<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Аксиология (греч. аxia – ценность) – философская дисциплина, занимающаяся исследованием ценностей как исходных нравственных, эстетических и др. принципов, задающих жизни людей направленность к конкретным деяниям и мотивирующих человеческие поступки.

Возникновение в конце 18 в. понятия «ценность» было связано с пересмотром традиционного натурфилософского обоснования этики, предлагавшего тождество природного бытия и блага. Так, представители кинической философии (Антисфен, Диоген) полагали, что этические нормы возникают вследствие подражания природе, которая якобы является разумно организованной, совершенной и поэтому может служить эталоном для человеческих взаимоотношений. Такие представления сохранялись длительное время (Руссо, Прудон, Толстой и др.).

Понятие нравственной ценности впервые появляется у Канта. Он признал автономность и самодостаточность разума и это дало ему возможность противопоставить сферу нравственности сфере природы, сферу свободы – сфере необходимости. Однако в человеке эти сферы существуют вместе. Человек, как природное существо, как живая плоть, находится под влиянием природы. В этом отношении он несвободен. Но как познающий субъект, обладающий разумом, он свободен и следует своему разуму, который определяет его волю и практическое поведение. Его свобода в сфере нравственности покоится на априорных ценностях, создаваемых разумом. Ценности сами по себе не имеют бытия, не обладают физической данностью. У них есть только значимость, как некоторая идеальная истинность. Они суть требования разума, обращенные к человеку, к его воле. В качестве такой ценности у Канта выступает категорический императив (лат. imperativus – повелительный) – общезначимое нравственное предписание. Одна из его формулировок приняла такое построение: «Поступай так, чтобы максима (высший принцип) твоей воли в любое время могла стать принципом всеобщего законодательства».

В этом моральном предписании не содержится конкретных указаний на то, какие именно максимы должны выступать в роли принципов всеобщего законодательства. В нем определяется только форма морального поступка, исключающая корыстное поведение. Нравственно человек поступает лишь тогда, когда возводит в закон своих поступков долг перед человеком и человечеством и не требует какого-либо вознаграждения за свою моральность.

В послекантовский период разработкой теории ценностей занимаются Р. Лотце, В. Виндельбанд, Г. Риккерт. Вслед за Кантом эти философы разводят бытие и долженствование. Лотце, как и Кант, отождествляет бытие с эмпирическим существованием и поэтому ставит значимость выше бытия. Последователь Канта и Лотце, Виндельбанд, один из основателей Баденской школы неокантианства, считает разработку теории ценностей в качестве основной цели философии. В отличие от Канта, Виндельбанд приходит к выводу, что ценности управляют не только нравственными действиями, но и лежат в основе теоретической и эстетической деятельности. В качестве ценностей у него выступают истина, добро и красота; а наука, правопорядок, искусство, религия рассматриваются как ценности-блага культуры, без которых человечество не может существовать. По Риккерту, ценности лежат в основе теории истинного знания и нравственного действия. Ценность есть нечто трансцендентное как по отношению к бытию, так и к познающему субъекту. Такое понимание ценности совпадает с кантовским.

Проблема ценностей была обойдена материализмом эпохи французского Просвещения (Ламетри, Гольбах, Дидро) и диалектическим и историческим материализмом (Маркс, Энгельс, Ленин), выступавшим в качестве официальной философской доктрины Советского Союза. Французский и особенно марксистско-ленинский материализм отклонял как мнимые вопросы, касающиеся личной жизни людей, – счастье, дружбу, смысл жизни, внутреннюю свободу, любовь и др. ценности, так и сам интеллигибельный мир. Пресловутая первичность экономического бытия и вторичность сознания (читай: второстепенность, маловажность) неизбежно вела к принижению духовных ценностей, обеспечивающих нравственное здоровье общества.

В настоящее время ценность определяется как то, что чувства, рассудок и разум диктуют признать стоящим над всем и к чему можно стремиться, созерцать, относиться с уважением, признанием, почтением. Ценность является не свойством какой-либо вещи, а сущностью, рождаемой мыслью. По содержанию ценности делятся на духовные и материальные. К ценностям высшего порядка относятся истина, добро, красота, свобода, мудрость (философия) и др., словом, все духовные идеалы и принципы интеллигибельного мира. К ценностям второго порядка относятся вещные, предметные ценности, рождаемые рассудком и связанные с чувственным опытом.

Духовные ценности притягивают к себе внимание человека, поднявшегося до уровня личности. Он относится к ним с уважением, признанием, почтением. Вещные ценности притягивают к себе внимание человека массы и он относится к ним с не меньшим почтением, чем личность – к духовным. Оба ряда ценностей являются двумя полюсами ценностного отношения к миру. Они, каждая по-своему, определяют нравственные, эстетические и др. поступки людей, их помыслы и действия по всему диапазону взаимоотношений, по всем ключевым точкам, где расходятся их пристрастия и интересы.

