<<
>>

От чувственно-конкретного к абстрактному

Чувственно-наглядное представление о системе кон­кретно в том смысле, что оно является результатом непо­средственного, целостного ее отражения. Оно выявляет, если не всегда, то как правило, прямую связь, отношение там, где имеют место сложнейшие опосредованные связи.

Чувственно-наглядпое представление, будучи конкретным по форме, является крайне абстрактным по содержанию, поскольку отвлекается, абстрагируется от глубинных свя­зей, сущности, системных закономерностей, не наполнено еще многообразием определений, совокупностью, единст­вом которых является подлинно конкретное, научное зна­ние. Собственно говоря, это отвлечение, абстрагирование составляет сущность чувственного познания при всей его на первый взгляд конкретности.

Чувственно-конкретное, конкретное в представлении являет собой самое общее и бедное знание о системе. Именно поэтому оно служит лишь предпосылкой, исход­ным пунктом познания конкретного как единства много­образного. При этом мысль движется не прямо от чувст­венно-конкретного к мысленно-конкретному. Сначала она нисходит от конкретного в представлениях к абстрактно­му, отражающему уже в определениях, понятиях черты, стороны изучаемой системы. Этот процесс К. Маркс ха­рактеризовал как «переработку созерцания и представле­ния в понятия» 1. Здесь чувственно-конкретное знание о целостной системе «испаряется до степени абстрактного определения» [177][178].

Нисхождение от чувственно-конкретного к абстрактно­му возможно потому, что компоненты, части целостной си­стемы относительно самостоятельны и несут в системе специфическую «нагрузку». Выполняют определенные функции. Наличие частей в целом, их относительная само­стоятельность —объективная основа нисхождения от чув­ственно-конкретного к абстрактному.

Это нисхождение есть по сути своей процесс абстраги­рования.

В познавательной деятельности используется несколь­ко способов абстрагирования:

отвлечение свойства или отношения от предметов и тех их свойств, с которыми они неразрывно связаны;

мысленное сопряжение исследуемого признака с его но­сителем;

мысленное отвлечение от тех сторон познаваемого пред­мета, которые для познающего субъекта несущественны;

мысленное выделение из целостного предмета, системы ее компонентов, частей, черт, особенностей и отражение их в понятиях 1.

Абстрагирование, т. е. движение от конкретного к абст­рактному в процессе изучения целостной системы, вполне оправданно и необходимо, так как оно не только не про­тиворечит общей и главной цели познания — получению конкретного, целостного знания, знания истинного, соот­ветствующего действительности, но и способствует до­стижению этой цели. «Мышление,— писал В. И. Ленин,— восходя от конкретного к абстрактному, не отходит — если оно правильное... о т истины, а подходит к ней. Абстрак­ция материи, закона природы, абстракция стоимости и т. д., одним словом, все научные (правильные, серьезные, не вздорные) абстракции отражают природу глубже, вер­нее, полнее»[179][180].

Абстракция, являющаяся результатом отвлечения, сама в известном отношении конкретна, поскольку изучение основной, а равно и всякой другой части целого наряду с изучением этой части самой по себе, что, собственно, пре­жде всего и предполагает абстрагирование, включает в се­бя в той или иной мере и познание ее связей с другими ча­стями целого, а значит, познание целого в его конкретно­сти. Таким образом, знание части, будучи в основе своей абстрактным, выступает в то же время и как определенное знание о целом, т. е. как конкретное знание. Кроме того (и это главное), знание абстрактное, частичное, неполное обладает известной конкретностью постольку, поскольку «оно только и есть ступень к познанию конкрет­ного» [181].

Блестящим образцом нисхождения от чувственно-кон­кретного к абстрактному с последующим восхождением от этого последнего к конкретному в мышлении является «Капитал» К. Маркса, в котором воспроизведена целост­

ная картина экономической системы капитализма. В инте­ресах и целях достижения конкретного знания Маркс исследовал каждую отдельную часть (явление, процесс) этой системы, причем не изолированно, не саму по себе, а с учетом ее места и роли в целостной системе, во взаимосвя­зи с другими компонентами.

