<<
>>

«Сила абстракции»

Мы рассмотрели восхождение с точки зрения его задачи и результата. Теперь рассмотрим его (опять-таки в общем виде) как субъективный процесс, как субъективную связь.

Хотя абстрактное и не является абстракцией в формально­логическом смысле, оно есть своеобразная абстракция.

Точнее, получение абстрактного понятия связано со своеобразной абст­ракцией. Восхождение же есть процесс ряда таких абстракций, определенным образом связанных между собой.

Что исследование предмета мышлением есть процесс ряда абстракций, это очевидно. В политэкономии эта необходимость усиливается особенностью предмета: «при анализе экономичес­ких форм нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химически­ми реактивами. То и другое должна заменить сила абстракции»[3]. Из этого не следует, что «сила абстракции» не нужна в других науках, при исследовании других предметов. Физик, например,

при исследовании строения атома должен отвлечься от строе­ния и влияния прибора. Принципиального различия между на­уками в этом отношении нет. В природе и обществе процессы нигде в изолированном виде не совершаются, а лишь в сложной естественной связи. Чтобы изучить их, надо их отвлечь посред­ством мышления, чтобы рассмотреть их в связи с другими, надо отвлекать самые связи. И независимо от того, насколько возмо­жен эксперимент, нужна сила абстракции. Болес того, сам на­учный эксперимент является ощутимым свидетельством силы абстракции. В ряде наук можно с помощью вещественных при­способлений выделить искусственно какое-либо явление из связи с другими, искусственно расчленять и соединять его. Напри­мер, в химии. В других (например, в политэкономии) это зат­руднено. Здесь вся эта работа должна быть проделана целиком в голове. Отсюда — особо важная роль абстрактного мышления. Поэтому в таких науках впервые встает вопрос о мысленных приемах исследования как вопросе философии.

Конечно, и в этих науках возможно до некоторой степени компенсировать затрудненность эксперимента. Например, Маркс берет Англию, в то время страну классического развития капитализма, в каче­стве наиболее удобного материала наблюдения Энгельс — Афи­ны, где процесс формирования государства протекал в наиболее чистом виде. Такой выбор эмпирического материала есть лишь иная форма проявления силы абстракции. Но оставим в сторо­не различное проявление силы абстракции в различных услови­ях исследования, рассмотрим самые общие ее черты.

При исследовании предмета посредством восхождения сто­роны предмета отвлекаются не просто для тою, чтобы их за­фиксировать в категориях. Эта задача предполагается, но не в ней дело. Стороны отвлекаются для того, чтобы их исследовать. Исследовать особым образом: сторона исследуется отвлеченно от другой (других) и, вместе с тем, исследуется в том освеще­нии, какое на нее бросает другая в связи с другой. Например, процесс производства капитала исследуется как таковой, отвле­ченно от движения стоимости и прибавочной стоимости, но исследуется как процесс производства стоимости и прибавоч­ной стоимости; это обстоятельство «предполагается» — оно оп­ределяет характер исследования процесса.

Далее, отвлечение стороны предмета и ее исследование оз­начает рассмотрение предмета в целом с этой стороны, массы его явлений, которые становится возможным объяснить благо­даря этой абстракции. Образно говоря, абстракция эта открыва­

ет определенный вид на предмет. Например, отвлечение и ис­следование обращения позволяет включить в рассмотрение вли­яние времени производства и обращения на норму прибавоч­ной стоимости.

Какие должны быть произведены абстракции, в какой свя- щ, в какой последовательности, чтобы полнее и точнее отра­зить предмет, раскрыть его связи? — (таково общее назначение силы абстракции при восхождении). В связи с этим надо сде­лать дополнение к определению абстрактного и конкретного.

Абстрактное и конкретное различаются не только степенью полноты и точности отражения предмета.

