<<
>>

3.1. Алгоритм герменевтической процедуры.

Конфликт интерпретаций, с одной стороны, как было описано выше, может иметь весьма неблагоприятные социокультурные последствия, провоцировать борьбу за власть или даже силовой социальный конфликт.

С другой стороны, при должном внимании к феномену и осознанному проектированию его в определенных обстоятельствах, конфликт интерпретаций может стать полезным педагогическим инструментом в сфере гуманитарного образования, поскольку опыт участия в нем способствует формированию ряда определенных социально востребованных умений и навыков.

Для того чтобы из спонтанно возникающего явления конфликт интерпретаций превратился в инструмент, необходимо знать и организовывать прохождение стадий герменевтической работы над текстом, а также понимать специфику развертывания конфликта. Алгоритм герменевтической процедуры, описанный ниже, является результатом исследований в области философской герменевтики, и выявлен на основании идей Ф. Шлейермахера, М. Хайдеггера и Г. Г. Гадамера. Подобные попытки выявить формулу герменевтического мышления предпринимались, например, В. Г. Кузнецовым, описывающим четырехэтапный алгоритм формулирования герменевтических гипотез[CXLIII]. Об этапах алгоритмизированной процедуры интерпретации говорит в рамках диалогического метода понимания М. Н.

Дудина[CXLIV]. В ходе данного исследования была поставлена задача создать более полный и подробный алгоритм, разложив метод научной герменевтики на этапы и составив пошаговое описание действий, следуя которому можно гарантировано получить герменевму любого текста. Таким образом, данный алгоритм является описанием универсального метода герменевтики, и может быть специфицирован под различные задачи и дисциплины в ходе применения за счет включения в него дополнительных процедурных элементов. Разумеется, каждый из этапов представляет определенный смысл и решает определенные задачи, тем не менее, наличие этих этапов в процедуре и соблюдение их строгой последовательности не являются строго обязательными, но являются оптимальными для получения результата.

Как показало апробирование данного алгоритма в групповой и индивидуальной работе, алгоритм может быть усвоен и применен самым широким кругом людей, в том числе школьниками, и не требует специальных навыков или образования, кроме знания языка, на котором ведется работа. Более того, работа с группой по данному алгоритму способствует формированию компетенции интерпретации и сопутствующих ей навыков.

Теоретические исследования и практическая работа в области герменевтики, проведенные в ходе работы над данной диссертацией, позволили выделить следующие этапы герменевтической процедуры, сведя их в схему:

1. Предрассудки как фильтры предпонимания: выбор оснований для интерпретации. Непременной экспозицией любой герменевтической процедуры являются предрассудки понимающего субъекта, закрепленные в его личном опыте, который в данном случае можно свести к набору базовых мировоззренческих установок, пресуппозиций и аттитюдов («Аттитюд — состояние психологической и нервной готовности, сложившееся на основе опыта и оказывающее направляющее и (или) динамическое влияние на

поведение человека относительно всех объектов или ситуаций, с которыми он связан»1). Как правило, они не рефлексируются и не осознаются, именно поэтому термин «предрассудки», если брать его без специфических отрицательных коннотаций, в нейтральном аспекте, довольно точно передает суть предварительного этапа понимания. Этот набор пресуппозиций и аттитюдов, или предрассудков, есть у каждого человека и служит своеобразным фильтром и контекстом интерпретатора, через который проходит текст при прочтении. В качестве примера можно привести различные морально-этические установки («воровать плохо», «любовь - светлое чувство»), представления об авторе текста («Пушкин - гений») или о жанре («в романе должна быть любовная линия»), представления о реакции людей («когда грустно - плачут»), а также представления о значении конкретных слов и языковых идиом, и т.д.

Данные установки, как правило, могут заключать в себе предпосылки к возникающим в ходе работы конфликтам интерпретаций.

Подробнее возможные основания интерпретации были описаны в предыдущей главе, они могут иметь отношение к дискурсу, в котором находится интерпретатор, к его методологии, аксиологии, мировоззрению или целям. Как правило, выбор оснований для интерпретации происходит автоматически, те или иные установки, на которых базируется личность, в случае необходимости интерпретации стоят «по умолчанию».

