<<
>>

§ 2. Понятие базисных моральных ценностей. Структура базисных моральных ценностей и её основные принципы

Основные фундаментальные ценности добра развертываются в си­стему более частных ценностей, среди которых можно выделить базисные для той или иной сферы бытия, а также системные. Среди последних, в свою очередь, выделяют важнейшие, или главные, системные ценности конкретных природных, социальных, экзистенциальных образований.

Си­стемные ценности разворачиваются через частные предметные ценности добра и зла (по нашей классификации и терминологии). Таким образом, образуется мир моральных ценностей как их система, и намечается следу­ющая её структура (рис. 3).

Базисные ценности предстают непосредственным проявлением бы- тия-как-добра, единственности-как-добра и единства-как-добра. Для каждой конкретной сферы бытия можно выделить также три основные ба­зисные ценности, которые определяют моральность, добро или зло кон­кретных объектов и субъектов.

Рис. 3

Подобный подход к структуре мира ценностей находит, как мы счи­таем, своё яркое проявление при анализе социальных ценностей в дея­

тельностном подходе. Деятельностный подход интенсивно и успешно развивался в советской философии в 70-е и 80-е годы. Здесь особенно вы­деляются труды Г. П. Щедровицкого, Э. Г. Юдина[147]. Данный подход с успехом применяют и современные учёные, например к анализу научной деятельности[148]. Так, В. С. Стёпин, следуя деятельностному подходу, схе­матично представляет научную деятельность «как отношения ”субъект- средства-объект”»[149]. Этот подход можно и нужно использовать в аксиоло­гии, что позволяет выявить главные элементы ценностных отношений. Но выявление важнейших ценностей социальной сферы требует особого вни­мания к ценностям отношений между субъектами, субъектами и объекта­ми, а также к ценностям предметов, произведённых субъектами в резуль­тате той или иной социальной деятельности.

Поэтому в конечном счёте и выделяют ценности объектов и предметов, ценности субъектов и ценности отношений как основные элементы мира ценностей.

Таким образом, наблюдается определённое системно-структурное единство мира, которое проявляется и на идеальном уровне бытия - в мире ценностей. Данное положение предстаёт как факт, данность, существенное свойство мира ценностей, имеющее первостепенное значение и для цен­ностного бытия, и для аксиологической оценки. Поэтому вопрос о рацио­нальном доказательстве этого факта предстаёт отчасти праздным, бессо­держательным. Можно лишь давать более или менее рационально осмыс­ленные толкования данного факта, наподобие приведённых выше. Как пи­сал о доказательстве реального бытия внешнего мира Хайдеггер: «Проти- восмысленно доказывать существование того, что является бытийным фундаментом всякого вопрошания о мире, всякого доказательства и удо­стоверения наличного бытия мира. Именно по своему глубинному смыслу мир - это уже-наличное для всякого вопрошания»[150].

Свидетельством же правдоподобия приведённых высказываний о структуре мира моральных ценностей предстаёт опыт человека, прежде всего нравственный. Косвенным свидетельством истинности нашего пред­положения о ценностной структуре бытия является предложенная здесь ак­сиологическая теория, дающая, как кажется, логически непротиворечивое теоретическое толкование морального бытия.

В одной из самых разработанных теорий социальных систем, а именно в социологической теории Т. Парсонса структура открытых систем четверичная, а не троичная[151]. Т. Парсонс объясняет данную дифференци­ацию систем проявлением их самоупорядочения. Следуя закону самосо­хранения, открытая система выполняет четыре важнейшие функции: A) функцию адаптации, G) функцию целеполагания, I) функцию интеграции, L) функцию латентную как скрытую функцию поддержания образца, нор­мы, снятия внутреннего напряжения. Для выполнения данных функций от­крытые системы дифференцируются на четыре важнейшие подсистемы.

В свою очередь, каждая подсистема открытой системы предстаёт такой же по структуре четверичной системой. Современные социологические тео­рии социальных систем рассматривают учение Парсонса как устаревшее. Так, согласно Н. Луману, современная социальная система есть аутопойе- тическая, самореферентная система, не нуждающаяся в подсистеме, вы­полняющей латентную функцию[152]. Э. Гидденс также отбрасывает парсо- новскую модель социальных систем как органическую. Социум, с точки зрения Э. Гидденса, имеет более сложную структуризацию, и отношения в нём более сложны[153]. Рациональные доводы и эмпирические данные, свя­занные с исследованием сущности добра и зла, заставляют нас остановить­ся на тройственной структуре системы моральных ценностей и рассматри­вать её как наиболее общую модель структуры мира моральных ценностей.

