<<
>>

§ 2. Ценностный подход в советской этике

Очевидно, что в разных сферах человеческого бытия ценност­ный подход играет разную роль. В таких же способах освоения мира, как политика, право, религия, искусство, мораль, эта роль становится первостепенной, поскольку все отмеченные формы являются прежде всего ценностными формами сознания.

Несомненно, что здесь воз­растает значение сознательно применяемого ценностного подхода, и эта мысль в последней четверти XX века получает утверждение в со­ветском гуманитарном познании. В 80-е годы в печати появляются статьи, где пишется следующее: «Только исходя из ценностей можно проникнуть в мир субъекта, мир человека. Таким образом, проблема ценностей предстаёт как фундаментальная методологическая пробле­ма гуманитарных наук. Лишь тогда, когда идея ценности будет про­низывать методологические основания гуманитарных наук, социаль­ное познание будет чем-то большим, нежели простое описание дей­ствительности в смысле констатации фактов»[323].

Какова ситуация с ценностным подходом была в советской этике[324]? Сразу же обращает на себя внимание «примечательный факт», что советская этика как самостоятельная философская дисци­плина начала развиваться только с 50-х годов XX века, когда появи­лись труды А. Ф. Шишкина и других авторов. Развитие марксистской этики, прежде всего развитие этики в СССР, шло затем довольно-таки интенсивно в 60-е, 70-е годы, когда стали появляться научные сбор­ники, монографии, организовываться кафедры, проводиться конфе­ренции и т. п. Появились действительно содержательные работы Л. М. Архангельского, А. Ф. Анисимова, А. А. Гусейнова, О. Г. Дроб- ницкого, Ю. В. Согомонова, А. И. Титаренко, К. А. Шварцман,

A. Ф. Шишкина, А. Г. Харчева и других авторов[325].

В эти годы марксистская этика активно работала над проблемой создания основанного на материализме научного учения о нравствен­ности.

Конечно, она сразу же остановилась перед загадкой сфинкса всякому мыслящему существу: «Что есть нравственность?» Как об этом говорится во «Введении» книги О. Г. Дробницкого «Понятие морали», являющейся до сих пор одной из самых содержательных ра­бот советской этики: «Итак, что же такое нравственность? - Она ни­когда не стоит особняком, но всегда находится в неразрывном спле­тении с тканью многостороннего бытия человека в обществе. Она всегда соотносится с чем-то ещё, соотносится особым, присущим только ей образом. Но чтобы выяснить динамику этого взаимопро­никновения и взаимодействия, необходимо вычленить их «полюсы». Один из них - мораль - далеко не самое ясное в переплетённом мно­жестве факторов.... Именно потому, что нравственность никогда не выступает в виде самодовлеющей себе области, но всегда обнаружи­вается во взаимоотношении с чем-то другим, ставить вопрос о её спе­цифике, отличии от всего другого, о понятии морали можно и долж­но. И этим вопросом должна специально заняться этика, наука о мо­рали, причём присущими ей абстрактно-теоретическими средствами и

332 методами»[326].

Именно проблемы сущности и специфики морали, их решение с материалистической точки зрения стали основными для марксистской этики, по крайней мере в лице её крупнейших представителей, в 70-е годы, и именно здесь достигнуты были её наиболее значимые резуль­таты. Справедливо обращалось внимание на то, что мораль нельзя рассматривать только как форму общественного сознания, хотя, несомненно, что в общественном сознании подобная форма имеется; были выявлены и исследованы наряду с моральным сознанием такие элементы морали, как моральные отношения, моральная деятель­ность. При анализе социальных функций нравственности отмечены специфические черты, которые отличают её как регулятор поведения людей от права, политики. В конечном счёте выработалось новое по­нятие морали как особого способа освоения действительности. Мо­раль «является таким оценочно-императивным способом освоения действительности, который регулирует поведение людей с точки зре­

ния противоположности добра и зла»[327].

Работа, проделанная в этом направлении, была необходимой для развития материалистического учения о нравственности. Результаты, достигнутые в 60-е, 70-е годы, останутся и впредь существенными для любого подхода к морали, по­скольку касаются таких сложных, тонких вопросов, как её специфика и сущность.

Примечательно, что поскольку сущность морали рассматрива­лась как всецело социальная, то отношение человека к природе, зем­ле, живым неразумным существам, предстали сами по себе как бы «внеморальными», как и их противоположный полюс - связь челове­ка с Богом. Живая природа, жизнь «получали» моральную ценность не в силу своей самоценности, а лишь постольку, поскольку они ка­ким-либо образом касались человека, имели для него то или иное зна­чение. Именно поэтому природный фактор в нравственном бытии че­ловека существенно не исследовался, как и религиозный. Ставшая во второй половине XX века глобальной, экологическая проблема глу­боко не прорабатывалась советской этикой. То же можно сказать и о субъективной нравственности: индивидуальная мораль здесь трудно поддавалась исследованию уже потому, что личностное бытие не мо­жет быть редуцировано до социального, тайна личности не раскрыва­ется всецело на путях общественных.

