<<
>>

Характеристика типов лидерства

Многообразие определений лидерства определяется полифонич- ностью этого феномена, проявляющегося на всех уровнях и сферах общества. Пишут и говорят о лидерах образования, науки, бизнеса, религии, профсоюзов и политических партий.

Можно выделить типы лидерства в зависимости от его субъектов, целей и области дей­ствия. Это лидерство политическое, духовное, интеллектуаль­ное; харизматическое; мужское и женское; инструментальное и культурное'2*; трансакционное и трансформационное; лидер­ство в малых группах; организационное лидерство.

Внимание к религиозным ценностям привело к попыткам пости­жения духовного лидерства - подвижничества. Лидерство в науке и искусстве освещается в работах биографов учёных и деятелей культуры, отмечается различными знаками. Так, символом лидер­ства в науке являются Нобелевские, государственные премии, в кино - «Оскар», «Золотой орёл» и др. Особо следует выделить лидерство в образовании·, педагоги в силу своих профессиональных обязанно­стей изначально поставлены в роль лидеров. Однако это не означает, что все воспитатели, учителя, преподаватели действительно явля­ются лидерами для других субъектов образовательного процесса.

C конца прошлого века исследователи стали уделять внимание гендерной проблематике и вопросам женского лидерства, что объясняется возрастанием роли женщин в развитии общества. Ли­дерство мужчин (и прежде всего в политике) объясняется высоким уровнем притязаний, интеллектуальными ресурсами, волей к власти, причём эти характеристики объявляются «биологически стабиль­ными чертами»[124][125]. Согласимся с теми исследователями, которые

полагают, что проблема женского лидерства — вопрос не способнос­тей, а возможностей126. Там, где такие возможности предоставля­ются, организации и общества только выигрывают. C женским ли­дерством связан один из организационных стереотипов: женщины- руководители более ориентированы на отношения, а мужчины - на выполнение задачи.

Однако исследования показывают, что это да­леко не так127.

Инструментальное лидерство - предмет большинства иссле­дований в менеджменте и психологии, пытающихся определить, как лидеры влияют на достижение групповых и организационных целей. Теория черт, поведенческий (бихевиористский), контингентный, атт- рибутивный подходы и харизматическое лидерство — примеры инст­рументального лидерства. Культурное лидерство - это влияние на развитие личности, группы и общества. Гаррисон Трайс и Янис Бэй­ер128 выделили два вида культурного лидерства - инновационное и стабилизирующее, реализующихся в четырех основных вариантах, связанных с действиями лидера по отношению к культуре организа­ции (создавать, изменять, укреплять, интегрировать).

Типы и варианты культурного лидерства (по Г. Трайсу и Я. Бэйеру)

Последствия для культуры Варианты культурного лидерства
Создание Харизматическое и иного происхождения
Изменение Реактивное (tum-arounded) Трансформационное Реформаторское
Поддержание Институциональное

Групповое

Героическое

Интеграция Интегративное (consensus)

Трансакционное

126 GardnerLW. Ibid,-P. 179.

127 Джордж Дж.М., Джоунс Г.Р. Организационное поведение. Основы уп­равления. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. - С.251.0 женском политическом ли­дерстве см. также: Мошненко В.В. Проблемы и факторы формирования жен­ского политического лидерства: социально-философский анализ. Дис... к. филос.н. - Ростов н/Д., 2004. -162 с.; Пономаренко Т. В. Социально-психо- логические особенности политического лидерства женщин: на материале постсоветского периода. Дис... к.пс.н. -M., 2001. - 157 с.

128 Trice Н.М., Beyer J.M. Ibid.

- Р.264-287.

Фактически, это разновидности организационного лидерства, ко­торому посвящена вторая глава монографии. Заметим, что обще­ство нуждается в различных типах лидерства.

Лидерство, в зависимости от характера взаимодействия лидера и последователей, может быть трансакционным и трансформа­ционным. В первом случае один человек берёт на себя инициативу в установлении контактов с другими людьми с целью изменения зна­чимых вещей. Трансакционное лидерство встречается, как правило, не на верхушке организации, а на других её уровнях. Во втором слу­чае один или несколько человек взаимодействуют с остальными, чтобы поднимать друг друга на более высокий уровень мотивации и нравственного развития. В трансформационном лидерстве можно выделить такие типы, как интеллектуальное, реформаторское, рево­люционное, героическое, идеологическое.

Ниже приведена характеристика политического лидерства и ли­дерства в образовании и науке.

Политическое лидерство

От описания деятельности выдающихся политиков (фараонов, королей, полководцев) ведёт своё начало исследование политичес­кого лидерства, которое, как правило, связывают с деятельностью индивидов, элит, партий. Выдвижение государств на приоритетные позиции в мире позволяет назвать и такой вид лидерства, как геопо­литическое. К лидерству в политике можно отнести деятельность законодателей (законотворческое лидерство)[126], революционеров (ре­волюционное), реформаторов (реформаторское), идеологическое пер­венство. В политическом лидерстве выделяют: по геополитическо­му критерию западное и восточное; по партийной ориентации - кон­сервативное и реформистское лидерство, социал-демократическое и коммунистическое; по стилям - авторитарное, демократическое и либеральное; по роли личности или группы в правительстве - ориен -

тированное на лидера или доминирующую партию[127]. Героическое лидерство как один из трансформационных типов выделял Дж.М. Бёрнс, наряду с такими видами, как партийное, законодатель­ное[128].

Исследование политического лидерства и деятельности его субъектов непременно приводит к постановке вопроса о роли лично­сти и народных масс в истории и источниках героизма. Появление великой (выдающейся) личности (героя) чаще всего связывалось с действием вышестоящих сил (судьбы, кармы, природы, случая, Бога), реже объяснялось сознательной деятельностью людей (образова­ние, воспитание и самовоспитание, общественный договор). Предоп­ределенность выдвижения правителей подчёркивали китайские мыс­лители Конфуций, Сюнь-цзы, Ван Чун. Общий закон природы и при­родные свойства - причины появления политических лидеров, по мнению Аристотеля. Влиянием географических условий объяснял появление величайших полководцев и лучших законодателей Ж. Бо­ден, природу считал источником «наилучше организованных» Ж.-О. Ламетри[129]. Его величество Случай и её высочество Судьба возвышают одних и предают забвению других, - утверждали фран­цузские моралисты. «Какими бы преимуществами природа не наде­лила человека, создать из него героя она может, лишь призвав на помощь судьбу» - заметил Ф. Ларошфуко[130]. К.А. Гельвеций пола­гал, что великие люди - результат слепого стечения обстоятельств (эпохи, воспитания, желания выдвинуться и др.)[131]. C эпохой и осо­бым воспитанием связывал величие человека В.В. Розанов[132]. Сила выдающейся личности объяснялась умением почувствовать потреб­ности людей и эпохи, делать то, что востребовано временем. От­

ражение исторической необходимости в деятельности выдающейся личности подчёркивал Г. Гегель. Как ответ на потребности обще­ства рассматривал появление великой личности марксизм.

Исторические события чаще объяснялись деятельностью геро­ев, чем народных масс («толпы»). Герои видели цель, умели артику­лировать чаяния масс и повести их за собой. В 19-20 вв. мощные социально-политические движения породили героев-революционеров. Наряду с героизмом одиночек, стремящихся с небольшой группой единомышленников насильственными методами изменить жизнь к лучшему (бланкисты, народовольцы и др.), возникает массовый ге­роизм (на полях военных действий, на трудовом фронте).

