом или культурном, но и просто в научном, в физическом и механическом и так далее плане публикации.

Немало сил потратили на опровержение существования пара- психических феноменов некие Э. Годик и Ю. Гуляев (последний даже академик). Они, например, утверждали, что абсолютно все поля, которые может излучать человек, физикой изучены, ею ре­гистрируются, и, в частности, излучение рук лечителя — не что иное, как тепловое излучение в инфракрасной полосе спектра. И больше там ничего нет и быть не может. И подобная чепуха выдавалась за науку.

Мы не будем больше заниматься описанием различных пара- психических и прочих удивительных явлений, потому что литература об этом, сейчас уже выходящая, огромна. В частности, я уже рекомендовал и, рискуя повториться, рекомендую почитать книги Александра Альфредовича Горбовского, на мой взгляд очень интересного автора, собравшего и описавшего большое число феноменов, которые действительно не укладываются в представления современного здравого

смысла и науки. Можно также посмотреть книгу Франка Эдвардса «Странные люди», опубликованную на английском языке в 1961 году и, в переводе на русский, в Ленинграде в 1991-м.

Мне приходилось много раз встречаться с парапсихологичес- кими явлениями, тем более, что я специально ими интересовался, и даже использовать их в некоторых ситуациях своей жизни. Но я не хочу распространяться об этом более широко и, пожалуй, остановлюсь только еще на двух феноменах, которые нам будут нужны для подведения итогов нынешней лекции. Лет 20 с лишним тому назад я читал лекцию в Керчи в организации под названием «Керчьрыбпром». Тема лекции была как раз о способностях и возможностях человека, примерно о том, о чем я вам рассказывал сегодня. После лекции ко мне подошел один из слушателей и попросил разрешения со мной проконсультироваться. «Дело в том, — сказал он, — что по ночам я иногда летаю, меня это беспокоит». Я ответил ему, что многие люди испытывают во сне чувство полета и ничего в этом странного и страшного нет. «Нет, — сказал он, — не так. Дело в том, что я могу управлять полетом, а кроме того, я все вижу и слышу, а потом наяву я могу проверить, правильно ли я видел места и слышал звуки в своем полете ночью. Однажды я летал над территорией одного военного завода, а потом через какое-то время попал на этот завод в командировку. И когда я прошел через проходную на заводской двор, я увидел, что я здесь уже был и мне все известно, что и где там находится. Я знаю, что с другими людьми, мне известными, такого не происходит, поэтому я никому не говорю об этом и сказал Вам только потому, что Вы об этом читали сегодня лекцию. А я боюсь, может быть, я уже схожу с ума и мне надо обратиться к психиатру».

Я объяснил, что никуда ему обращаться не надо, а то, что с ним происходит, издавна, в течение тысяч лет человеку известно, называется это астральным выходом — это уже по новейшей оккультной терминологии (по «научной» — внетелесным опытом) — и состоит это явление в следующем. Человек, кроме его физического тела, которое мы все отлично видим и ощущаем, имеет еще несколько тел, или оболочек. Иногда их называют аурами, а все их вместе называют ауральным яйцом. В разных традициях и учениях насчитывается различное число этих тел, или полей. Можно было бы упомянуть, например, кроме физического, эфирное тело, контур которого практически почти совпадает с физическим, немного над ним выступая. Оно довольно плотное, и его очень легко научиться видеть. Затем, за пределами эфирного, следует так называемое астральное тело, потом ментальное. Рудольф Штейнер к ним добавляет еще нечто, что он называет «я-организация». Некоторые учения насчитывают семь тел и более. Но для нас сейчас это не важно. А важно то, что эти тела имеют парадоксальным образом одновременно телесную и энергетическую природу и во время сна разделяются. Эфирное тело остается вместе с физическим телом человека, а астральное и ментальное отделяются. Они также могут оставаться рядом с человеком, могут и отправиться путешествовать. При этом за ними сохраняется способность видеть и слышать. Момент пробуждения есть возвращение астрального и ментального тел вновь в физическое. Они снова начинают сосуществовать с физическим, своими границами несколько выступая над поверхностью

физического тела, образуя так называемые психоэнергетические «ауры». У большинства людей не сохраняется в памяти то, что происходило с их астральным и ментальным телами, когда они спали.

Но у некоторых людей это воспоминание сохраняется. И это в оккультизме называется непрерывным переносом сознания. Некоторые восточные практики воспитания и некоторые направления оккультизма и магии специально обучают человека этому непрерывному переносу сознания. Одним из аргументов в пользу занятия оккультизмом у оккультистов является утверждение, что, занимаясь оккультизмом, вы получаете возможность работать над интересующими вас проблемами 24 часа в сутки, потому что, как они утверждают, в сне нуждается только физическое тело, а астральное и ментальное в нем не нуждаются, и если есть непрерывный перенос сознания, то можно сознательно действовать в то время, когда физическое тело спит. Все это я объяснил моему слушателю и посоветовал ему не беспокоиться, а спокойно продолжать летать. Я сказал ему, что не его, а, скорее, пожалуй, всех нас можно причислить к своего рода калекам, потому что мы в большинстве своем потеряли эту способность, а у него она сохранилась.