2. Осознание предрассудков и настройка предпонимания. Перед работой над извлечением смысла текста интерпретатор может попытаться настроить процесс предстоящего понимания через рефлексию собственных установок и аттитюдов и выбор операциональных установок, исходя из которых планируется интерпретировать текст. К примеру, это выбор между описанными П. Рикером герменевтикой доверия и герменевтикой подозрения. Человеку, склонному доверять написанному, будет непросто «включить»

установку на сомнение и критику, но это вполне возможно. Кроме того, можно преодолеть недоверие к конкретным источникам, например, «снять» временно установку на недоверие к текстам «желтой прессы» в рамках эксперимента по интерпретации при наличии такой задачи. Кроме того, интерпретатор может собрать дополнительную информацию о тексте, которая также будет служить базой для понимания. Так, интерпретация безымянного текста неизвестной эпохи приведет к совершенно иному результату, нежели когда у интерпретатора есть представление об авторе, жанре, месте и времени написания. Эффективным приемом в герменевтике может быть как создание специального контекста перед началом работы, например, использование биографического метода[CXLV] для лучшего понимания контекста автора, так и наоборот, исключение текста из его исторического и генетического контекста для того, чтобы предрассудки интерпретатора не мешали выявлению новых смыслов в тексте. К примеру, личная неприязнь к автору текста может помешать найти в тексте здравый смысл, а мысль о том, что этот текст написан в минувшую эпоху - актуальность для современности. Таким образом, на этапе выбора оснований для интерпретации происходит выбор контекста, исходя из которого интерпретируется текст. Из всех возможных предрассудков, влияющих на смысл текста, наиболее осознанными являются целевые, поскольку сама природа цели требует осознанности при ее постановке. Исходя из этого, можно сделать вывод, что выбор целевой установки для интерпретации осуществить легче, чем выбор установок иного характера. Это связано с тем, что при выборе чуждых личности установок может, во-первых, возникнуть психологическое сопротивление, а во-вторых, могут продолжать работать иные, неотрефлексированные установки, противоположные предложенной, что сопряжено с риском блокировки мышления и возникновением когнитивного диссонанса. Проблема психологического сопротивления может дать о себе знать и при выборе целей, которые противоречат ценностям и мировоззрению

личности. Такого рода проблемы, например, могут возникать в связи с адвокатской этикой в правоприменительной практике. Так, М. Барщевский пишет, что «адвокат как человек может придерживаться любого этического учения, любых этических воззрений, однако как для члена корпорации для него возможна только одна система профессиональных ценностей, только один набор стандартов профессионального поведения»1. Очевидно, что две эти описанные системы могут приходить в противоречия, создавая в сознании субъекта когнитивный диссонанс.

Уже на данном этапе герменевтического алгоритма можно начать работу над проектированием конфликта интерпретаций, поскольку именно разница в пресуппозициях, исходя из которых происходит осмысление текста, является важной предпосылкой возникновения конфликта. Тем не менее, как показала практика работы в группах с целями интерпретаторов, предложенными модератором, ситуация конфликта может быть и не достигнута, поскольку результаты могут оказаться непротиворечивыми и легко интегрируемыми.

3. Предпонимание, понимание и интерпретация. Предпонимание в герменевтике может трактоваться по-разному. С одной стороны, часть предрассудков о тексте уже является предпониманием, так как создает некое исходное представление о целом текста и предоставляет возможность вхождения в герменевтический круг и продвижения к рассмотрению частей и корректировки этого представления. С другой стороны, предпонимание - это первичное знакомство читателя с текстом. Для читателя это может быть рассмотрение обложки книги, прочтение аннотации и т.п.

Однако следует разделить два таких процесса, как прочтение и процедура интерпретации. При обычном, «бытовом» прочтении понимание большей частью происходит интуитивно, без технологии и почти без вмешательства критического мышления, оно, скорее, замешано на