Одновре­менно возникли и «антигероические» настроения: скепсис по поводу перспектив развития общества, обозначаемых политиками, неприя­тие действий террористов и т.д.'36 Современный политик в глазах общества — далеко не всегда герой, т.е. его не воспринимают как выдающуюся личность или человека, способного на подвиг. Возмож­но, он и воплощает в себе черты эпохи, либо отличился чем-то от других, но это уже иное понимание героизма.

Современные исследователи подчёркивают, что действия чело­века зависят от исторических обстоятельств, в которых он оказался в силу своего положения. По определению С. Хука, такой герой, ли­дер - это «eventful man», буквально — человек, созданный историчес­кими событиями[133][134].

Политическое лидерство определяется как «постоянное приори­тетное влияние определённого лица на всё общество; социальная позиция, связанная с принятием властных решений»[135]; это первен­ство субъектов политической деятельности (личностей, групп, госу­дарств), связанное с их воздействием на жизнь людей, народов, стран, мира. C нового времени изменения в обществе стали связывать с деятельностью элит, к которым ряд исследователей относит не только лидеров из высших эшелонов власти, но и тех, кто занимается поли­тикой и пользуется влиянием в партии, в своем городе, округе[136]. Н. Макиавелли классифицировал элиты по методам управления (гиб­

кость проявляют «лисы», насилие демонстрируют «львы») и сферам деятельности (духовная, политическая, военная, интеллектуальная элиты). Элиты могут быть традиционные и современные, открытые и закрытые, правящие и оппозиционные и др.[137] Современные элиты складываются не только из тех, кого принято относить к привилеги­рованным слоям населения, хотя у последних гораздо больше воз­можностей получить престижное образование и высокий социальный статус. Среди путей формирования элит - делегирование, назначе­ние, самосовершенствование, протекция. Элиты сознают свои инте­ресы, их члены, в большей или меньшей степени, согласовывают правила игры, действия.

Член элиты - это, как правило, мужчина с высшим образованием, высоким или выше среднего уровнем дохо­дов, имеющий престижную в обществе профессию[138]. Политичес­кий лидер нового века - то же мужчина, профессионал, с имиджем сильного лидера[139].

Влияние политиков и их решений на людей очевидно. Кто он, со­временный политик: вождь, лидер, герой или гений? Немногие могут претендовать на роль вождя. Гениальность универсальна, но в поли­тике она редкость. Эпоха массового героизма уходит в прошлое. Герои воспринимаются как подвижники, способные к необычному поступ­ку, умеющие рисковать. Всякий ли политик лидер?

Американский историк Apiyp М. Шлёзингер, рассматривая связь демократии и лидерства, критиковал позиции исторического детер­минизма и отмечал, что «нравится нам, или нет, лидеры оказывают влияние на ход исторического развития»[140]. Политическое лидерство он понимал как способность вдохновлять массы, а вождей - как движущую силу истории, способную изменить ход событий. Согла­шаясь с Шлезингером в оценке роли личности в истории, отметим, что понятия «лидер» и «вождь» далеко не всегда совпадают (хотя в английском языке объясняются друг через друга). Лидер - более широкое понятие, вождь - историческое или идеологическое. Поли­тическое лидерство встречается на разных уровнях общества: от местного комитета партии до управления регионом, страной. При

этом не каждый руководитель (назначенный или избранный) являет­ся лидером, также как последний - вождём. Если в первобытном племени вождь оказывал непосредственное влияние, то в цивилизо­ванном обществе вождь идеологически, духовно влияет на доста­точно большое число приверженцев. Это обычно непогрешимый в глазах современников лидер, чья деятельность в дальнейшем мо­жет быть подвернута переоценке. Вожди, по словам А. Шлезингера, «повинны в самых тяжких преступлениях и безответственных аван­тюрах, они же вдохновляли человечество идеями свободы личнос­ти, социальной справедливости...»[141]. Политическое лидерство свя­зано с интеграцией общества, поддержанием законности и порядка, обеспечением социального согласия[142].

Современные руководители в политике, на предвыборном этапе популистски обещая всем всё, часто забывают о взятых - сгоряча либо по расчёту - обязательствах, теряют сторонников и возмож­ность сохранить лидерский статус. Некоторые политики призывают или пытаются «одним махом» воплотить извечные мечты челове­чества об установлении царства божьего на земле. Как правило, по­следствия таких попыток печальны. И если потеря или отсугствие статуса лидера для популиста или революционера могут не играть никакой роли, то для общества наличие лидеров имеет большое зна­чение: именно они умеют ставить цели, мотивировать последовате­лей к их достижению и оптимальному использованию своего потен­циала, вести к эффективному развитию, понимать потребности лю­дей.

В отношении политических лидеров часто используется преди­кат «сильный». Сильный политик обладает авторитетом, способнос­тью предвидеть последствия принимаемых решений, готов отвечать за свои действия, умеет воздействовать на других, достигать согла­сия без насилия и принуждения. В нашем понимании, это и есть ли­дер. Тогда как слабый политик (а таких немало) не является лиде­ром.

Лидерство отнюдь не «инструмент закрепощения человека», как полагал А.Шлёзингер. Напротив, это позитивная социальная практи­ка, на деле (а не словах) предполагающая ответственность - за спо­собность видеть и формулировать цели, за решения и их результат, за перемены к лучшему. В этом лидерство сродни гениальности: ге­

нии, сомневаясь в очевидных истинах, генерируют новые идеи, ви­дят цель, которую никто не видит, дают направление, не ищут прото­ренных дорог. Современное общество нуждается в людях, осознаю­щих необходимость неоднозначных решений, готовых принять и при­нимающих ответственность, действующих не во имя личных или узкогрупповых целей. Обществу необходимы лидеры-герои, умею­щие (не в ущерб законности и другим людям) рисковать, действо­вать в условиях кризиса. Лидерство означает многое, в том числе создание героев1,46.

Современный политический лидер должен обладать такими ка­чествами, как ответственность, обязательность, умениями вдохнов­лять, ставить цели и принимать решения, предвидеть и рисковать. Гениями рождаются, героями становятся. Лидером, на наш взгляд, можно стать. Общество имеет все возможности для развития ли­дерского габитуса своих членов: нужны специальные программы по лидерству, тренинги по развитию лидерских качеств детей и молодё­жи.

Особенности феномена лидерства в науке и образовании

Or деятельности лидеров в сфере науки и образования во многом зависит будущее: и та, и другая формы общественного сознания вли­яют как на создание материальных ценностей, так и на становление лидеров новых поколений. В образовательных учреждениях проис­ходит формирование личности вообще и лидера в частности, созда­ются условия, порождающие габитус лидера и способствующие его функционированию. Последнее во многом зависит от руководителей образовательных и научных учреждений. Однако нередко именно в науке и образовании лидерский потенциал оказывается не только невостребованным, но и подавленным. C одной стороны это объяс­няется вниманием к выражению индивидуальности, а не к развитию способности работать в группе. C другой стороны, система образо­вания ориентирует молодёжь на то, что общество нуждается в про­фессионалах, а не лидерах. Парадоксально, но «антилидерскую вак­цину»1,47 прививают там, где лучше всего может развиваться лидер­ский габитус! [143][144]

Проблеме лидерства в сфере образования в американской фило­софии и социологии уделяется большое внимание, с начала XX сто­летия. Это связано с введением прагматической педагогической системы Дж.Дьюи, направленной на развитие у детей, подростков и молодежи самостоятельности, социальной активности, граждан­ских чувств.

