<<
>>

Глава 1 Философская герменевтика и когнитивный аспект ее методологии

Проводя достаточно подробный анализ истории становления и развития герменевтики в ее историко­философском контексте, сопоставляя те позитивные наработки, которые дала античная герменевтика в от­ношении рациональных способов и методов получения подлинного смысла текстов, а также обращаясь к ис­следованию развития религиозной герменевтической традиции как определенному культурно-историческо­му феномену с четко выраженным познавательным ас­пектом ее экзегетики, мы теперь можем перейти к оп­ределению предмета философской герменевтики и обо­снованию научного статуса ее методологии.

В предыдущих разделах книги мы уже выяснили, что герменевтика устанавливает правила истолкования всевозможного рода текстов и словесных символов. Цель герменевтики как дисциплины состоит в опознании достоверного содержания и смысла письменных источ­ников (особенно древних). Практическое приложение принципов и правил герменевтики по отношению к текстам, т.е. само их истолкование, называется экзеге- зисом. Первый, правда еще слабо выраженный, систе­матический вид герменевтики зарождается в недрах античности. Для древних греков она была традицией

истолкования того, что говорят боги (например, для Платона); для стоиков — первой попыткой рациональ­ного изложения мифов; для Аристотеля — наукой, раз­вивающей различные способы истолкования. В иудаи­стской традиции науку истолкования развивали авторы книг Халлаха и Агады, а в христианской традиции — Отцы Церкви. Развитие библеистики (или библейской герменевтики) дает огромный материал для рассмотре­ния герменевтики как науки исследования библейских текстов. Библеистика узаконивает принципы истолко­вания Священного Писания, используя экзегезис и опираясь на филологию, историю и традицию. По­скольку помимо исторических фактов в тексте Биб­лии содержатся фольклорные элементы, притчи, ле­генды и вымысел, то исследователи пытаются выде­лить факты из всего этого обилия сведений самыми различными методами.

Метод анализа библейских текстов с научно-крити­ческой позиции восходит к протестантской традиции в Европе. Он ставит своей целью прочтение (выяснение) истинного смысла слов пророков, сокрытое под пласта­ми искажений, возникших в результате редактирования более поздних времен. Начальный период историко-на­учного изучения библейских текстов характеризуется тем, что устанавливает этапы их формирования и редактиро­вания, основываясь на филологическом и стилистичес­ком анализе. Создателем этого метода считается протес­тантский священник (немецкий протестантский богослов) Виттер, который в 1711 г. опубликовал «Комментарий в Книге Бытия», где высказал гипотезу «четырех источни­ков», согласно которой Писание составлено из более ран­них произведений нескольких авторов, живших в разные времена. Зрелый методологический вид герменевтика на­чала принимать еще в 16 веке как результат полемики между протестантами и католиками на тему роли тради­ции в переводах Священного Писания.

Этот совокупный метод (филологического и сти­листического анализа) дал толчок для развития фило­логии как самостоятельной дисциплины; он применялся правоведением, которое широко использовало принци­пы герменевтического анализа в своих доказательствах. Все это в конечном итоге преобразовало герменевтику из искусства истолкования в науку, которая получила статус самостоятельной дисциплины, занимающейся прочтением письменных источников и установлением их подлинного текста. В этом заметную роль сыграли Ф.Шлегель, и в особенности, Ф.Шлейермахер, а его первые опыты построения герменевтической системы приходятся на 1804—1805 гг. Практический опыт обоб­щения в области герменевтики получил во второй по­ловине 19 в. реализацию в виде концепции гуманитар­ных наук, выдвинутой В.Дильтеем67.

Концепция понимания в гуманитарных науках как метода истолкования «объективизации духа» (Дильтей), или человеческих творений, появляющихся вне психи­ки и общедоступных, образует объективное исходное основание гуманитарных наук.

Герменевтика человечес­кой действительности, которая также требует истолко­вания и понимания, противопоставляется объективно­му анализу явлений в мире природы. Таким образом герменевтика старается всегда извлечь смысл посред­ством истолкования смысла высказывания, трактован­ного сразу как событие, и от события переходить к смыс­лу, который его (это событие) «бесконечно превосхо­дит» (П.Рикер).