Духовные ценности качественно отличаются от вещных. Во-первых, человек отличается от любых других существ наличием абстрактных идеалов и принципов, создаваемых разумом, что делает человека собственно человеком, а не просто живым существом. Материальная обеспеченность, даже самая высокая, сама по себе не делает человека духовным. Она создает лишь предпосылки для развития духа. Вещи, предметы выполняют в этом отношении только служебную роль.

Во-вторых, духовные ценности не содержат в себе корысти. Личность стремится к ним ради них самих, а не ради чисто материального интереса, выгоды или чувственного удовольствия.

В-третьих: духовные ценности являются источником и основой нравственных, правовых, эстетических и других норм, упорядочивающих социальную жизнь общества. Вещные ценности не создают упорядочивающих норм, а, скорее, подрывают их по причине корыстных побуждений.

В-четвертых, духовные ценности облагораживают практическую деятельность человека. Без априорных идей практика становится деляческой, нацеленной на ежедневное выживание. То же самое можно сказать о нравственном поведении, вырастающем из чувственных позывов и эмпирических побуждений (мелочный расчет на выгоду, страх перед наказанием за нравственные отступления, надежда на вознаграждение за хорошее поведение и пр.). Такие поступки – проявление внутренней несвободы, в которой пребывает человек массы, далекий от высших проявлений духовной культуры.

В-пятых, духовные ценности выше вещных в силу своей долговечности. Вещные ценности способны давать только мимолетное удовлетворение. Быстрое получение удовольствия завораживает человека массы. Он считает богатых счастливыми людьми и завидует им. Завидует потому, что они пользуются наибольшим материальным благополучием: роскошью обстановки, большими деньгами и возможностью каждодневно удовлетворять прихоти (кутежи, дорогие любовницы и пр.)

История утверждения приоритета духовных начал перед материальными началась задолго до появления аксиологии как специального философского учения и самого понятия «ценность». Эта история есть история возникновения и последующего развития философии. Ее возникновение было обусловлено экономическими реформами, осуществленными афинским государственным деятелем, философом и поэтом Солоном (ок. 640 г. до н.э.). Ему удалось впервые в истории легитимизировать и законодательно закрепить частную собственность на землю и рабов, придать этой форме собственности правовой статус неприкосновенности и нравственной почитаемости. Экономическая свобода нашла себе адекватную политическую форму – демократию. Предпринимательская и политическая деятельность свободных граждан могли эффективно функционировать при свободном выражении мнений (на рабов, метеков, иностранцев, женщин свободы не распространялись – издержки первой гражданской демократии). Мировоззренческая свобода дополнила две первые.

В изменившихся условиях жизни возросла роль образования и воспитания.

Афины становятся центром интеллектуального притяжения или, как сегодня принято говорить, Меккой для молодых людей всей Греции. Они отправлялись туда, чтобы получить образование в философских школах Сократа, Аристотеля, Эпикура, Аристиппа, Антисфена и др., приобщиться к искусству (процветали все его формы – поэзия, музыка, риторика, театр, ваяние, архитектура), словом, вкусить все прелести единственного в Греции свободного города-государства. Тоталитарной Спарте был чужд и непонятен духовный мир афинян. Спартанцы умели воевать – единственный почитаемый вид искусства, к которому сводилось их образование.

Афинское государство специально не занималось организацией образовательного процесса и тем более определением его целей. Цели формировались в философских школах и выражали общий настрой свободных граждан видеть свое государство процветающим, а подрастающие поколения – способными защитить демократические устои. Под воздействием этого настроя философия приняла форму науки о том, как правильно жить. Греки не случайно назвали такую науку «мудростью», а любовь и доброе расположение к ней – «философией». Они определили ее основной вопрос – как можно сделать человека добродетельным и ответственным за свое поведение.

В кратком изложении эта целевая установка решалась так: нельзя заставить человека быть добродетельным. Он не поддается ни на угрозу наказания, ни на ласку. Его может принудить к этому только внутренняя склонность к анализу своего сознания и поступков на предмет того, чтобы не нанести какого-нибудь ущерба (правового, нравственного, эстетического) согражданам и обществу. Иначе говоря, человек должен сам в себе найти начала справедливости. Это и будет являться самопознанием и самовоспитанием. Если я знаю, что именно я есть, то, согласно Сократу, я знаю также, что я должен делать и чего должен избегать. Этот голос совести и справедливости философ назвал внутренним демоном (сократовский демон – не более чем поэтический образ, наиболее подходящий к нечувственным этическим нормам).

Продуктивность самовоспитания проявляется в конкретных поступках: помог, приветил, проявил верность и т.д., т.е. проявил «человеческое» отношение к людям.