В отечественной науке работ, посвящённых проблематике ли­дерства в научных коллективах и системе образования, сравнитель­но немного. Так, в советской и российской специальной литерату­ре[145] лидерство в науке рассматривалось, прежде всего, как атри­бут гениальности, больше внимания обращалось на структуру управления наукой, схемы развития научного направления и плани­рование исследований, технологию выполнения научно-исследова­тельской работы. Эффективность руководства научным коллекти­вом оценивалась по количеству научной продукции (открытий, ав­торских свидетельств, монографий, учебников и учебных пособий, статей, т.п.)[146].

В педагогической литературе лидерство освещалось с позиций руководства коллективом школы, кафедры, вуза (работы М.М. По­ташника, И.П. Чучалина, В.З. Ямпольского, статьи Н. Стороженко и др.), деятельностью учащихся и развитием их творческой активнос­ти (С.И. Архангельский, А.А. Вербицкий, А.Н. Орлов и др.); иссле­дователями описывались базовые профессионально-педагогические умения учителя, многие из которых релевантны лидерским. Под вли­янием зарубежного опыта появились статьи и монографии, посвя­щённые организации управления образованием за рубежом (С.М. Аскольдова, Т.С. Георгиева, А. Джуринский, В.К. Елманова и др.), определяющие требования к руководителям системы образо­вания и науки как к лидерам (И.Г. Жирицкая, Е. Розанова, В.Г. Ши­пунов и др.) Наметившийся, начиная с педагогики сотрудничества, поворот к личностно ориентированному образованию, отход от жёс­ткой регламентации труда педагога при сохранении минимальных тре­бований к содержанию образования, умениям, навыкам, отражае­мым в государственных требованиях, - это, фактически, поворот к лидерству.

За рубежом исследования по лидерству касались, в основном, сфе­ры бизнеса, армии, медицины, образования[147] и, в меньшей степени, - науки. Это можно объяснить как сильным влиянием прагматизма и утилитаризма, так и особенностями лидерства в науке, индивидуа­лизмом учёных. Кроме этого, акцент исследований последних деся­тилетий находился на взаимоотношениях лидера и группы, лидера и организации. Научные коллективы в этом смысле не могли служить образцовой моделью.

I Ie r однозначных трактовок деятельности лидера в науке как под­системе социальной сферы: одни авторы (например, И.Г. Жирицкая) полагают, что руководство и лидерство здесь совпадают, другие (В.В. Бовичев, М.Г. Ярошевский) придерживаются противополож­ных взглядов. В. Бовичев, отмечая, что расхождение формальных и неформальных структур управления для науки в связи с её творчес­ким характером более типично, чем для производства, между тем утверждает[148], что лидерство личностей, не имеющих формального статуса руководителя, не является в научной деятельности типич­ным и распространённым явлением. Возникает определённое проти­воречие: официальный и неофициальный уровни, формальные и не­формальные структуры в управлении наукой есть, но при этом руко­водство и лидерство совпадают. Т.к. неформальная структура управления в ορι анизации, как правило, являегся отражением отно­шений лидере і ва, то сам факт её признания утверждает несовпаде­ние процессов руководства и лидерства (хотя именно совпадение и даёт максимальный эффект).

Как и в политике, в науке и образовании как подсистемах обще­ства, были и есть свои герои. Это победители конкурсов (таких как «Учитель года», «Лучший воспитатель»), лауреаты премий, перво­открыватели. Именно к ним, зачастую сделавшим нечто необыч­ное, поражающее воображение глубиной, совершенством, как пра­вило, применимы понятия «гений», «гениальность». Если в антично­сти гений - это избранник богов, то с эпохи Возрождения под гениальность как врождённое свойство подведут земные, природ­

ные основания. Вслед за понятием художественного гения возник­нет интерес к научному гению (но произойдёт это лишь в 19 веке)[149].

Гении с их энергией, креативностью, умениями попадать в цель, которую никто не видит и по-новому посмотреть на известное, — бе­зусловно, лидеры. Они задают направление развития не только той области, в которой сделали открытие, но и в целом способствуют развитию общества. Гениальность в науке, как и в других областях исключительна. Однако ждать появления гениев и не признавать на этом основании лидерства в науке, делать вывод о невозможности блестящих открытий в научных коллективах нельзя.

Лидерство в науке можно рассматривать на нескольких уровнях: лидерство научного направления; лидерство научного коллектива (организации); лидерство учёного. Особенностью деятельности учё­ного и научного коллектива является необходимость постоянного движения мысли, творческого поиска. Достижение результатов в науке завершает прежнее исследование и одновременно становится началом нового. Сами эти результаты, сохраняя определённое зна­чение, не считаются конечными и могут быть превзойдены[150]. По­этому лидерство научного направления, научной школы не является постоянным; лидирующие сегодня могут оказаться аутсайдерами завтра.

Этот феномен имеет и другие особенности. На макроуровне - уровне сферы науки в стране и регионе - это, прежде всего, развитие исследований, способствующих процветанию общества. На микро­уровне — уровне научной организации - особенности руководства и лидерства зависят от уровня реализуемых научно-исследовательс­ких программ, от стратегии, структуры управления и функций руко­водителей, от понимания учёными роли лидерства в развитии лично­сти.

Выделим особенности феномена лидерства в сфере науки[151] при­менительно к двум основным ориентирам деятельности руководи­телей и лидеров: к задаче (задачам) и к личности. В области ори­ентации на задачу это следующие особенности: упорный труд,

увлечение наукой и необходимость занятия научной деятельностью; использование научной теории в управлении и аналитический подход к различным видам деятельности, мониторинг тенденций в науке с целью разработки программ развития; необходимость учёта дина­мики организационных культур; широкое использование опосредован­ных методов управления деятельностью: влияние посредством идей, концепций. М.Вебер отмечал, что «лучшие идеи появляются не во время размышлений за письменным столом, но именно эти размыш­ления предшествуют лучшим идеям. Быть превзойдёнными в науч­ном отношении - наша общая судьба и наша общая цель. Мы не можем работать, не питая надежды на то, что другие пойдут даль­ше нас»[152].

Так или иначе, выделенные нами особенности руководства и ли­дерства в науке, ориентированные на задачу, выходят на личность субъекта управления. Управление людьми осталось в прошлом ты­сячелетии. Работник любой, в том числе научной, организации, - такой же субъект процесса управления, как и руководитель. Только функции у них разные. Руководитель управляет системой, в кото­рой работают подчинённые. В отношениях руководителя научного коллектива и учёных объектом становится процесс исследователь­ской деятельности, участниками которого они являются. Отсюда и вытекает целый ряд особенностей руководства и лидерства в на­уке, касающихся личности субъектов управления, личностно ориентированный подход, ориентация на достижение позитивных из­менений, на личность научного сотрудника, а не задачу; ориента­ция на группу (а не лидера) как метод осуществления лидерских полномочий; влияние на формирование и развитие лидерских габи­тусов; мотивирование к деятельности; широкий доступ к управле­нию субъектов научно-исследовательского процесса; возрастание роли командного менеджмента в организации; учёт особенностей людей, занимающихся творческой деятельностью; необходимость опоры на коллектив и коллективизм как национальная черта; выра­жение ценностей.

