<<
>>

§ 1. К вопросу о дефиниции моральных ценностей

Во введении отмечалось, что дать адекватное реальное определение ценности через родовидовые отличия невозможно уже потому, что ценно­сти являют собой «новый аспект мира»[3], который не сводим к материаль­ным объективным и субъективным качествам, отношениям, сущностям, данным нам в ощущениях и других формах чувственного познания.

Но что же всё-таки есть ценность как таковая? Её определение - проблема и в со­временной философии. Сейчас нет общепринятого определения ценности, даже нет единой классификации имеющихся определений. Так, чехосло­вацкий философ М. Варош в своей книге «Введение в аксиологию» выде­лил три важнейших типа дефиниций ценности, разделяющихся по типу мировоззрения:

1. Абсолютистские определения, согласно которым ценности есть феномены в чистом психологическом поле. Главным направлением в та­ком понимании ценностей предстаёт феноменология.

2. Объективистские определения, которые рассматривают ценности как объективно сущие качества, вне зависимости от рефлексии сознания.

3. Реляционистские определения, по которым ценности - это свой­ства субъект-объектных отношений[4].

По данной классификации наше понятие ценностей относится ко второму - объективистскому - определению.

Современный польский философ Т. Стычень пришёл к выводу, что проблема определения ценности ещё не решена. С его точки зрения, в ис­тории философии можно выделить следующие три основных типа опреде­лений ценности:

1. Натуралистические, или эмпирические, теории считают ценно­стями полезные свойства вещей.

2. Феноменологические теории утверждают, что ценности есть чи­стые абстракции, полагаемые интуицией.

3. Эмотивистские концепции признают невозможность дать определе­ние ценностям, поскольку они не относятся к области познания[5].

Доля истины есть во всех отмеченных здесь трёх основных типах теорий ценностей.

Действительно, эмотивизм прав в том, что дать исчерпы­вающего определения ценностям невозможно. Тем не менее мы разделяем и утверждение феноменологии о значении интуиции в познании ценностей. Значительный элемент натурализма также присутствует в нашей концепции, поскольку ценности есть прежде всего определённые объективные качества, свойственные даже природным вещам. Правда, следует принципиально под­черкнуть и различие между натуральными свойствами вещей и их ценностя­ми: отождествлять их - значит совершать натуралистическую ошибку, отме­ченную Дж. Муром. Дж. Мур понимал под натуралистической ошибкой отождествление добра, которое является «единственным в своём роде», с другими предметами[6][7][8]. Понятие «натуралистической ошибки» распростра­няется на отождествление любой моральной ценности добра или зла с иными, не ценностными свойствами.

Существуют и другие подходы к определению ценностей, как, например, у Ральфа Бартона Перри1 и Уильяма Франкены*. Содержатель­ный анализ данных подходов можно найти в книге С. Ф. Анисимова «Вве­дение в аксиологию»[9].

Как справедливо замечает С. Ф. Анисимов: «Самая трудная пробле­ма в аксиологии - дефиниция категории ценности, центральной в этой тео­рии. Тут - наибольшие расхождения, в зависимости от мировоззрения тео- ретика»[10]. Своё понятие ценности С. Ф. Анисимов развивает в рамках субъект-объектного подхода. Он определяет ценность как «положитель­ное значение объекта для человека с точки зрения того, насколько он спо­собен удовлетворить какую-либо потребность, возникшую в его жизнедея- тельности»[11]. Ценность возникает в структуре «ценностного отношения», которое является субъект-объектным. Только в таком отношении появля­ются значение и значимость, которые двояко детерминированы: с одной стороны, свойствами предмета, а с другой - свойствами (потребностями, интересами, целями) действующего субъекта. С. Ф. Анисимов занимает жёсткую позицию, что «объективно, вне связи с потребностями человека, предметы сами по себе не являются ценностями»[12].

Дело в том, что в голо­

вах людей возможны два вида субъект-объектных отношений: 1) познава­тельные и 2) ценностные. Отношения первого вида дают понятие о пред­мете таком, как он есть «в себе»; второго - понятие о значении предмета для кого-то, «для нас». С. Ф. Анисимов соглашается с мнением психоло­гов, что в сознании отражаются не только предметы действительности, но и их значения для нас[13].

Отметим, что ценности как особые объективные качества нельзя отождествлять со значениями. Ниже мы вернёмся к этому положению. Сейчас же скажем, что кроме классификации бытия, где оно подразделяет­ся на два вида - «бытие в себе» и «бытие для другого», возможны и другие его классификации. Так бытие «в себе» может предстать как бытие эле­ментов системы, где каждый элемент выполняет определённую роль в от­ношении системы. Подобные объекты включены как в системные, так и причинно-следственные отношения. «Бытие в себе» может предстать и как самобытие отдельной вещи, отдельного объекта и субъекта как един­ственных, неповторимых, цельных. Это «бытие для себя», говоря гегелев­ским языком. Несомненно, что все виды бытия взаимосвязаны между со­бой как его отдельные аспекты. Бытие вещи как единственной и единой и предстаёт ценностным бытием. Чтобы осознать объективные ценности, субъекту необходимо приложить определённые усилия по отношению к собственному сознанию и избавиться от эгоизма, потребительского отно­шения к миру. Надо вынести за скобку своего сознания, редуцировать всё то, что мешает воспринимать вещь, как она есть для себя, т. е. в её уни­кальности, единственности, самоценности.

