<<
>>

Смысл жизни

Непреложный факт – отсутствие проторённой дороги в будущее. Ни разум, ни интуиция, ни инстинкт не способны пробиться за завесу будущего. Мы идём вперёд в полутьме, ощупью, при слабом мерцании фонарей, находящихся позади нас на замощенном участке дороги, усыпанной радостями и страданиями, надеждами и разочарованиями ушедших поколений.

Свет прошлого опыта и прошлых учений недостаточно ярок, чтобы нам, живущим, уверенно двигаться вперёд. Одних неизвестность пугает и приводит в уныние, других заряжает энергией, вызывая у них радостно-щемящее чувство свободы, какое испытывают первопроходцы. И первые, и вторые – “пессимисты” и “оптимисты”, по-своему помышляя и действуя, вместе мостят дорогу жизни, и каждый пройденный ее участок – незавершенное творение, способное вызвать о себе ностальгию у следующих поколений, а у самих участников – чувство неудовлетворенности и горечи. Предсказать новые изгибы дороги и наполнить конкретным содержанием так же невозможно, как предсказать появление новых имен и творений в живописи, музыке, поэзии, науке, философии. Жизнь – творчество, и в этом её непреходящая прелесть.

Неизвестность будущего – не более чем неудобство, с которым приходится мириться. Оно неизвестно нам не по причине ограниченности разума, а в силу того, что жизнь людей объективно не имеет конечной цели и смысла. Существование человека в этом отношении не предпочтительнее существования галактики, или амёбы. У всего существующего одна участь: рождение, созревание, расцвет, увядание, смерть. Вечный круговорот ни для чего. Единственное отличие человека от всего остального – знание о своём существовании и желание прожить жизнь счастливо, находясь в гармони с самим собой и миром. Однако, в каждый данный момент он не удовлетворён достигнутым и удовлетворение переносит на будущее.

Отложенный спрос на полноту жизни как результат неосуществленной на сегодня надежды принимает нередко формы “великих целей” и “светлых идеалов”, как будто бы реально существующих за далью горизонта и вполне достижимых.

Фантазии, иллюзии – необходимый компонент любого творчества, в том числе творчества жизни. Они способны заворожить, поднять людей на борьбу и подвиги, но опережающе-отражательная способность их ничтожна. “Светлые идеалы” – это экстраполяция идеализированного прошлого на день грядущий. Будущая жизнь, когда она наступит, станет иной, с другими запросами и надеждами. Прошлое не возвращается, кроме как в памяти.

Дорога жизни… Необозримая людская масса, преодолевая естественно возникающие в процессе совместной жизни конфликты и противоречия (конкуренция за полноту удовлетворения материальных потребностей – жить не хуже других, жить лучше, политические амбиции и пристрастия, национальные и этнические ожидания и раздоры, семейные неурядицы и пр.) и создавая новые, упорно двигается от неразгаданного и таинственного прошлого в непонятное и тёмное будущее, не имея общего плана движения и общего руководства. Одни колонны, соблюдая порядок, идут бодрой поступью, уверенно смотря вперёд, другие бредут усталой походкой, не веря в свои силы и находясь во власти апатии.

Около таких колонн на обочине дороги, почуяв запах тлена и разложения, появляются юркие провидцы и спасители. Они обращаются к уставшим: “Люди, мы жили не так и поклонялись ложным богам. Я вижу вдали великую цель, светлое будущее. Два – три мощных броска и мы достигнем цели. Для этого надо…” (далее следует 1001-й рецепт спасения гибнущего рода человеческого). И вот народ, воодушевлённый очередной идеей и объявивший её создателя гением человечества, по прошествии некоторого времени обнаруживает, что великая цель не приближается, а блекнет и исчезает. И так повторяется из века в век с удивительным постоянством: одни вдохновенно вещают, другие трепетно, по–детски внимают – парадокс и загадка человеческих взаимоотношений.

Для размышляющего, ищущего человека не существует заведомо правильных ответов ни на вечные вопросы бытия: зачем живем и чем оправдать своё существование, ни на текущие: как удержать в узде бушующие экономические силы и взрывную энергию социума – словом, все вопросы, относящиеся к самому человеку, остаются открытыми.

Поэтому основной вопрос жизни – как достойно, полноценно, одухотворённо, счастливо прожить короткий временной промежуток между рождением и смертью, а точнее, период зрелости и самостоятельности, решается индивидуально, и каждый сам перед самим собой несёт ответственность за полноту и счастье прожитых лет. Правила жизни, которым следует здравомыслящий человек (не кради, не убей, чти старших, не ищи врагов, не вини других в своих бедах, умей спрашивать себя: почему я думаю и поступаю так, а другие иначе, и др.) – всего лишь, образно говоря, направляющие рельсовые дорожки, а каких высот достигнет ракета, где он обретёт счастье, – область творчества.

Жизнь между тем продолжается. Вселенский насос жизни и смерти безостановочно перекачивает неживое в живое, живое в неживое. Одни поколения сменяют другие. А над дорогой жизни по-прежнему, как стая крикливых ворон, кружат и кружат разного рода спасители и пророки – привычный дорожный пейзаж

После небольшого вступления к названной теме, рассмотрим её более подробно. Вначале обрисуем житейские и идеологические представления о смысле жизни, затем перейдём к философским.

Вопрос о смысле жизни простого человека особенно не волнует. Высокие жизненные идеалы не доходят до его сознания. Рассудочное мышление не приемлет их в качестве чего-то значимого. Они воспринимаются им как интеллектуальные забавы образованной публики, которая далека якобы от реалий повседневной жизни. Сам человек массы – стихийный материалист–сенсуалист. Поскольку он живёт преимущественно материальными заботами, то и вопрос о смысле жизни, если он возникает ( чаще всего он не задумывается о нём ), решается им в прозаическом ключе: вырастить сына, посадить дерево, построить дом, больше иметь денег, чтобы полнее удовлетворять чувственные запросы плоти.

Вакуум житейских представлений о смысле жизни успешно заполнялся идеологией различных направлений, в которых содержатся простые и доступные для масс идеалы полноценной жизни. Всем идеологиям присущи совпадающие мнения относительно природы смысла жизни.

Он (смысл) существует как некоторая объективная реальность вне человеческого сознания, как некоторое истечение (эманация) из первоединого, целого. В религиозной идеологии смысл жизни – эманация Бога, коммунистической – эманация экономического бытия, национал-социалистической – эманация духа нации, расистской – эманация духа расы и т.д. Первоединое как исходное начало предопределяет правильный жизненный путь человека. Чтобы он не сбился с истинного пути, ему необходимо воссоединится с токами, исходящими от Первоединого, и жить с ними в едином ритме. Воссоединение сопряжено с верой в могущество Первоединого, исключающей сомнения и колебания.

Согласно религиозной идеологии, смысл жизни предопределяется Богом. Предопределение – это указания Всевышнего относительно спасения души человека и подготовке её к жизни в потустороннем мире. Правильная земная жизнь – жизнь, отвечающая предначертаниям Бога. Само собой разумеется, что существование Бога и характер его предначертаний доподлинно известны церковным иерархам и послушной пастве. Ни первые, ни вторые не делают различий между истиной и верой. Это даёт верующим возможность обрести смысл жизни и пребывать в радостной уверенности, что найденный путь приведёт их в царство Божье.

Согласно коммунистической идеологии (Маркс, Энгельс, Ленин) смысл жизни задаётся человеку социальным мироустройством. В общественном производстве своей жизни, по утверждению Маркса, люди вступают в объективные, не зависящие от их воли и сознания, экономические отношения, которые обуславливаются уровнем развития производительных сил. Производительные силы развиваются непрерывно, а экономические отношения – дискретно и отстают от развития производительных сил. Чтобы общество процветало и трудящиеся жили лучше, необходимо привести в соответствие экономические отношения с уровнем развития производительных сил. Соответствие автоматически не происходит. Оно устанавливается в ходе революционных действий прогрессивных классов. На стадии буржуазной формации таким классом становится пролетариат. Смыслом жизни для пролетария является борьба с эксплуататорскими классами – капиталистами и помещиками. Осознающий необходимость такой борьбы и отдающий все свои силы, способности и таланты делу становления новых, более совершенных и справедливых экономических отношений – живёт полноценно, творчески, не зря.

Классовый тип смысла жизни находит отражение в литературных произведениях советских писателей (Павел Власов в романе “Мать” Горького; Павка Корчагин – “Как закалялась сталь” Островского и во многих других). На образах таких революционных романтиков воспитывалось несколько поколений советских людей. Обретённый ими смысл жизни активно стимулировал их творческую деятельность. Они знали ради чего живут, уверенно смотрели в будущее и долгое время мирились со всеми невзгодами, на которые обрекал их коммунистический режим.

Однако смысл жизни, замешанный на идеологии, недолговечен, как недолговечны социальные группы, которым он адресован. Сегодня класс пролетариев как таковой уже не существует. Обычное социальное явление! На смену одним социальным группам приходят другие. Поэтому вполне возможно появление новых идеологизированных смыслов жизни. Что касается долговечности религиозного смысла жизни, то это можно объяснить тем, что религия обращается не к определённой социальной группе, а ко всем слабым, немощным, страдающим людям, мышление которых не способно подняться до уровня абстрактного и для которых интеллигибельный мир является “неведомой землёй” (terra incognita).

Помимо религиозных и коммунистических смыслов жизни, занимающих значительное место в житейском миропонимании, в него входят также национал-социалистические, националистичес­кие, расистские, этнократические и другие смыслы. Принимая во внимание, что все названные смыслы жизни носят антигуманный характер, нетолерантны и враждебны друг к другу, можно сказать, что основная масса людей, разделяющая идеологические идеалы, проживает жизнь впустую, растрачивая энергию на воплощение ложных идеалов.

Философские представления о смысле жизни отличаются от житейских прежде всего тем, что их онтологические, жизнеорганизующие принципы нейтральны по отношению к социальным интересам классов, этносов, наций, рас и народов. Философы адресуют свои теоретические построения всем кто способен подняться выше идеологической зашоренности относительно надуманного величия, исключительности своей социальной группы, общности. Социальное бескорыстие обуславливает толерантность, гуманность, внутреннюю свободу и желание усвоить и обогатить мир трансцендентальных ценностей. Сказанное присуще всем философским направлениям и школам, от натурфилософских до современных иррациональных.

По мнению античной натурфилософии мир человеческих отношений во всех своих проявлениях предопределяется природными силами. Так Гераклит учил: мир не создан никем из людей и никем из богов, а всегда был, есть и будет вечно живым огнём, закономерно воспламеняющимся и снова закономерно угасающим. В этом вечном процессе из Единого происходит всё и из всего Единое. Всё течёт, но в этом течении господствует божественный первоогонь как творческий логос (закон), который господствует во всём. Познать логос, значит склониться перед ним и подчиниться ему.

В этом заключается мудрость. Только мудрый может приобрести душевную ясность, достигнуть полноты жизни.

Философы кинической школы (Антисфен, Диоген) создали новый идеал счастливой, свободной жизни. Они считали, что природа совершенна и что все живые существа – наши меньшие братья живут согласно повелениям природы и не знают тех бед и страданий, которые выпадают на долю людей. Они, в отличие от человека, не имеют ничего лишнего: питаются умеренно, поедая только то, что предусмотрела для них природа, не пашут, не сеют, не строят домов, не создают никаких инструментов для усиления своих органов, не имеют искусственных украшений, не служат в армиях, не отбывают повинности, нет у них ни государства, ни чиновников. Отсутствие изобилия искусственных благ не сказывается на продолжительности их жизни. Человек, нарушив законы природы, устремляется в погоню за излишествами, богатством и роскошью. Наказание следует незамедлительно: одни страдают от чрезмерного труда и разного рода тягот, другие от безделья и праздности. Одни живут в богатстве и роскоши, другие прозябают в нищете. Погоня за богатством порождает воровство, казнокрадство, взяточничество, войны, рабство, разгул низменных страстей, деспотизм, тиранию – и нет конца человеческим страданиям. Выход из этого бедственного положения, считали кинические философы, есть. Необходимо отказаться от противоестественного цивилизованного состояния, умерить потребности и запросы, доведя их до естественной нормы и жить так как живут все природные существа. Но сделать это не просто. Большинство людей привыкли к извращённому существованию и не решаются от него отказаться. Пример должны показать мудрые. В этом будет состоять смысл их жизни.