И наконец, я хочу упомянуть одну статью, главным образом из-за выводов, которые делают ее авторы. Это статья Г. К. Пут- хоффа и Р. Тарга «Перцептивный канал передачи информации на дальние расстояния. История вопроса и последние исследования».

Статья была помещена в специальном журнале «ТИИЭР» (Труды Института инженеров по электротехнике и радиоэлектронике), том 64, № 3, март 1976 года. Журнал издавался в США. Каждый номер его переводился и переиздавался у нас на русском языке. В статье описывается серия экспериментов по восприятию человеком (перцепиентом) без каких-либо технических средств связи того, что видит другой человек (наблюдатель) и фотографирует на большом расстоянии от первого. В эксперименте расстояния достигали 4 тысяч километров. Статья интересна тем, что в ней попарно приводятся фотография наблюдателя и рисунок перцепиента. Видно, что в основных чертах они совпадают. При этом каждый рисунок перцепиента сопровождается еще и его словесным описанием. Эксперименты велись в Стэнфордском научном центре в США. Сначала авторы вели эксперименты с людьми, специально отобранными, обнаруживающими в достаточно яркой степени эту способность, а затем просто со случайными людьми. И выяснилось, как пишут авторы, что после специальной подготовки в течение приблизительно года все люди обнаруживают способность подобного восприятия, и поэтому они делают вывод: «собранные нами данные, таким образом, говорят о том, что способность человека к дистанционной перцепции может быть доведена до уровня передачи полезной информации, причем это касается не только специально отобранных лиц, но и всех людей вообще» (С. 35). Это и есть тот вывод, ради которого я упомянул эту статью. Можно говорить, что в каждом из нас «сидит» в неразвернутой, нереализованной форме описанная в статье способность, а кроме нее также и бесконечное количество других. Это — одно из эмпирических подтверждений универсальности Человека, понимаемой как эквивалентность каждого индивида всему роду «Человек», то есть всему человечеству.

Теперь я хочу привести просто два случая, которые покажут вам различие между мышлением научным и мышлением философским о Человеке. В 70-х годах в Институте общей и педагогической психологии Академии педагогических наук СССР существовала Лаборатория резервных возможностей человека, возглавлявшаяся Вениамином Ноевичем Пушкиным. Фактически она занималась парапсихологией, но называлась она по-другому, потому что тогда это слово было ругательным. Вениамин Ноевич провел много остроумных и глубоких наблюдений и экспериментов, и в некоторых из них мне пришлось участвовать.

И вот был такой случай, когда в лабораторию должен был придти кинорежиссер, по фамилии Ермолаев, который должен был демонстрировать телекинез. Одна из сотрудниц Института, которая была приглашена на этот эксперимент вместе со мной, задала мне вопрос: «А вдруг у Ермолаева ничего не получится, и, значит, весь этот телекинез — ерунда». Я попытался объяснить ей, что даже если Ермолаева постигнет неудача, это нисколько не поколеблет моей уверенности в возможности существования телекинеза, просто потому, что с философской точки зрения Человек — универсальное существо, и потому — не получится у Ермолаева, не получится у Сидорова, значит, получится у Петрова или еще у кого-нибудь. Это во-первых; а во-вторых, существует большая историческая и этнографическая литература, которая свидетельствует о существовании этих феноменов.

Второй пример такой. В 1978 году была, наконец, создана специальная научная комиссия, возглавляемая академиком Юрием Борисовичем Кобзаревым, из Института радиотехники и электроники Академии наук СССР по проверке существования пара- психических феноменов. Эта комиссия работала довольно долго, приглашала большое количество различных участников и пришла, наконец, к выводу, что парапсихические феномены все-таки существуют. Тогда Вениамин Ноевич попросил директора Института общей и педагогической психологии АПН СССР Василия Васильевича Давыдова направить академику Кобзареву письмо с предложением совместного исследования и совместной работы в этой области. Ответ, который был получен от академика Кобзарева, я и собираюсь вам представить. Это ксерокопия его письма.

«Седьмое августа 1978 года.

Глубокоуважаемый Василий Васильевич! Отвечаю Вам на полученное мной сегодня Ваше письмо от 11.6.78 года за № 407. Я убедился, что явления, демонстрировавшиеся Н. С. Кулагиной («телекинез» — передвижение предметов без прикосновения к ним), Р. А. Кулешовой (чтение без помощи глаз) и Л. Корабель- никовой (опознание карт Зеннера, находящихся в пакетах из картона миллиметровой толщины), отнюдь не являются фокусами, а суть проявления необычных способностей человека. Это мое убеждение, основанное на результатах специально поставленных опытов, разделяется многими людьми, в том числе рядом профессоров и академиков. Я думаю, что пока физическая и физиологическая основа этих и других явлений, описываемых «парапсихологией» не выяснены, их психологическими аспектами заниматься бесполезно».