Советской этике, как мы считаем, свойственно было законное опасение широкого подхода к морали, при котором «собственно мо­ральное» может «раствориться» в общественном, хотя по своей при­роде мораль понималась как явление сугубо общественное. Здесь ма­ло обращалось внимание на то, что нравственность своим бытием вплетена в живую ткань природной и социальной материи, во все её клетки. Советские этики не желали совершать натуралистическую ошибку, подмеченную Муром, и потому старались избегать такого широкого подхода к морали, который был свойственен Спинозе или Вл. С. Соловьёву. Но если Спиноза или французские просветители действительно недооценивали собственно нравственное, специфику морали, редуцировали её до других факторов, то этика Вл. С. Со­ловьёва счастливо избежала подобного недостатка, что очень приме­чательно.

Недостатком советской этики, с нашей точки зрения, предстало также слабое освоение ею ценностного подхода, наличия даже опре­делённого отчуждения от аксиологической проблематики и методики.

На использование ценностного подхода в советской этике существо­вало своего рода вето, ибо считалось, что «привнесение в теорию мо­рали нормативно-ценностных компонентов (и особенно в процессе определения нравственности) является серьёзной методологической ошибкой»[328]. Отрицание здесь ценностного подхода становится по­нятным, если иметь в виду, что советская этика стремилась в те годы создать научное учение о морали, а понятие «ценности» с «научной точки зрения» в лице авторитетного этика объявляется довольно-таки «тощей абстракцией»[329], пригодной для употребления массовым, обы­денным сознанием, но не теоретическим. Такое усечённое понятие ценности, выработанное, как отмечалось выше, на основе общих ми­ровоззренческих идей о ценностях, в этике, включающей в себя и учение о конкретных ценностях бытия, подкреплялось соображением, что ценностные суждения являются аналитическими, что они пред­стают тавтологией, не дающей нового знания о добре и зле. Утвер­ждения типа «добро должно выбирать ради самого добра» с подоб­ной точки зрения предстают настолько же бессодержательными, как и утверждения типа «пророк действительно пророчествует», «масло должно быть масляным», «экономика должна быть экономной» и т. п. Само понятие «моральная ценность» является для такого подхода не­коей бессмыслицей, ибо понятие «мораль» уже означает для нас «доб­ро», «зло» и т. п. Это верно для определённого позитивистского идеа­ла научного знания.

С аксиологической точки зрения, или, другими словами, в цен­ностной интерпретации подобных утверждений и понятий, они пред­стают содержательными, синтетическими, и, следовательно, инфор­мативными. Они дают новое ценностное знание об объекте суждения. В самом деле, «мораль» - это не только ценности, равно как и масло содержит не только свойство маслянистости, - за подобными фено­менами стоит и нечто иное. Кроме того, эти суждения и понятия имеют разное значение в зависимости от контекста. Как иначе,

например, оценить крик души Н.

В. Гоголя: «Грустно от того, что так мало добра в добре»? С позитивистской точки зрения это нечто бес­смысленное. Но интуиция заставляет нас отбросить саму подобную интерпретацию как бессмыслицу. Поскольку нравственная точка зре­ния, нравственное сознание действительно органично включает в себя ценностно-оценочный компонент, постольку подобного типа утвер­ждения и понятия являются здесь не только возможными, но и необ­ходимыми. Так как этика есть высший, теоретический уровень нрав­ственного сознания, то и в этике подобного рода ценностные понятия, суждения являются правомерными, узаконенными. Для позитивист­ского идеала науки ценности, оценочные суждения, конечно, должны быть элиминированы как прескриптивные формы или заменены, насколько это возможно, дескриптивными формами.

Подобное единство марксистской и позитивистской этик не яв­ляется столь уж неожиданным, если иметь в виду, что та и другая этика руководствовались одним и тем же методологическим идеалом научного учения о морали. Марксистская этика при этом долгое время предметом своей теории рассматривала социальную сущность нрав­ственности, её объективное историческое развитие, специфику, т. е. всё то, что представляло собой описание и объяснение, а не оценку и оправдание. Неопозитивистская этика, в свою очередь, обратилась к метаэтике, формально-логическому анализу языка морали, что так­же «допускает» научный подход. Несомненно, что подобного рода исследования не только уместны, но и необходимы, неправомерна лишь абсолютизация их, как и сциентизма в целом. Неправомерно также и полное, «голое отрицание» ценностного анализа, который, напротив, обеспечивает более широкое видение морали, и собствен­но, позволяет, с нашей точки зрения, сделать прорыв в теоретическом анализе к реальным моральным проблемам бытия.

К самому понятию «ценности» при этом, как уже отмечалось, следует осуществить «широкий подход» как к определённому объек­тивному феномену, органически связанному с конкретными формами бытия. Тогда моральные ценности предстают, как это будет показано ниже, специфическим эпифеноменом, качеством экономических, со­циальных, политических, духовных феноменов.

