<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренные нами формы мысли не являются лишь существу­ющими формами, хотя это сосуществование и имеет место. Они, вме­сте с тем, являются сторонами одного и того же дифференцированно­го способа мышления — восхождения.

В истории науки о мышлении имели место случаи, когда в слож­ном приеме мышления абстрагировались различные его стороны и изоб­ретались только как сосуществующие различные приемы. Так было, например, с «индуктивными методами». Бэкон исследовал процесс выявления причинных зависимостей, как он совершается путем на­глядного сравнения различных случаев, абстрагировал его различные стороны; с легкой руки Милля эти стороны стали фигурировать в ка­честве самостоятельных методов (приемов), даже соединение «метода сходства» и «метода различия» стало фигурировать как особый метод наряду с его составными. Это сказывалось отрицательно на понима­нии как метода в целом, так и его сторон в отдельности.

Восхождение — прием неизмеримо более сложный и дифферен­цированный по своей структуре. Отвлечение его сторон и рассмотре­ние их в их особенностях сравнительно друг с другом есть необходи­мые условия понимания метода в целом. Но таким же необходимым условием является рассмотрение сторон восхождения в единстве, в за­висимости друг от друга. Без этого они не могут быть правильно поня­ты и превращаются в ложные абстракции. Мы постоянно стремились учесть оба названные фактора.

Из этого, однако, не следует, что весь арсенал приемов, составля­ющих метод восхождения, должен иметь место в каждом акте частных исследований. Если сравнить частные исследования, то обнаружива­ется, что отдельные стороны восхождения отсутствуют в одних и полу­чают гипертрофическое развитие в других, — это зависит от частной задачи исследования, способностей исследователя и других причин. Поскольку наука о мышлении должна изучить сами формы, приемы мышления в их субординации, она должна взять массу частных иссле­дований как одно целое.

Мы почти не прибегаем к сравнению «Капи­тала» с другими произведениями — он достаточно обширен и дает бо­гатый материал для анализа всех основных приемов восхождения, но в большинстве случаев это сравнение служило предпосылкой для фик­сирования приемов автора «Капитала» в обобщенной форме. Навер­няка можно сказать, что исследование других наук обнаружит такие стороны восхождения, какие в «Капитале» имеются в зародыше или трудно обнаруживаются. Мы уже не говорим о том, что изучение раз­

личных форм проявления восхождения и его сторон в различных (ти­пичных .тля определенного круга наук) условиях его применения тре бует в обязательном порядке охват массы наук.

Восхождение не есть схема в том дурном смысле, что его лишь стоит однажды открыть и затем как сложную, расчлененную большую посылку силлогизма распространять на различные частные науки. Хотя восхождение и есть обшее, но именно такое его «применение» будет означать непонимание предмета, а лишь подведение его под общее или в лучшем случае приведение примера для общего после проделан­ного исследования. Восхождение есть закон в полном смысле этого слова: оно абстрагируется как внутренняя зависимость процесса по­знания предмета и проявляется в каждом частном случае, если оно там имеет место, не в чистом виде, а внутри бесконечного переплетения связей, модифицируясь в своем проявлении под их влиянием. Все, сказанное о законах вообще, должно быть отнесено и к нему самому. Потому «применение» его к частным случаям должно совершаться с учетом всей совокупности развития данной науки, начиная от конк­ретной задачи исследования и кончая особенностями исследования данного предмета.

Относительного того, что восхождение может модифицироваться в своих проявлениях в конкретных исследованиях, мы неоднократно говорили. Укажем здесь для полноты картины возможные модифика­ции в пределах даже одного и того же исследования. Вместе с тем, это будет некоторой детализацией сказанного в 2 и 3 главах.

Одно и то же по содержанию исследование (и изложение) может происходить в различных формах абстракции — в различных катего­риях, умозаключениях, определениях и т.д.