Это письмо в яркой форме демонстрирует тот самый способ мышления, который мы с вами назвали механическим, или не­органическим. Считается, что любое исследование, теория, во- первых, должны быть материалистическими, а во-вторых, должны начинаться с каких-то частей, по возможности элементарных, чтобы потом из них строить некую конструкцию целого. Поскольку физика занимается самыми элементарными частицами материи, она считается — и об этом был написан не один десяток статей — «фундаментальной наукой», то есть такой областью знания, которая должна быть основанием для всех других. Таким образом, предполагается, что психология, скажем, может быть сведена к физиологии, физиология — к биологии, биология — к биохимии и так далее, в конце концов все сводится к физике, поведению элементарных частиц, ну можно еще, по-видимому, добавить — физических полей. Поэтому, естественно, пока не выяснен фундамент физической теории, нечего и думать, выяснять строение каких-то верхних этажей.

Философское размышление, наоборот, начинает с всеобщего и идет «вниз», рассматривая нижележащие слои действительности.

Что касается человека, то там в явной форме по отношению к неорганическому способу познания и мышления науки все построено и происходит «наоборот». С самого начала антропогенеза, а также и в индивидуальном развитии человека это развитие состоит в том и предназначено к тому, чтобы подчинить все «низшие» этажи его существа, включая физиологию, высшим этажам, то есть духу и мысли, и эта его предназначенность заложена в него с самого его начала как возможность, которую он должен реализовать, превратив в действительность в процессе своего онто- и филогенеза.

И так же, как мыслит точное естествознание, в стиле академика Кобзарева, пытается мыслить и научная психология, считая, что она исследует какие-то отдельные проявления психики человека, из которых потом можно будет сложить и скроить нечто целое. Мы уже с вами знаем, что таким образом органическая целостность не складывается.

Кстати, хочу обратить ваше внимание на то, что в явлении «астрального выхода», когда человек видит и слышит, находясь вне своего физического тела (подобные же явления описаны в некоторых состояниях клинической смерти), слух, зрение, память и другие высшие психические функции осуществляются без участия мозга, глаз и других телесных органов. Поэтому вопрос, который здесь логически вытекает из этого обстоятельства, может быть сформулирован так: зачем человеку физические органы восприятия и мышления, если он может обходиться и без них?

В 1977 году я был приглашен на Второе всесоюзное совещание по диалектике в Алма-Ату, и, в соответствии с предложением, послал туда тезисы «Диалектика как логика органических систем». Но на совещание меня не допустили, и тогда я дополнил эти тезисы неким комментарием. Получился текст, который так до сих пор и остается у меня. Иногда я его цитирую в лекциях и некоторых статьях. Текст этот называется «Логика органических систем и психология (философские тезисы с психологическим комментарием)». В этом комментарии я рассматриваю

область парапсихологии и прихожу в конце концов к следующему выводу: «Интересно отметить, что область явлений, где психические энер- i ии проявляют свое действие непосредственно и эмпирически наглядно, где психика прямо и недвусмысленно заявляет о своем спонтанном существовании, не признается областью научной психологии. Ее обычно относят к области «парапсихологии» («пара» — но латыни «около»). Отношение представителей научной психологии к этой области различное: от признания ее важности до полного отрицания самих феноменов и объявления шарлатанами и фокусниками всех, кто занимается этой областью или демонстрирует соответствующие явления. Большинство же психологов предпочитает этот круг явлений просто не замечать и спокойно продолжает измерять скорости реакции человека на раздражители, способность решать математические задачки, запоминать тексты и т.д., получая множество всяческих параметров, набирая статистику, придумывая различные «психические механизмы» (слово-то какое «неорганическое»!) объяснения этих параметров и не замечая, что человек и психика оказываются трансцендентными их исследованиям. По- видимому, было бы справедливо именно эту область назвать «парапсихологией» («околопсихологией»), а название психологии в собственном смысле слова распространить на явления, ныне относимые к парапсихологическим».

Рассматривая универсальность человека, мы соприкоснулись с областью так называемых парапсихологических, или парапсихи- ческих, явлений. Хотя наше соприкосновение и было очень беглым, мне кажется все же, что оно было достаточным для общего представления о бесконечно многообразных, совершенно разительно отличающихся друг от друга относящихся к ней явлений. Это область бесконечная сама по себе и, кроме того, еще для человека нашей цивилизации какая-то сомнительная и таинственная. Однако существовали и существуют до сих пор культуры, в которых все эти явления принимаются как совершенно нормальные явления повседневной жизни и никто не находит в них чего бы то ни было исключительного и особенного. Можно было бы привести множество примеров из этнографических материалов о исследованиях культур, где, скажем, колдуны и шаманы были и являются совершенно нормальными, необходимыми элементами этих культур.

Можно было бы здесь сослаться на вышедшую у нас на русском языке, кажется, в самом начале 70-х годов, точно уже не помню, книгу Гарри Райта «Свидетель колдовства». Гарри Райт — английский врач, который продал свою практику и поехал по тем районам мира, где еще остались колдуны, шаманы, знахари и тому подобные для нас экзотические фигуры, посмотреть, что они могут, что все это собой представляет.

