<<
>>

§2. Об общей (формальной) логике

Источник и содержание кантовского понятия логики следует искать в учении Канта о двух источниках познания. Сейчас мы проанализируем теорию "двух стволов познания" применительно к природе логики как науки.

"Наше знание возникает из двух основных источников души: первый из них есть способность получать представления…а второй - способность познавать через эти представления предмет (спонтанность понятий). Посредством первой способности предмет нам дается, а посредством второй он мыслится в отношении к представлению…Следовательно, созерцания и понятия суть начала всякого нашего познания, так что ни понятия без соответствующего им некоторым образом созерцания, ни созерцание без понятий не могут дать знание" (В74). "Восприимчивость нашей души, способность ее получать представления, поскольку она каким-то образом подвергается воздействию, мы будем называть чувственностью; рассудок же есть способность самостоятельно (выделено мной - К.М.) производить представления, т.е. спонтанность познания" (В75). Итак, Кант отделил друг от друга два источника (принципа) познания. Теперь можно ожидать, что у каждого из них будут свои особенности и закономерности, в общем случае независимые. Мы не должны "смешивать долю участия каждого из них (в получении знания - К.М.); есть все основания тщательно обособлять и отличать (их между собой - К.М.)" (В75). Далее, Канту необходимо напомнить (это говорилось уже в трансцендентальной эстетике), что человеческий рассудок есть рассудок несозерцающий, то есть что спонтанностью познания еще не дается сам предмет познания как таковой, с точки зрения его онтологического субстрата, а он только оформляется как предмет познания. Мы применяем структуру нашего мышления к уже данному нам другим (чувственным) образом материалу. "Наша природа такова, что созерцания могут быть только чувственными, т.е.
содержат в себе лишь способ, каким предметы воздействуют на нас" (там же). Рассудок тогда оказывается "всего лишь" способностью мыслить предмет чувственного созерцания. "Ни одну из этих способностей нельзя предпочесть другой. Без чувственности ни один предмет не был бы нам дан, а без рассудка ни один нельзя было бы мыслить. Мысли без содержания пусты, созерцания без понятий слепы. Поэтому…необходимо свои понятия делать чувственными (т.е. присоединять к ним в созерцании предмет), а свои созерцания постигать рассудком (т.е. подводить их под понятия). Эти две способности не могут выполнять функции друг друга. Рассудок ничего не может созерцать, а чувства ничего не могут мыслить. Только из соединения их может возникнуть знание" (В75). "Поэтому мы отличаем эстетику, т.е. науку о правилах чувственности вообще, от логики, т.е. науки о правилах рассудка вообще" (В76). Итак, понятие о «логике вообще» введено. Это наука о закономерностях мышления и познания предметов, о тех правилах и особенностях, которые имеют место для спонтанности нашего познания. Под это определение будут подпадать все разновидности "логики вообще", в том числе трансцендентальная логика. Т. Пиндер отмечает в этой связи[29], что само по себе разделение способности созерцания и способности мышления может привести к возникновению понятия о науке логике только при условии отрицания интеллектуальной интуиции. Если рассудок суть способность мыслить, логика - наука о правилах рассудка, то не будет ли плеоназмом выражение "логическое употребление рассудка"? Нет, не будет, так как к логическому употреблению, выражающемуся в дискурсивной природе деятельности по правилам (подведение созерцаний под понятия, построение суждений, то есть опосредствованное познание объектов), способен не всякий, а только человеческий (или ему эквивалентный) рассудок. Не всякий рассудок нуждается в правилах мышления объектов, то есть в логике. В самом деле, тот рассудок, который сам бы созерцал объекты, не нуждался бы для их познания в посредствующих звеньях.
К форме нашего рассудка самым существенным образом принадлежит эта самая опосредованность познания, так как наши понятия относятся не непосредственно к предметам, а к другим представлениям (например, в самом простом случае - к отдельному созерцанию этого предмета). Поэтому все, что выше говорилось о рассудке, говорилось именно о человеческом рассудке.

Итак, все в природе, пишет Кант, происходит по правилам. Рассудок есть способность мыслить, то есть подводить представления чувств под правила. «Итак, если рассудок является источником правил, то спрашивается, по каким правилам он действует сам?» (Л:8:266). Рассудок наш тоже связан в своих действиях правилами, которые мы можем исследовать. Ведь деятельность рассудка по познанию мира имеет свои собственные закономерности и принципы.

