<<
>>

Абстрактное и конкретное

Термины «абстрактное» и «конкретное» имеют массу значе­ний. Часть их, относящуюся к различным сторонам восхожде­ния, мы укажем в следующих главах. Часть же никакого отно­шения к восхождению не имеет или ничего не говорит о его особенностях: «абстрактное», например, употребляется в смыс­ле отвлеченного отражения (мышления) вообще, в смысле тако­го «понимания» предмета, при котором указываются его общие свойства и игнорируются специфические, в смысле отсутствия наглядности и т.п.; «конкретное» — в смысле соединения мно­гообразного вообще, в смысле специфичности, частного и даже чувственного.

Во избежание путаницы мы под «абстрактным» и «конкретным» будем понимать исключительно мысленные об­разы предмета, обладающие следующими чертами: абстрактное

есть понятие о предмете, полученное путем отвлечения в нем и исследования какой-либо специфической стороны, односторон­нее определение предмета или одностороннее понятие о пред­мете; конкретное — понятие о предмете, полученное при иссле­довании предмета с различных сторон, — соединение абстракт­ных определений (понятий) предмета или многостороннее понятие о предмете («многостороннее» в смысле исследования ряда сторон, в простейшей форме — двух). Например, изучение процесса производства капитала дает абстрактное понятие о ка­питале в целом; включение в сферу исследования процесса об­ращения капитала дает конкретное (сравнительно с первым) по­нятие о капитале.

И абстрактное, и конкретное, как бы последнее ни было богато абстрактными определениями, — оба являются отвлечен­ными от предмета его мысленными образами и в этом смысле оба абстрактны. Они различаются между собою как мысленные образы одного и того же предмета, отражающие его друг отно­сительно друга с различной полнотой или точностью. Различе­ние это имеет силу только в их отношении друг к другу, т.е. лишь в определенных пределах. Следующий пример иллюстри­рует сказанное: если человек, наблюдая массу отдельных случа­ев прибыли, выработал какое-то понятие о ней, то об этом по­нятии еще нельзя сказать, абстрактное оно или конкретное, толь­ко в связи с другими понятиями о капитале, получаемыми в ходе единого процесса исследования, оно выступает как абст­рактное (по отношению к понятию о средней прибыли, напри­мер) или как конкретное (по отношению к понятию о приба­вочной стоимости).

Когда мы говорим об «одной стороне», то последнюю сле­дует представлять не как что-то нерасчленимое, абсолютно про­стое, а относительно. Это следует из сказанного выше. Исследо­вание процесса производства капитала, например, есть исследо­вание «одной стороны», но последняя сама по себе — многосторонняя. И наоборот, как бы полно мы не охватили предмет, это будет так или иначе неполное отражение, и по отношению к принципиальной возможности познания образ будет односторонним, абстрактным. Поскольку нас в дальней­шем будет интересовать, так сказать, актуальный процесс по- шания и лишь отношение абстрактного и конкретного в раз­личных формах, то многостороннее отражение всегда может быть представлено как двустороннее.

Абстрактное не есть абстракция и определение в формально­логическом смысле, а конкретное не есть сумма таких абстрак­ций и определений. Абстрактное — вся та совокупность знания, которая получается в результате одностороннего исследования предмета, конкретное — многостороннего. Они представляют со­бою целую систему формально-логических абстракций и опреде­лений, суждений и умозаключений. Достаточно указать на иссле­дование Марксом процесса производства и обращения капитала.

Не всякое одностороннее изучение предмета дает абстракт­ное понятие о нем. Мы можем, например, отвлечь в товарах потребительную стоимость и исследовать ее, но в итоге не полу­чим никакого понятия о товарах, как о товарах. Только отвлече­ние в товарах их специфического свойства — меновой стоимос­ти и изучение его может дать абстрактное (в указанном выше отношении) понятие о товарах. Точно так же не всякое много­стороннее отражение предмета мышлением есть конкретное по­нятие о нем. Возьмем такую мысленную картину буржуазной экономики: здесь имеют место капиталисты, наемные рабочие, прибыль, процент, рента, зарплата, кризисы, банки, безработи­ца и т.д. Мышление принимает участие в создании этой карти­ны, поскольку различные явления буржуазной системы отвле­чены, получили определения и наименования, — зафиксирова­ны в категориях.