Мораль является определённым ценностным срезом бытия человека, общества, приро­

ды. Такой ценностный подход позволяет преодолеть проблему «раз­рыва этического слова и морального дела», характерную для многих этических учений, позволяет исследовать мораль в её реальном бы­тии, которое осуществляется через органическое единство с другими социальными и природными феноменами, и тем самым даёт возмож­ность выявить действительные общественные и личные моральные проблемы, которые предстают и реальными проблемами самой мора­ли. Ценностно-нравственный анализ общества предстаёт в то же вре­мя анализом самой морали общества. Описание и объяснение добра выступает в диалектическом единстве с оценкой и пониманием, со специфическим «оправданием» добра. Ценностный подход позволяет исследовать моральные феномены и «изнутри», понять сущностные, «собственно моральные» характеристики добра и зла.

В советской этике в 70-е и 80-е годы появлялись и немногочис­ленные работы с более «широким», нежели традиционное в марксиз­ме, понятием морали. Так, интересной в этом отношении и содержа­тельной предстаёт книга А. И. Титаренко «Структуры морали» (М., 1976), где мораль рассматривается как определённая, возникающая на базе конкретной общественно-экономической формации, система мо­ральных понятий, норм, принципов, отличающаяся и своими элемен­тами, и структурой. В работе А. Ф. Шишкина «Человеческая природа и нравственность» (М., 1979) демонстрируется более широкий, нежели это имело место раньше, нравственный взгляд на природный фактор.

Интересными предстают работы советских этиков тех десятиле­тий по проблемам «профессиональной этики», что следует рассмат­ривать как стремление узреть действительное единство морали и де­ла. Всё это можно теперь воспринимать как требование времени и са­мой логики этических исследований, как отражение социальной и теоретической актуальных проблем.

В советской этике есть и примеры ценностного анализа соци­альных явлений - это прежде всего социолого-этические исследова­ния моральных ценностей советского общества, советского челове- ка[330]. Ограниченность их видится в том, что под моральными ценно­стями здесь продолжали понимать специфическое, особенное и не

учитывали в достаточной степени их объективность, идеальность, ор­ганическую связь с действительностью, и потому мир ценностей в подобных исследованиях оказывался чрезмерно узким, а ценностный анализ - не всегда глубоким. Кроме того, социологический анализ ценностей не является собственно ценностным анализом самой мора­ли, поскольку не раскрывает сущности моральных ценностей, их «внутреннее», «собственно нравственное», ценностно специфическое моральное содержание.

В советской этике есть и исследования отдельных ценностей, например, справедливости, идеала, смысла жизни и др. Однако в по­добных исследованиях было в основном представлено традиционное понятие ценностей как субъективно-объективных значений. Но при­мечателен сам факт возрастания интереса у советских этиков к цен­ностному подходу, анализу конкретных моральных ценностей. Реше­ние этих проблем требовало, с нашей точки зрения, более «широко­го», «объективного» подхода к самим ценностям, что постепенно и стало утверждаться как одно из направлений в советской философии и этике. Советская этика имела большой идейный и творческий капи­тал, что определило и определяет дальнейшее развитие уже россий­ской этики[331].

Вопросы для самопроверки

1. Как классики марксизма-ленинизма относились к учению о ценностях?

2. Когда началось развитие аксиологии в СССР?

3. В чем суть спора об аксиологии между В. П. Тугариновым и О. Г. Дробницким?

4. Какие аргументы приводились О. Г. Дробницким против ак­сиологии?

5. Как в советской этике использовался ценностный подход?

6. Насколько состоятельны аргументы О. Г. Дробницкого против использования ценностного подхода в этике?

7. Какие были достижения в советской аксиологии?

8. Какие работы по аксиологии в СССР имели значимость?

<< | >>
Источник: Аксиология : учеб. пособие. В 2 ч. Ч. 1. История аксиоло­гии / П. Е. Матвеев ; Владим. гос. ун-т им. А. Г. и Н. Г. Столето­вых. - Владимир : Изд-во ВлГУ,2017. - 176 с.. 2017

Еще по теме § 2. Ценностный подход в советской этике:

  1. Глава 6. ПРОБЛЕМА ЦЕННОСТЕЙ В СОВЕТСКОЙ МАРКСИСТСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ЭТИКЕ
  2. 6.1. Ценностный подход к пониманию истории
  3. Глава 7. ЦЕННОСТНЫЙ ПОДХОД В РОССИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  4. СОВЕТСКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1939 г.
  5. СОВЕТСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ В ПОЛЬШУ В СЕНТЯБРЕ 1939 г.[165]
  6. СОВЕТСКО-ФИНСКАЯ (ЗИМНЯЯ) ВОЙНА 1939—1940 гг.
  7. 6.2. Возможности применения ценностного метода
  8. 1. ОБЩИЙ ПОДХОД
  9. «Ценностное основание» как онтологическое понятие
  10. Классификация основных подходов к пониманию ценности
  11. ГЛАВА ПЕРВАЯ О СИСТЕМНОМ ПОДХОДЕ В ПОЗНАНИИ
  12. Основные подходы к проблеме ценностей