Исследование капиталистического способа производст­ва К.

Маркс начал с исследования его как конкретного це­лого. Однако это целое сначала еще не расчленено, хаотич­но, не выявлены еще ни его компоненты, части, ни их роль в целостной системе, ни характер их взаимодействий. На начальном этапе исследования оно отражается в сознании человека так, как оно дано в непосредственной чувствен­ности. Это — конкретное целое, данное человеку в пред­ставлении. C него-то, этого конкретного, чувственно вос­принимаемой целостной системы, и начинается процесс ее познания.

На этапе чувственного созерцания целого познается внешнее целостной системы, но поскольку всякое внешнее неразрывно связано с внутренним, является выражением, проявлением этого внутреннего, то уже здесь проливается определенный свет и на содержание внутреннего целост­ной системы, на состав и строение целого. Целостное вос­приятие предмета как непосредственно данного выступает, таким образом, и как определенное познание частей. Но целое состоит из множества самых разнообразных частей, главных и второстепенных, скрытых от исследователя мас­сой разнообразнейших явлений и непосредственно данных, доступных чувственному восприятию. Поэтому на ступени чувственного созерцания могут быть познаны в той или иной мере далеко не все компоненты целого, а только те из них, которые выступают на поверхности и доступны непо­средственному чувственному восприятию.

В дальнейшем, по мере накопления эмпирического ма­териала об исследуемом целом, оно расчленяется в процес­се познания на все новые и новые, все более глубоко лежа­щие компоненты, причем результаты расчленения отража­ются в различного рода определениях, абстракциях. По­знание начинает свое движение от конкретного целого, данного в восприятиях и представлениях, к абстрактному, к тем самым определениям, которые отражают расчленен­ные в процессе анализа компоненты, части целого.

Категории, являющиеся результатом нисхождения от чувственно-копкретпого к абстрактному, отмечал К. Маркс, выражают формы наличного бытия общества,

«определения существования, часто только отдельные сто- роны этого определенного общества...» [182].

Расчленение целого на части, исследование частей и выражение его результатов в соответствующих абстракци­ях, т. е. движение от конкретного в его чувственно воспри­нимаемом виде к абстрактному — непременный этап в по­знании целого. Это обусловлено тем, что всякое конкретное целое, представляя собой «единство многообразного», т. е. единство, целостность, заключающую в себе множество компонентов, сторон, особенностей и их взаимосвязей, не может быть познано сразу во всей его конкретности и це­лостности. Сначала его нужно обязательно разложить на составляющие, каждая из которых должна быть исследова­на и отражена в соответствующих абстракциях. Только после выполнения этой задачи, задачи препарирования конкретного на серию частных определений, отражающих компоненты, части целого, познание может отправляться в обратный путь — в путь от абстрактного к конкретному как единству многообразного.

Однако, чтобы этот путь был успешным, важно устано­вить предел нисхождения, ту границу, за которой анализ становится бессмысленным. Иначе говоря, движение от абстрактного к конкретному, обратное движение к кон­кретному должно начинаться, как мы уже в этом убеди­лись, не со всякого абстрактного, а с того абстрактного по­нятия, которое отражает основу, стержень исследуемой целостной системы как в генетическом, так и в структур­ном и в функциональном отношении. Только на основе этой абстракции, характеризующей самую простую, эле­ментарную, но вместе с тем и всеобщую форму бытия це­лого, его «клеточку», может быть воспроизведена картина изучаемой системы в целом.

Искомая «клеточка», разумеется, не есть атом, пони­мавшийся в прошлом вечным и неделимым, не есть нечто мистическое, непостижимое, не некий «холос» или энтеле­хия, а реально существующий компонент, часть экономи­ческой системы. Характерно, что она имеет как бы два лица. Одно — ее лицо, как исходного компонента изучае­мой системы; другое — отражение этого компонента в со­знании, его абстракция, понятие.