Они различаются как различные понятия, полученные при исследовании предмета с разных сторон. Причем, отражая одну сторону предмета, абст­рактное является условием понимания другой; конкретное, от­ражая другую сторону, в качестве условия ее понимания пред­полагает понимание первое и само, в свою очередь, п ре дета вл я - сі более точное понимание первой. Лишь в этой зависимости абстрактное и конкретное выступают как стороны исследова­ния, как элементы субъективной связи. Иными словами: абст­рактное не есть просто частичка конкретного, а конкретное — простая сумма абстрактных; они различаются также, не только как начальный и конечный пункты исследования; они пред­ставляют полюсы определенной субъективной зависимости, свя­зи; они отражают различные стороны предмета, но в силу этой зависимости одно относительно другого выступают как абстрак­тное и конкретное. Поясним на примере. Исследование приба­вочной стоимости есть исследование одной стороны капитала — производства; но ни о какой прибавочной стоимости и речи быть не может вне связи с прибылью и обращением; исследова­ние прибавочной стоимости есть исследование прибыли; в свою очередь, понятие о прибавочной стоимости есть основа для по­нимания прибыли, включается в понятие о прибыли (напоми­наем, что речь идет не о категориях); исследование прибыли ссіь переход к новой стороне и в то же время дает более конк­ретное понятие о прибавочной стоимости. Зависимость пони­мания одной стороны от другой реализуется как переход к более полному отражению предмета.

Изобразим схематично. Пусть исследуется предмет А. Он имеет ряд сторон: В и С. Они каким-то образом уже отвлечены и зафиксированы в категориях. Задача заключается втом, чтобы исследовать эти стороны. Обнаруживается, что понимание каж­

дой зависит о другой, ибо стороны связаны. Надо при иссле­довании В отвлечься от C и, вместе с тем, изучить ее в связи с С. Рассмотрение В отвлеченно от C дает абстрактное поня­тие об А. Рассмотрение В в связи с действием C дает конкрет­ное понятие об А. Это совершается как переход к рассмотрению C в ее особенности и в связи с В. Исследование C совпадает по результату с конкретным понятием об А.

В дальнейшем мы и рассмотрим различные типы связи аб­стракций, образующие в совокупности восхождение. Эти связи представляют собою формы мысли, качественно отличные от форм формальной логики. Отличные не в том смысле, что вос­хождение обходится без приемов формальной логики, — это было бы ошибочно, а в том смысле, что это именно качественно но­вые типы связей, не сводимые в своей особенности к приемам формальной логики.

<< | >>
Источник: Зиновьев А.А.. Восхождение от абстрактного к конк­ретному (на материале «Капитала» К.Маркса). — M.,2002. —321 с.. 2002

Еще по теме «Сила абстракции»:

  1. Уточнение описания мыслительных феноменов прото-единицы и прото-упорядочивания
  2. 4.3. Теория воли
  3. 3.7. Учение Прокла об βpocei^7.
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Звездное небо и моральный закон: очерк истории пифагорейской идеи
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. Учение о красоте и триада благо-мудрость-красота.
  8. Терминологические и методологические проблемы
  9. Психоанализ
  10. ШАНГИН ВАСИЛИЙ ОЛЕГОВИЧ. АВТОМАТИЧЕСКИЙ ПОИСК НАТУРАЛЬНОГО ВЫВОДА В КЛАССИЧЕСКОЙ ЛОГИКЕ ПРЕДИКАТОВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Москва - 2004, 2004
  11. 2.2. Исторические свидетельства о трактате «О природе космоса и души»
  12. 3.4.1. Учение о душе и видах душ.
  13. Гармоника в контексте мыслительного феномена прото­упорядочивания
  14. Научные исследования в перспективе вопроса о сущности воли
  15. Ответы к экзамену по логике,
  16. Sitz im Lebenпифагорейских псевдоэпиграфов
  17. Причастность (μ4θ∈(μς")∙
  18. Эврит
  19. Самообладание