Здесь я хочу также упомянуть общеизвестный пример. Когда в Африке в прошлом веке происходила так называемая англо-бурская война, на стороне англичан сражались выходцы из Индии,

потому что Индия была колонией Англии и Англия могла послать их в Африку сражаться, — английские колониальные чиновники в Индии очень удивлялись тому, что местные жители раньше и точнее их знали о событиях, происходящих на фронтах в Африке, и спрашивали местных жителей о том, как это возможно, а местные жители, в свою очередь удивляясь такой глупости англичан, отвечали, что ведь это же очень просто, путем непосредственного обмена мыслями. Таким образом, наше сомнение и неверие в эти способности есть просто феномен исторической ограниченности нашей культуры. Кстати, иногда случается так, что когда человек увидит действия экстрасенса и поверит в их реальность, у него самого снимается какой-то внутренний запрет и начинают развиваться подобного рода способности.

Так как же все-таки относиться к тому потоку литературы, который теперь хлынул на наш книжный рынок, с описаниями совершенно необыкновенных чудес, способностей, возможностей, событий, явлений, касающихся человека? Я думаю, что правильным отношением здесь было бы, во-первых, ничего не отвергать «с порога». Человек — универсальное существо и представляет собой, так же как и Мир, Тайну, до конца не познаваемую. Поэтому, говоря о способностях и возможностях Человека, можно считать, что принципиально для Человека все возможно. Но, считая принципиально возможным все, не принимать за действительность все, что вы найдете в литературе или в демонстрациях, рассказах, обещаниях различных учителей, гуру и так далее. Здесь очень много шарлатанства, поэтому отношение к конкретным сообщаемым вам сведениям должно быть в достаточной степени критическое.

Тем не менее, что-то более или менее определенное об этих областях мы уже можем сказать. Во-первых, все эти парапсихи- ческие воздействия носят, скорее всего, пблевый характер. Здесь имеется в виду поле как такое образование, которое непрерывно (континуально) и не имеет конечных, дискретных границ, оно диффузно. Во-вторых, мы можем сказать, что эти — назовем их психоэнергетическими — поля коренным образом отличаются от тех, которые исследуются наукой, — от физических полей.

Главное их отличие состоит в том, что они несут в себе информацию о мыслях, чувствах человека, информацию, связанную с его памятью о каких-то событиях, с его какими-то личностными характеристиками. Другое отличие состоит в том, что во многих случаях их действие не зависит от расстояния, что, в частности, было отмечено в экспериментах Путхоффа и Тарга.

Эти поля, даже будучи невоспринимаемыми на сознательном уровне, воздействуют через бессознательную часть психики на всех людей без исключения, хотя и с разной силой, зависящей от индивидуальной чувствительности.

Отдельные люди могут быть хорошо совместимыми друг с другом по этим психоэнергетическим полям и, наоборот, плохо совместимыми. В последнем случае они могут друг у друга вызывать раздражение, отрицательное отношение друг к другу без каких- либо видимых внешних причин. Могут вспыхивать на этой почве неожиданные ссоры, казалось бы, по абсолютно ничтожному поводу. Эти поля могут заряжать энергией предметы, находящиеся вокруг человека. Представьте себе, что вы, даже не будучи «пси- хометристом», входите в какое-то помещение. Никого нет, оно пусто, но оно воздействует на вас определенным образом. Вам здесь хорошо, комфортно, можно расслабиться, отдохнуть. Противоположный случай, когда вам не хочется находиться в этом помещении, что-то вас тревожит, вам хочется уйти. В первом случае ваша психическая энергия хорошо согласуется с энергией этого помещения, а во втором случае плохо. Может быть, у вас какая-то психическая, психоэнергетическая несовместимость с хозяином этого помещения. Представьте себе, что вы купили ранее принадлежавшую другому вещь, ну, скажем, какое-нибудь украшение, кольцо. А потом выясняется, что вам его не хочется носить, потому что когда вы его одеваете, то у вас постепенно падает настроение, появляется какое-то внутреннее беспокойство, наконец, вы начинаете догадываться даже, что дело-то в кольце, это оно так отрицательно влияет на вас. Это просто означает, что у вас и прежнего владельца этого кольца несовместимы психические энергии.

Каждое ваше чувство, слово, мысль создает в окружающем вас психоэнергетическом поле некоторое образование, тоже, по-ви- димому, полевого характера, которое в оккультизме называется «элементал». Элементал таким образом действует на ваше сознание, чтобы создать то именно настроение, те мысли или чувства, которые вызвали его к жизни и которые подпитывают его энергией. Между вами и элементалом возникает положительная обратная связь — враг всякой устойчивости и равновесия. Этим, вероятно, можно объяснить навязчивые состояния и неотвязные мысли. Когда-то при влиятельных особах состояли маги, которые умели рвать эту связь между элементалом и его хозяином, освобождать тем самым своего патрона от паразитического влияния эле- ментала.

Гораздо более мощные полевые образования, которые являются результатом коллективных чувств или мыслей, называются в оккультизме «эгрегоры». Так, например, по-видимому, существует мощный эгрегор христианства, или даже несколько друг другу подобных и каким-то образом связанных. Элементал может быть заряжен не только какими- либо отрицательными эмоциями — эмоциями страха, ненависти, агрессии, но и положительными. В последнем случае он может даже определенным образом положительно влиять на своего хозяина.