впечатлении, переживании, на синтезе полученных смыслов с собственным опытом. Процесс получения этих смыслов, выраженных, как правило, в образах сознания, не контролируется, и достоверность их зачастую не проверяется аналитически. Однако, даже в таком случае возможен конфликт интерпретаций, так как, хотя процесс интерпретации в смысле техники, казалось бы, отсутствует и заменен интуитивным пониманием, после прочтения читатель может конвертировать полученный набор образов в герменевму через вербализацию или создание иллюстрации к тексту. Основной причиной возможных конфликтов интерпретаций в данном случае, как правило, являются различные мировоззренческие установки и личный опыт, положенные в основу этого интуитивного понимания и фильтрующие текст, пропуская только часть возможных смыслов. При интерпретации- процедуре, имеющей в своей основе метод и обязательно предполагающей включение критической и аналитической составляющей, такое интуитивное и первичное понимание будет являться не результатом, а только предпониманием, и основным требованием к этому предпониманию будет «возможность внесения исправлений и изменений»1. Если первым прочтением и интуитивным пониманием «бытовое» чтение, как правило, заканчивается, то герменевтическая процедура только начинается, и этот ее этап носит название курсорного чтения.

4. Курсорное чтение. Предполагается, что при курсорном чтении текст прочитывается равномерно, без задержек и размышлений над конкретными частями, для того, чтобы схватить целое, если речь идет о прочтении текста целиком, или для того, чтобы сформулировать исходные предположения, чтобы дать толчок дальнейшему продвижению в глубину текста и войти в герменевтический круг. На этом этапе все части текста представляют одинаковую важность. Улавливание смысла происходит «естественным» путем, языковые (или иные символические) конструкции текста фильтруются через контекст предрассудков читателя, в результате чего формируется

понимание, которое может быть сформулировано в виде интерпретации (простейшим способом, которым можно работать даже с детьми - попросить пересказать текст своими словами по памяти). Здесь многое зависит от личного опыта интерпретатора и его умения «вчитываться» в текст, соотносить его с собственным опытом, проживать эмоционально. Интуитивная и эмоциональная «подстройка» своего собственного контекста под контекст, к примеру, автора текста, позволяет более полно понять авторский замысел и раскрыть ряд субъективных смыслов, не очевидных с первого взгляда. Так, можно небезосновательно утверждать, что человек, увлеченный древнегреческой культурой и «проживающий» ее эмоциональным интеллектом, получит более полное понимание «Одиссеи», чем человек, древнегреческой культурой не интересующийся. Именно на этом этапе дорефлексивного понимания важно интуитивное погружение читателя в контекст текста, и этот этап довольно сложно технологизировать, так как работа с предрассудками и аттитюдами, с эмоциональным интеллектом требует длительного времени, мотивации и может быть дискомфортной.

Данный этап позволяет войти в герменевтический круг, поскольку обеспечивает некое понимание целого текста перед тем, как перейти на следующий этап круга и начать работать с его частями.

5. От целого к части, или поиск «темных мест». Далее, после того как у читателя появляется некое предпонимание, представление о тексте как о целом или первичные предположения о смысле части, можно переходить к работе с конкретными элементами текста, которая заключается в поиске так называемых темных мест1 - слов, символов или участков текста, вызывающих затруднения в понимании, эмоциональную реакцию или интуитивно притягивающих внимание как более значимые места по отношению к остальному полотну текста. Это могут быть непонятные слова или сочетания слов, отсутствующие на первый взгляд связи между частями текста, странные или повышающие эмоциональный фон читателя поступки

героев текста, и т.д. Если говорить о визуальных текстах - это может быть яркая деталь, необычный цвет, нарушение классической композиции и т.п., в музыкальном тексте - резкая смена ритма или смена тональности и т.д. Темное место в тексте - это то, что делает наше первичное понимание ущербным и неполным за счет появления в нем белых пятен, лакун, которые могут быть заполнены дополнительным смыслом. Этот этап процедуры важен, так как затрагивает работу с непониманием, что имеет отношение к научному методу и формированию научной картины мира. Такое непонимание можно назвать «научным непониманием» в дополнение к «научному незнанию» Николая Кузанского. Для герменевта, работающего с текстом профессионально, крайне важно обнаружить ключевые темные места текста, распознать в своем непонимании точку продуктивного развертывания смыслов. Хотя теоретически любое место и любой символ в тексте могут быть рассмотрены как «темное место», на данном этапе очень важно произвести отбор и выделить продуктивные точки работы.

По сути, выбор темных мест можно свести к различению системных и несистемных элементов в тексте. Ю.М. Лотман описывает этот процесс так: «процесс познания будет делиться на следующие моменты: получение сообщения; выбор (или выработка) кода; сопоставление текста и кода. При этом в сообщении выделяются системные элементы, которые и являются носителями значений. Внесистемные воспринимаются как не несущие информации и отбрасываются»[CXLVI].