«Клеточка» должна быть всеобщей ив то же время элементарной формой, присущей всем этапам движения системы. Это значит, что она должна быть выделена на

вполне зрелом уровне развития системы. «...Наиболее все­общие абстракции,— писал К. Маркс,— возникают вообще только в условиях наиболее богатого конкретного разви­тия, где одно и то же является общим для многих или для всех. Тогда оно перестает быть мыслимым только в осо­бенной форме» 1. Это во-первых.

Во-вторых, «клеточка» должна выражать тенденции движения исследуемой системы, присущие ей противоре­чия, от их зарождения до их разрешения. «Отражение при­роды в мысли человека,— писал В. И. Ленин,— надо пони­мать не «мертво», не «абстрактно», не без движения, не без противоречий, а в вечном процессе дви­жения, возникновения противоречий и разрешения их» [183][184].

Этим требованиям в полной мере отвечает категория товара в марксовом исследовании экономической системы капитализма. Эта категория — предел нисхождения мысли от чувственно-конкретного к абстрактному и в то же время начало восхождения от абстрактного к конкретному. Рас­сматривая процесс абстрактно, т. е. оставляя в стороне об­стоятельства, не вытекающие из законов простого товар­ного обращения, К. Маркс выделил и исследовал товар — наиболее общий и элементарный компонент капиталисти­ческого производства.

Будучи самой простой, абстрактной, непосредственно данной категорией, определение товара является вместе с тем определением, из которого с необходимостью вытекают все другие, более богатые по содержанию определения. Это подобно тому, как в реальной системе компонент, отра­жаемый в этом определении, с необходимостью порождает другие, неэлементарные ее компоненты. Определение то­вара проще, элементарнее всех других выводимых из нее определений, причем само оно не опосредовано ни одной из этих последних категорий. Именно в товаре, как в фо­кусе, сконцентрированы присущие капиталистическому обществу противоречия. «...Отдельный акт обмена одного, данного, товара на другой,— писал В. И. Ленин,— уже включает в себе в неразвернутой форме все главные про­тиворечия капитализма...» [185].

В раскрытии противоречий, присущих элементарному компоненту системы, их движения, развития, в отыскании средств их разрешения — самая глубокая суть марксова

метода исследования капиталистической системы. «При этом методе,— писал Ф. Энгельс,— мы исходим из первого и наиболее простого отношения, которое исторически, фак­тически находится перед нами... Это отношение мы анали­зируем... При этом обнаруживаются противоречия, кото­рые требуют разрешения. Но так как мы здесь рассматри­ваем не абстрактный процесс мышления, который проис­ходит только в наших головах, а действительный процесс, некогда совершавшийся или все еще совершающийся, то и противоречия эти развиваются на практике и, вероятно, нашли свое разрешение. Мы проследим, каким образом они разрешались, и найдем, что это было достигнуто уста­новлением нового отношения, две противоположные сто­роны которого нам надо будет развить и т. д.» 1.

Прежде всего К. Маркс исследует исходное противоре­чие товара, как единства потребительной стоимости и стои­мости. Всякий товар есть соединение вещества природы и труда, труд же в свою очередь противоречив: он дву­единство труда конкретного и абстрактного.

Так шаг за шагом К. Маркс раскрывает целостную си­стему противоречий товарного обмена.

Восходя от категории «товар» через категории «стои­мость», «деньги» и другие к категории «капитал», К. Маркс исследует новую группу противоречий экономи­ки капитализма, формулирует основное противоречие си­стемы капиталистического производства — противоречие между производительными силами и производственными отношениями, которое составляет экономическую основу социалистической революции.