Собственные энергетические поля человека — ауры — также взаимодействуют со всеми внешними полями. По-видимому, в этих полях существует закон, подобный закону сохранения в физике. Созданное каким-либо чувством или мыслью образование в таком поле может сохраняться неопределенно долго и служить источником информации.

С этой точки зрения можно было бы объяснить память существованием таких полей. Мозг в этом случае играет роль радиоприемника или

определенного проводника, с помощью которого мы можем настраиваться на поля, которые мы сами создали, на образования в этих полях, и эта информация начинает, так сказать, «втекать» в наше сознание, в сознательный план. Но вследствие каких-то событий, случайных, вроде болезней, или намеренных, можно перестроиться на прием «другой волны», и тогда человек может вспоминать то, чего с ним на самом деле не было. Просто через его сознание пойдет информация, которая была за­пущена в это поле совершенно другим человеком. Я думаю, что это может быть одним из возможных путей объяснения множества случаев, подобных упомянутому уже нами случаю с Еленой Маркард, а также и многих других.

Уже очень давно и довольно точно установлен другой закон этих психоэнергетических полей, обратный закону, существующему в физическом плане бытия. В физическом плане бытия, как правило, противоположное притягивается, а сходное отталкивается. Это про­исходит, например, с электрическими зарядами и магнитными полюсами. В психоэнергетических полях наоборот — сходное притягивается, поля со сходными характеристиками тяготеют друг к другу, а противоположные отталкиваются. Этим, например, объясняется явление, которое получило в магии и оккультизме название «обратный удар». Представьте себе, что черный маг или колдун по заказу или собственному желанию собирается причинить вред другому человеку. Он создает соответствующий элементал, зловредный, насыщенный агрессией, злобой и другими разрушительными свойствами. Он знает, как это делается, привык обращаться с этими энергиями, и элементал может быть достаточно сильным. Затем определенным усилием сознания и воли он отправляет этот элементал к тому человеку, которого элементал должен поразить. На­зывается это в оккультизме — «отшнуровка образа». Элементал от­правляется к своей цели, и, если в ауре этой цели, этого человека находит какие-то свойства, сходные с его собственными, он легко притягивается этой аурой и ее поражает. Но представьте себе, что аура этого человека оказывается заряженной чувствами любви, добра, доброжелательности, то есть ее заряд качественно противоположен заряду посланного элементала. В этом случае энергии ауры и элементала несут разные знаки, разнокачественны, они отталкиваются. Элементал возвращается тем же путем, которым он был послан, и поражает пославшего его колдуна или мага. Такие явления многократно описаны в соответствующей литературе и носят название «обратного удара».

Теперь представьте себе, что какого-то человека вы не любите, он вам не нравится и всегда, когда вы о нем думаете, вспоминаете, говорите, вы представляете его себе через его отрицательные качества. Эти ваши представления помимо вашей воли и того, что вы выражаете в своих словах и действиях, будут определенным образом влиять на этого человека. А именно таким образом, что он будет поворачиваться к вам этими отрицательными сторонами своей натуры. Более того, ваши энергии будут подпитывать именно эти его стороны.

А теперь представьте, что несмотря на ваше отрицательное отношение к этому человеку вы стараетесь, вспоминая или говоря о нем, представлять его положительные качества, и через какое-то время вы заметите, что он

постепенно начинает поворачиваться к вам, в общении с вами, именно этими положительными сторонами своей личности. Более того, под вашим воздействием, воздействием ваших энергий именно эти положительные стороны его натуры будут расти. (Попробуйте с этой точки зрения оценить слова Христа: «Любите врагов ваших»).

Из этого можно сразу же сделать некоторые практические выводы. Первый, и самый общий, состоит в том, что вы должны воспитывать в себе положительное отношение ко всем окружающим вас людям. Ну, а также к животным и растениям. Находясь под властью отрицательных эмоций, страха, агрессии, ненависти и так далее, вы притягиваете и собираете со всего окружающего вас полевого пространства на свою ауру соответствующие отрицательные воздействия. Второй. Дисциплинируя не только свою речь и поступки, но также чувства и мысли, вы можете определенным образом менять отношение людей к себе, способствовать, например, установлению положительного психологического климата в любом коллективе. Третий. Вы можете использовать этот закон как мощное средство воспитания и развития личности. При этом следует учесть, что дети к этим психоэнергетическим воздействиям в сотни раз чувствительнее, чем взрослые. (То же можно сказать и о животных.)

Любому педагогу, воспитателю, учителю следует непрерывно помнить, что его эмоциональное поле действует на воспитуемых независимо от того, что он говорит и какие действия совершает. К сожалению, в нашей культуре мы воспитаны таким образом, что инстинктивно и подсознательно полагаем, что воздействуют на окружающих нас людей только наши слова и действия. А что мы при этом про себя и молча думаем и какие чувства испытываем, их не касается. Поэтому воспользоваться этим средством воспитания, в том числе личностного, в нашей культуре довольно

сложно. Придется, прежде всего, начинать с самого себя, дис­циплинировать не только свои слова и поступки, но и мысли и чувства. Таким образом, и здесь, как во многих других случаях, воспитание оборачивается для воспитателя прежде всего задачей самовоспитания.