Выбор нестандартных и на первый взгляд малозначимых деталей в качестве системных «темных мест» может привести к бедной интерпретации, а может, напротив, способствовать появлению новой, глубокой интерпретации, казалось бы, хорошо известного текста. Примером подобного успеха является искусствоведческий метод анализа художественного искусства Морелли, который определял подлинность картин по

незначительным элементам - в частности, форме раковин ушей и кистей рук, которые другим исследователям казались недостойными внимания[CXLVII].

6. Приращение смысла через вопрос, или чтение как диалог. Искусство задавания вопросов к тексту может быть сравнимо с искусством Сократа. В герменевтической процедуре прекрасно иллюстрируется, как работает народная поговорка «Каков вопрос, таков ответ», потому что хорошо сформулированный вопрос является частью будущего ответа. Зачастую вопросы уже содержат в себе интерпретацию, полученную в результате курсорного чтения и первичного понимания, как например вопрос «Почему главный герой злодей?» содержит в себе такие утверждения, что некое действующее лицо является злодеем, и именно оно же является главным героем. Данные утверждения, даже если они кажутся очевидными, требуют аналитической проверки на достоверность. В групповой работой над интерпретацией текстов нередки ситуации, когда в ходе проверки вопроса, заданного к тексту, на корректность, из самой формулировки вопроса выявляется гипотеза о смысле текста. Таким образом, происходит формулирование интерпретации из понимания, полученного автором вопроса интуитивно. И уже на этом этапе может возникнуть конфликт интерпретаций.

Данный этап выбора вопроса является очень важным, поскольку выбранный вопрос во многом определяет ход интерпретации. Э. Бетти пишет о таких возможных направлениях герменевтических вопросов: «направление может совпадать с интенцией текста: тогда текст прямо представляет собой вещь, о которой мы спрашиваем. Но оно может вырастать и из заинтересованности обстоятельствами, которые могут проявляться во всех возможных текстах: тогда текст представляет соответствующую вещь только косвенно». Можно задать вопрос из заинтересованности в реконструкции

исторического прошлого, из психологического, исторического интереса; это может быть вопрос к бытию[CXLVIII].

В том случае, если перед модератором групповой работы стоят определенные педагогические задачи, то герменевтическая процедура может быть начата непосредственно с этого этапа, с предложенного модератором вопроса. Один из упрощающих работу вопросов, предлагающих вхождение в герменевтический круг со стороны понимания текста в целом, звучит так «В чем смысл этого текста?». Этот вопрос хорошо подходит для небольших текстов, поскольку в случае работы с объемными текстами могут возникнуть сложности на последующих этапах, а именно, на этапе проверки гипотез. Кроме того, начинать работу с данного вопроса рекомендуется в группах с неопытными участниками, поскольку у них зачастую возникают трудности на вышеописанных начальных этапах, в частности, по поводу выбора темных мест. Одна из наиболее распространенных герменевтических проблем, которую позволяет решить данный вопрос, это так называемая проблема «кристальной ясности», когда все слова в тексте являются знакомыми, и у читателя за счет интуитивного понимания складывается ощущение того, что текст не нуждается в интерпретации, поскольку смысл его итак ясен. Нередко последующая проверка через задавание вопроса «В чем смысл этого текста?» показывает, что понимание текста заменяется неким ощущением понимания, которое читатель оказывается неспособен конвертировать в интерпретацию. Данный вопрос позволяет либо создать интерпретацию на основе первичного понимания, либо обнаружить непонимание, которое отсылает к предыдущему этапу выбора темного места.

В соответствии с основными вопросительными словами, можно выделить следующие разновидности вопросов: о способе (как? каким образом?), о времени (когда?), об объекте (что?), о субъекте (кто?), о цели (зачем?, для чего?), о причине (почему?), о пространстве (где?, куда?).

Обращаясь к делению на грамматическую и психологическую интерпретацию (Ф.Шлейермахер), можно выделить две группы вопросов: 1) вопросы к тексту, соответствующие намерениям получить грамматическую интерпретацию, и 2) вопросы к автору, имеющие отношение к психологической интерпретации. Кроме того, существуют вопросы, имеющие специфическое отношение к философской герменевтике. Они, как правило, носят гносеологический характер, а текст, в данном случае, является источником, из которого может быть почерпнут ответ на эти вопросы. В качестве примера можно привести вопросы «В чем смысл жизни?», «Что есть воля?» и т.д.