Прежде всего опыт свидетельствует, что базисные ценности добра существуют даже в мире неживой и живой природы. В социальном мире основополагающие базисные ценностями - жизнь, личность и единство. Такова структура базисных моральных ценностей, которые, как отмеча­лось выше, развёртываются, реализуются через системные и предметные ценности. Таким образом, система базисных моральных ценностей имеет следующую структуру:

1. Базисные моральные ценности:

1.1. Неживая природа: естественность - благо - софийность.

1.2. Живая природа: жизненность - индивидуальность - органич­ность.

1.3. Социальная природа: жизнь - личность - единство.

2. Системные общественные нравственные ценности:

2.1. Экономика: благо - хозяйственность - справедливость.

2.2. Политика: мир - свобода - солидарность.

2.3. Право: легальность - достоинство - равенство.

2.4. Гражданское общество: любовь - честь - содружество.

2.5. Духовная сфера:

2.5.1. Наука: истинность - эвристичность - универсальность.

2.5.2. Искусство: красота - творчество - гармония.

2.5.3. Религия: вера - святость - экклесионарность.

2.5.4. Мораль: смысл жизни - счастье - идеал.

При этом моральные ценности социальной системы по рангу более высокие, нежели ценности живой природы, так же как ценности живой природы более значимы, нежели ценности неживой. В свою очередь, в си­стеме социальных нравственных ценностей наблюдается подобный же иерархический порядок, когда ценности политики имеют более высокий ранг, нежели ценности экономики, а ценности права выше рангом, чем ценности политики и так далее, т. е. ценности, стоящие в нашем списке под более высоком номером, обладают и более высоким рангом. Критери­ем ранга моральных ценностей в целом может быть следующий: более вы­сокой по рангу является моральная ценность, которая характеризует бо­лее полную реализацию, возможную или действительную, бытия, един­ства и единственности. В отношении же моральных ценностей общества критерием их ранга будет следующий: моральная ценность более высокая по рангу характеризует более полную реализацию, возможную или дей­ствительную, жизни, личности и единства

Положение о подобной структуре социальной системы получает подтверждение через аксиологический анализ нравственных ценностей. Более высокий ранг моральных ценностей определяется их большей мо­ральностью как более полным воплощением фундаментальных и базисных ценностей добра, т. е. большим «наличием» в них добра, большим соответ­ствием интересам добра; одним словом, большей информацией добра.

Итак, система моральных ценностей строится на определённых принципах.

1. Принцип нравственного фундаментализма. Данный принцип означает наличие в мире ценностей определённого «ценностного фунда­мента», «ядра», который определяет моральность любого конкретного объекта или субъекта, т. е. всякую предметную моральную ценность. Та­ким моральным абсолютом предстают ценности бытия-как-добра, един- ственности-как-добра, единства-как-добра.

2. Принцип базисности,означающий, что в мире моральных ценно­стей, в каждой подсистеме данного мира существуют определяющие ба­зисные ценности, предстающие конкретизацией абсолютных фундамен­тальных ценностей и определяющие добро или зло иных, более частных ценностей. Реальная ценность объекта, субъекта определяется совокупно­стью всех связанных с ними ценностей. Однако частные моральные ценно­сти являются под определённым «модусом» более общих ценностей, т. е. под определяющим влиянием какой-то конкретной из фундаментальной и базисной ценностей, хотя имеет место и всеобщая взаимосвязь ценностных феноменов.

3. Принцип морально-ценностной иерархии. Аксиология свидетель­ствует, что всякий мир ценностей отличается таким существенным свой­ством, как иерархичность, т. е. неравная самоценность отдельных ценностей, и потому определённым порядком расположения по вертикали - от «выс­ших» к «низшим». Миру моральных ценностей также свойственна иерархия, наличие «высших» и «низших» ценностей. Критерием порядка предстаёт ме­ра воплощения в тех или иных ценностях фундаментальных ценностей; наблюдается определённое восхождение от абстрактных ценностей к кон­кретным как к более информативным, говоря языком информатики. Так, мо­ральные ценности природы лежат ниже, нежели моральные ценности социу­ма, поскольку в природе менее развита индивидуальность, единственность и связанная с нею ценность единственности. Единство здесь также имеет более низшую самоценность уже вследствие неразвитости в подобном «механиче­ском» единстве индивидуальности, приносимой в «жертву рода». В свою очередь, в системе моральных ценностей социума есть своя иерархия, строя­щаяся по тому же принципу восхождения от ценностей абстрактных к ценно­стямконкретным, в относительном смысле, конечно, ибо всякая моральная ценность по-своему конкретна, предметна. Так, справедливость - более кон­кретная ценность, нежели благо: она есть несомненное благо, однако не вся­кое благо есть справедливость. В свою очередь, свобода более конкретна как ценность, нежели справедливость, и т. д.

Как отмечено выше, более высокий ранг моральных ценностей опреде­ляется их большей моральностью, как более полным воплощением фундамен­тальных и базисных ценностей добра, т. е. большим «наличием» в них добра, большим соответствием интересам добра, большей информацией о добре.

Наименее определённым остаётся понятие более полной реализации бытия, жизни и т. д. Однако критерий качественных отличий, особенно таких, как ценностные, когда невозможно полностью формализовать само понятие ценности, всегда будет оставаться относительно неопределённым и предполагающим опору на интуитивные суждения. Прав Дж. Ролз, что

«при рассмотрении проблемы приоритета задача заключается в уменьше­нии, но не в полном устранении опоры на интуитивные суждения. Нет ос­нований считать, что мы можем избежать обращения к интуиции вообще или что мы должны стремиться к этому»[154]. Нам в своём нравственном бы­тии можно и нужно доверять интуиции. Но тем не менее критерии, анало­гичные приведенным выше, позволяют сделать довольно обоснованный вы­бор в пользу той или иной ценности. Конечно, для этого в нашем случае надо иметь относительно определённые понятия бытия, жизни, личности и прочего, что связано с культурой субъекта выбора.

Используя понятие интереса, можно предложить такой критерий ценностей: та моральная ценность выше рангом, которая более полно со­ответствует интересам бытия, единственности, единства. Или же для общественных моральных ценностей: та моральная ценность выше ран­гом, которая более полно соответствует интересам жизни, личности, единства.

Например, если сравнить между собой такие ценности, как справед­ливость, свобода, достоинство, то свобода будет по рангу выше справед­ливости, и при конфликтном выборе следует с нравственной точки зрения предпочтение отдать свободе. Почему? Потому что справедливость харак­теризует отношения распределения, которые зависят частично от субъек­тов, а частично - от объектов распределения. Свобода же характеризует субъективное качество именно субъектов как личностей. В явлении, опре­деляемом свободой, нашла более полную реализацию личность, нежели в явлениях справедливости. Ценность же достоинства выше рангом, нежели ценность свободы, ибо достоинство, где оно есть, характеризует более со­держательное воплощение личности, нежели свобода, которая как таковая носит относительно формальный характер.

4. Принцип иерархической абсолютности, означающий, что в мире ценностей, как и в любом роде ценностей, существуют абсолютные ценно­сти, соответствие которым определяет моральность конкретной ценности.

5. Принцип морально-ценностной монадности. Мир моральных ценностей имеет не атомарную, а монадальную структуру. Всякая цен­ность, в том числе и моральная, как не раз отмечалось, отличается цельно­стью, но это не исключает сложного и в то же время цельного характера самого добра. Все моральные ценности, включая и основные фундамен­тальные, базисные, системные, содержатся в добре «в свёрнутом виде» и «разворачиваются» интенционально объекту или субъекту. Добро, как и более частные моральные ценности, по своей структуре аналогично пикто­

граммам компьютерной операционной системы «Windows». Любая част­ная моральная ценность также является цельной и потому может содер­жать в себе целую группу иных, более дробных ценностей, на которые она может «развернуться». Так, например, справедливость может предстать и как равенство, правда и т. п.

Это означает специфическую всеобщность моральных ценностей, так как те или иные моральные ценности через входящие в их состав более частные ценности связаны с различными объектами, структурами. Так, справедливость, несомненно, характеризует экономические отношения, это её как бы первоначальная, основная интенциональная предметность. Однако можно и должно говорить о справедливости правовых отношений, и суще­ствует давняя традиция, проявившаяся ярко ещё в римском праве - рас­сматривать право как форму справедливости, её предметное воплощение.