В предисловии к Ill тому «Капитала» Энгельс разбирает рассуждение вульгарного экономиста Лсксиса, Последний таким образом объясняет прибыль: капиталист продает дороже, чем покупает, т.е. выше стоимости товара; рабочий же не может сделать надбавки к стоимости своего товара — труда: по- юму он продает труд по стоимости, т.е. за необходимые средства су­ществования; потому по отношению к рабочему надбавка к цене ведет к переносу части стоимости продукта в руки капиталиста. Энгельс по поводу этою рассуждения замечает: это объяснение фактически ведет к тому же результату, что и теория прибавочной стоимости Маркса; рабочий воспроизводит издержки своего производства плюс прибавоч­ную стоимость; рабочая сила продается по издержкам производства, товары — выше, надбавка в цене покрывается из «совокупного про­дукта» рабочих. Лексис, говорит Энгельс, есть марксист (в данном пун­кте), облачившийся в костюм вульгарного экономиста. Характерно за­метить что если бы с т. зр. способа (точнее, внешней формы) абстра- іирования Лексиса охватить весь предмет в целом, пришлось бы в

конечном итоге заменить всю терминологию, конкретный ход иссле­дования этого пункта к остальным деталям целого принял бы другой вид* Но с необходимостью проявилась бы та же самая зависимость, о которой мы говорили во 2 и 3 главах.

В исследовании Маркса точно так же можно встретить различные формы субъективного фиксирования одного и того же явления. На­пример, гл. 16 первого тома «Капитала». Там Маркс дает «различные формулы нормы прибавочной стоимости». В гл. 7 Маркс изображает стоимость продукта в относительных долях продукта. В таких случаях мы имеем дело с эквивалентными по существу и различными по фор­ме абстракциями.

Надо сказать, что хотя в частностях и возможны модификации в форме абстракций (мы говорим не о терминах — ст. зр. изображения данного предмета они случайны), однако для исследования в целом эти модификации не безразличны и в конце концов нивелируются, подчиняясь главным зависимостям понимания предмета. Так, взять в качестве основы исследования капитала в целом изображение стоимо­сти в относительных долях продукта бессмысленно, ибо здесь исчезает стоимость как отношение, и на первый план выступает субъективный способ измерения. Не говоря уже о том, что эта форма абстракции не дает возможности рассмотреть все отношения буржуазного организма, как «надбавка к цене» в приведенном выше рациональном смысле раз­рушает самое эту абстракцию в контексте исследования в целом; в крайнем случае «надбавка к цене» оказывается «надбавкой» к издерж­кам производства, а цена — издержками производства. Если рассмат­ривать тенденции развития науки — наиболее адекватное отражение предмета в целом — то разнообразие форм абстракций, связанное с индивидуальным освоением предмета и теми или иными внешними для понимания, конкретными условиями, сводятся к единообразию, наиболее соответствующему задаче адекватности отражения.

Далее. Полнота и детальность рассмотрения того или иного воп­роса, исторически связанная с новизной понимания, с теоретической борьбой и т д. образует разнообразие внешних проявлений восхожде­ния. В тенденции здесь точно так же наблюдается отсеивание массы обстоятельств, как случайных, но необходимых с т.зр. понимания пред­мета в данных условиях развития науки. Причем от этого глубина, характер понимания предмета не страдает.

Наконец, последовательность рассмотрения предмета не есть нс что абсолютное. Одни и те же необходимые зависимости могут прояв­ляться с различной последовательностью в частностях. Например, глу­бина понимания ничуть не пострадает, если проблему накопления рас­смотреть между обращением индивидуального капитала и воспроизводством общественного капитала. Простор для разнообра­

зи

зия остается и в таком направлении: понимание прибыли, появления цен производства и средней прибыли и т.д. возможно без рассмотре­ния движения индивидуального и общественного капитала в деталях.

Восхождение есть взаимодействие массы различных форм мышле­ния. В конкретном исследовании их данная координация может иметь самый различный вид. Короче говоря, надеяться на то, что различные науки во внешне заметной форме проявят какие-то «стандарты», значит ждать сотни, а может быть и более лет, когда приемы восхождения при­обретут прочность предрассудка, станут «обычными», привычными.

Восхождение, сказали мы, есть закон, т.е. имеет силу во всяком исследовании при определенных условиях. Это значит, что не всякий процесс мышления есть восхождение. Доказывать это не приходится. Скорее наоборот, надо защищать то, что восхождение имеет силу для всякой науки при соответствующих условиях.

Об необходимых условиях осуществления восхождения мы говори­ли во 2 и 3 главах. Очевидно, надо указать условия другого порядка: какие условия познания требуют вмешательства восхождения и делают применение его возможным, какова сфера применения восхождения.