Ещё одной особенностью лидерства в науке, по сравнению с дру­гими сферами общественной деятельности, является слабое значе­ние официального статуса в процессе исследования и при дости­

жении результатов: здесь большую роль играют качества исследо­вателя, учёного, чем руководителя. Немаловажным в работе науч­ного коллектива становится учёт лидером психологических особен­ностей людей, занимающихся творческой деятельностью: целенап­равленность, настойчивость, инициативность и самостоятельность, непризнание авторитетов, сомнение в очевидных истинах, готовность к преодолению трудностей и риску и т.д., т.к. эти качества влияют на взаимоотношения и, в конечном итоге, на результат деятельности.

Что касается качеств самого руководителя, то особенно важны, в силу специфики субъектов управления, его умение признавать ошиб­ки, умение доказывать и признавать истину, способность увлечь иде­ей, убеждать, увлечённость наукой, широта научных взглядов и эру­диция’56. Для руководителей научных учреждений важное значение имеют лидерские качества, которые способствуют реализации субъектно-субъектных отношений и социально-эмоционального вли­яния (гибкость, ответственность, открытость, справедливость, так­тичность, толерантность и др.)

Научная работа во многом зависит от «вдохновения», таланта. Назначение на официальную должность не убивает талант, но и не является источником вдохновения. Необходимость занятия админи­стративной деятельностью, вопросами организации, планирования, экономики уменьшает время на научные исследования и может сни­зить творческий потенциал учёного. Лидер научного коллектива, как и политик, вынужден иногда лавировать, он зависим от обстоятельств, нуждается в признании в данный момент - без этого он может не достичь результатов. Как учёный, он может не спешить, надеяться на признательность потомков, творить в одиночку’57.

Лидерство включает этическую составляющую, не исключение и лидерство в науке. Наука этически не нейтральна: она не терпит лжи, дает чувство кооперации, солидарности с трудами предшествен­ников, современников и последователей, приводит к подчинению ча­стных интересов общим'58. От учёного и научного коллектива, на- [153][154][155]

учного сообщества в целом общество ожидает не только открытий, но и ответственного отношения к действиям и их результатам.

В компетенции лидера в науке и образовании - анализ различных видов деятельности с целью выявления закономерностей и разра­ботки программы развития научной организации, совершенствова­ния управления.

М. Вебер считал занятие наукой предпосылкой преподавательс­кой деятельности в аудитории, полагая, что качества отличного учё­ного и педагога не превращают их носителя на практике, и прежде всего в политике, в лидера (вождя). Настоящий учёный не использу­ет трибуну студенческой аудитории в качестве вождя, т.к. в таких условиях инакомыслящие принуждены молчать. В то же время М. Вебер не отказывал преподавателям в праве высказывать свои убеждения в процессе личного общения[156]. Таким образом, по мне­нию философа, поведение учёного в академической и преподавателя в не академической среде, должно отличаться: в аудитории и среди коллег учёный, в том числе и руководитель, - лидер в процессе выд­вижения научных идей и взглядов; вне её он может выступать и по­литическим лидером (вождём).

Среди факторов, способствующих выдвижению на лидерские по­зиции в науке, многие философы и учёные[157] называют труд, талант, образование и самообразование, подчёркивают роль эпохи, отмеча- IOi значение учителя в становлении выдающейся личности.

Особенности лидерства в науке и образовании во многом совпа­дают. Процессы руководства и лидерства имеют свои особенности в системе образования и её подсистемах, в разных типах образова­тельных учреждений. На макроуровне - уровне системы образова­ния в стране и регионе - эти особенности вытекают из задач, кото­рые общество ставит перед этой сферой. Это, прежде всего, форми­рование и развитие личности, удовлетворение её потребностей в получении образования и профессии, воспитание человека - гражда­нина. Кроме того, на особенности руководства и лидерства свой ότ­ι ісчаюк накладывает национальный менталитет.

На микроуровне - уровне образовательного учреждения - осо­бенности управления зависят от уровня реализуемых образователь­ных программ, от стратегии руководства, структуры управления и функций руководителей, от понимания педагогами роли лидерства в развитии личности. Особенности в управлении связаны и с личнос­тью руководителя и подчинённых, и с задачами, которые они реша­ют.

Практика работы и изучение литературы позволили выделить следующие особенности процессов руководства и лидерства. Эти особенности характерны как для отечественной системы образова­ния в целом, так и для отдельных образовательных учреждений.

В области ориентации на задачу это:

- необходимость использования научной теории в управлении, воз­растание роли знаний и навыков руководителя;

- необходимость аналитического подхода к различным видам де­ятельности, мониторинг тенденций в мировом и российском образо­вании с целью разработки программы развития учреждения;

- необходимость учёта динамики организационных культур, сло­жившейся в учреждении;

- широкое использование опосредованных методов управления деятельностью: влияние посредством идей, концепций;

- чтобы влиять посредством идей, руководителю необходимо заниматься наукой (это расширяет кругозор руководителя, а также представляет пример для педагогов и студентов). Административ­ная деятельность сокращает время на научные исследования, не способствует росту творческого потенциала руководителя как учё­ного. И, всё-таки, управлять сегодня должны люди науки, знако­мые с исследовательскими методами, знающие и радость успеха, и горечь неудач. Те, кто вслед за известным философом понимают, как много они не знают, и при этом постоянно раздвигают границы с непознанным. Платон, Конфуций утверждали, что государством управлять должны мудрецы. Никто не захочет, чтобы организаци­ей, где он работает, управлял глупец, полагающий, что он всё знает. Особенно важно это для образовательного учреждения, где фор­мируется личность человека, в том числе руководителя завтраш­него дня.

Так или иначе, выделенные нами особенности руководства и ли­дерства в образовании, ориентированные на задачу, выходят на лич­

ность субъекта управления. Вчера ещё управленческая наука роль субъекта отводила исключительно руководителю организации. Нет субъекта без объекта - и объектом становился подчинённый, кото­рым управляют. Как директор школы может управлять учителем, основная деятельность которого протекает на уроке? Как препода­ватель колледжа может управлять студентом? Как руководитель может управлять членами коллектива? Можно ли вообще «менедж­мент персонала» переводить на русский язык как «управление пер­соналом»? Управление людьми, на наш взгляд, осталось в прошлом тысячелетии. Руководитель, считающий, что он управляет людьми, остался там же. Современный школьник, студент, преподаватель, работник любой организации - достаточно компетентные в своей области деятельности, умеющие ставить свои личные цели и дости­гать их. Они такие же субъекты процесса управления, как и руково­дитель образовательного учреждения. При подобном рассмотрении объект никуда не исчезает: это система, в которой работают и учат­ся. Руководитель управляет системой, в которой работают подчи­нённые. В отношениях преподавателя и студента объектом стано­вится сам образовательный процесс, участниками которого они яв­ляются. Отсюда и вытекает целый ряд особенностей руководства и лидерства в образовании, касающихся личнос­ти субъектов управления:

личностно ориентированный подход, ориентация на личность студента и преподавателя, на достижение позитивных изменений;