6. Принцип многомерного ранжирования ценностей, согласно ко­торому одним и тем же рангом могут обладать многие ценности[155]. Этот принцип не отрицает принципа иерархической абсолютности, они сосуще­ствуют в мире ценностей, в чём проявляется его особенность.

7. Принцип морально-ценностной эманации. Существенный мо­мент бытия моральных ценностей - то, что структура добра «разворачива­ется» не эволюционно, «снизу вверх», а эманационно - «сверху вниз». Раз­витие морали не предстаёт однолинейным прогрессом и порождением на основе «низших» более «высших», ибо «высшие» уже существуют для «низших» как трансцендентные цели, средства обоснования. Примечатель­но, что на более низших структурах мира и количество ценностей меньше, нежели на высших. Собственно, так и должно быть, если не считать мораль всецело продуктом природы или социума, а признавать её трансцендентный характер.

8. Принцип морально-ценностной органичности. Для мира мо­ральных ценностей характерно также то, что здесь наблюдается не только определённая иерархичность, чинность, но и автономность, самоценность каждой моральной ценности. В мире морали «высшие ценности» не отме­няют «низших». Здесь действует закономерность, отмеченная в своё время Вл. С. Соловьёвым: «В нравственности вообще высшие требования не от­меняют низших, а предполагают их и включают в себя»[156].

Свойства иерархичности и органичности ценностей были обобщены Н. Гартманом в его законе «обоснования ценностей», где говорится об их взаимозависимости и автономности, о чём упоминалось выше. Однако в

мире ценностей нет той жёсткой иерархии, того формально деления цен­ностей на «высшие» и «низшие», что «узаконивалось» Н. Гартманом. В мире ценностей наряду с чинностью, иерархией есть и «самочинность», органическое единство, здесь не действует закон диалектического отрица­ния, по которому в новом качестве «снимается» всё ценное в старом. Мир ценностей не плоскостен, а многомерен, каждая ценность самоценна, име­ет объективное основание для своего бытия.

Ценностное восприятие мира также есть восприятие мира во всей его полноте, различии и единстве, которое не сводимо к чёрно-белой дихото­мии «высшего» и «низшего», хотя оно и не исключает иерархию и соот­ветствующую оценку. Мир моральных ценностей и оценок по-своему диа­лектичен.

9. Принцип морально-ценностного телеологизма. В мире мораль­ных ценностей «высшие ценности», как сказано, не отменяют «низших», но выступают для них основанием «обоснования». Основание же своего существования ценность имеет не в том, что ниже её по рангу, а в том, что «выше» её. Таким образом, наблюдается определённый телеологизм в ми­ре добра и зла. Морально-ценностный вектор бытия устремлён вверх, хотя разворачивается мир добра «сверху вниз». Есть определённая целеустрем­лённость к более совершенному, высшему, идеальному, что отмечено дав­но человеческой мыслью. В своё знаменитое учение о любви Платон включает подобное стремление переродиться в прекрасном и совершен­ном. «Мойра и Илифия всякого рождения - это красота»[157]. Любовь есть «стремление родить и произвести на свет в прекрасном»[158]... «А кто родил и вскормил истинную добродетель, тому достаётся в удел любовь богов, и если кто-либо из людей бывает бессмертен, то именно он»[159].

Апостол Павел отмечал противоречивую природу человека и выде­лял в нём естественное стремление к злу и духовное стремление к добру: «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с за­коном, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живёт во мне, то есть в плоти моей доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Добро­го, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же де­лаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех»[160].

Стремление к высшему, более совершенному, связано, несомненно, с удовольствием и даже счастьем, которое доставляет достижение совер­шенного. В эти чувства включается и чувство удовлетворения, покоя со­вершенства. Сам покой определяется той твёрдостью основания, на кото­ром теперь будет пребывать данный объект или субъект. В этом одна из причин таинственно притягательной силы совершенного, истинного, пре­красного, доброго. «Только в Боге успокаивается душа моя: от Него спасе­ние моё. Только Он - твердыня моя, спасение моё, убежище моё: не поко­леблюсь более»[161].