Итак, как можно определить ценность? «Ценность» сопричастна, по крайней мере, вербально, понятию цены. Вместе с тем цена связана с оцен­кой и сама предстаёт производной от ценности и в то же время относи­тельно свободной от неё. Так, предмет может иметь цену, не обладая до­статочной ценностью, что ярко демонстрирует вещевой рынок. Ценность нельзя отождествлять со стоимостью[14].

Стоимость есть среднестатистическая характеристика производственных отношений, а ценность - индивидуальная характеристика отдельных объектов и субъектов.

Является ли ценность значением объекта для субъекта? Это опреде­ление, как интуитивно кажется, несомненно ближе к сущности ценности как таковой. Понимание ценности как значения довольно распространено в аксиологии, и на этом вопросе следует остановиться подробнее. Понятие «значение» можно использовать в широком и узком смыслах слова. В ши­роком смысле значение не всегда связано с субъектом, оно возникает, как пишет С. Ф. Анисимов, «объективно в любом типе отношения: между яв­

лениями, предметами; между предметом и его свойством; между процес­сами природы; в отношениях причинно-следственных, функциональных, логических, познавательных и т. п.»[15]. В узком смысле слова значение воз­никает в субъектно-объектных отношениях, в которых «одним из контр­агентов значащего отношения выступает судящий человек»[16].

Ценность нельзя отождествлять со значением ни в широком, ни в узком смысле этого слова, хотя ценность может предстать значением и в первом, и во втором случае. Когда же в аксиологии определяют ценность как значение, то имеют в виду именно узкий смысл как субъектно­объектное отношение. Отметим ряд аргументов против подобного опреде­ления ценности. Ещё неокантианцы обратили внимание на ту важную роль, которую играют ценности при выборе субъекта, будь то выбор в ма­териальной или духовной деятельности. Однако это не основание для отождествления ценности и значения. Ценность не тождественна значению уже по причине своей трансцендентности и потому определённой незави­симости от субъекта, в то время как значение субъективно. Кроме того, значение феномена для субъекта может оказаться разной валентности, раз­личной качественной и количественной значимости, что как раз определя­ется соотношением оцениваемого с определённой ценностью.

Другой аргумент против отождествления ценности с субъектным значением выдвигал Н. О. Лосский и другие аксиологи[17]. Они отмечали, что в таком случае ценности будут зависеть от степени их исполнения субъектом, однако опыт свидетельствует и о ценности того, что принципи­ально в определённых условиях не может быть выполнено, как и о ценно­сти того, что уже исполнено. Можно добавить к вышесказанному, что цен­ностью может обладать и то, что не имеет никакого значения для субъекта.

В качестве аргумента против понимания ценности как значения вы­двигается и утверждение, с которым следует согласиться: понятие ценно­сти не отражает ничего специфического, нового по сравнению с понятиями потребности, интереса. Нет необходимости ни в особом аксиологическом подходе к действительности, ни в особой науке о ценностях. Действитель­но, отождествление ценности и значения приводит к чрезмерной субъекти- вации ценностей, когда не замечают их объективной самоценности.

Ценности, конечно, субъект может воспринимать и как определённые значения. Более того, религиозная этика может признать ценности и за опре­делённые значения объектов для Бога, который является Абсолютным Субъ­ектом миротворчества. Подобное субъектно-божественное значение для че­ловека как субъекта социального представляется объективным качеством.

Является ли ценность значимостью? Понятие значимости, как и по­нятие значения, может использоваться в широком и узком смыслах слова. «Значимость - количественная характеристика значения - по степени си­лы, выраженности значения: более значимое, менее значимое»[18]. Значимость в широком смысле слова может характеризовать объективное значение объ­ектов для объектов и т. п. В узком смысле слова значимость приложима лишь для субъект-объектных отношений и выражает значение объекта для субъек­та. Значимость характеризуется знаком места, чинностью, рангом - тем, что связано с определённой иерархией вещей и предметов и что, несомненно, входит в их самоценность. Однако ценности обладают и другими чертами, поэтому отождествлять ценность и значимость неправомерно.

Итак, мы приходим к выводу, что дать адекватное определение цен­ности невозможно. Здесь правы многие аксиологи, что ценности, в том числе моральные, автономны, не редуцируемы к иным природным, соци­альным или личностным феноменам и что относиться к ним иначе значит совершать «натуралистическую ошибку»[19]. Можно дать следующее рабо­чее определение ценности: ценность есть особое качество, которое свя­зано с объектами и субъектами и характеризует их единственность, единство, место во всеобщей взаимосвязи. Моральные ценности, соответ­ственно, определяются как особые свойства объектов и субъектов, ха­рактеризующие их единственность, единство, место в мире с позиций добра и зла. Приведенное определение ценности ориентируется на некото­рые её существенные свойства, которых, конечно, значительно больше у реальных ценностей. Дальнейшие исследования и будут выступать как обоснования отмеченных дефиниций ценностей.