Высокоразвитые личности действуют на окружающих их людей уже просто одним своим присутствием среди них.

Здесь можно было бы еще очень много говорить об этой сверх­чувственной области, об удивительных явлениях, в ней происходящих, имеющих непосредственное отношение к нашему самочувствию и взаимоотношению с миром и окружающими нас людьми, животными и растениями. Может быть, еще впредь в наших лекциях такая возможность представится, я буду тогда об этом упоминать.

А закончить сегодняшнюю лекцию я бы хотел, пожалуй, самым главным и, на мой взгляд, самым значительным предупреждением: не думайте, пожалуйста, что увлечение миром парапси- хических явлений, развитие в себе сверхчувственных способностей каким-то образом означает ваше духовное и личностное развитие. Ничего подобного. Личностное развитие никак не коррелирует с развитием сверхчувственных способностей. Кстати, это была одна из причин, почему я в течение нескольких, даже порядочного количества, лет. увлекаясь исследованиями в этой области, затем все-таки отошел от нее и прежнего

горячего интереса к ней не испытываю. Хотя я продолжаю следить за литературой, накапливаю какие-то факты, но все больше и глубже понимаю, что в иерархии собственно человеческих, личностных ценностей и целей эта область отнюдь не является главной, хотя она может оказаться очень важной для понимания антропогенеза. И поэтому в наше время слишком уж большое увлечение ею представляет собою подмену, угрожающую увести человека с пути собственно личностного развития.

Это прекрасно понимали различные школы йоги. Когда йог за­нимается, допустим, раджа-йогой, достигает определенного уровня и у него начинают открываться так называемые сидхи, то есть эти самые сверхчувственные способности, он подвергается большому соблазну начать их эксплуатировать. Настоящий йог должен преодолеть этот соблазн и отказаться от использования сидх, для того чтобы двигаться дальше и выше в своем духовном развитии. Если он не может этого сделать, не может отказаться от этих способностей, то он из йога превращается в факира, который демонстрирует эти способности на базарах. Но путь к более высоким уровням человеческого духа оказывается для него закрытым.

И дело здесь в том, что вся эта область есть не что иное, как тоже область технологии. Мы говорили уже о том, что современного человека съедает технологическое, вещное отношение к миру.

Но в условиях западной цивилизации это технологическое отношение проявляется главным образом на физическом плане бытия. Но так же точно технологическими оказываются отношения, которые используются в магии, оккультизме, шаманизме и вообще во всей так называемой парапсихической области. Поэтому против них выступило возникшее христианство.

Ощущая на себе гнет современной научно-технологической ци­вилизации, не думайте, что вы вырветесь из этого плена, занимаясь развитием у себя парапсихических способностей. Просто из плена одной технологии вы попадете в плен другой технологии. Можно научить человека работать на токарном станке или на компьютере, но можно также научить его телепатии или лечительству энергией рук. И то и другое равным образом остается в области технологии. Любую технологию полезно знать, для того чтобы возможно было при необходимости ее использовать, но при этом отношение к ней не должно быть отношением как к самоцели, а только как к инструменту или вспомогательному средству достижения совершенно других, личностных и духовных, ценностей.

Вот на этом бы я и хотел закончить сегодняшний разговор. Обычно после такого разговора у слушателей появляется огромное количество различных вопросов. Тем более что многие области парапсихологии и сверхчувственного восприятия, включая, например, такие области, как возможность общения с умершими или спиритизм, мы просто не рассматривали и о них не говорили. Возможно, о некоторых из этих вопросов у нас будет случай еще поговорить в нашем цикле в будущем. Сегодня я, может быть, отвечу только на некоторые из ваших вопросов, во- первых, потому, что лекция и так слишком затянулась, а во-вторых, я не хочу у вас поддерживать особый, «ажиотажный» интерес к этой области.

Повторяю, для меня это только область технологии, хотя и отличной от технологии, господствующей в современной машинной цивилизации и, возможно, игравшей большую роль в антропогенезе.

Вопрос. Вы говорили об автоматическом письме, но вот существуют и другие способы получения людьми информации необычным образом. Существуют различные контактеры, и современная массовая печать часто о них пишет. Что бы Вы могли сказать об этом?

Ответ. Большинству людей, получающих информацию необычным образом, я верю. Я верю, что они действительно получают эту информацию. Содержание же самой информации в большинстве случаев вызывает у меня глубокие сомнения, в отличие от людей, ее получающих, поскольку сам необычный способ ее получения настраивает их на какое- то, я бы сказал, сверхобычное доверие к ней. Что касается содержания самой информации, то оно зависит от того уровня сверхфизического плана, с которого данный человек ее получает. И в подавляющем большинстве случаев этот уровень оказывается, к сожалению, невысоким, так что возникает вопрос, а стоит ли вообще такую информацию получать. Не загружает ли она сознание человека тем, что совершенно не нужно для его личностного развития и может даже препятствовать этому развитию? Критерии определения этого достаточно, я бы сказал, расплывчаты. Лично у меня постепенно выработалось ощущение «дыхания бесконечности». Вот если я его ощущаю, тогда эта информация для меня интересна и значительна. Если нет, то, мне кажется, не нужно обращать на нее особое внимание.

