<<
>>

«Ценностное основание» как онтологическое понятие

Нет ничего без основания.

М. Хайдеггер

Обращение к теории ценности предполагает использование опреде­ленного понятийного аппарата, уже ставшего устойчивым в этой области философии.

В частности это апелляция к понятиям «ценность», «ценност­ные ориентации», «ценностная мотивация», «ценностные качества» и т.д. Если одни исследователи в большей степени склонны к употреблению по­нятия «ценностные ориентиры», это свидетельствует о том, что их понима­ние ценности связано с целями и направлениями развития. Когда говорят о ценностной мотивации, то предполагают, что существуют и другие виды мотиваций, среди которых ценности играют большую или меньшую роль. В данном исследовании ключевое значение имеет понятие «ценностное основание» («ценностный фундамент»), которое требует некоторого уточнения и объяснения.

«Основание» одно из наиболее общих понятий в онтологии, исследо­вание которого, как известно, было особым предметом внимания Аристо­теля, Декарта, Лейбница и Хайдеггера. Термин «основание» в языках вос­ходящих к латыни означает нечто, продиктованное разумом - ratio, raison, reason. В немецком языке основание - это Grund, то есть почва, земля, грунт. Основание, как то, что имеет свою почву, помогает понять, что в нем присутствует не только то, что умопостигаемо, но и нечто бессозна­тельное, лишенное логического смысла, но, тем не менее, то же имеющее основание. Это следует иметь в виду, обращаясь к рассмотрению данного предмета. Главный онтологический тезис, который подлежит рефлексии, на что обратил внимание исследователей М. Хайдеггер: «Ничего нет без основания». Поиски основания приводят к необходимости нахождения чего-либо безосновного. Это нечто есть только само бытие. Поскольку бы­тие основывает, само, являясь основанием, оно позволяют всякому сущему быть таковым, поэтому так логичен вывод Хайдеггера: «Бытие и основа­ние: то же самое»[205].

Проблему для понимания составляет лишь та малость, что бытие как понятие тоже не определено или все его определения тавто­логичны. Таким образом, данный вывод только запутывает проблему. По­пытаемся разобраться, в чем же состоит отличие бытия и основания. Если содержание понятия «бытие» предполагает ответ на вопрос «Что?», то со­держание понятия «основание» - ответ на вопрос «Почему?». «Почему?» - это вопрос о законе, времени, месте и смысле того, что свершается. Отсю­да следует, что «основание есть то, на чем все покоится, что предлежит

всякому сущему в качестве того, что его несет... «Потому» указывает на сущность основания ... на сущность бытия»[206]. Вопрос об основании это, по нашему мнению, вопрос о смысле и законе присутствия, в то время как вопрос о бытие, это вопрос о его фактичности. Обе стороны взаимопринад- лежны, но могут исследоваться обособленно. Более того, вопрос о смысле может иметь множество ответов, в то время как вопрос о бытии только два. Итак, бытие дается нам в основании, которое мыслится человеком. Едино ли основание, если его субъект множественен, а объект - неизве­стен? Смеем ли мы претендовать на успех в решении такой задачи? До­стойна ли она мышления вообще? Традиционная западная и восточная фи­лософия дали свои ответы. Их три: смысл един и воплощен в высшей фор­ме бытия, смысл множественен и отражает способности субъекта мышле­ния и, наконец, смысл вне бытия и не воплощен. И каждый ответ на этот вопрос есть путь присутствия и включения в бытие.

Основание не есть причина, оно - смысл, поэтому оно не предшеству­ет бытию, а имманентно ему. Если бытие едино, то и смысл един, если бы­тие множественно, то и оснований множество. Если смысл вне бытия, то он не может созерцаться. Но может ли он быть внесен? Если все варианты смысла есть лишь иллюзия и игра сознания, то зачем из небытия была ро­ждена эта мировая мистификация? Если некоторые избранные смогли по­нять «несмысл» бытия и шагнуть за него, то это значит, что они смогли сделать выбор в пользу Иного, того, что имеет смысл и есть свое собствен­ное основание, но не имеет названия и не может мыслиться.

То есть этот выбор свидетельство не того, что нигде нет смысла, а того, что он нигде не может быть обнаружен мышлением. Это не отрицательная оценка бытия (и положительная для не-бытия), а скорее отрицательная оценка ratio. Но если человек это animal rationale, то состоятелен ли сам человек? Попытка встать вне оценки не может быть достигнута даже в этом случае. Делая вы­бор в пользу не-существования или не-мышления, мы осуществляем пред­почтение, исходя из своего особенного видения смысла сущего. И в этом видении природа человека связывается не с мышлением, а с возможностью освобождения от него. Итак, основание есть смысл, который принадлежит сущему как таковому, но он достраивается субъектом, его мышлением и иррациональным творчеством.

