<<
>>

Россия: особенности мировоззренческих ориентиров и ценностей

Я далеко не восторгаюсь всем,

что вижу вокруг себя ..., но клянусь честью,

что ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую

историю, кроме истории наших предков,

такой, какой нам Бог ее дал.

А.С. Пушкин (из ответа П.Я. Чаадаеву)

Из противоречий соткана душа русской интеллигенции, как и вся русская жизнь, и противоречивые чувства к себе воз­буждает.

С.Н. Булгаков

Целью данного раздела является поиск и характеристика духовных ориентиров и ценностей, присущих России, их краткий исторический ана­лиз, сравнение с ориентирами и ценностями классической (инновацион­ной) цивилизации. Это позволит сделать вывод о том, является ли Россия инновационным типом общества, а также определить присущую ей специ­фику мировоззренческих ориентиров и ценностей.

История России XI-XIII-ого вв. имела ряд отличий от истории евро­пейской. Здесь не было столь сильного влияния античности, а, следова­тельно, не было и эпохи Возрождения. В XIII-XV вв. Россия была погло­щена борьбой с монголо-татарами, которые разрушили многие очаги рус­ской культуры и уничтожили значительную часть населения. Энергия рас­тущего государства была направлена на борьбу с внешним врагом и не могла в должной мере способствовать внутреннему развитию. Эти два

фактора и определили во многом особенности мировоззренческих ориен­тиров и ценностей Древней и Средневековой Руси.

В XI-XIII вв. в Российском (как и в европейском) сознании преобла­дало религиозное христианское мировосприятие, в котором главным была установка на спасение. Те способы, которые вели к спасению и выступали, по сути, идеалами поведения. Именно поиск идеала становится в русской философии основной проблемой; этика начинает преобладать над онтоло­гией, а аксиология над гносеологией.

В самых ранних религиозно-философских произведениях происхо­дит формирование ценности Духовной свободы и Гуманизма.

В «Слове о законе и благодати» Илариона идея благодати как идеал развития обще­ства выступает аналогом свободы духа, в противовес идее закона как преобладания необходимости и рабства[391]. В «Поучении Владимира Моно­маха» впервые звучит идея уникальности, неповторимости человеческой личности («если весь мир собрать вместе, ни кто не окажется в один образ, но каждый со своим образом, по мудрости божьей»[392]), но при этом отвер­гается чувство гордости и возносится смирение, моральное и интеллекту­альное совершенствование. Утверждение ценности духовного человека продолжается и получает обоснование у К. Туровского и К. Смолятича че­рез идеи «смиренномудрия», «стройного разума», нравственной аскезы. В «Молении Даниила Заточника» человек уже ясно выступает центральной фигурой мироздания не только в своем отношении к Богу, но и сам по себе, как субъект, познающий и творящий, что свидетельствует о тенден­ции развития идеи антропоцентризма и гуманизма.

Период зависимости России от татаро-монгольского ига временно затормозил духовное развитие общества и добавил в него «восточный» элемент: существенно упала ценность жизни, жестокость стала нормой по­ведения.

Главное событие последующего этапа развития мировоззренческих идей России связано со спором иосифлян и нестяжателей. Это был спор не только о ценности Свободы, но и о новой для России ценности Труда, что справедливо высоко оценил в своем исследовании Э.С. Кульпин[393]. Свобо­да духа, за которую выступал Нил Сорский, была отвергнута официальной церковью как ересь, и эта ценность надолго ушла из ориентиров развития общества. С другой стороны, вождь нестяжателей призывал людей, посвя­тивших себя Богу, «кормиться рукоделием», а не собирать оброки и вымо­гать пожертвования. Сорский предлагал жить в аскезе и кормлении от соб­ственных трудов или, иначе говоря, искать спасение через Труд (то, что было принято в Европе после Реформации). Но в 1503 г. нестяжатели по­терпели поражение, и ценность Труда так и не стала в России ориентиром

развития.

Параллельно с этим окончательно оформляется закрепощение крестьян (1497 г. - Юрьев день), которые теперь «единственно занимают­ся» физическим трудом и обеспечивают тех, «кто предался полностью ожиданию милости и спасения сверху».

В XVIII в. изолированное развитие России закончилось, она непо­средственно соприкоснулась с западной цивилизацией, в которой в этот период набирал силу «дух капитализма» и рациональности. В России этот период ознаменовался секуляризацией мировоззрения, которая не была, однако, такой последовательной, как на Западе. Крупнейшие представите­ли этого времени - М. Ломоносов, А. Радищев, Г. Сковорода - сочетали в своих теориях материализм, деизм, пантеизм и рационализм иррациона­лизм, мистицизм.

XVII-XVIII вв. становятся в России периодом развития ценности Го­сударства, Царя и Православной веры, в то время как в Европе уже скла­дываются ценности Труда, Политической свободы, Личности и Денег. По­чему же все это не происходит в России?