Вопрос. Вы говорили об обмене психической энергией между людьми. Всегда ли этот обмен полезен и нужен человеку?

Ответ. Он не всегда нужен и полезен, но независимо от того, нужен он или не нужен, он происходит. Мы все обмениваемся друг с другом этими энергиями, и так называемые экстрасенсы отличаются от всех остальных людей просто повышенной чувствительностью к этим энергиям и способностью их «расшифровывать», то есть переводить в определенные слова, символы, знаки и сообщать другим людям. Этот обмен бесконечно разнообразен, и он может быть также неэквивалентным. Упомянутая выше Ша- фика Карагула (и не только она, но и многие другие исследователи) описала случай, когда один человек отнимает энергию у другого, проще говоря, энергетически его грабит. Этих грабителей Карагула назвала «саперами». Есть и другое название — «энергетические вампиры». Некоторые из них не знают, что они пользуют­ся чужими энергиями, но многие из них знают об этой своей особенности и стараются скрыть ее от других людей. С помощью своих экстрасенсов, видящих потоки энергии, Карагула описала некоторые способы такого «грабежа».

Она описала также явление, которое можно было бы назвать «маятником». Представьте себе, что живут вместе двое людей. Один из них чувствует себя все хуже, хуже и хуже, потом какой-то подсознательный инстинкт заставляет его уехать от другого. Он начинает жить один, и тогда здоровье его поправляется, он чувствует себя лучше. А тот, от которого он уехал, зовет его вернуться. Он уверяет его, что он его очень любит, что без него не может жить и так далее. Наконец, этот уехавший возвращается, но

через некоторое время история повторяется, он снова начинает чувствовать себя все хуже и хуже. И снова вынужден уезжать.

Такой неэквивалентный обмен встречается довольно часто. Может быть, у многих из вас есть такие знакомые, общение с которыми вас необыкновенно утомляет. Когда начинаешь разговаривать, то вскоре чувствуешь, как будто ты ворочаешь тяжелые камни, даже какая-то судорожная зевота может появиться. Это значит, ваш собеседник через этот разговор вытягивает вашу энергию.

Особенность этих «саперов» состоит в том, что они не могут правильно обмениваться энергией с космосом, у них закрыты со­

ответствующие центры, и они вынуждены получать эту энергию от других людей. Однако эти центры можно открыть, и я однажды присутствовал на процедуре такого открытия. Кстати, на большом расстоянии. Открывающий находился в Москве, а тот, кому открывали эти центры верхней чакры, находился в Алма-Ата.

Здесь возникает и другой вопрос, которого мы не касались, — вопрос защиты от «астральных нападений». Эта защита может быть и технологического плана — создание соответствующих психо­энергетических полей, и духовного — развитие качеств личности.

Вопрос. По вашим словам, йоги, развивающие в себе сидхи, духовно и личностно не развиваются. Разве это так?

Ответ. Йоги ставят своей целью духовное развитие, но на этом мути они проходят стадии овладения сидхами и не должны соблазниться остаться на этом уровне, а отбросить уровень овладения сидхами и идти дальше. Одно из исторических значений христианства, мне кажется, состоит в том, что оно попыталось освободить человека от йоговского пути, то есть медленного движения вверх через различные промежуточные слои бытия. С помощью своих принципов и, в частности, принципа христианской любви христианство пытается забросить человека сразу на самый верх, когда все промежуточные слои оказываются иерархически ниже его и тем самым у него в подчинении. Поэтому, например, наиболее известные православные «старцы» обладали теми же способностями, что и йоги, не проходя специальной йоговской технологической тренировки их развития.

Вопрос. Верите ли Вы в спиритизм?

Ответ. Если говорить о существовании самих спиритических феноменов, то не верю, а просто знаю, поскольку сам участвовал в спиритических сеансах и убедился в том, что блюдце или другой используемый предмет начинает двигаться самостоятельно, отрываясь от пальцев, прикасающихся к нему, и действительно поворачивается, подходит меткой к нужным буквам и цифрам, так что в конце концов можно прочитать какой-то текст, причем я проводил эксперименты, задавая такие вопросы, ответы на которые заведомо не знал никто из присутствующих на сеансе, и я сам получал совершенно неожиданные для меня интересные ответы. Таким образом, я убедился, что это явление существует. Но существует и другой вопрос. То, что это возможно, ясно. Но что это такое, и нужно ли оно человеку, и насколько нужно? И опять же проблема, насколько это согласуется с его задачей духовного и личностного развития. Мне кажется, что в большинстве случаев такой

согласованности здесь нет, и едва ли стоит заниматься спиритизмом с целью продвижения в духовной области.

Вопрос. Вы говорили, о том, что можно ставить диагноз человеку по портрету, по фотографии, по принадлежащим ему вещам.

Но ведь фотографию можно размножить, можно ее распечатать м тысячах экземплярах, и неужели каждый экземпляр будет нести и себе эту информацию?

Ответ. Это очень интересный вопрос. Но, к сожалению, я п< могу на него ответить. То есть, я могу ответить положительно и том смысле, что, действительно, в тысячах экземплярах размно женный снимок несет в себе эту информацию о человеке. По видимому, вообще все образы, с которыми мы имеем дело, а также символы энергетически заряжены, и поэтому само отно шение к ним должно быть достаточно, я бы сказал, осторожным. Заряжены даже тексты, в том числе книжные, размноженные и десятках и сотнях тысяч экземпляров. И достаточно развитые эк страсенсы ощущают энергии, исходящие от того или другого текста, и эти энергии могут быть отрицательными, положительными и вообще нести на себе множество различных характеристик. Некоторые книги просто вредно держать в руках.

Это так, но почему это так, я, к сожалению, ответить не могу. Я не знаю. Могу только сказать, что различные памятники, которые стоят у нас на улицах, и различные портреты, висящие м помещениях, также энергетически заряжены и сохраняют связь с изображаемыми ими лицами. Мне невольно вспоминается одно стихотворение А. А. Галича — к сожалению, не помню его название, — где он говорит о памятниках Сталину, тысячекратно повторенных и заполнявших наши города, поселки, улицы и помещения. И там есть такая фраза: «Им бы, гипсовым, человечины». И вот я ощущаю, что это достаточно серьезно.

Все же в конце мне хотелось бы подчеркнуть еще раз, что вся эта область психоэнергетических явлений непосредственного отношения к духовному и личностному развитию не имеет. Это всего лишь одна из бесконечно многообразных сторон отношения Человека и Мира. Одностороннее увлечение ею может нанести (и действительно наносит) вред, мешая собственно человеческому личностному развитию. Йоги называли всю эту область «низшим психизмом». В то же время хотя бы элементарное знание об этой области необходимо для психологов и педагогов.

Когда Р. Штейнер создавал свою систему педагогики (существующую ныне под названием «вальдорфской»), он считал это знание и соответствующие навыки необходимыми для учителей и воспитателей.

Вопрос. Скажите, пожалуйста, имеют ли отношение к тому, что Вы сегодня рассказали, разные охранительные талисманы и амулеты, описания действий которых, а также веры в них и в чудодейственные иконы часто встречаются в литературе?

Ответ. Конечно. Талисман или амулет, изготовленные лично для Вас человеком, чувствующим ваши энергии, может быть мощным аккумулятором вашей психической энергии, могущей помочь Вам в необходимых случаях. Что касается икон (а также молитв), то здесь я не хочу об этом распространяться, так как это очень сложная область, где

философия и религия проникают друг в друга, выходящая за рамки того, о чем можно говорить в нашем кратком философском цикле лекций- очерков.

<< | >>
Источник: Арсеньев А.С.. Философские основания понимания личности: Цикл по­пулярных лекций-очерков с приложениями: Учеб, пособие лля студ. высш. учеб, заведений. — М.: Издательский центр «Ака­демия»,2001. — 592 с.. 2001

Еще по теме Лекция восьмая Универсальность Человека и его способностей. Сверхчувственное восприятие и его отношение к развитию личности. Практические следствия для педагогики:

  1. Лекция седьмая Органическое и неорганическое. Органические системы. Неорганичность научного мышления. Его влияние на развитие личности
  2. ПАРАДОКСАЛЬНАЯ УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ
  3. Лекция двенадцатая О некоторых сторонах отношения «Человек—Мир». Их представление при помощи аналогии с геометрической операцией инверсии. О располюсовании этического сознания личности на мораль и нравственность
  4. Лекция одиннадцатая Продолжение размышления об антропогенезе. Неолитическая революция и вырождение отношения «Человек—Мир» в отношение «Субъект—Объект»
  5. § 3. Духовность человека как сфера его сущности
  6. 5. ЗАКОН НЕПРОТИВОРЕЧИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
  7. § 5, Дополнение (схематическое изображение отношения и его строения)
  8. Попытка комплексного подхода к лидерству и его развитию
  9. Лекция третья Господство вещных отношений — главное препятствие личностного развития и причина дегуманизации. Рыночные отношения и превращение опредмечивания в овеществление. Полезность и использование. Технология. Секуляризация и сужение сознания
  10. Лекция девятая Новоевропейское общество как фаза филогенеза личности. Субъект-объектное отношение. Предметная деятельность. Новоевропейский рационализм. Материализм и идеализм. Общественное разделение труда
  11. Логика — наука о мышлении, ее предметом, являются законы и формы, приемы и операции мышления, с помощью которых человек позна­ет окружающий его мир.
  12. Лекция пятнадцатая Чего не хватает в цикле. Христианство — колыбель личности. Неизбежность антропологизма и антропоцентризма философии. Всеобщая энтропия истории, личность и Россия
  13. Лекция тринадцатая Продолжение обсуждения проблемы нравственности и личностного «Я». Работа А. Н. Леонтьева «Деятельность. Сознание. Личность» как пример научного подхода к проблеме личности
  14. 4. Фундаментальный эюистенциал «понимание» как следствие экзистирующей сущности человека
  15. Лекция шестая Обсуждение некоторых следствий диалектического отрицания. Пример конвергенции. Гегель об истине
  16. Время и его ценность
  17. Габитус лидера и его составляющие
  18. 7. ЗАКОН ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ И ЕГО РОЛЬ В ПОЗНАНИИ