Рассмотрим же теперь основные "разделения логики". Их правильное понимание совершенно необходимо, чтобы адекватно оценить роль кантовской реформы логики и его замысел логики трансцендентальной. В «Критике чистого разума» (В76-79) Кант акцентирует свое внимание, прежде всего, на делении логики на логику общего применения рассудка и логику частного применения рассудка. Это так называемое объективное разделение логики, ибо касается объектов рассмотрения. Первая из них занимается безусловно необходимыми правилами мышления. Здесь происходит исследование рассудка, при котором не обращают внимания на различие между предметами. Отметим сразу: в общей логике отвлекаются именно от различий предметов, но не от того, что материал для операций этой логики представляет собой предметы вообще! В общей логике рассматривают понятия о предметах как таковых, без уточнения их свойств или происхождения. Это начальная логика. Частная же логика излагает правила правильного мышления о предметах определенного рода. Фактически это, на наш взгляд, то, что мы сейчас называем прикладными логическими теориями. Такая логика есть органон науки или пропедевтика наук. Она будет содержать аксиомы, описывающие частные свойства, присущие объектам данной области (науки), хотя бы и каждому из них.

Система аксиом данной дисциплины будет описывать специфику ее объектов и потому такое применение рассудка будет частным, касающимся только определенных объектов. Хотя очевидно, что во всех рассуждениях в данной научной дисциплине будут соблюдаться все основные правила логики общей, ибо они касаются всех предметов вообще, касаются всего того, что вообще может быть познано как объект (хотя и только с формальной стороны).

Далее, общая логика может быть чистой или прикладной. Это деление логики собственно кантовское, в отличие от традиционного деления логики на общую и особенную. В чистой логике происходит отвлечение от всех эмпирических условий действия рассудка: от влияния чувств, игры воображения, законов памяти, силы привычки, источников предрассудков и т.д. Общая, но чистая логика имеет дело только с априорными принципами, и является каноном рассудка и разума, правда, относительно только формального в их применении[30]. Как канон самого рассудка - высшего принципа единства познания в отношении предметов - логика абсолютно независима от всех остальных дисциплин и наук. Она должна содержать только законы a priori, которые являются необходимыми и касаются рассудка вообще. Это всеобщие законы мышления, но понятые отнюдь не в психологистском смысле. Если реальное мышление у всех разное, то мышление как таковое (как способность) вместе со своей формой является общим у всех людей. Именно такое мышление составляет содержание знаменитого кантовского понятия трансцендентального субъекта. Поэтому и представляет собой такая логика канон. А содержание этой чистой логики может быть любым - эмпирическим или трансцендентальным («чистым», по Канту). Вот где выделяются Кантом виды содержания! И здесь же находит подтверждение наша мысль, что общая логика отвлекается не столько от самого содержания (как этот термин понимают сейчас), сколько от различия его видов.

Логика (общая) называется прикладной, когда рассматривает правила применения рассудка при эмпирических условиях, указываемых нам психологией, которая обнаруживает их в процессе исследования психической познавательной деятельности конкретных субъектов.

Это как бы описание конкретных ситуаций, в которых рассудок может действовать. Она содержит в себе эмпирические принципы (хотя, как общая логика, не интересуется различием предметов). Она есть только средство очищения обыденного рассудка, но не канон рассудка вообще и не органон частных наук, ибо никогда не сможет достичь аподиктичности и всеобщности своих положений, необходимых, по Канту, для обретения подлинно научного статуса. «В чистой логике мы отделяем рассудок от остальных душевных сил и рассматриваем, что он делает лишь сам по себе. Прикладная логика рассматривает рассудок в смешении его с другими силами души, которые влияют на его действия и придают ему превратное направление, так что он не следует тем законам, правильность которых сам же усматривает» (Л:8:273). Кант отмечает, что такая прикладная логика и не логика в собственном смысле вовсе. "Прикладная логика, собственно, не должна бы называться логикой. Это - психология, в которой мы рассматриваем, как обычно происходит наше мышление, а не как оно должно происходить…" (там же).

Итак, только общая и чистая логика (в В170 Кант назовет ее формальной) есть настоящая наука о формальной стороне нашего познания (В78). Основное подразделение логики на общую и частную ("особенную") поясняется Кантом в "Логике" следующим образом (Л:8:267-269). Все правила, по которым действует рассудок, - или необходимы, или случайны. Первые - те, без которых не было бы возможно никакое применение рассудка; последние - те, без которых не было бы лишь некоторого, определенного его применения. Необходимые, независимые от всех особых объектов мышления, правила могут рассматриваться a priori, то есть независимо от всякого опыта, ибо они содержат лишь условия применения рассудка вообще (будет ли оно чистым или эмпирическим), независимо от различия предметов. (Здесь опять говорится именно об абстрагировании от различия, то есть внутренней дифференциации предметов по тем или иным параметрам). Поэтому наука, которая содержала бы эти всеобщие и необходимые правила, была бы наукой только о форме нашего рассудочного познания.

