<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Проблематика дискурса и дискурсивности для совре­менной социальной философии имеет, по существу, первостепенной значение, поскольку эти, казалось бы, терминологически устоявшиеся и активно используемые, востребованные философским мышлением понятия, с категориальной точки зрения, оказываются в значительной степени не проясненными.

Их онто-гносео-логический, или эпистемологический, статус остается не раскрытым. В этой связи, актуальным становится рассмотрение социально-философской дискурсивности как рассуждения, опирающегося на понятия метода (gnosis), процесса (ontos) и системы (logos). Хотя методологические, процессуаль­ные и системные аспекты составляют основу, или костяк, большинства классических и постклассических социаль­ных теорий, тем не менее, в смысловом отношении они либо противопоставляются, либо задаются «по частям», не образуя при этом концептуального единства, или целостности построения. В результате, ключевые понятия социального и социальной реальности ускользают от четкого научного определения, а в постструктуралистских и постмодернистских дискурсах превращаются в ничего не значащие «пустые», «голые» знаки и/или симулякры. Возникает необходимость в герменевтическом истолкова­нии социальности как целостного само-достаточного образования, не отсылающего ни к кому и ни к чему, но лишь к самому себе.

Герменевтика социально-философской дискурсивно- сти как способ набрасывания рассуждений предъявляет социальность в тождестве языка и мышления. Особую актуальность обретает понятие герменевтического круга. Его смысловое «измерение» адекватно представлению о

языке как о прямой, которая ломается одновременно во всех своих точках; иначе, происходит непрерывное видоизменение одной и только одной «мерцающей» точки смысла в пространстве текста. В точке тождества языка и мышления социальность застает себя на пределе собст­венного бытия в состоянии само-обращенности, или само- представленности.

Появляется возможность ее истолкова­ния как потока субъективности, пребывающей в целостном состоянии определенной неопределенности точки, или неопределенной определенности деятельности, непрерыв­но изливающейся за собственные пределы. Через установление и снятие пределов социальность сообщает о себе, раскрывая собственные смыслы в непрерывном процессе само-именования, или само-познания.

Несмотря на то, что до настоящего времени социаль­но-философская дискурсивность не рассматривалась в ключе герменевтической традиции философствования, можно выделить ряд философских и социологических направлений и школ, затрагивающих проблемы, поднимаемые в предлагаемом исследовании.

Во-первых, это постструктуралистские и постмодер­нистские концепции дискурсивности. В социальных концепциях Р. Барта и М. Фуко дискурс отождествляется с различными формами практики. В работах М. Фуко существование исторических практик обусловливается наличием неосознаваемых - внеязыковых - структур повседневности. Правила функционирования дискурсив­ных практик, прочерчивающих границу между языком и противостоящей ему внешней реальностью, определяются через взаимодействие сфер дискурсивного и не-дискурсив- ного. Связующая обе сферы «чистая» граница проводится с транс-дискурсивной позиции внешнего наблюдателя и закрепляется в понятии «нулевой степени дискурсивно- сти». В трудах Р. Барта дискурс рассматривается как

атрибут абсолютной власти, субстанция которой при­надлежит языку. Замкнутое (внутреннее) пространство языка определяется по границе с внешним пространством сферы реального, или вне-языкового. Топологическое пространство разграничивающей их дискурсивной практики обозначается как «нулевая степень письма». В работах Ж. Делеза и Ж. Деррида проблематика дискурсив- ности разрабатывается на стыке философии и филологии. Если у Ж. Деррида поверх базисных категорий присутст­вия и отсутствия задается абсолютное означаемое differance, то в концепции Ж. Делеза происходит обратное: на пределе системы знания возникает знак с «пустым» смыслом - «ноль», или абсолютное означающее.