Нетрудно понять, что метод исследования К. Марксом капитализма является диалектическим методом. Этот ме­тод, писал Ф. Энгельс, «мы считаем результатом, который по своему значению едва ли уступает основному материа­листическому воззрению» [186][187].

Движение мысли от чувственно-конкретного к абст­рактному пе имеет самодовлеющего значения. Это движе­ние — подготовительный этап к восхождению от абстракт­ного к конкретному, которое только и дает содержатель­ное, более или менее полное знание о системе. В этой свя­зи сами абстракции, являющиеся результатом движения от конкретного, ценны не сами по себе, а как исходные на­чала восхождения к конкретному. Их ценность определи-

ется той ролью, которую они играют в познании конкрет­ного во всей его полноте и многообразии. Сама по себе абстракция товара, в ее, так сказать, чистом виде, в себе са­мой, мало что говорит о системе капиталистического про­изводства. Но ее особая ценность состоит, повторяем, в том, что она является той логической «клеточкой», из ко­торой в процессе восхождения выводятся другие, более бо­гатые по содержанию определения, которые дают знание о системе в целом.

«Абстрактное,— пишут И. С. Нарский и Г. Д. Левин,— это диалектическая противоположность конкретному, но такая противоположность, которая способствует воспро­изведению конкретного в теоретическом познании. Восхож­дение от абстрактного к конкретному превращается в пу­стую спекуляцию, если оно не опирается на предшествую­щее и вспомогательное движение (восхождение) от кон­кретного к абстрактному. Движение к абстрактному толь­ко тогда научно и практически важно, когда оно является подъемом от подлинно конкретного к действительно теоре­тически абстрактному и способствует эффективности по­знавательного восхождения от абстрактного к конкрет­ному» 1.

3.

<< | >>
Источник: Афанасьев Виктор Григорьевич. Общество: системность, познание и управление.— M.: Политиздат,1981.—432 с.. 1981

Еще по теме От чувственно-конкретного к абстрактному:

  1. ГЛАВА ШЕСТАЯ ОТ ЧУВСТВЕННО-КОНКРЕТНОГО К АБСТРАКТНОМУ И ОТ НЕГО К КОНКРЕТНОМУ ВО ВСЕМ ЕГО МНОГООБРАЗИИ — ПУТЬ ПОЗНАНИЯ ЦЕЛОСТНОЙ СИСТЕМЫ [163]
  2. Абстрактное и конкретное
  3. Абстрактное и конкретное. Их единство и противоречие
  4. От абстрактного к конкретному как единству многообразного
  5. ГЛАВА ПЕРВАЯ ПРОБЛЕМА МЕТОДА ВОСХОЖДЕНИЯ ОТ АБСТРАКТНОГО К КОНКРЕТНОМУ
  6. 2. Конкретный подход и „абстрактный эмпиризм"
  7. Лекция пятая Диалектические моменты развития. Восток и Запад. Циклическое линейное время. Диалектическое противоречие. Бесконечность у Гегеля. Гегелевская система. Рефлексия—трансцендирование. Абстрактное и конкретное. Отрицание отрицания
  8. Познание как процесс отражения объективного мира сознанием человека представляет собой единство чувственного и рационально­го познания.
  9. § 2. Диалектика конкретно-единичного человека и общества
  10. Зиновьев А.А.. Восхождение от абстрактного к конк­ретному (на материале «Капитала» К.Маркса). — M.,2002. —321 с., 2002
  11. § 1. Диалектика абстрактно-всеобщего человека и общества
  12. § 1. Философские аспекты труда. К. Маркс о труде вообще
  13. § 2. Культура в социально-историческом контексте общественной жизни
  14. Оглавление
  15. Объективные основы анализа и синтеза
  16. § 1. Основные методологические предпосылки анализа сущности культуры и ее определение
  17. § 3. Личность как движущая сила общественной жизни, как субъект истории
  18. СОДЕРЖАНИЕ
  19. Виды понятий
  20. Утопия и воображение