Кроме того, здесь отвлечены специфические явления ее. Но с точки зрения отражения буржуазной экономи­ки как органического целого здесь имеет место лишь хаотичес­кое перечисление замеченных явлений посредством соответству­ющих им категорий, хаотическое представление о целом или созерцание. Конкретное понятие предполагает, что различные стороны предмета после их отвлечения исследуются. Но и этого условия еще недостаточно. Абстрагировав деньги, можно напи­сать о них целый трактат, — о золоте и серебре, о курсах валю­ты, о законодательных актах относительно денег и т.д. Точно так же можно поступить с прибылью, кризисами и другими яв­лениями. Однако соединение трактатов в одну книгу или про­стое суммирование высказываний еще не дает конкретного по­нятия о целом. Важно, как изучать стороны целого и как соеди­нять понятия о них. Конкретное понятие есть такое соединение абстрактных, при котором последние органически связаны друг с другом, предполагают друг друга. А такая их связь может иметь место лишь в том случае, если исследователь отвлекает стороны с целью раскрыть их внутреннюю связь в органическом целом, если исследователь раскрывает диалектику предмета. Например,

включение в сферу исследования купеческого капитала только при том условии дает относительно конкретное понятие о ка­питале, когда раскрывается его происхождение внутри буржуаз­ной системы и его воздействие на общие законы прибыли.

Следующие еще факты говорят о том же. Кажется очевид­ным, что конкретное как сочетание абстрактных автоматически дает отражение предмета в его специфике. На самом же деле очевидность кажущаяся. Стоит, например, отвлечь специфичес­кую сторону капитала — процесс его производства, как прежде всего обнаруживается ее... общий характер. И лишь в связи с обращением, т.е. в связи с другой стороной целого, анализ пер­вой стороны будет выступать как анализ специфики целого. Предмет вообще имеет массу сторон, которые, будучи взяты изо­лированно, выступают как общие с другими предметами. Изу­чение этих сторон в их общности совершенно необходимо для понимания предмета. Так, невозможно понять производство капитала без анализа всякого процесса труда. Что превращает анализ общего в анализ специфики данного целого? Исключи­тельно одно: раскрытие специфических связей целого. Общее Uiecь берется не само по себе, а в его роли в данном целом, в его специфическом проявлении.

<< | >>
Источник: Зиновьев А.А.. Восхождение от абстрактного к конк­ретному (на материале «Капитала» К.Маркса). — M.,2002. —321 с.. 2002

Еще по теме Абстрактное и конкретное:

  1. Зиновьев А.А.. Восхождение от абстрактного к конк­ретному (на материале «Капитала» К.Маркса). — M.,2002. —321 с., 2002
  2. Психоанализ
  3. Научные исследования в перспективе вопроса о сущности воли
  4. Предварительная формулировка мыслительного феномена прото-упорядочивания одинакового
  5. Уточнение описания мыслительных феноменов прото-единицы и прото-упорядочивания
  6. Заключение
  7. Введение
  8. Лекция Феодора и древнее доказательство
  9. Воля господина в трактовке Гегеля
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. Учение о красоте и триада благо-мудрость-красота.
  12. Терминологические и методологические проблемы
  13. ШАНГИН ВАСИЛИЙ ОЛЕГОВИЧ. АВТОМАТИЧЕСКИЙ ПОИСК НАТУРАЛЬНОГО ВЫВОДА В КЛАССИЧЕСКОЙ ЛОГИКЕ ПРЕДИКАТОВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Москва - 2004, 2004
  14. 2.2. Исторические свидетельства о трактате «О природе космоса и души»
  15. 3.4.1. Учение о душе и видах душ.
  16. Гармоника в контексте мыслительного феномена прото­упорядочивания
  17. Ответы к экзамену по логике,