Во-вторых, это исследования в области социальной философии и социологии, в которых представлены различные подходы к описанию социальной реальности. Герменевтический подход применяется в работах О. Н. Бушмакиной, Ю. Л. Качанова; конструктивистский - в работах П. Бурдье, Р. Ленуара, Н. Лумана, Д. Мерлье, Л. Пэнто, П. Шампаня; феноменологический - в работах П. Бергера, Э. Гуссерля, Т. Лукмана, М. Мерло-Понти, А. Шюца; деятельностный - в работах М. Вебера, Э. Гидденса, Э. Дюркгейма, К. Маркса, Т. Парсонса. В гер­меневтическом подходе социальная реальность задается через категории понимания и со-бытия, ее целостность, или смысловое единство, определяется как субъект- объектное тождество, раскрывающее себя в конструктах мышления. В конструктивистском подходе, наиболее близком герменевтическому, социальная реальность выступает как объект, конструируемый исследователем с определенной позиции, или «точки зрения». В феномено­логическом и деятельностном подходах, еще более жестко разграничивающих субъективные и объективные предпосылки познания, социальная реальность субстан­

циализируется, что приводит, в итоге, к ее полной либо частичной натурализации или психологизации. В пределе она полностью отождествляется с социальной действи­тельностью.

Наконец, в-третьих, это французская школа анализа дискурса. В работах ее представителей - П. Анри, К. Арош, Ж. Гийому, Ж.-Ж. Куртин, Д. Мальдидье, Ж. Отье-Ревю, М. Пешё, Р. Робен, К. Фукс - помимо сугубо лингвистических аспектов анализа дискурса и дискурсивности тематизируются и разрабатываются логико-философские, семантические, топологические, идеологические, политические и психоаналитические его аспекты. В исследованиях названных авторов, опираю­щихся на работы Л. Альтюссера, Ж. Лакана, К. Маркса, Ф. де Соссюра, З. Фрейда, М. Фуко, дискурс понимается как рассеянное множество высказываний, позиционное единство которых задается в «нулевой точке субъективно­сти».

Общей теоретико-методологической основой иссле­дования социально-философской дискурсивности является целостный подход, представленный в герменевтическом аспекте смыслового единства социального бытия, языка и мышления.

Исследование выполнено в методе субъект- объектного тождества, заданном как социальная онтология, предъявленная в социально-философских дискурсах. В современной отечественной философии это направление, совмещающее герменевтическую традицию (М. Хайдеггер) с шеллингианским принципом субъект- объектного тождества, заявлено в трудах О. Н. Бушмакиной, С. В. Кардинской, И. В. Соловей, М. О. Касимова, Н. Б. Ильиной, М. А. Полищук, А. В. Мерзлякова, М. А. Рябова, Д. А. Колбина, Э. В. Рогозиной, А. А. Зелениной, Т. И. Сайтаевой, А. В. Яркеева, В. В. Опариной и др.

На формирование предлагаемой концепции значи­тельное влияние оказали классические философские системы Г. Гегеля, И. Канта, И. Фихте и Ф. Шеллинга. Представленный в настоящем исследовании концептуаль­ный анализ социально-философской дискурсивности как триединства метода (gnosis), процесса (ontos) и системы (logos) напрямую связан с разработанным в трудах Ф. Шеллинга принципом само-конструирования философского знания, или принципом субъект-объектного тождества. Поскольку названный принцип задает систему знания через понятие точки, постольку оно с необходи­мость используется в нашей работе в качестве базисного, или основополагающего. С понятием точки как простого целого также непосредственно соотносится понятие субъективной деятельности, самоопределяющейся в конструктах мышления. Категориальная разработка этих понятий осуществляется в трудах М. Хайдеггера, Ф. Шеллинга, О. Н. Бушмакиной.

Привлечение понятий точки и деятельности в качест­ве конструктов, определяющих возможность построения целостной системы знания, в значительной степени способствовало прояснению смыслов ключевых для данного исследования терминов «дискурс» и «дискурсив- ность», а также позволило провести герменевтический анализ постструктуралистских и постмодернистских концепций дискурса.