Иногда даже в опытных группах при первичном анализе вопроса выявляется его парадоксальность или бессмысленность, именно поэтому желательно проверять вопрос на валидность до того, как переходить к непосредственной работе над ним. Как пишет М. Мамардашвили, «мы остаемся природными существами, что и порождает неизбежно систематические видимости и иллюзии, парадоксы в смысле бессмысленных вопросов, которые как раз и требуют философского прояснения»1. Кроме того, для философской герменевтики любой вопрос может стать самостоятельным объектом для исследования философских оснований понимания.

7. Формулирование гипотез. На этапе формулирования гипотез - ответов на заданные к темным местам вопросы - работает творческое мышление. Этот этап интерпретации части текста дает большую свободу и в то же время требует от герменевта идей, погруженности в текст и связи с ним. «Образование гипотез должно не только предлагать смыслы для терминов и прочтений текста, но также придавать важность частям и привлекать иерархические процедуры классификации».[CXLIX][CL]

В ходе этой работы необходимо найти баланс между естественным желанием остановиться на очевидных, лежащих на поверхности вариантах интерпретации и поиском самых удивительных и неожиданных гипотез. Чем больше разнообразных вариантов будет, тем полнее и глубже может в итоге получиться интерпретация. На этой стадии могут формулироваться самые невероятные на первый взгляд гипотезы, даже противоречащие друг другу, но конфликт между ними не предполагается - он наступает на стадии проверки.

Очень важным представляется не смешивать два этих этапа - генерирования гипотез и их проверки - поскольку смешение двух разных модусов мышления может неблагоприятно сказаться на продуктивности работы. Для этапа формулирования гипотез подходит методика мозгового штурма, а также другие приемы, направленные на стимулирование творческого мышления.

8. Проверка гипотез, или управляемый конфликт интерпретаций. Этап проверки - это аналитическая стадия в процедуре, в ходе которой на основании соответствия формальной логике и другим критериям истинности интерпретации, с помощью выявлении адекватных связей между текстом и интерпретацией и поиском аргументов, как внутритекстовых, так и контекстуальных, проверяется валидность интерпретации. Независимо от того, проводится проверка гипотез в групповой работе или индивидуально, в ходе проверки зачастую возникает конфликт интерпретаций. В случае грамотного управления, ситуация конфликта интерпретаций является продуктивной для проверки истинности гипотезы. В ходе педагогической работы и обучения герменевтическому методу через ситуацию конфликта, следует донести до участников, что основными инструментами для обоснования своей позиции служат логика, здравый смысл, наблюдательность, добросовестность и обращение к фактам объективной реальности, а не отсылки к субъективным ассоциациям, интуиции и ощущениям читателя. Важно, чтобы участники понимали разницу между

интерпретацией текста и комментариями к тексту, которые могут содержать оценки, ассоциации, описания чувств читателя и т.д.. Аналитическая часть в процессе интерпретации очень важна, так как именно она отвечает за научность герменевтики, утверждает ее в роли метода гуманитарных дисциплин и отличает от литературной критики, более близкой к «искусству об искусстве» нежели «науке об искусстве», именно она позволяет интерпретатору делать выводы и умозаключения относительно текста и претендовать на их объективность и достоверность.

9. Синтез, или выход на новый виток спирали герменевтического круга. Следующей ступенью бесконечной лестницы интерпретации является синтез проверенных и принятых как достоверных и вероятных гипотез через их объединение, поиск общего и соотнесение с пониманием текста как целого. На данном этапе вновь важную роль играет креативный модус мышления. В том случае, если на предыдущем этапе конфликт интерпретаций не был снят в ходе признания одной из интерпретаций истинной, а другой, противопоставленной ей, ошибочной, то на данном этапе можно поставить задачу их синтеза через разведение по различным контекстуальным сферам и поиск общего смысла. Важно, однако, помнить, что недостаточно просто сравнить интерпретации или механически соединить их. «Совокупное рассмотрение предметов A, B, C, D, объединение их в каком-то одном сложном знании не означают собственно их синтеза, если полученное знание при этом не фиксирует их в плане координации в составе сложного предмета F»[CLI].