Кинические философы и их многочисленные последователи практически реализовали свои идеалы для самих себя: не работали, спали где придётся, питались тем, что находили, одежда состояла из одного убогого плаща. У каждого за спиной была котомка, предназначенная не для вещей и продуктов, а для хранения философских трактатов. Их поведение в общественных местах было вызывающе грубым. Цель такого поведения – эпатировать публику, чтобы привлечь к себе внимание, за что и получили прозвище киников (kinos – собака). Распространить кинический идеал на широкие массы не удалось. Люди слушали выступления киников, смотрели на их экстравагантные выходки, но не отказывались от вкусной пищи, приятных вин, домашнего уюта и тем более от денег, имущества и предметов роскоши.

Философия киников оказала значительное влияние на последующую философскую мысль (стоицизм, руссоизм, толстовство), религиозную (аскетизм в форме юродства и странничества) и утопического социализма и коммунизма (равенства на основе бедности, безгосударственная общественная жизнь). Особо следует отметить кинический вклад в философское отношение к жизни. Оно обогатилось приемлемой для каждой личности установкой: необходимо быть готовым к неблагоприятным внешним обстоятельствам разного рода, природным и социальным катаклизмам, за которыми обычно следует резкое понижение материальной обеспеченности. Стать защищённым от всякого удара извне можно не иначе как обретя внутреннюю духовную свободу, которая даёт личности способность контролировать и держать в узде запросы своей плоти. Человек массы как правило не способен на такой контроль, не выдерживает удара извне, паникует и преждевременно уходит из жизни.

Новые подходы к объяснению смысла жизни возникли со становлением и расцветом иррационалистической философии в ХIХ и ХХ вв. В неё вошли прежде всего такие течения как философия жизни (Дильтей, Бергсон и др.), философия истории (Шпенглер) и экзистенциализм (Камю, Сартар, Хайдеггер и др.). Французский экзистенциалист Камю назвал вопрос о смысле жизни основным вопросом философии и соответственно жизни. Излагая этот вопрос, не будем следовать одному какому-либо автору, а дадим обобщённое решение этого вопроса с точки зрения иррационализма в целом.

Вопрос о смысле жизни возникает в связи с тем, что человеческое существование неминуемо завершается смертью. Поскольку такая грустная участь ожидает каждого человека, постольку у всех возникают сходные вопросы: зачем живём, чем оправдать своё короткое существование, каким смыслом наполнить жизнь, чтобы она была прожита не впустую, не зря. Способность задавать себе такие вопросы – это своего рода пробуждение к деятельной жизни и появлению чувства ответственности перед семьёй, обществом и родом. К сожалению, далеко не каждый человек способен ставить перед собой значимые цели, практическое решение которых могло бы сохраниться в памяти потомков. Многие живут впустую: работают, едят, пьют и решают вопросы не выходящие за пределы повседневного быта. Такая жизнь есть одно из проявлений бессмысленности существования по причинам собственного недомыслия. О бессмысленности существования животных говорить вообще не приходиться, поскольку они не знают о грозящей им смерти, как и о времени своего рождения.

Факт неминуемой смерти есть свидетельство объективного отсутствия смысла жизни как такового. Ни каких смыслов, а они суть идеи, нет вне нас, вне нашего сознания. Смысл жизни как идея, как понятие возникают у человека в промежутке между появляющейся зрелостью и смертью. И каждый возникающий смысл может быть только субъективным, не совпадающим с другими смыслами. Идеологические химеры относительно объективности смысла жизни и каких-то таинственных мистических сил, способных предопределять цели и поступки людей, абсолютно бездоказательны. Созданием таких химер занимаются, как было отмечено выше, обычно фанатичные провидцы, пророки, спасители, не имеющие элементарной граммотности и полуобразованные идеологи, преследующие корыстные политические цели – захват государственной власти.

Смерть бывает естественной, как результат старения организма и противоестественной, преждевременной. Большинство людей уходят из жизни досрочно. Причины этому разные: как природного порядка ( землетрясения, наводнения и др.), так и социального. Доля социальных причин преимущественна. Их трудно перечислить (войны, революции, бандитизм, пьянство, наркотики и проч.), ещё труднее объяснить.

Любая смерть – проявление бессмысленности человеческого существования и бессмысленности его социального бытия. Человечеству суждено разделять общую участь бессмысленности Вселенной, растительного и животного мира. Всё что существует в мире, существует не для чего. Рождаются и гибнут галактики, растения, амёбы и люди – бесконечный процесс, не ведающий цели, не знающий идеалов. К урочной смерти люди относятся спокойно понимая, что человечество не занимает в мире привилигированного положения и что смерть каждого неизбежна. Неурочная смерть порождает у них тревогу (досрочное расставание с жизнью для здорового, полного сил человека неприемлемо) и побуждает мыслителей задумываться над природой таких явлений как тяга людей к совершению насилия ради корысти или ради получения садистского удовольствия, тяга к одурманиванию себя наркотическими средствами до смертельного исхода, тяга к отрицанию, разрушению, уничтожению ценностей, тяга к бытовой склочности, тяга к национальной и расовой ненависти и т. д. Эти и многие другие явления повторяются из века в век, становясь более изощрёнными. Все попытки объяснить природу деструктивных явлений остаются безуспешными. А это означает, что жизнь в нравственном отношении качественно не меняется, её бессмысленность сохраняется. Те, кто обрёл субъективный смысл жизни, теряют его с приходом старости, болезней и смерти. Те, кто (а их большинство) оказался не способным обрести его в силу какой-то прирождённой слабости своего духа, проживают жизнь вхолостую. Разбудить их от духовной спячки не может ни расширяющаяся духовная сфера, ни рост всеобщей грамотности, ни научно-технический прогресс.

В отличие от краткой жизни индивида, жизнь рода человеческого не заканчивается скоротечной смертью: зародышевая плазма, обладающая потенциальным бессмертием, благодаря наследственности переходит из поколения в поколение, обеспечивая сохранность рода. Казалось бы у рода должны быть вечные и всеобщие жизнеутверждающие идеалы смысла жизни, обеспечивающие его процветание. Однако таких идеалов не существует. Потенциальное бессмертие рода – явление биологическое и само по себе не нуждается ни в каких идеалах. Попытки идеологов создать вечные социальные идеалы (коммунизм, тысячелетний рейх, рай в надзвёздном мире) не идут дальше создания утопий. Причина этому одна – отсутствие универсальных законов развития общества. Их отсутствие означает, что исторический процесс есть совокупность всего того, что делается всеми участниками жизни: добрыми и злыми, умными и глупыми, честными и бесчестными, коммунистами и демократами, патриотами и «ура» патриотами, богатыми и бедными и т. д. и т.д. Всё что делается, делается без плана, «на глазок», по чувству внутренней уверенности. Поэтому жизненный процесс противоречив, неустойчив, конфликтен, непредсказуем, а конкретным воплощением такого состояния являются войны, революции, насилие, грабежи, убийства и проч.

Отсутствие объективного смысла жизни вызывает у людей, и прежде всего у образованной части общества, потребность найти субъективные смыслы, которые бы служили мировоззренческой опорой для обеспечения достойной человеческой жизни, отличной от животного существования. Реализацией этой потребности традиционно занимается философия. Интенсивный поиск смысла жизни начинается в после кантовский период. Его осуществляют представители баденской школы неокантианства – Виндельбант и Риккерт. Отталкиваясь от Канта и Лотце, они создали новый раздел философии – аксиологию, как учение об общезначимых ценностях, имеющих непреходящее, вневременное значение. В XX веке появляются работы специально посвящённые субъективному смыслу жизни (Е.Н.Трубецкой, С.Франк, В.Франкл и др.)

В настоящее время под ценностью понимается то, что чувства и разум людей диктуют признать стоящим над всем и к чему можно стремиться, созерцать, относиться с уважением, признанием, почтением. К ценностям высшего порядка относятся истина, добро, красота, свобода, мудрость (философия) и др., словом, все духовные идеалы и принципы интеллигибельного мира. К ценностям второго порядка относятся вещи и предметы, создаваемые для удовлетворения материальных потребностей.