- ориентация на личность не отрицает ещё одной особенности руководства и лидерства в управлении образовательным учрежде­нием: ориентация на группу (а не лидера) как метод осуществления лидерских полномочий. В группе каждый выполняет ту или иную лидерскую роль (инициатор, организатор, разъяснитель, синтезатор, регистратор, оратор, фасилитатор, саммэрайзер, гармонизатор, энер- гизатор и др.). Стимулирование работы творческих коллективов, микрогрупп в процессе занятия будет способствовать развитию прак­тики действия в различных лидерских ролях;

- вышеназванные роли применимы и к педагогу и к его деятель­ности, так же, как выделяемые другими авторами такие роли, как опора, специалист, вдохновитель, новатор, реформатор, образец, кон­сультант, наставник и др. Руководитель, педагог в своей деятельно­сти конструируют репертуар лидерских ролей;

- влияние учителя, преподавателя, руководителя на формирова­ние индивидуальных и лидерских габитусов детей и молодёжи (габитус - совокупность предрасположенностей к практике, менталь­ные - когнитивные и мотивационные структуры, через которые ин­дивиды воспринимают мир. Под влиянием семьи, образовательного учреждения происходит формирование особенностей восприятия, мышления, действия, качеств личности. Габитус работает в ситуа­циях, адекватных условиям формирования. Чем разнообразнее бу­дут ситуации деятельности, в которые включена личность ребёнка, тем богаче будет опыт его социального взаимодействия, предраспо­ложенности к реальной практике жизни);

- отсюда вытекает и такая особенность, как мотивирование к деятельности (мотивация - функция руководства в любой системе). В образовании особую роль приобретают не факторы гигиены, а фак­торы-мотиваторы. Среди них: ответственность, личный смысл, лич­ностный и профессиональный рост, достижения и признание дости­жений, собственно учёба или деятельность. Именно они, а не внеш­няя мотивация (оценки, зарплата, привилегии, условия труда, межличностные отношения) должны выходить на первый план. Мотивация - функция, объединяющая менеджеров и лидеров любой организации, однако в системе образования и управления её подсис­темами есть ещё одна особенность:

- широкий доступ к управлению субъектов образовательного про­цесса: административные функции выполняют директор и его замес­тители, менеджерские - руководители структурных подразделений, пре­подаватели, студенты - будущие педагоги в процессе педагогичес­кой практики. При этом администрирование-это философия, политика и планирование, а менеджмент - мобилизация ресурсов и мотива­ция, мониторинг и реализация политики. Тождественны деловые навы­ки руководителя и педагога, связанные с такими функциями, как пла­нирование, информирование, принятие решений, оценка и контроль. Среди этих навыков - аналитические, коммуникационные, навыки самоменеджмента, планирования, организации и регулирования, приня­тия ответственности, решения проблем, мотивирования и контроля;

- в современных условиях возрастает роль командного менедж­мента, управленческой команды в организации. Не исключение и образовательные учреждения: сегодня в одиночку самый компетен­тный руководитель не сможет решить все управленческие задачи.

Это связано как с обширным потоком информации, так и с широкой палитрой требующихся для решения разных задач качеств личности и деловых навыков. В управленческой команде объединяются люди с разными габитусами, способностями, качествами, призванные фор­мулировать и реализовывать общие цели, каждый несёт ответствен­ность за часть работы, соответствующую его склонностям;

- руководитель не может не учитывать особенностей тех, кто за­нимается творческой педагогической деятельностью, таких их ка­честв, как целенаправленность, настойчивость, инициативность и самостоятельность, непризнание авторитетов, сомнение в очевид­ных истинах, готовность к преодолению трудностей и риску И Т.Д., т.к. эти черты влияют на взаимоотношения и, в конечном итоге, на результат деятельности. Что касается качеств самого руководите­ля, то особенно важны, в силу специфики субъектов управления, его умение признавать ошибки, умение доказывать и признавать истину, способность увлечь идеей, убеждать, увлечённость наукой, широта научных взглядов и эрудиции. Важное значение для руководителей образовательных учреждений имеют лидерские качества, которые способствуют реализации субъектно-субъектных отношений и со­циально-эмоционального влияния (гибкость, ответственность, откры­тость, справедливость, тактичность, толерантность, др.);

необходимость опоры на коллектив и коллективизм. Практика показывает, что если педагоги участвуют в формировании политики школы, колледжа, то исполнение ими решений в русле этой политики будет более эффективным. В работе коллектива педагогов действу­ет первоначально открытое психологами в студенческой среде пра­вило, согласно которому группа эффективнее индивида в процессе принятия решений, даже если этот индивид обладает статусом ли­дера. Это означает, что руководитель должен привлекать к процессу подготовки решений, касающихся коллектива, его компетентных представителей. Однако ответственность за принятое решение бу­дет не коллективной, а индивидуальной - она полностью лежит на руководителе;

- другая особенность - выражение ценностей. Руководители в си­стеме образования, ориентируясь на традиционные ценности, отра­жают ценности коллектива своей организации. В свою очередь, ценно­сти, знания, умения и навыки молодёжи зависят от качества образо­вания и воспитания. От решений руководителей любого уровня зависит будущее человека, группы людей, всего общества. От реше-

ний руководителей в образовании зависит, какими будут взрослые поколения, а значит, судьба и конкретного человека (габитус которого не может формироваться вне системы образования), и всего общества.

Выделенные нами особенности руководства и лидерства в науке и образовании можно объединить в несколько групп: действующие на макро- и микроуровнях; касающиеся ориентации на личность и задачи; затрагивающие требования к личности руководителя и его функциям. Понимание руководителем образовательного учреждения специфики управленческого процесса в нём, на наш взгляд, будет способствовать эффективной реализации задач личности и органи­зации, развитию общества в целом.

По нашему мнению, эти особенности по-своему преломляются в управлении педагогическим образовательным учреждением. Это связано, прежде всего, с характеристиками внешней и внутренней среды, спецификой деятельности субъектов образовательного про­цесса, их вкладом - настоящим или будущим - в культуру и архитек­туру педагогического пространства.

За рубежом, где проблема развития лидерства тесно связывает­ся с воспитанием элиты, накоплен богатый опыт подготовки лидеров и руководителей. Образование в развитых и развивающихся странах стало одним из средств развития лидерских качеств и обретения статуса руководителя.

Процесс достижения лидерских позиций в таких странах, как США, Великобритания, Япония, включает в себя получение престижного университетского образования, обязательные занятия спортом в ус­ловиях соответствующей образовательной среды[158]. Однако сход­ство этих компонентов не приводит к одинаковым лидерским сти­лям: напротив, они достаточно контрастны. Для западной культуры основными ценностями лидерства являются вербальные и интеллек­туальные навыки и способность принимать решительные действия в относительно ясной обстановке; на Востоке наиболее предпочти­тельны самоотстранение и способность работать «за кулисами» для достижения консенсуса внутри группы. Эти различия объясняются особенностями культуры. Есть различия и в системе обучения: в Японии студенты - пассивные участники больших классов, анализи­рующие, вне непосредственного активного взаимодействия, под ру­

ководством уважаемого ими педагога сообщаемые им факты. На­против, в элитных вузах Великобритании и США, обучение идёт в малых интерактивных группах, где заучивание и запоминание фак­тов уходят на второй план, уступая место процессу определения и представления знаний; иными являются и отношения между препо­давателями и учащимися: они более тесные, особенно в общеобра­зовательных школах. Предвидя обострение борьбы за мировое ли­дерство, американские учёные пытаются определить наиболее пред­почтительные лидерские стили и модели обучения лидерству.