Таким образом, наш вывод, касающийся предмета герменевтики, учитывает теоретические и философские основания тех концептуальных положений в отноше­нии смысла и способов (методов) его получения, кото­рые сформировались в конце 19 — начале 20 вв. По­этому герменевтику мы рассматриваем уже не как вспо­могательную дисциплину (первое определение), но уже

как методологию понимания (второе определение). Тем самым концепция (или проблема) понимания оказыва­ется центральной проблемой философской герменевти­ки. При этом философская рефлексия, касающаяся лю­бых форм-выражений, например, религиозных символов, мифов или произведений искусства также оказывается в поле зрения философского герменевтического подхода (третье определение предмета герменевтики).

Анализ понимания как своеобразного способа бы­тия, т.е. онтология понимания (четвертое определение) принадлежит М.Хайдеггеру, который рассматривает понимание как проявление человеческой сущности, по отношению к которой ситуационная обусловленность, историчность и фактичность бытия человека рассмат­ривается не как ограничение, а как условия всякого понимания.

Синтез и обобщение многообразного наследия гер­меневтики осуществил П.Рикер. У него герменевтика становится не только родом философской рефлексии над всеми формами понимания, но тем методом, бла­годаря которому удается развивать саму философскую рефлексию, а также одним из методов, от которого за­висит правильность всякого философствования. Таким образом, герменевтика оказывается философской дис­циплиной, а ее метод рассматривается как важное (если не единственное) условие правильного философство­вания (пятое определение).

Появление философской герменевтики не отменя­ет значение тех методологических результатов, которые были получены библейской герменевтикой. В XX веке появились новые методы исследования библейских тек­стов, их начали сравнивать с текстами литературных (и иных культурно-исторических памятников) других на­родов (египетскими, хеттскими, угаритскими), принад­лежащих к цивилизации Ближнего Востока. Археоло­

гическая наука также изменила представление о древ­нем мире. Она показала огромное многообразие и слож­ность религиозной жизни народов древности.

В начале XX века в библеистике появился новый метод, названный «анализом жанра». Его родоначальни­ком считается Г.Гункель68. Таким образом, в академи­ческую науку вошло понимание того, что формирова­ние Библии не только было формально-механическим процессом, но явилось результатом серьезной редактор­ской работы. Тогда-то и возникло дополнительное на­правление в изучении текстов — история редактуры.

<< | >>
Источник: Шульга Е.Н.. Когнитивная герменевтика. — M.,2002. - 235 с.. 2002

Еще по теме Глава 1 Философская герменевтика и когнитивный аспект ее методологии:

  1. Жарикбаев Айбат Кубигулович. ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА (МЕТОДОЛОГИЯ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА). г. Алматы - 2000, 2000
  2. Шульга Е.Н.. Когнитивная герменевтика. — M.,2002. - 235 с., 2002
  3. Предмет герменевтики и ее когнитивные границы
  4. Глава 2 Логическая герменевтика и философская аргументация
  5. § 4. Философские аспекты социальной философии
  6. «Банальность зла»: философский аспект
  7. Философская герменевтика Х.-Г. Гадамера
  8. Глава 3. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ И КОГНИТИВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ТЕХНОГЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  9. § 1. Философские аспекты труда. К. Маркс о труде вообще
  10. Философская и специальные герменевтики: согласие и разногласия.
  11. ЧАСТЬ 3 ФИЛОСОФСКАЯ ГЕРМЕНЕВТИКА
  12. Абдуллин А.Р.. Философская герменевтика: Исходные принципы и онтологические основания: Препринт / Изд-е Башкирск. Ун-та. - Уфа,2000. 60 с., 2000
  13. Шадрин А.А.. Герменевтика смысла социально-философской дискурсив- ности: монография. - Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет»,2009. - 142 с., 2009
  14. Глава 6. МОРАЛЬ И ПОЛИТИКА: ЦЕННОСТНЫЙ АСПЕКТ