Данный этап позволяет продолжить движение по герменевтическому кругу. Синтез ряда интерпретаций, направленных на прояснение и осмысление частей текста, вновь приводит к пониманию целого, его дополнению и корректировке, и читатель оказывается в части

герменевтического круга, из которой можно снова начинать герменевтическую процедуру с имеющимся начальным пониманием текста, чтобы далее углубляться в его детали и нюансы. Так, полученная в результате проделанной процедуры интерпретация может быть снова «понижена» до статуса предпонимания, и углубление в текст начнется снова.

Описанная герменевтическая процедура отсылает к общей герменевтике, применимой практически к любому виду текста. Принципы и правила интерпретации, предлагаемые в литературе для различных специальных герменевтик (например, принципы юридической и политической герменевтики у Френсиса Либера1 или правила толкования священного писания, такие, как обязательное восприятие Библии как целостного текста в его единстве) вписываются в описанную схему на этапе контроля предпонимания. Там же может быть выбран дискурс, в котором ведется истолкование, установка на доверие или подозрение, метод, цели и задачи интерпретации и т.п. Основное отличие «бытового» прочтения и герменевтической процедуры можно проследить как раз на этом этапе - в случае технологического подхода к интерпретации этот этап контролируется самим герменевтом или герменевтической традицией, в случае же с обычным прочтением он остается неосознанным и интуитивным.

Итак, исходя из описанных этапов герменевтической процедуры, можно сформулировать поэтапный алгоритм, который будет включать в себя следующие шаги:

I. Выбор оснований для интерпретации
II. Курсорное чтение
III. Поиск «темных мест»
IV. Задавание вопроса к тексту
V. Формулирование гипотезы
VI. Проверка гипотезы
VII. Синтез гипотез.
См.: Lieber, F. Legal and political hermeneutics. St. Louis, 1880. P.72.

Итак, герменевтический процесс может быть представлен как некая универсальная процедура, применимая к разным видам текстов (как вербальных так и невербальных) в различных научных дисциплинах, а также в повседневной жизни на бытовом уровне (в коммуникации и при идентификации жизненных ситуаций).

Предложенный алгоритм является гибкой последовательностью этапов, которые можно сокращать или пропускать в зависимости от задач интерпретатора. Описанный алгоритм герменевтической процедуры может стать основой для разработки отдельных техник индивидуальной или групповой герменевтической работы с текстом. Кроме того, данный алгоритм позволяет моделировать продуктивную для образовательных практик ситуацию конфликта интерпретаций, которая несет в себе высокий педагогический потенциал.

3.2.

<< | >>
Источник: Ягудина Дина Сергеевна. КОНФЛИКТ ИНТЕРПРЕТАЦИЙ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Волгоград - 2016. 2016

Еще по теме 3.1. Алгоритм герменевтической процедуры.:

  1. 2. Статистическая процедура и построение шкал
  2. 4. Другие типы процедур исследования
  3. 3.4.Описание алгоритма поиска вывода в системе BMV
  4. ПРОЦЕДУРА И ТЕХНИКА ИССЛЕДОВАНИЯ
  5. 4.1.Семантическая непротиворечивость алгоритма
  6. Глава 2 Принцип «герменевтического круга» и проблема понимания
  7. § 3. Реалии XX века. Общество как идеолого-герменевтическая реальность
  8. 3. Диалектический опыт и искусство вопрошающего мышления как ос­новной «метод» герменевтического познания
  9. 4.2.Свойства алгоритма
  10. Глава 3. Алгоритм поиска вывода в системе BMV
  11. Глава 4. Анализ алгоритма поиска вывода в системе BMV
  12. ГЛАВА 1. КОНЦЕПТ «КОНФЛИКТ ИНТЕРПРЕТАЦИЙ» ВКОНТЕКСТЕ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ КОНФЛИКТА ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ
  13. Оглавление
  14. 3.1.Изменение формулировки системы BMV
  15. 1.3.Автоматический поиск вывода в натуральном исчислении
  16. ОГЛАВЛЕНИЕ
  17. СОДЕРЖАНИЕ
  18. 3.3.Правила поиска вывода в системе BMV