Основание - это обоснование, освещение условий смысла. Говоря «на каком основании?», мы имеем в виду, «почему?», «как объясняются те условия, при которых это является таковым?». Но обоснование может быть не только рациональным. Иррациональный опыт, в том числе опыт пере­живания может выступать первичным в обосновании мировоззрения или деятельности, хотя их реальность не относится к объективно достоверной.

Основание может быть связанным с пониманием или не предполагаю­щим его. Последнее «чувствуется», но всегда «ускользает» от мысли, оно сверх-опытно и не подлежит рефлексии.

Основание есть сам объект. Субъект есть особый род бытия, способ­ный к дополнению бытия, и, следовательно, дополнению смысла. Это до­полнение может и полностью пресуществить объект, изменить его физиче­скую природу, придав ему особый духовный статус.

Теперь вернемся к понятию «ценностное основание». Основание это смысл, обоснование и само бытие, поэтому «ценностное основание» - по­нятие, призванное дать имя бытию-смыслу во времени, по направлению к чему-то. Это объяснение интенциональности бытия, бытия направленного на что-то, что стало результатом неслучайного выбора. Вопрос, на кото­рый отвечает «ценностное основание» это вопрос «во имя чего?», «ради чего?» Это не только вопрос направления, но и вопрос собственного смыс­ла, так как он объясняет сущность объекта, направленного к своему-друго­му бытию, в соответствии с собственным устремлением.

Ценностное основание бытия это смысл движения или устойчивости, на основе предпочтения, результат которого сам факт бытия. Присутствие

- это факт, основание - это смысл, ценностное основание - это «качество», «оттенок» смысла. Ценностное основание - это обоснование того, почему бытие именно таково и к чему оно устремлено.

Бытие личности и бытие общества суть особые формы бытия, более динамичные, способные к трансформации себя и окружающего, и главное, полагающие собственный смысл. Их ценностное основание это обоснова­ние их динамики, направленности в соответствии с устанавливаемым смыслом. Вопрос о ценностном основании индивидуального бытия это не вопрос о его природе («Откуда?»), а вопрос о том, «Почему такое?» бы­тие. Итак, вопрос ценностного обоснования это вопрос таковости (по Хайдеггеру, Eigenart). Таковость означает качество, направление его транс­формаций и одновременно их причину. В своем знаменитом трактате Л. Витгенштейн писал, что если «есть ценность, имеющая ценность, то она должна лежать вне всего происходящего и вне Такого (So-Sein) ибо все происходящее и Такое - случайно»[207]. Но если говорить о том, почему бы­тие Такое, то можно разделить случайные и неслучайные обоснования. Го­ворящий «нет случайностей, они лишь результат нашего незнания», зани­мает такое же положение как тот, кто отвечает «все случайно, а остальное

- лишь непонимание этого». Обоснование, выводимое из внутреннего вы­бора объекта и объясняющее его Такое бытие, отлично от того, что стало результатом внешних неустойчивых факторов. В первом случае речь идет о предпочтении быть или не быть, таким или иным. Этот выбор осуще­ствляет не только чувствующий, или мыслящий субъект, это выбор всего, что существует, и сам факт существования есть свидетельство. Выбор в

пользу небытия не только возможен, но и закономерен согласно термоди­намическим канонам. Противостояние им есть предпочтение быть, а каче­ство - быть таковым. Можно сказать, что если речь идет о неслучайном состоянии, а состоянии на основе внутреннего предпочтения, то речь идет о ценностном основании. В случае человека мы имеем несоизмеримо большую возможность ценностного выбора состояния. Это не означает, что каждый выбор - результат рациональных актов мышления. Предпочте­ние это обоснование Таковости, но его невозможно вывести из чего-либо другого, например логического мышления. В этом смысле у нас больше оснований заключить, что человек есть не animal rationale, а скорее animal praeferens (лат.) - человек предпочитающий. Предпочтение имеет своей основой не разум, а оценивание, не закон, а свободу, не логику, а пережи­вание.

Ценностное основание в случае человека и общества это смысл и об­основание выборов осуществления проектов, идущих от единичного к все­общему. Поэтому вопрос о ценностном основании индивидуального и об­щественного бытия это один из главных вопросов, с ответа на который на­чинается решение того, что станет с «Dasein человека на этой Земле».

В мире, где сосуществуют различные объекты, обладающие каче­ством, а также способностью его кодирования и передачи, происходит вза­имодействие, обмен информацией и энергией. Взаимодействие определя­ется на основе предпочтения одних связей другим, выбора тех объектов, которые отвечают внутренним запросам «субъекта» отношений. Предпо­чтение - это выражение субъективности, первая форма ценностного отно­шения, которой обладает все сущее. Само присутствие - свидетельство вы­бора бытия по сравнению с небытием. В этом смысле все бытие есть пре­ференциальное, или предпочитающее бытие.