Мир ценностей, естественно, не сводим только к моральным ценно­стям. То, что составляет сущность, содержание моральных ценностей, отли­чающих их от иных видов ценностей - это логически одна из первых про­блем, связанных с аксиологическим анализом морали.

По своей природе ценности добра и зла - особые качества, не тож­дественные природным свойствам, сущностям, отношениям. Согласно хрестоматийным определениям, свойство есть сторона предмета, обуслов­ливающая его различие или сходство с другими предметами и проявляющая­ся во взаимодействии с ними, отношения же есть момент взаимосвязи этих явлений[20]. Данные философские дефиниции совпадают с толкованием значе­

ния этих слов в современном русском языке, когда под свойством понимает­ся «качество, признак, составляющий отличительную особенность кого-чего- нибудь»[21], а под отношением - «взаимную связь разных величин, предметов, действий»[22].

Отличительная черта свойства - его определённая «субстанциональ­ность», «вещность», т. е. непосредственная связь с конкретным предметом. Отношение также связано с предметами, но во-первых, эта связь опосредо­вана и потому не отождествляема столь жёстко, как свойство, с определён­ными предметами, а во-вторых, отношение всегда предполагает множество предметов, ибо является моментом взаимосвязи.

Рассматривая диалектику связи «свойства и отношения», с нашей точ­ки зрения, следует признать иерархичность, «многослойность» этой связи, а также онтологическую первичность свойства над отношением. К. Маркс был прав, когда писал, что «свойства данной вещи не возникают из её отно­шения к другим вещам, а лишь обнаруживаются в таком отношении»[23].

Мораль, с одной стороны, неразрывно связана с определённой «мате­рией», реальным бытием, жизнью, в отвлечении от чего она может существо­вать лишь как реальность сознания, как специфическая его форма. В этом, собственно, и состоит отмеченная М. Шелером интенциональность морали. С другой стороны, и объект также нельзя всецело отделить от его нравствен­ных качеств. Эта органическая связь моральной ценности и её вещного суб­страта отмечалась и ранее: в частности, мы находим это положение у Спино­зы, французских просветителей, Гегеля, Вл. С. Соловьёва и др.

Несомненно, что для развития этики огромное значение имело уче­ние Канта об автономии морали как «несводимости» её к природным или социальным феноменам, ставшее методологическим принципом познания морали как самостоятельного, специфического явления. Мораль действи­тельно не может быть редуцирована «без остатка» к иным явлениям, в том числе и «материальным носителям» моральных качеств. В то же время мо­раль ни в коей мере не имеет той «потусторонней», абсолютно не завися­щей от материального мира трансцендентальности, которую связывают с учением Канта об автономии морали, мораль органично связана с миром материальным, являясь его своеобразной формой.

Объект[24] также нельзя отделить от его морального эпифеномена, ка­чества - моральной ценности, равно как нельзя и отождествлять его с той или иной конкретной моральной ценностью и совершать правильно под­вергнутую критике Муром «натуралистическую ошибку». Верно, что мо­ральное благо характеризует определённое материальное благосостояние, но неверно, что материальное благосостояние и есть моральное благо как ценность. Это станет очевидным при анализе прочих свойств моральных ценностей.

<< | >>
Источник: Аксиология : учеб. пособие. В 2 ч. Ч. 2. Актуальные проблемы аксиологии / П. Е. Матвеев ; Владим. гос. ун-т им. А. Г. и Н. Г. Сто­летовых. - Владимир : Изд-во ВлГУ,2018. - 252 с.. 2018

Еще по теме § 1. К вопросу о дефиниции моральных ценностей:

  1. § 1. Содержание моральных ценностей: положительные и отрицательные моральные ценности
  2. § 2. Понятие базисных моральных ценностей. Структура базисных моральных ценностей и её основные принципы
  3. § 1. Понятие фундаментальных моральных ценностей
  4. § 2. Основные моральные ценности науки
  5. § 2. Проблема объективности моральных ценностей
  6. § 3. О трансцендентности и всеобщности моральных ценностей
  7. § 2. Учение М. Шелера о моральных ценностях
  8. § 2. Учение Н. Гартмана о царстве моральных ценностей
  9. § 1. Интенциональность моральных ценностей
  10. Моральные ценности как основание духовности
  11. § 2. Абсолютные и относительные моральные ценности. Проблема ценностных симулякров
  12. § 2. Основные моральные ценности права
  13. РАЗДЕЛ 2. МИР МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ
  14. Глава 3. СТРУКТУРА МИРА МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ
  15. Глава 1. ПРИРОДА И СУЩНОСТЬ МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ
  16. Глава 4. СУЩЕСТВОВАНИЕ МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ. ВАЖНЕЙШИЕ ФОРМЫ И ПРОБЛЕМЫ
  17. Глава 2. СОДЕРЖАНИЕ МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ. ПРОБЛЕМА ЗЛА И ГРЕХА
  18. 34. ЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВОПРОСОВ