<<
>>

§ 3. Учение Г. Риккерта о ценностях

Г. Риккерт в своих работах обращает внимание на индивидуаль­ный характер всякого явления. «Вся действительность, которую мы знаем, состоит лишь из индивидуально сформированных образова- ний»17.

И именно индивидуальность предстаёт принципиально непо­знаваемой для естественно-научного метода, именно она является границей естественных наук, имеющих главной целью открытие за­конов как определённых общих положений. Г. Риккерт не отрицает значимости естественных наук и их методологию, он признаёт также возможность одновременного исследования одного и того же предме­та с помощью естественно-научного и исторического методов, т. е. через естественные и исторические науки. Он не часто прибегает к сравнению значимости этих методов - как известно, согласно неокан­тианцам, в задачу исторических наук не входит оценка объектов, лишь отнесение их к определённым ценностям, хотя учёному как че­ловеку и гражданину трудно удержаться от прямой оценки. Так вот, при сравнении разных методов и наук, Г. Риккерт всё же предпочте­ние отдаёт историческому методу и, соответственно, историческим наукам, хотя бы потому, что общего, которое составляет содержание естественного знания, в действительности не существует.

Г. Риккерт рассуждает следующим образом: вещи, с которыми имеют дело естественные науки, обладают интенсивным и экстенсив­ным многообразием, и задача естественно-научных понятий состоит в преодолении данного многообразия, но при достижении этой цели естественно-научные понятия становятся всё более абстрактными; в «конечной» же, идеальной науке понятия по содержанию не имеют ничего общего с конкретными вещами, они становятся предельными, «простыми», как, например, математические понятия или понятия атома, которого никто не зафиксировал с помощью чувств в реальном пространстве и времени.

Анализируя далее процесс естественно-научного познания, Г.

Риккерт отдаёт предпочтение суждению перед понятием и, в первую очередь, суждению об отношениях, поскольку они менее все­го связаны с реальными вещами. Именно подобные необходимые суждения, которые известны как законы науки, позволяют преодолеть бесконечное многообразие действительности. «Разрешение вещи в необходимые суждения, в которых находятся друг к другу её свой­ства, соответствует разрешение понятия в суждение»[17].

Для Г. Риккерта это разрешение материального в идеальное и, наоборот, как и объективного (по содержанию) в субъективное вполне правомерно, поскольку для него не существует объективной реальности, не зависящей от точек зрения, от целей познания субъек­та. Сами законы предстают не отражением объективных связей, суж­дения о них не отражают объективную истину, а всё это лишь органи­зует субъективный опыт, выражает обязательность, императивность, присущую нашим желаниям. «Поэтому общее для нас не есть, но оно имеет силу, т. е. коль скоро мы отдаём себе отчёт в наших желаниях, мы имеем в виду не познавать вещи, но совершать те безусловно об­щеобязательные суждения, в которых мы понимаем то, что мы назы­ваем господствующими в природе законами»[18].

Единичное, индивидуальное ставит «непреодолимые» границы для генерализирующего естественно-научного метода познания, и оно же предстаёт основанием для иного, индивидуализирующего метода, применяемого в исторических науках. Однако и здесь, утверждает Г. Риккерт, мы сталкиваемся с той же проблемой бесконечного мно­

гообразия индивидуального. Как же решается эта проблема? Каким образом формулируются в исторических науках понятия, суждения об исторических индивидуумах, исторических связях, историческом раз­витии, которые и обладают общностью, и сохраняют в неприкосно­венности индивидуальность? Как достигается исторический метод познания? Через обращение к ценностям - так появляется у Г. Рик- керта понятие «ценности».

Этот важный момент в своей системе Г. Риккерт объясняет та­ким образом, что наличие реальных вещей связано с наличием беско­нечного интенсивного и экстенсивного многообразия их индивиду­альных черт, в котором исторические науки обращают внимание на индивидуумы со стороны их двух важнейших свойств: единственно­сти в своём роде и единства, неделимости.