Если существует предпочтение, преференция, существует и направ­ленность, интенция, изменение в соответствии с определенной целью. Сама цель в свою очередь влияет на характер существования и делает его бытием-к-смерти, бытием-к-жизни и т.д. Оценивание себя и внешней ре­альности влияет на характер индивидуального бытия. Отношение к бытию всегда включает ценностное отношение и выражает субъективность. В от­личие от знания, которое стремиться к объективности и предельному соот­ветствию внешней реальности, ценности есть отражение внутреннего со­стояния субъекта, воплощение его переживания внешней реальности в со­ставе внутреннего бытия.

Как уже было отмечено, содержание ценностей включает в себя смысл и значимость, формирование которых связанно с субъективным переживанием, что обуславливает, на первый взгляд, невозможность онто­логического обобщения и выявления их надсубъективного наполнения. В тоже время поиск смысла и значимости объектов, составляющий предмет философствования, не только возможен, но и призван реально соединить

теоретическое объективированное с духовно-нравственным субъективным, что позволяет приблизиться к решению данной проблемы. Анализ содер­жательного наполнения ценности может быть проведен от всеобщего к частному, то есть от изучения ценностей, являющихся таковыми для наи­более общего субъекта к исследованию ценностей отдельных типов субъ­ектов.

Попытки выявления предельно общего субъекта ценности в контек­сте нашего исследования приводят к необходимости разграничения не ан­тропологического и антропологического субъектов. Первым из них высту­пает сама объективная реальность, которая способна к самодвижению и самостановлению, то есть, ориентирована на достижение неосознанно предпочитаемого оптимального состояния, при котором реализация ее по­тенций будет наибольшей. Ценности в данном случае будут поняты услов­но, так как их формирование будет качественно отличаться от сознатель­ного процесса, связанного с деятельностью антропогенного субъекта, но могут быть рассмотрены именно в таком значении в силу их функциональ­ного смыслосодержания. Неосознаваемые ценности формируются без про­цесса переживания, выявления смысла, но в то же время они возникают не как случайные, хаотические цели изменений реальности, а как предпочте­ние одного из множества вариантов, имманентного самому существова­нию. Направленность изменений бытия, циклическая или линейная, высту­пает основанием для позволения применить категорию ценности, при должной условности, к анализу мироздания, соединив аксиологические основания с онтологическими, в целом, и антропологическими, в частно­сти.

Поставленная задача может быть сформулирована как попытка созда­ния «фундаментальной аксиологии», которая ставит целью раскрытие ценностного смысла сущего, бытия. Предметом изучения и выявления смысла и значимости объектов в этом случае будет выступать все мирозда­ние в целом, так как каждый его элемент и вся их совокупность способна иметь как смысл, так и назначение, по крайней мере, с позиции отношения к ней субъекта, обладающего способностью к формулированию послед­них. По словам современного французского философа Жиля ле Бланка, утверждение о том, что природа «безоценочна» (disvalue) подобно тради­ционному пониманию ее как средоточия зла»[208]. Во избежание подобных утверждений и предлагается подобный опыт, опыт онтологической аксио­логии.

3.2.

<< | >>
Источник: Баева Л.В.. Ценности изменяющегося мира: экзистенциальная ак­сиология истории. Монография. Изд-во АГУ, 2004. 2004

Еще по теме «Ценностное основание» как онтологическое понятие:

  1. Сознание: ценностно-онтологический анализ
  2. Глава 3. Ценностные основания бытия
  3. Лекция четырнадцатая Работа С. Л. Рубинштейна «Человек и мир» как пример выхода к философским основаниям психологии. O понятиях «субъект», «объект»
  4. Абдуллин А.Р.. Философская герменевтика: Исходные принципы и онтологические основания: Препринт / Изд-е Башкирск. Ун-та. - Уфа,2000. 60 с., 2000
  5. КАНТОВСКОЕ ПОНЯТИЕ О ЛОГИКЕ, ЕЕ РАЗДЕЛЕНИЯХ И ОСНОВАНИЯХ
  6. Понятие как форма мышления Общая характеристика понятия
  7. Моральные ценности как основание духовности
  8. Индивидуализм как ценностная ориентация
  9. Гуманизм и антропоцентризм как ценностные приоритеты ин­новационной цивилизации
  10. 2. Парадигма толерантности, как ценностная основа «спонтанной идеологии»
  11. 8. ПОНЯТИЕ КАК ФОРМА МЫШЛЕНИЯ
  12. §4. Логико-философский анализ кантовской критики онтологического аргумента