В теории и практике образования США мысль о необходимости обучения лидерству со школьной скамьи не является новой: моло­дые люди, получающие сегодня образование, завтра будут опреде­лять политику страны. Каким станет будущее, во многом зависит от содержания образования.

Интересны результаты социологических исследований, проведён­ных несколько лет назад в престижных вузах США, Великобритании и Японии[159]. Они говорят о большой роли, которую придают получе­нию образования будущие британские и американские лидеры. Срав­нительно невысокий процент ответов японских учащихся можно объяснить особенностями японского менталитета, стремлением к коллективизму и нежеланием выделяться, а также мотивированием их педагогами не к развитию лидерства, а к успешной сдаче экзаме­нов. Студенты - будущие лидеры отдают предпочтение гуманитар­ным предметам: родному языку, истории и естественным наукам, меньше увлечены математикой и иностранными языками (последнее характерно для англоязычных студентов - знание родного языка для них важнее, т.к. он является интернациональным языком диплома­тии, бизнеса, спорта и туризма и многих других сфер жизни). Приме­чателен зафиксированный исследователями факт расхождения между процентом собирающихся заниматься естественными науками и не испытывающими к ним любви японскими студентами: 20,9% и 24,5%; при этом процент предпочтения также невысок: 14,8%. Американс­кие социологи объясняют такой разрыв системой преподавания в

ний руководителей в образовании зависит, какими будут взрослые поколения, а значит, судьба и конкретного человека (габитус которого не может формироваться вне системы образования), и всего общества.

Выделенные нами особенности руководства и лидерства в науке и образовании можно объединить в несколько групп: действующие на макро- и микроуровнях; касающиеся ориентации на личность и задачи; затрагивающие требования к личности руководителя и его функциям. Понимание руководителем образовательного учреждения специфики управленческого процесса в нём, на наш взгляд, будет способствовать эффективной реализации задач личности и органи­зации, развитию общества в целом.

По нашему мнению, эти особенности по-своему преломляются в управлении педагогическим образовательным учреждением. Это связано, прежде всего, с характеристиками внешней и внутренней среды, спецификой деятельности субъектов образовательного про­цесса, их вкладом - настоящим или будущим - в культуру и архитек­туру педагогического пространства.

За рубежом, где проблема развития лидерства тесно связывает­ся с воспитанием элиты, накоплен богатый опыт подготовки лидеров и руководителей. Образование в развитых и развивающихся странах стало одним из средств развития лидерских качеств и обретения статуса руководителя.

Процесс достижения лидерских позиций в таких странах, как США, Великобритания, Япония, включает в себя получение престижного университетского образования, обязательные занятия спортом в ус­ловиях соответствующей образовательной среды[160]. Однако сход­ство этих компонентов не приводит к одинаковым лидерским сти­лям: напротив, они достаточно контрастны. Для западной культуры основными ценностями лидерства являются вербальные и интеллек­туальные навыки и способность принимать решительные действия в относительно ясной обстановке; на Востоке наиболее предпочти­тельны самоотстранение и способность работать «за кулисами» для достижения консенсуса внутри группы. Эти различия объясняются особенностями культуры. Есть различия и в системе обучения: в Японии студенты — пассивные участники больших классов, анализи­рующие, вне непосредственного активного взаимодействия, под ру-

ководством уважаемого ими педагога сообщаемые им факты. На­против, в элитных вузах Великобритании и США, обучение идёт в малых интерактивных группах, где заучивание и запоминание фак­тов уходят на второй план, уступая место процессу определения и представления знаний; иными являются и отношения между препо­давателями и учащимися: они более тесные, особенно в общеобра­зовательных школах. Предвидя обострение борьбы за мировое ли­дерство, американские учёные пытаются определить наиболее пред­почтительные лидерские стили и модели обучения лидерству.

В теории и практике образования США мысль о необходимости обучения лидерству со школьной скамьи не является новой: моло­дые люди, получающие сегодня образование, завтра будут опреде­лять политику страны. Каким станет будущее, во многом зависит от содержания образования.

Интересны результаты социологических исследований, проведён­ных несколько лет назад в престижных вузах США, Великобритании и Японии[162]. Они говорят о большой роли, которую придают получе­нию образования будущие британские и американские лидеры. Срав­нительно невысокий процент ответов японских учащихся можно объяснить особенностями японского менталитета, стремлением к коллективизму и нежеланием выделяться, а также мотивированием их педагогами не к развитию лидерства, а к успешной сдаче экзаме­нов. Студенты - будущие лидеры отдают предпочтение гуманитар­ным предметам: родному языку, истории и естественным наукам, меньше увлечены математикой и иностранными языками (последнее характерно для англоязычных студентов - знание родного языка для них важнее, т.к. он является интернациональным языком диплома­тии, бизнеса, спорта и туризма и многих других сфер жизни). Приме­чателен зафиксированный исследователями факт расхождения между процентом собирающихся заниматься естественными науками и не испытывающими к ним любви японскими студентами: 20,9% и 24,5%; при этом процент предпочтения также невысок: 14,8%. Американс­кие социологи объясняют такой разрыв системой преподавания в

Японии, ориентированной на запоминание большого количества дан­ных, что требует много времени как в процессе учёбы, так и при подготовке к сдаче экзаменов.

Исследования содержат данные о политических взглядах студен­тов престижных вузов США, Великобритании и Японии: минималь­ный процент у крайне левых и крайне правых (от 2 до 6), остальные воззрения относятся к либеральным (33,9%; 15%; 21,5%), центрист­ским (35,8%; 30,9%; 52,3%) и консервативным (22,4%; 41,2%; 18,5%). Цифры свидетельствуют о либеральных и центристских ориентаци­ях американцев, консерватизме англичан и центризме японцев; по ним можно судить о прошлом и прогнозировать политическое буду­щее трёх государств. Немаловажным представляется исследовате­лям отношение будущих лидеров к своей стране, её истории, к пра­вительству и иным национальным институтам. Большая часть аме­риканцев, англичан и японцев гордится историческими традициями своих стран, но критически относится к деятельности политических лидеров, считая их не заслуживающими доверия; примерно пополам разделились мнения об удовлетворённости положением дел в своей стране. Серьёзными проблемами, требующими незамедлительного решения, называют студенты падение моральных норм, распростра­нение наркотиков, защиту окружающей среды. Вопрос об академи­ческих стандартах образования волнует американцев и англичан, но не японцев. Уверены в хорошем качестве среднего образования бо­лее 60% студентов, высокий уровень получаемого в вузах образова­ния подчёркивают более половины американцев, примерно 49% анг­личан и 10% японцев (70% из них называет этот уровень хорошим, а 18% - невысоким).