Духовные ценности притягивают к себе внимание человека поднявшегося до уровня личности. Он относится к ним с уважением, признанием, почтением. Вещные ценности притягивают к себе внимание человека массы и он относится к ним с неменьшим почтением, чем личность к духовным. Оба ряда ценностей становятся двумя полюсами ценностного отношения к миру. Они, каждый по своему, определяют нравственные поступки людей по всему диапазону их взаимоотношений, по всем ключевым точкам, где расходятся их интересы.

Духовные ценности качественно отличаются от материальных. Во-первых. Человек отличается от любых других существ наличием абстрактных идеалов и принципов, создаваемых разумом, что делает его собственно человеком, а не просто живым существом. Материальная обеспеченность, даже самая высокая, сама по себе не делает человека духовным. Она создаёт лишь предпосылки для развития духа. Вещи, предметы выполняют в этом отношении только служебную роль. Во-вторых. Духовные ценности не содержат в себе корысти и следовательно не вызывают нравственных коллизий и не ведут к правовым нарушениям. Личность стремится к ним ради них самих, а не ради чисто материального интереса, выгоды или чувственного удовольствия. В-третьих. Духовные ценности являются источником и основой нравственных, правовых, эстетических и других норм, упорядочающих социальную жизнь общества. Вещные ценности не создают упорядочающих норм, а скорее подрывают их, поскольку вызывают корыстные побуждения. В-четвёртых. Духовные ценности облагораживают практическую деятельность человека. Без априорных идей практика становится деляческой, нацеленной на ежедневное выживание. То же самое можно сказать о нравственном поведении, вырастающим из чувственных позывов и эмпирических побуждений (мелочный расчёт на выгоду, страх перед наказанием, надежда на вознаграждение и пр.). Такое поведение, когда оно не защищено априорными идеалами свободы и долга, нестабильно, непредсказуемо, ущербно. Безнравственные поступки – проявление несвободы, в которой пребывает человек массы далёкий от высших проявлений духовной культуры.

Ограничимся этими различиями. Их достаточно, чтобы сделать вывод по вопросу о смысле жизни. Смысл жизни в своём высшем проявлении заключается в обретении внутренней свободы, которая открывает дорогу к освоению духовного богатства, создаваемого учёными, философами, художниками, композиторами, поэтами и писателями. Мировая духовная культура – это безбрежный океан мысли. Освоить всю культуру не под силу не только рядовой личности, но и незаурядной. Освоить какую-то часть или фрагмент большой культуры и наполнить ею собственное сознание, а если удастся, то и приумножить её – вот задача, осуществить которую может каждая мыслящая личность.

У молодого человека, вступающего в пору социальной зрелости, может закрасться сомнение относительно целесообразности интеллектуальной жизни. Он задаст себе вопрос: “Что даёт такой смысл жизни, ради чего нужно подниматься по крутой лестнице на верхние этажи высокой культуры, затрачивая огромные усилия, напрягая волю и лишая себя чувственных радостей? Тем более, что такой смысл не гарантирует высокой материальной обеспеченности, не продлевает жизнь, не избавляет от повседневных забот и разного рода невзгод, в том числе и практических”. У него появляется искушение прожить жизнь полегче, не обременяя себя метафизическими раздумьями.

Такой настрой мысли не делает чести образованному волевому человеку. Лёгкая жизнь- дорога заканчивающаяся тупиком. Она не даёт возможности выбраться из трясины повседневности, анонимного, неодушевлённого существования, в рамках которого воспроизводятся день ото дня одни и те же чувства и действия. Даже если он чуточку прозреет и попытается прервать убогость своего существования, то, будучи лишённый высоких идеалов, делать это будет на чувственном уровне (пьянки, гулянки, любовные приключения и пр.). Но рано или поздно, скорее на старости лет, вынужден будет признать, что жизнь прошла впустую, за зря. Ничего не сделано существенного, ни для себя, ни для близких.

Миллионы людей, вереницей отверженных проходят по жизни, не поняв, зачем жили и на что надеялись. Кто они? Это те, кто живёт материальными надеждами и заботами. Эту популяцию образует не только малообеспеченные (их стремление к достатку вполне оправдано, но не знает предела), но и «люди успеха», которые превращают бизнес в самоцель, в средство умножения своих миллионов и миллиардов. Вот что говорил об этой категории бизнесменов Б.Ч.Форбс – издатель и редактор американского экономического журнала «Форбс» в сентябре 1917 года:

«У них нет времени для более спокойных, тонких, глубоких радостей жизни. Они настолько увлечены материальным, что не способны насладиться нематериальным, непреходящим, идеальным, духовным. Им недоступны мысль в тиши, самопознание, рефлексия, внутренняя гармония, радости дома, беседа заполночь о сокровенном, трезвый самоанализ, с которого начинается неэгоистичный поступок.

Что же выгадает человек, обретая несметн6ые богатства, если он при этом жертвует лучшей частью себя, благородными чертами своей личности?

Человек, который считает, что счёт в банке гарантирует ему счастливую жизнь, пожнёт разочарование…

Это не высокий стандарт. Этот стандарт, к счастью, проходит» (Материал взят из журнала «Новое время» №51, 2002, стр.22)

Нам остаётся добавить, что преодоление этого не высокого стандарта в России только начинается. Путь к высокому стандарту жизни может состояться только при условии, если представители бизнеса – самая деятельная часть общества освободится от духовного прозябания и односторонней ориентации на потребление вещных благ. В этом случае, можно также ожидать уменьшения различного рода правонарушений, которые имеют место в этой социальной группе. Собственно актуальность проблемы смысла жизни, как раз связана с этим печальным для общества обстоятельством. Конечно, не все, кто не способен преодолеть вещный синдром, нарушают правила общественной жизни. Многие соблюдают их и живут тихими вещными радостями. Другие злостно нарушают. На вопрос почему они это делают, нет какого-либо убедительного ответа. Причин много: неблагополучная семья, дурная наследственность, дурное влияние улицы, соседей, родственников и пр. Однако, эти причины не фатальны. Борьба со злом, хотя оно и не устранимо, является тем оселком, на котором оттачиваются и приумножаются лучшие человеческие качества. Установке Любое взаимоотношение между природными явлениями, имеющие какой-либо намёк на борьбу (ассимиляция–десимиляция, плюс-минус, правое-левое полушария мозга и т.д.) рассмат­ривалась как борьба противоположностей. Борьбу учений по поводу объяснения классовых взаимоотношений можно признать за действительную, если она является доказательной и ведётся на высоком интеллектуальном уровне. Однако этого не было. Марксистские идеологи свои доказательства считали научными, а договоры оппонентов – заведомо ненаучными.

Марксистская методология, преследующая корыстные цели, оказалась не только предвзятой, но и несостоятельной как методология. Её конечная цель, – построение коммунизма – не была достигнута и не могла быть достигнутой по причине своей утопичности.

<< | >>
Источник: Аксиологическая функция философии. Учебное пособие. / Под ред. А.М. Арзамасцева. — Магнитогорск: МГТУ,2004. — 119 с. 2004

Еще по теме Смысл жизни:

  1. Смысл жизни в контексте временного и вечного
  2. Информация и ее аксиологический смысл
  3. § 1. Объективность, всемирность, смысл человеческой истории
  4. Иудейский экзегезис: типология смысла
  5. Шадрин А.А.. Герменевтика смысла социально-философской дискурсив- ности: монография. - Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет»,2009. - 142 с., 2009
  6. § 2. Духовная сфера жизни общества
  7. § 2. Системно-структурные связи основных сфер общественной жизни
  8. § 2. Природное в различных сферах общественной жизни
  9. § 3. Некоторые тенденции основных сфер общественной жизни
  10. § 4. Целостность и взаимосвязь социальной жизни общества
  11. ОСНОВНЫЕ СФЕРЫ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА
  12. § 2. Культура в социально-историческом контексте общественной жизни
  13. Глава IV. Политическая сфера жизни общества
  14. Глава III. Социальная сфера жизни общества
  15. § 3. Личность как движущая сила общественной жизни, как субъект истории
  16. СОДЕРЖАНИЕ