Логику, по Канту, следует рассматривать как основу всех других наук и как пропедевтику всякого употребления рассудка. Логика – фундамент всех наук, ибо построение любой системы научного знания необходимо предполагает соблюдение логических правил, ведь они касаются любых объектов познания, объектов всех наук, значит, и объектов данной науки. Но именно потому, что логика совершенно отвлекается от всяких конкретных объектов, она не может быть органоном наук, то есть указанием, как должно осуществляться определенное познание. Это предполагало бы то, что объект науки нам уже известен. Но логика не интересуется свойствами объектов тех или иных наук. Ее интересуют фундаментальные («логические») свойства, которые присущи объектам любой науки. Истинность тех или иных высказываний - не дело логики, ее задача - устанавливать корректность рассуждений. Логика как «органон» (если все-таки называть ее так) служит, конечно, не расширению, а лишь оценке и исправлению нашего знания. Логика не может дать нового знания; она может дать только некое метазнание: что некоторое рассуждение неправильно или что данное высказывание по отношению к уже имеющимся не дает новой информации. Логика устанавливает соответствие или несоответствие конкретных познавательных действий раз и навсегда заданному формальному канону. Логика еще может, правда, устанавливать истинность высказываний определенного вида, а именно аналитических, носящих явно или скрыто тавтологический характер. Но, во-первых, это в любом случае не даст нового знания, а, во-вторых, по Канту, не все высказывания, которые по виду аналитические, на самом деле таковы. Необходимым условием аналитичности высказывания в той или иной конкретной науке является наличие субъекта высказывания в качестве объекта данной науки. Так, суждение "Этот круглый квадрат кругл" не будет, по Канту, аналитическим, объективно истинным. Почему - мы поясним позже.

Логика есть самопознание рассудка и разума - в смысле одной лишь формы. В логике нет вопроса о том, что познает рассудок и как много он может познать, или как далеко простирается его познание (зато он есть в трансцендентальной логике, вот зачем она будет нужна!). Такие вопросы относились бы не к формальной, а к философской логике, к логике особой дисциплины - метафизики. В логике есть лишь вопрос: как рассудок познает себя самого? Даже о соответствии высказывания какому-либо объекту возможного познания вообще, поскольку объекты как объекты имеют свои типические свойства, здесь речь идти не может. Итак, заключает Кант, логика не является общим искусством изобретения и органоном истины, она не обнаруживает скрытые истины. Но логика полезна и необходима как критика познания (для оценки разума), но лишь для того, чтобы корректировать его и согласовывать с самим собою. Как современная такая трактовка природы формальной логики! «Ведь логический принцип истины есть согласие рассудка со своими собственными общими (конституирующими его самое - К.М.) законами» (Л:8:275).

Следует упомянуть и об отношении Канта к так называемой «практической» логике. Кант говорит (Л:8:273-274), что логика, будучи лишь каноном, отвлекается от всяких объектов и потому не может иметь практической части, ибо это было бы противоречием. Логика разлагает всю формальную деятельность рассудка и разума на элементы - понятия, суждения, умозаключения. Тогда логическое учение о методе («квазипрактическая логика») будет заключаться в указании на то, каким образом можно с максимальным удобством и точностью использовать эти элементы в познании. А в субъективном отношении (в противовес объективному - делению логики на общую и частную) логику можно разделить в строгом соответствии с делением высших познавательных способностей. Эти способности (В169) суть рассудок (источник правил), способность суждения (способность подводить конкретный материал познания под правила рассудка) и разум (способность умозаключать, осуществляя опосредствованные выводы). Поэтому общая логика трактует в своей аналитике (что это такое, разберем чуть дальше) о понятиях, суждениях и умозаключениях сообразно функциям и порядку упомянутых умственных способностей, которые называются рассудком вообще в широком смысле этого слова.