В становлении лидера большую роль играют его представления о собственном народе, от этого зависит, какими он видит своих после­дователей, на какие их черты будет опираться. Американские сту­денты престижных вузов видят своих сограждан материалистами и индивидуалистами, творческими, трудолюбивыми, лояльными, эмо­циональными, интеллигентными, заслуживающими доверия, велико­душными и незлопамятными, сравнительно вежливыми и достаточ­но агрессивными людьми. Сдержаннее в оценке этих качеств бри­танские учащиеся (меньше самых высоких баллов, больше средних). Лояльность и трудолюбие высоко ценятся японцами, преимуществен­но материалистами по своей природе; они интеллигентны, вежливы, неагрессивны, неэмоциональны, меньшие, чем американцы и англи­

чане, индивидуалисты, они достаточно великодушны и заслуживают доверия, но им меньше характерны незлопамятность и снисходитель­ность. Подобный образ типичного для государства гражданина скла­дывается в представлениях студентов в процессе учёбы и общения. От педагогов зависит возможность трансформации образа, мотиви­рование студентов к развитию тех качеств, от которых зависит не только их будущее, но и благополучие страны. Например, озабочен­ность социологов США вызывает не слишком высокий в опросе американских студентов ранг таких качеств, как трудолюбие, вели­кодушие и доверие, являющихся фундаментальными для экономи­ческого процветания.

Приведённые выше данные зарубежных социологических иссле­дований позволяют выделить особенности лидерства с позиций сту­дентов как субъектов лидерских отношений в настоящем и буду­щем: гуманитарные предпочтения, умеренность в политических взгля­дах и лояльность, творческая направленность, индивидуализм (англо-американская модель) и коллективизм (японская традиция).

Аналогичных отечественных исследований нами не обнаружено, однако взаимоотношения студентов и педагогов, их деятельность получили достаточное освещение в педагогической литературе. Ос­новной задачей преподаватели видят либо передачу знаний, что яв­ляется требованием вчерашнего дня, либо формирование творчес­кого мышления, что скорее соответствует требованиям времени[163]. В.А. Конев определяющими характеристиками педагогического про­странства середины 90-х гг. прошлого века назвал сциентизм, диф­ференциацию знаний, монологизм, авторитаризм и утилитаризм, под- чёркнув, что будущее не за ними. На смену устаревшим приходят новые элементы культуры: диалог, самоценность личности, работа не с информацией, а культурной ситуацией[164]. Анкетирование, наблю­дение, беседы позволили отразить в отечественной педагогической

литературе ценностные ориентации студентов и преподавателей как субъектов лидерства. Студенты в качестве значимых называли уважение и доброжелательность, компетентность, справедливость, умение владеть словом, умение убеждать. Все эти характеристики можно отнести к лидерским: они показывают значимость для сту­дентов субъектно-субъектных отношений с педагогами.

Получение престижного образования не является пожизненной гарантией занятия лидерских позиций. Лидер должен уделять боль­шое внимание совершенствованию своих способностей, не пренеб­регать теорией в процессе практической деятельности. Знание тео­рии помогает принимать обоснованные решения, основываясь на понимании и осознании проблемы, а не на личном опыте и эмоциях. Особое значение приобретает теория в практике управления образо­ванием: её «плоды» имеют значение для будущего, от неё зависит дальнейшая жизнь общества. Ни один лидер, в том числе и в систе­ме образования, не обходится без теории - даже если об её наличии он не подозревает. В основе любой теории лежат идеи, размышле­ния, без которых невозможна практика. Если теория лидерства, в принципе, может существовать вне практики (при этом возникает вопрос: зачем она?), то практика лидерства без теории не позволит лидеру действовать эффективно. Практика, основанная на слабой теории, в конечном итоге ведёт к слабым результатам. Теоретиков образования часто критикуют за отрыв от практики. К сожалению, не все руководители российской системы образования владеют теори­ей: возможно, в этом кроется одна из причин сложившегося в ней кризиса. Похвально появление альтернативных концепций развития образования. Однако отсутствие в них необходимой части - ценнос­тей личности и общества, делает их нежизнеспособными. Теория развития лидерства не может быть свободной от философских осно­ваний. Лидеры образования разных стран ориентируются на тради­ционные для этих стран ценности: индивидуализм или коллективизм, самореализацию или служение обществу, трудолюбие и т.д. Ценнос­тные основания - как цели, так и средства - для многих граждан России оказались потеряны, а новые так и не созданы. Любая тео­рия приобретает общественное значение, если отражает личност­ные ценности и цели. Учёт национальных особенностей, междуна­родного опыта (но не слепое его копирование) придадут теории уп­равления образованием жизнеспособность. Развитие лидерских умений и навыков вне теории также немыслимо.

Лидерство играет существенную роль в совершенствовании об­разования. Субъектами лидерства в системе образования могут быть руководители (в этом случае лидерство соотносится с официальным статусом), любые члены группы (как объединения людей в органи­зации, учреждении образования) - например, педагоги, или сама груп­па - например, творческое объединение учителей. Однако следует отметить, что далеко не все руководители системы образования и педагоги являются лидерами. В результате их взаимоотношения с подчинёнными и студентами носят статусный, субъектно-объект­ный характер, что затрудняет развитие лидерских качеств всех уча­стников образовательного процесса или даже препятствует ему.

Эффективный руководитель - лидер обеспечивает возможность участия последователей, членов организации, группы в развитии и управлении образованием, помогает им осознать преимущества но­вовведений и мотивирует к принятию изменений. Также как обуче­ние наиболее эффективно, когда учащийся активно в нём участвует, так и совершенствование управления образованием эффективно при подключении к процессу, наряду с лидерами, других субъектов уп­равления. Совершенствование как системы образования, так и от­дельного её звена возможно лишь при условии включения в этот про­цесс работников, желании их повысить свою компетентность. Зада­ча руководителей — обеспечить необходимые ресурсы и объединить людей в достижении общих целей.

Одним из необходимых лидеру качеств является ответственность. Лидер в образовании несёт ответственность за постановку целей и организацию деятельности: учитель - учащихся, преподаватель - студентов, администратор - педагогов. Не меньшая ответственность возлагается и на самих учащихся: ученик сам отвечает за приобрете­ние знаний, за своё обучение. Это, в большей степени, характерно для американской системы образования, и в меньшей - для российской.

Педагог как субъект управления деятельностью учащихся дол­жен не только способствовать развитию их мотивации к учению, познавательной активности (что влияет на формирование мотиваци­онных и когнитивных структур, через которые индивид воспринима­ет мир), но и создавать для этого соответствующие условия. Одним из таких условий становится благоприятный психологический кли­мат, работа, свободная от страха наказания, осмеяния. Исследова­ния показывают, что продуктивность обучения обратно пропорцио­

нальна сумме угроз, его предваряющих и сопровождающих. Про­цесс учения и преподавания может и должен быть творческим: твор­чество предназначено человеку от природы. Контроль как одна из функций управления не должен сдерживать творческий потенциал участников образовательного процесса.

Эффективность обучения связана и с таким понятием, как кол­лективизм, более соответствующий природе человека, чем индиви­дуализм и соревновательность’[165]. Проблемы, с которыми сталкива­ются лидеры, требуют усилий не одиночек, а коллективов. Решение проблем - одна из лидерских функций - является и составной час­тью процесса обучения; более эффективно проблемы разрешаются в групповой работе, когда происходит объединение усилий. Это было доказано экспериментами Р. Торндайка в студенческой аудитории в 1939 году и позднее (1959) подтверждено исследованиями амери­канских психологов Дж. Вибота и Г. Келли. Задача педагога - на­учить различным методам решения проблем, как традиционным, так и творческим.

Лидер - администратор в системе образования сталкивается с вопросами мотивации, создания комфортного микроклимата, пробле­мами, требующими решения. Его теоретические знания, практичес­кий опыт и умелое привлечение работников к управлению через де­легирование им части управленческих функций оказывают бесспор­ное влияние на результативность деятельности части, звена системы. Практика показывает, что если педагоги участвуют в формировании политики, то исполнение ими решений будет более эффективным.

Роль лидера как субъекта управления в образовании в своё вре­мя описали Т. Пирс и А. Олбрайт’[166]: лидер использует авторитет своего положения и личное влияние для создания таких условий, в которых все работники принимают участие на всех этапах образо­вательного процесса - в постановке целей, планировании, исполне­нии, оценке результатов, и все, имеющие отношение к выдвижению идей, хотят их реализовывать. Эта модель получила название ориен­тированной на группу, или разделённого лидерства, в противовес мо­дели, ориентированной на лидера.

Таким образом, лидерство в науке и образовании имеет общие и специфические черты. Общими являются: ориентация на группу как метод осуществления лидерских полномочий; широкое использова­ние опосредованных методов управления; влияние посредством идей, концепций, приёмов исследования; слабое значение официального статуса в процессе исследования или обучения и при достижении результатов; анализ различных видов деятельности с целью выявле­ния закономерностей и разработки программы развития научной орга­низации и образовательного учреждения, совершенствования управ­ления ими; необходимость совершенствования способностей; овла­дение современной теорией; ориентация на традиционные в обществе ценности; ответственность за постановку и достижение целей.

Отличает лидерство в науке от лидерства в образовании то, что здесь большую роль играют качества учёного, исследователя, чем руководителя; необходимость учёта лидером специфических качеств людей, занимающихся творчеством (эти качества далеко не всегда присущи участникам отношений лидерства в системе образования). Однако значимые именно для научной среды, в силу специфики пос­ледователей, умение признавать ошибки, умение доказывать и при­знавать истину, способность увлечь идеей, убеждать, увлечённость наукой, широта научных взглядов и эрудиция не менее важны и в системе образования. От лидеров - педагогов зависят возможности создания условий, порождающих габитус лидера, мотивирование дошкольников, школьников и студентов к развитию качеств, от кото­рых зависит не только их будущее, но и благополучие страны. Моти­вирование входит в компетенцию лидера научного коллектива, но касается оно, скорее, ориентации на задание, чем развития личности и создания условий функционирования лидерского габитуса учёных.

И для науки, и для образования имеют значение осуществляю­щийся сегодня переход от монолога к диалогу, от авторитаризма к разделённому лидерству, от утилитаризма и сциентизма к понима­нию самоценности личности. Лидерские позиции, как и эффектив­ность лидерства в науке и образовании, во многом зависят и от учё­та вышеназванных ориентаций.

Между лидерством и образованием много общего. Достижение позитивных изменений - объединяющая их цель. Это комплексные феномены, оказывающие влияние на личность и результаты её дея­тельности. Если образование совершенствует личность и её поведе-

ниє, то лидерство предполагает создание ситуаций, ведущих к дос­тижению целей. Образование - своего рода эволюция восприятия, трансформация отношения личности с другими людьми и окружаю­щим миром в целом. Оно даёт положительные результаты, если его субъекты видят в нём личный смысл, чувствуют свою значимость и реализуют свои социальные потребности. Лидерство - процесс вза­имодействия людей, одна из задач которого - создавать здоровую психологическую атмосферу групповой деятельности, сохранять людей интеллектуально и нравственно здоровыми. От лидера во многом зависит создание условий, снижающих напряжение, агрес­сивность, и повышающих результативность работы. Во многом ак­тивность человека зависит от его отношения - к целям, заданию, другим людям. При этом реальное положение дел часто уходит на второй план: эмоции, отношение заслоняют факты. И в образовании, и в лидерстве важно изменить отношение их субъектов, а для этого нужно уметь слушать, понимать и уметь изменить ситуацию, быть готовым к свободному обсуждению проблем. Дискуссия помогает выразить чувства. Нужен постоянный лидерский и педагогический тренинг для поощрения предпочтительных моделей поведения, же­лаемого отношения. Образование способствует расширению знаний, пониманию реальности, развитию толерантности и часто оказыва­ется единственным способом, которым лидер может изменить от­ношение людей. Совпадают и субъекты образования и лидерства: педагоги, в силу специфики профессии, занимают лидерские пози­ции, студенты, учащиеся - их последователи, чьи лидерские габиту­сы подлежат развитию. И лидер, и педагог оказывают влияние, ста­вят цели, учат мыслить и чувствовать.

Образование и лидерство проникают друг в друга и становятся почти неразрывными при условии взаимного нарастания мотивации, а не программирования и внешнего давления насилия, - отмечает Дж.М. Бёрнс[167]. Они эффективны, когда их субъекты разделяют одно пространство и время, имеют родственную мотивацию и близкие системы ценностей.

Определение лидерства как процесса социального управления, сущностные черты которого - социально-эмоциональное влияние индивида на группу и её членов посредством авторитета личности и

субъектно-субъектный характер отношений между ними, позволяет отделить феномен лидерства от руководства. Лидерство несёт со­циально-психологическое и этическое содержание: его субъекты по­лагают себя равноправными участниками взаимодействия, их цен­ности близки или совпадают. Лидер отличается от других субъек­тов лидерства степенью личного влияния, авторитета, производных от лидерского габитуса - совокупности приобретённых социально диспозиций (характеристик - качеств, умений, навыков, знания ли­дерских ролей и функций). Индивид занимает позицию лидера в си­туации, аналогичной условиям формирования его габитуса. Струк­туры, механизмы лидерства существуют в обществе и прививаются через институты семьи, школы, вуза, под влиянием которых проис­ходит становление личности, формируется её лидерский габитус. Лидеры в образовании и науке как подсистемах социальной сферы общества создают ситуации, способствующие формированию инди­видуальных габитусов будущих лидеров или функционированию га­битусов учёных - членов научных коллективов.

Разнообразие проявлений лидерства находит отражение в много­численных классификациях (типологиях) лидеров. Рассматривая их, выделим те, которые предполагают возможности развития лидерс­ких характеристик — качеств, умений и навыков, знания ролей и фун­кций.

6.

<< | >>
Источник: Введение в философию и практику лидерства: монография / М.Ю. Ананченко; Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. - Архангельск: Поморский университет,2005. - 277 с. 2005

Еще по теме Характеристика типов лидерства:

  1. Проблема развития лидерских характеристик в традиционных теориях лидерства
  2. Педагогические модели развития лидерских характеристик
  3. 35. ЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТВЕТОВ
  4. § 2. Общая характеристика восхождения
  5. 34. ЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВОПРОСОВ
  6. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  7. ГЛАВА II ЛИДЕРСТВО И ОРГАНИЗАЦИЯ
  8. Понятие как форма мышления Общая характеристика понятия
  9. Мифы вокруг лидерства и лидеров
  10. ГЛАВА I ФЕНОМЕН ЛИДЕРСТВА В ФИЛОСОФИИ, НАУКЕ И ПРАКТИКЕ
  11. Основные подходы к пониманию сущности лидерства
  12. 2.2 Система политического лидерства
  13. Проблемы лидеров и лидерства
  14. Попытка комплексного подхода к лидерству и его развитию
  15. Эффективность руководства и лидерства