Вопрос о сфере применения той или иной формы мышления можно решать двояко:

1. Идти по пути рассмотрения различных областей знания, выяс­няя, имеет там место восхождение или нет, возможно или нет. На этом пути мы сразу натолкнемся на тот факт, что в ряде областей на­уки восхождение не проделано, и доказательством его возможности должно стать применение его в данной области. Кроме того, даже рас­смотрение имеющихся достижений дает колоссальное разнообразие форм проявления законов восхождения, что должно быть рассмотрено лишь на основе предварительного изучения восхождения отвлеченно от этих модификаций. Мы этот путь не отрицаем. Но он эффективен лишь как сторона второго.

2. Действительно научный путь выяснения сферы той или иной формы мысли есть анализ самой формы. Последний должен вскрыть общее содержание и условия данной формы, и ответ, естественно, по­лучается такой: там, где имеют место такие-то условия, там применима и данная форма. Всегда, когда исследователь имеет перед собой органи­ческое целое, представляющее продукт естественноисторического про­цесса, должно быть применено для его понимания восхождение.

Этот путь имеет еще одно преимущество: он заранее определяет направленность исследования и исключает схоластику такого сорта, когда берут, например, спичечную коробку и требуют показать ее диалектику.

Анализ восхождения показывает, что здесь дело не в том, чтобы произвольно выгородить кусок материи и восходить. Так, чтобы рас­смотреть общество в какой-либо стране, в данное время, надо проде-

дать масел восхождений, причем каждое будет фактически исследова­нием не просто данной страны как таковой, а исследованием различ­ных явлений, безотносительно к ее индивидуальности: феодализма вообще, капитализма вообще, науки вообще и т.д. И лишь со време­нем возможно подняться в совокупном действии массы ВОСХОЖДЄНИІ! до индивидуальности данной страны. Принципиально возможно, прак- Itpicckiiнецелесообразно. Для решения подобных задач мышление имеет другие приемы.

Восхождение, грубо говоря, есть всестороннее рассмотрение од­ной стороны действительности. И лишь создавая предпосылки пере­хода в другие сферы исследования, оно в тенденции дает возможность создать единство человеческих знаний вообще. Но это путь, как пока­зала практика науки, нецелесообразен. Человечество выработало иной способ - изучение самих законов мышления, которые будучи осозна­ны, становятся способом исследования любой стороны, «отрезка» дей­ствительности.

Мы рассмотрели основные законы восхождения. Дальнейшее ис­следование восхождения должно ИДТИ ПОЛИНИН изучения: 1) проявле­ния законов восхождения в способе изложения: 2) проявления их в различных науках в связи с их особенностями (типичные случаи): 3) происхождение восхождения; 4) новых его приемов.

Чтобы изучать диалектическое мышление, надо прежде всего выч­ленить его формы в качестве возможного объекта исследования. Это — необходимое условие дальнейшего углубленного и летального изуче­ния. Этим объясняется характер данной работы: широта охвата мате­риала, критика ошибочных воззрений, постоянное сопоставление при­емов диалектического мышления с приемами формальной логики с целью подчеркнуть специфику первых. Со временем, когда вопрос о приемах диалектического мышления превратится в рабочий вопрос по детальному их изучению, станет возможным изложение этих приемов в чистом виде, не загружая изложение критическими замечаниями и сопоставлениями. Сейчас это неизбежно.

<< | >>
Источник: Зиновьев А.А.. Восхождение от абстрактного к конк­ретному (на материале «Капитала» К.Маркса). — M.,2002. —321 с.. 2002

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  2. Заключение
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. СОДЕРЖАНИЕ
  6. Воля в темах Достоевского
  7. Приложение
  8. Учение о красоте и триада благо-мудрость-красота.
  9. Терминологические и методологические проблемы
  10. Психоанализ
  11. ШАНГИН ВАСИЛИЙ ОЛЕГОВИЧ. АВТОМАТИЧЕСКИЙ ПОИСК НАТУРАЛЬНОГО ВЫВОДА В КЛАССИЧЕСКОЙ ЛОГИКЕ ПРЕДИКАТОВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Москва - 2004, 2004
  12. 2.2. Исторические свидетельства о трактате «О природе космоса и души»
  13. 3.4.1. Учение о душе и видах душ.