На проявление принципа телеологизма в сфере логики указывал П. А. Флоренский: «Таким образом, закон тождества получит обоснование не в своём низшем рассудочном виде, но в некотором высшем, разумном. Это «высшая форма закона тождества» - основное открытие о. архиманд­ритаСерапиона Машкина; впрочем, ценность открытия обнаруживается только при конкретной разработке системы философии»[162]. XX век лишь подтвердил всеобщность принципа телеологизма, который находит своё специфическое проявление и в мире социума, и в мире природы неживой. Так, согласно теореме фон Неймана теоретической модели, использующей только наглядные понятия - дескрипции, для экспериментально установ­ленной Вселенной быть не может. Лишь приняв некоторые умозрительные, интеллигибельные допущения, можно создать теорию о той же эмпирии. Так подтверждается принцип трансцендентализма Канта, который только следует переосмыслить в реалистическом и онтологическом плане.

10. Принцип «обратной перспективы» в аксиологии. Этот принцип фиксирует общее для всех моральных ценностей свойство специфической антипропорциональности естественного и морально ценного. Так, самые необходимые для жизни естественные средства - воздух, вода - имеют и самую абстрактную моральную ценность блага. В мире моральных ценно­стей нет прямой пропорциональной зависимости между количеством есте­ственных благ и их моральной ценностью. Скудная лепта нищенствующей вдовы может «перевесить» с моральной точки зрения обильные пожертво­вания богача. Но это не означает и прямой, «механической» обратной за­висимости между качеством благ и их ценностью.

Добро не противоположно материальным ценностям, не отрицает ме­ханически материальное благополучие, экономический достаток. Отноше­ние между моральным благом и материальными благами значительно сложнее простой прямой или обратной пропорциональности.

Принцип «обратной перспективы» в мире моральных ценностей проявляется не только в специфической связи естественных благ и мо­ральных ценностей, но и в обратном отношении исторического и логиче­ского, абстрактного и конкретного. То, что является исторически началь­ным при эволюционных процессах, происходящих в живой природе, то предстаёт логически последним при эманационном развёртывании добра. Аналогично первоначала человеческой истории, такие как отношения раб­ства, воздающая справедливость и другие - это «последние» ступени раз­вития добра.

Исходя из этого, морально-ценностный взгляд на мир заставляет воспринимать реальность в специфической обратной перспективе, и то, что в материальном бытии кажется значимым, в мире моральном может обесцениться, и напротив. Здесь проявляются «обратные» отношения меж­ду действительным и мнимым пространством, о чём писал П. А. Флорен- ский[163].

Мы выделили ряд принципов, которые, конечно, не исчерпывают собою все возможные принципы отношений в мире моральных ценностей.

Вопросы для самопроверки

1. Что лежит в основе структуры ценностей добра?

2. Какие есть аргументы в защиту положения, что моральный суд предстает судом в «последней инстанции»?

3. Что писали о единстве Спиноза, Лейбниц, Гегель, Евгений Тру­бецкой?

4. Приведите схему структуры мира моральных ценностей?

5. Каковы базисные ценности социальной природы?

6. Какова система основных общественных нравственных ценно­стей?

7. Приведите критерии ранга моральных ценностей?

<< | >>
Источник: Аксиология : учеб. пособие. В 2 ч. Ч. 2. Актуальные проблемы аксиологии / П. Е. Матвеев ; Владим. гос. ун-т им. А. Г. и Н. Г. Сто­летовых. - Владимир : Изд-во ВлГУ,2018. - 252 с.. 2018

Еще по теме § 2. Понятие базисных моральных ценностей. Структура базисных моральных ценностей и её основные принципы:

  1. § 1. Содержание моральных ценностей: положительные и отрицательные моральные ценности
  2. § 1. Понятие фундаментальных моральных ценностей
  3. § 2. Основные моральные ценности науки
  4. Глава 3. СТРУКТУРА МИРА МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ
  5. § 2. Основные моральные ценности права
  6. § 2. Проблема объективности моральных ценностей
  7. § 3. О трансцендентности и всеобщности моральных ценностей
  8. § 1. Интенциональность моральных ценностей
  9. § 2. Учение Н. Гартмана о царстве моральных ценностей
  10. § 2. Учение М. Шелера о моральных ценностях
  11. Моральные ценности как основание духовности