Ценность труда не сложилась в России в результате следующих условий: существование возможности экстенсивного приумножения до­статка; влияние сильной централизованной власти монарха, которая не да­вала свободы предпринимательской деятельности; религиозное обоснова­ние пассивного ожидания спасения; отсутствие личной свободы у большинства населения.

Ценность политической свободы не сложилась в России по следую­щим причинам: наличие постоянных внешнеполитических угроз, которые создавали условия для поддержания сильной централизованной власти; традиционное стремление к коллективизму как основе мировоззрения тре­бовало наличия одного Лидера; отсутствие противостояния государства и церкви, наличие единого аппарата власти не давало опыта политической борьбы.

Ценность богатства и денег не сложилась в тот период в силу того, что у России не было колоний как источника этих средств, а покоренные территории не дали быстрого вливания новых капиталов.

Второе «открытие» Европы произошло в 1812 г., когда отсталая во всех отношениях Россия одержала победу над Францией - центром евро­пейской цивилизации.

Этот факт заставил интеллигенцию, с одной сторо­ны, увидеть и высоко оценить достижения и устремления Европы, а, с дру­гой - объяснить сущность «силы» России, определить ее уникальность и самобытность. И, несмотря на то, что среди ищущих ответы были и запад­ники, и славянофилы, следует признать, что эволюция мировоззрения была связана в целом с контактами с Европой, так как внутреннее развитие было малодинамичным.

Начиная с середины XIX в. можно выделить две совокупности ори­ентиров ценностей общества, среди которых «металась» русская интелли­

генция: 1) Государство; Община; Православие; Гуманизм; Духовная сво­бода. 2) Личность; Прогресс; Разум, Просвещение; Политическая свобо­да.

Вторая половина XIX - начало XX вв. стали периодом взаимовлия­ния этих ценностных ориентиров друг на друга, их борьбы, синтеза, ре­зультатом чего явилось возникновение двух типов философского мировоз­зрения: Всеединства и Русского марксизма. С каждым из них связаны важ­нейшие вехи эволюции духовной жизни России, поэтому они требуют осо­бого анализа.

Философия Всеединства была представлена, как известно, значи­тельными именами - Вл. Соловьева, Е. Трубецкого, С. Булгакова, П. Фло­ренского и др., анализ произведений которых позволяет сделать вывод об обосновании системы ценностей, которые сочетают в себе европейские и российские, с преобладанием последних. По сути, каждая из ценностей Запада была «пропущена» здесь сквозь «призму» концепции Всеединства и утверждена как «русская идея».

Ценность свободы была здесь воспринята как «только один из видов необходимости»[394](Вл. Соловьев). Ценным выступает не свободная инди­видуальность, а «свободное единство», как гармония частей единого орга­низма, где целое - не насильственное подчинение, а условие свободной де­ятельности, роста и развития.

Ценности гуманизма и антропоцентризма также выступают здесь с новым звучанием. Из совокупности идей, составляющих концепции гума­низма и антропоцентризма, в теорию Всеединства включаются только идеи творчества личности, развитие индивидуальных способностей, приоритет ценности человека над другими императивами. Установки на само­ценность в мире, безграничную активность, идеализацию существующего состояния человека были здесь не только не приняты, но и подвергнуты разрушительной критике. В теории Всеединства идеалом выступил образ Богочеловека, на пути к которому современный человек лишь одна из сту­пеней. Для реализации идеи совершенства здесь признается необходимым «соединение индивидуальностей» в духовное единство (Соборность).

Ценность Разума (рациональность) была также подвергнута критиче­скому анализу, но не оказалась отброшенной полностью. Она находит раз­витие в контексте идеи Цельного знания (И. Киреевский, Вл. Соловьев), где ценностью объявляется единство всех способов постижения истины: Веры, Опыта, Разума. Достигнутое знание оценивается не как сила (Ф. Бэкон), а как возможность спасения, что определяет окончательную уста­новку на созерцание, а не на преобразование.

Таким образом, в теории Всеединства переплелись в единое целое устремления, противоположные по своей сути: в идее Соборности - ценность свободы и общины; в идее Богочеловечества - ценность гуманиз­

ма и следование Богу; в идее Цельного знания - ценность разума и веры. Ценности инновационной цивилизации находят здесь собственное, особое содержание и органично входят в мировоззренческий комплекс. При этом в России «не приживаются» ценности Политической и Правовой свободы, Личности как индивидуальной целостности, Денег, Дела, Нового, а утвер­ждаются Созерцательность, Цельность, Общинность (Соборность), Гума­низм, Богочеловечество.

Философы Всеединства были созерцателями, и реальные события за­висели от более активной части населения России, от тех, кто утверждал новую, не русскую, а социалистическую идею.