Категориально понятие точки совпадает с понятием предела. Предел, устанавливаемый в ситуации возможного обращения, или взаимо-замещения, категорий субъекта и объекта предоставляет мышлению возможность выбора между двумя различными способами интерпретации субъект-объектного тождества. В концептуальных по­строениях постструктурализма и постмодернизма поиск предельных оснований философской дискурсивности

завершается попыткой введения в систему знания «нулевых» конструктов мышления. В постструктуралист­ской и постмодернистской парадигмах понятие предела рассматривается в работах Р. Барта, Ж. Батая, Ж. Бодрийяра, П. Вирилио, Ф. Гваттари, Ж. Делеза, Ж. Деррида, Ф. Лаку- Лабарта, Ж.-Ф. Лиотара, М. Фуко, У. Эко и др.

В философской герменевтике Г. Гадамера и М. Хайдеггера понятие предела раскрывается через категории со-бытия и понимания. Со-бытие есть предельная и потому единственная точка со-в-местности бытия, языка и мышления. Как социальный феномен язык оказывается тем «местом», в котором социальное бытие обретает возможность высказывания и/или со-общения. Рассуждающее высказывание, говорение есть понимание, истолковывающее смыслы набрасываемых рассуждений. Оно изначально закольцовано на самом себе, и потому вынуждено говорить на языке традиции и от ее имени. Целостность (ontos) традиции сохраняется в общем для всех философствующих поле дискурсивности.

Герменевтические аспекты категорий со-бытия и понимания разрабатываются и анализируются в работах Г.-Г. Гадамера, Ж.-Л. Нанси, П. Рикёра, М. Хайдеггера, О. Н. Бушмакиной, Ю. Л. Качанова. Категории со-в- местности, со-общения, смысла напрямую либо косвенно тематизируются в работах Ж. Бодрийяра, П. Бурдье, Ж. Гийому, Ж. Делеза, Ж. Деррида, Ж.-Л. Нанси, А. Рено, П. Рикёра, М. Хайдеггера, А. Гурко и др. Философские аспекты языка рассматриваются в работах К. О. Апеля, Л. Витгенштейна, Ж. Лакана, Дж. Мура, Дж. Остина, Г. Райла, П. Рикёра, Ю. Хабермаса и др.

В классических и постклассических социологических теориях П. Бергера, М. Вебера, Э. Гидденса, Т. Лукмана, Т. Парсонса, А. Шюца и др. язык характеризуется, в основном, как форма отложения типичных схем

социального опыта или инструмент передачи объективиро­ванного социального порядка, содержащего определенный (необходимый) запас знания. Для социального индивида он оказывается такой же доступной, овеществленной частью мира, как и множество других его частей, или предметов. Язык лишь оформляет социальный опыт, но никогда его не конституирует и не конструирует. Понятие социального индивида как предельной точки описательной системы знания анализируется в работах А. Рено и Ф. Тённиса.

Проблематика конструирования социальной реально­сти, задаваемой с определенной позиции, или «точки зрения», исследователя представлена в работах Х. Абельса, П. Бурдье, Ф. Коркюфа, К. Манхейма, Ю. Л. Качанова, Н. А. Шматко. Для прояснения исходных познавательных установок, определяющих способ описания социальной реальности, опосредуемый дискурсами классических и постклассических социальных теорий П. Бергера, П. Бурдье, М. Вебера, Э. Гидденса, Э. Дюркгейма, Т. Лукмана, К. Маркса, Т. Парсонса, А. Шюца, в настоящем исследовании применен метод радикализации, активно разрабатываемый в работах Ж. Бодрийяра.

<< | >>
Источник: Шадрин А.А.. Герменевтика смысла социально-философской дискурсив- ности: монография. - Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет»,2009. - 142 с.. 2009

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Введение