При этом для историче­ских индивидуумов единственность в своём роде выступает основа­нием их единства, что возможно, считает Г. Риккерт, только тогда, когда мы соотносим индивидуальные черты этих индивидуумов с не­которой ценностью, по отношению к которой они и образуют целое. Например, кусочек угля, несмотря на цельность и, следовательно, на определённое единство, делим «без ущерба» для себя, ибо он не об­ладает единственностью в своём роде, в то время как алмаз обладает и единством, и единственностью, так как разбив данный алмаз, мы уже не в состоянии заменить его же частями. Что же определяет по­добное свойство алмаза? Г. Риккерт отвечает: ценность, алмаз связан с определённой ценностью.

«Единство личности равным образом основывается не на чем ином как на том, что мы относим её к некоторой ценности и что, вследствие этого незаменимые по отношению к этой ценности со­ставные части образуют целое, которое не должно быть разделено на части»20. Сами ценности имеют трансцендентный характер, они об­разуют свой особый мир.

Трансцендентность ценностей у неокантианцев связывается с их независимостью от времени и пространства. Трансцендентность ценностей далее понимается не как их абсолютность и объектив­ность или как «объективная абсолютность», а как «субъективная аб­солютность», и потому в их системе трансцендентные ценности - это одновременно и трансцендентальные формы, принципы, как «не за­висящие от всякой индивидуальной воли», как «сверхэмпирические».

Ограниченность аксиологии неокантианцев и видится прежде всего в том, что ценности в их понимании мыслились сугубо транс­цендентальными и идеально-субъектными феноменами, и это следо­вало из их исходных мировоззренческих посылок. В таком случае «обесцененными» остаются целые пласты бытия, да еще какие! Об­щество, природа, само бытие при таком подходе не имеют самоцен­ности, против чего восстаёт наше субъективное чувство ценности и общественный человеческий опыт. Это не значит, что нужно отрицать трансцендентность или трансцендентальность ценностей, нет, они ха­рактеризуются определённой и трансцендентностью, и трансценден- тальностью, как это мы покажем ниже, но не совсем в том смысле, как это понимал Г. Риккерт.

Понятие ценности начинает играть в учении Г. Риккерта важ­ную роль, потому что это якобы позволяло ему без противоречий, как он считал, объяснить научный характер исторических понятий, суж­дений, которые как научные обладают общезначимостью. Последнее же имеет место именно вследствие общезначимости самих ценно­стей. «История интересуется лишь тем, - писал Г. Риккерт, - что, как обыкновенно говорят, имеет общее значение. А это может означать лишь то, что та ценность, по отношению к которой объекты становят­ся для неё историческими индивидуумами, должна быть общей цен- ностью»[19].

<< | >>
Источник: Аксиология : учеб. пособие. В 2 ч. Ч. 1. История аксиоло­гии / П. Е. Матвеев ; Владим. гос. ун-т им. А. Г. и Н. Г. Столето­вых. - Владимир : Изд-во ВлГУ,2017. - 176 с.. 2017

Еще по теме § 3. Учение Г. Риккерта о ценностях:

  1. § 2. Учение В. Виндельбанда о ценностях
  2. § 1. Учение М. Шелера о ценностях
  3. § 1. Учение Н. Гартмана о ценностях
  4. § 2. Учение М. Шелера о моральных ценностях
  5. § 2. Учение Н. Гартмана о царстве моральных ценностей
  6. Глава 5. УЧЕНИЕ РУССКИХ ФИЛОСОФОВ О ЦЕННОСТЯХ
  7. § 2. Учение о единстве Плотина и Лосева
  8. § 2. Учение русских философов об идеальности и объективности
  9. 3.8. Учение о демонах.
  10. 3.4.1. Учение о душе и видах душ.
  11. 3.7. Учение Прокла об βpocei^7.
  12. Знание и ценность, истина и ценность
  13. Учение о красоте и триада благо-мудрость-красота.
  14. § 1. Содержание моральных ценностей: положительные и отрицательные моральные ценности
  15. § 2. Понятие базисных моральных ценностей. Структура базисных моральных ценностей и её основные принципы
  16. § 4. Основные свойства ценностей у неокантианцев
  17. Глава 1. Историко-аксиологический анализ феномена ценностей
  18. Основные подходы к проблеме ценностей
  19. § 1. Интенциональность моральных ценностей
  20. Эстетические ценности