Логика, говорит Кант (ВVIII), уже с древнейших времен пошла верным путем в своем развитии как науки. Это "видно из того, что со времени Аристотеля ей не приходилось делать ни шага назад, если не считать улучшением устранение некоторых ненужных тонкостей и более ясное изложение…Примечательно в ней также и то, что она до сих пор не могла сделать и шага вперед и, судя по всему, она кажется наукой вполне законченной и завершенной" (там же). Логика была создана Аристотелем сразу в готовом виде, раз и навсегда. И говорить о ее развитии тогда вообще некорректно. Это более чем смелое заявление Канта, о котором большинство современных логиков упоминает как о наивном заблуждении мыслителя, не понимавшего истинную природу логики и, конечно, не имевшего возможности предвидеть революцию в логике в ХХ столетии и появления множества логик. «В настоящее время никоим образом нельзя сказать, что формальная логика со времен Аристотеля не сделала ни шагу ни вперед, ни назад»[31]. Но, может быть, кантовская мысль сильно глубже, чем это кажется по вырванной из контекста фразе? Кант выдвигает свой тезис, имея на то весьма основательные причины и философские предпосылки. «Границы…логики совершенно точно определяются тем, что она есть наука, обстоятельно излагающая и строго доказывающая одни только формальные правила всякого мышления (безразлично, априорное оно или эмпирическое, безразлично, каковы его происхождение и предмет и встречает ли оно случайные или естественные препятствия в нашей душе). Своими успехами логика обязана определенности своих границ, благодаря которой она вправе и даже должна отвлечься от всех объектов познания и различий между ними; следовательно, в ней рассудок имеет дело только с самим собой и со своей формой» (ВIХ). Потому-то логике и легче как науке, ибо разум не имеет в ней дела с объектами, которые внесли бы дополнительные трудности в построение научного здания. Разум (рассудок) занимается в логике только тем, что дано ему априори, само по себе - самим собой и своими правилами. Но это преимущество логики перед другими науками с одной стороны оказывается некоторым недостатком с другой. «Логика как пропедевтика составляет как бы только преддверие науки, и когда речь идет о знаниях, то логика, правда, предполагается для суждения о них, но для их приобретения следует обращаться собственно к наукам об объектах» (там же). Логика (общая) изучает законы самосогласованности рассудка, которые всегда должны соблюдаться при осуществлении им познавательной деятельности. Но рассудок у нас один, как таковой (как сама способность познания), следовательно, форма этого рассудка тоже постоянна, так как обеспечивает сохранение самого рассудка в различных ситуациях его применения к объектам. Меняется не рассудок, а его объекты или ситуации, в которых он мыслит. Форма рассудка суть структура одного идеального познания. Определение Кантом познания объектов дается однозначно. Это результат синтеза констант - априорных форм чувственности и рассудка (категорий). Поэтому и логика одна и не может принципиально развиваться после того, как эта структура рассудка выявлена и описана. Логика есть «канон для разума, форма которого подчиняется твердым предписаниям (выделено мной - К.М.), и эти предписания можно изучить, только расчленяя действия разума на их моменты» (В170).

<< | >>
Источник: Михайлов Кирилл Авенирович. Логические идеи И. Канта. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Москва, 2003год. 2003

Еще по теме §2. Об общей (формальной) логике:

  1. Источник генезиса логики
  2. Ответы к экзамену по логике,
  3. Логика. Ответы к экзамену,
  4. ШАНГИН ВАСИЛИЙ ОЛЕГОВИЧ. АВТОМАТИЧЕСКИЙ ПОИСК НАТУРАЛЬНОГО ВЫВОДА В КЛАССИЧЕСКОЙ ЛОГИКЕ ПРЕДИКАТОВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Москва - 2004, 2004
  5. 2. Изложение учения ранних пифагорейцев: поиск источников концептов логики и зла
  6. 3. Историческое появление логики и теории зла: сравнительный анализ с идеями ранних пифагорейцев
  7. ДОЛГОРУКОВ Виталий Владимирович. ЛОГИКО-ЭПИСТЕМИЧЕСКИЙ СТАТУС ПРАГМАТИЧЕСКИХ ОГРАНИЧЕНИЙ: ТЕОРЕТИКО­ИГРОВОЙ ПОДХОД. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук. Москва - 2014, 2014
  8. Лечич Никола Добривоевич. Общий источник генезиса логики и теории зла в идеях ранней пифагорейской школы. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Москва - 2016, 2016
  9. Курс наук н философское познание в афинской школе.
  10. Воля господина в трактовке Гегеля
  11. Цели, основные понятия и композиция исследования
  12. Звездное небо и моральный закон: очерк истории пифагорейской идеи
  13. Заключение
  14. Зиновьев А.А.. Восхождение от абстрактного к конк­ретному (на материале «Капитала» К.Маркса). — M.,2002. —321 с., 2002
  15. Оглавление
  16. Библиографический список использованной литературы
  17. Экфант и идея «числового атомизма»