Гегельянство и марксизм нашли в России многих приверженцев, ко­торые дополнили западные идеалы и ценности собственными, самобытны­ми, создав еще одно синтетическое мировоззрение. Ни одна идея не вос­принималась Россией механически, все подвергалось трансформации: идея революции была соединена со славянофильской идеей мессианства, ценность Свободы и Равенства - с Общиной и круговой порукой и т.д.

Некоторые русские гегельянцы, сторонники буржуазной демократии (Б. Чичерин, К. Кавелин, Т. Грановский), отстаивали ценности Государ­ства, Права, Личности, Собственности и даже «права труда» как «соеди­нения с вещью части самой личности человека»[395]. Эти идеи по направлен­ности соответствовали развивающемуся в России «духу капитализма», но их социальная база была еще очень малочисленной.

С попыткой сочетания «западничества» и «русской идеи» выступили идеологи марксизма, которые (как и «всеединцы») объявили своей соци­альной базой народ. Как и «всеединцы», теоретики марксизма ориентиро­вались на «всемирность процесса» эволюции человека и так же надеялись на создание на земле Царства Справедливости (с воздаянием по труду и способностям). Но самое важное сходство состояло в признании идеи кол­лективизма в противовес европейскому индивидуализму, но уже не в виде «соборного организма», а как единства большинства, дающее силу, воз­можность достижения свободы. Марксизм не был для России «внешним» явлением, ему предшествовал, как известно, длительный народнический и разночинский периоды поиска теории, которая могла бы поставить страну на путь инновации, избежав при этом социальных противоречий. Идеологи народничества предлагали ориентиры на ценности Свободы, Человека, Ра­зума, Прогресса, но их идеи не нашли отклика у крестьянского большинства, и марксизм «оказался здесь в самых подходящих условиях». В самой Европе уже утвердились ценности Денег, Собственности, Личной свободы, которые, однако, не способствовали развитию там марксистского мировоззрения. Россия же предстала необходимым «идеальным типом», для распространения идей марксизма.

Главные ценности революционной России: Равенство, Справедли­вость, Свобода, Диктатура пролетариата, Учение отцов революции - были утверждены «сверху» как общеобязательные. Россия пошла по собственно­му пути в истории. Теоретики Всеединства оказались изгоями, сами оценив новую эпоху как «лже-идею духовной несвободы, или свободы без­божия, свободы от совести, от ответственности»[396](И. Ильин). Дальнейшая эволюция мировоззренческих ориентиров и ценностей России была связа­на с периодом социалистического строительства и утверждением значи­тельных (хотя во многом деформированных и искаженных) ценностей жизни и культуры, с периодом перестройки, наконец, - с «курсом реформ» и переходом к «свободному рынку».

Россия в целом, развиваясь в направлении собственных духовных ориентиров и ценностей, неизбежно сталкивалась и сталкивается с дина­мичной и более мощной классической инновационной цивилизацией, что способствует трансформации собственных и заимствованных установок в противоречивый и специфический комплекс. Достоинством этого можно считать возможность критической оценки тех ценностей, которые обнару­жили явные тенденции к созданию кризисов. Недостатком же по-прежне­му оказывается стремление к нигилизму, полному отказу от традиций, по­зитивных достижений и ценностей предыдущих эпох. Эта черта, характер­ная для инновационного типа обществ, во многом является не только ис­точником развития, но причиной «хождения по кругу» «голого отрицания».

5.10.

<< | >>
Источник: Баева Л.В.. Ценности изменяющегося мира: экзистенциальная ак­сиология истории. Монография. Изд-во АГУ, 2004. 2004

Еще по теме Россия: особенности мировоззренческих ориентиров и ценностей:

  1. МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ КАНТОВСКОЙ ЛОГИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ
  2. Особенности современной духовной ситуации
  3. ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС СОВРЕМЕННОСТИ И РОССИЯ (философические заметки)
  4. Особенности раннепифагорейского понимания порядка
  5. § 4. Некоторые особенности формационных этапов развития общества
  6. Владимир Гарматюк. Ответ на вопросы: как достигнуть единства в обществеи какова главная российская национальная идея. Россия, г. Вологда 4.12.2019 г., 2019
  7. РАЗДЕЛ III ОСОБЕННОСТИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ВЛАСТИ В СОВРЕМЕННОМ УКРАИНСКОМ ОБЩЕСТВЕ
  8. Лекция первая О целях и особенностях цикла лекций-очерков. О предмете разговора. Первичная ориентировка в пространстве и времени
  9. Лекция пятнадцатая Чего не хватает в цикле. Христианство — колыбель личности. Неизбежность антропологизма и антропоцентризма философии. Всеобщая энтропия истории, личность и Россия
  10. Знание и ценность, истина и ценность
  11. § 1. Содержание моральных ценностей: положительные и отрицательные моральные ценности