Такой подход к воспитанию явился продолжением линии так называемых «семи мудрецов», из которых либо Фалес, либо Хилон нашли емкий воспитательный афоризм: «Познай самого себя». Эта максима была воспринята не только афинскими мыслителями, но и всеми последующими, придерживавшимися гуманитарно-демократической ориентации, и обогащена новыми построениями: методом радикального сомнения (Декарт), концепцией категорического императива (Кант), учением о саморефлексии (Гете), концепцией сверхчеловека (Ницше) и др. В настоящее время названный афоризм находится в центре внимания всех направлений иррационалистической философии (экзистенциализм, персонализм, философия культуры и др.). Вся совокупность этих учений является (воспользуемся технико-экономическим понятием) интеллектуальной «инфраструктурой», на базе которой может появиться гражданин, способный подняться до уровня личности.

«Личность» – философское понятие, выражающее идеал человека, стремящегося к совершенству. В прошлом, до Канта и Гердера, между личностью и индивидуальностью не делалось различия. И сегодня на уровне житейских представлений сохраняется их отождествление. Часто можно слышать: «личность» ребенка, «личность» преступника и т.д. Для современной философии личность – духовное существо, а индивид – биологическая особь, имеющая неповторимые психофизические различия. До личности необходимо подниматься, а индивидом человек является от рождения. Наши меньшие братья различаются по индивидуальным качествам (одна корова может быть спокойной, другая – нет, и так по всему ряду особей вплоть до амебы), но не по духовным, поскольку последние им не свойственны.

Личностью является человек, поднявшийся до определенной нравственной и интеллектуальной зрелости, которая характеризуется способностью и потребностью анализировать собственное сознание и поступки, спрашивать себя: не нанес ли я какого-либо ущерба другим людям?, почему другие поступают иначе и не чувствуют «уколов» совести за нанесение обиды? и т.д. Эта способность носит название «философской саморефлексии».

Основная составляющая личности – высоконравственное поведение. Интеллектуальная составляющая не менее важна, чем первая, поскольку способность к саморефлексии возникает при наличии развитого интеллекта, высокой грамотности и широкого мировоззренческого кругозора. Однако обе составляющие не находятся между собой в идиллической гармонии. Часто бывает так, что высоколобые интеллектуалы совершают не только неблаговидные поступки, но и уголовные преступления. Здесь, по-видимому, вступает в свои права непредсказуемая иррациональность человеческого поведения, уходящая в область подсознания и потому возможность ее исправления ничтожно мала. С другой стороны, нравственно приемлемое поведение, не подкрепленное и необлагороженное философской саморефлек­сией, хотя и заслуживает одобрения, но является, если можно так выразиться, неглубоким, поверхностным, интеллектуально и эстетически непривлекательным.

Поэтому деление людей на поднявшихся до уровня личности и на тех, кто пребывает в неразвитом состоянии (человек массы), является довольно условным. Личность и массовый человек – полярные точки и между ними существует большое количество оттенков, когда трудно обнаружить, где кончается первое и начинается второе. Условность названного деления не отменяет их реального существования, как и необходимости изучения того и другого, поскольку за ними скрывается нечто большее.

Массовый человек и личность есть внешнее проявление осознанной и неосознаваемой борьбы плоти и духа и всех возникающих между ними коллизий, в том числе и трагических (революции, войны, террористические акты и пр.). Она началась при переходе предчеловека от животного состояния к цивилизованному и будет продолжаться пока не закончится исторический век человека. Дух без плоти существовать не может, плоть без духа, хотя и может, но не в качестве разумного существа. Дух, как организующая сила по отношению к плоти, находит воплощение в личности; массовый человек, как пассивная дремлющая сила, олицетворяет, как это ни грустно констатировать, слепую животную стихию. Оба эти понятия считаются для философов и вузовских преподавателей философии приоритетными. Задача тех и других побудить молодых людей подняться до уровня личности, чтобы получить признание пригодности для человеческого общения и отвратить их от прозябательно-пассивного существования.

Нам представляется, что в иерархии ценностей интеллигибельного мира на первом месте в качестве целевого ориентира должно находиться понятие «личность», выполняющее функцию идеала совершенного человека, способного встать на защиту гражданского общества. В таком случае все другие духовные ценности (добро, свобода, счастье, смысл жизни, прекрасное, красота, честь, власть, собственность и др.) будут входить в единый скоординированный ансамбль, обеспечивающий становление личности. Важность и самодостаточность любой ценности от такой соподчиненности не пострадает.

Адресная нацеленность на формирование личности как ценности придаст читаемым в вузах гуманитарным дисциплинам необходимую стройность и дополнительную значимость не только в глазах преподавателей, но и руководителей всех рангов, обеспечивающих учебные процессы.

<< | >>
Источник: Аксиологическая функция философии. Учебное пособие. / Под ред. А.М. Арзамасцева. — Магнитогорск: МГТУ,2004. — 119 с. 2004

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Введение
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Введение
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение