<<
>>

Моральные ценности как основание духовности

Не совершай ошибок из-за моральных устоев!

Айзек Азимов

Философская аксиология, занимающаяся анализом ценностей, определяет сущность человека прежде всего как существа, ищущего и реализующего «смысл».

В жизнедеятельности человека важны не просто объекты, а их значимость, их «смыслы», то, как эти объекты могут быть использованы для удовлетворения разнообразных человеческих потребностей, а также то, какую информацию они несут, на что и куда они ориентируют. Значимость, придание миру смысла – осевой центр человеческого бытия. Уникальная специфика человека и состоит в способности и возможности ценностного отношения к миру.

Главная задача аксиологии – определить, что такое «ценность» и показать, как возможна ценность в общей структуре бытия и каково ее отношение к предметной реальности. Несмотря на различие в понимании сущности и природы ценностей, их системности и иерархии в тех или иных направлениях в целом, в аксиологии сложилось достаточно устойчивое определение ценностей как специфических социально значимых объектов и явлений окружающего мира, положительных или отрицательных для человека и общества, имеющих личностный или общественный (или тот и другой вместе) смысл. На первый взгляд, значимость объекта или явления, его ценность зависит от его свойств и характеристик, присущих ему непосредственно от природы или в силу внутренней структуры предмета, наконец, его утилитарности и функциональности. Такой подход вызвал к обсуждению вопрос о природе ценностей, о том – объективны они или субъектны, о соотношении того и другого в структуре ценностей.

Современная аксиология исходит из позиции того, что следует различать «объект ценностного отношения» и собственно «ценность» как результат такого отношения. Именно во втором случае речь идет действительно о ценности и ее природа исключительно интеллигибельна (умо/духовно производяща и умо/духовно постигаема).

Ценности имеют жизнь, бытие не сами по себе, а лишь в связи с человеческой активностью, где личность выступает в качестве субъекта духовно-культурной деятельности и сама создает мир ценностей. Любой объект бытия сам по себе не плох и не хорош, он существует в силу тех или иных причин и обстоятельств. Он может быть полезен, нейтрален и даже опасен для человека в силу своих качеств, но весь парадокс заключается в том, что узнать это можно только включив эти объекты в систему социальных отношений и только на этом основании складывается та или иная система ценностей. Причем, явная опасность ряда объектов и явлений реальности часто не мешает субъекту, а наоборот, как это ни странно, побуждает его ставить их значимость на вершину иерархии ценностей.

Исходя из положения о том, что ценности – это реалии интеллигибельного мира, традиционное деление их на материальные и духовные представляется довольно упрощенным. Ценности не могут быть материальными, они – «продукты» духовного мира, независимо от их изначального носителя. Материальные объекты, их значимость (вынося за рамки удовлетворение насущных жизнеобеспечивающих потребностей) напрямую соотносятся с уровнем духовного развития личности. Духовно развитая личность прекрасно понимает, что они являются только средством для духовных запросов, для здорового функционирования организма, для развития и реализации творческих способностей человека, для обеспечения интересной, продуктивной жизнедеятельности.

Духовность – специфически человеческое качество, сущностно характеризующее позицию ценностного сознания. По отношению к личности духовность передает смысл объединения двух реальностей: с одной стороны, человеческого духа в его историческом контексте – как социализация в культуре, а с другой, – души конкретного человека. Духовность есть результат движения души, но одновременно и та идеальная (не содержащая ни грана материального) реальность, выходящая за пределы личностного проявления духа. Духовность – сложное и многоаспектное понятие, но стержнем, основанием духовности являются нравственные ценности.

Ориентируя человека ценностно, духовность созидает этически одаренного человека, она возвышает душу и сама является результатом нравственно возвышенной души, ибо в подлинном смысле слова духовное – бескорыстное, незамутненное никаким меркантильным интересом, направленное на добро и смысложизненные ориентиры. Духовность характеризуется свободой воли, творческим подходом, сакральностью определен­ных жизненных принципов, несводимостью жизни только к удовлетворению физиологических потребностей, возвышенностью мотивов, интеллектуализмом, социальной зрелостью и направленностью, толерантностью, уважением к другой жизни и другой личности и т.д.

В философской литературе есть попытки отождествить понятия «духовность» и «ценность», ценность и идеал (должное) и тем самым ограничить сферу ценностей.(1) «Тому, что именовали идеей эпохи, духом той или иной культуры, духом народа или еще как-то иначе, наиболее подходит термин «ценность». И далее: «ценность скорее несет содержание чего-то должного».(2). Безусловно, дух эпохи во-многом определяется ценностными ориентациями человека и общества, а идеалы являются структурными элементами определенной системы ценностей, но исключать из этой системы другие значимые для человека сущности и отношения, значит обеднять реальное бытие человека в настоящем. Человек не может жить все время только ради будущего, жить «впрок». Существование в настоящем вовсе не исключает реализации высших ценностей. Духовность – если она есть – будет проявляться в любом акте жизнетворчества: в данном случае даже неважно, какие потребности человек удовлетворяет – материальные, физические или духовные.

Если речь вести о высших духовных ценностях, то они родились в истории культуры и закрепились в сознании как некие духовные постулаты, помогающие человеку устоять в жизненных перипетиях и испытаниях, и они действительно формировались как представления о желаемом (должном) в человеке и образе его жизни. Философия культуры исходит из положения о том, что в общественной жизни имеет место определенный «закон» сохранения базовых ценностей, без которых невозможно существование как человечества в целом, так и каждой определенной культуры. К базовым (фундаментальным) обычно относят так называемые общечеловеческие ценности: жизнь и смерть, добро, истину, красоту, любовь, смысл жизни, честь, благородство, достоинство, свободу, самоценность каждой личности… Данные ценности, даже будучи в каком-то аспекте реализованными, никогда не могут быть исчерпанными, они должны реализовываться в каждом новом акте бытия, вновь и вновь возрождая, совершенствуя и развивая себя и жизнь. Конечно, в разные эпохи и в разных культурах значимость этих ценностей, их содержание и способ их реализации не являются одинаковыми: каждая культура, помимо общего содержания, имеет уникальный, неповторимый характер, и тем не менее, в ней сохраняется некая общая со всем человечеством культурно-духовная универсальность, потому что духовность – общая сущностная характеристика человека.

В структуре личностного сознания важнейшее место принадлежит моральным ценностям, они составляют ядро духовной жизни человека. По сути дела, духовность и моральность в ценностном аспекте практически употребляются как синонимы, хотя специалисты прекрасно понимают, что духовный мир человека включает и другие структуры (например, религиозные, эстетические, гносеологические, этнологические и пр. ценности). Почему же именно моральным ценностям отдается приоритет? Здесь, очевидно, следует выделить несколько моментов. Во-первых, мораль (нравственность) является наиболее универсальным способом оценки. Под моральную оценку подпадают все стороны бытия и деятельности человека: нравственно – безнравственно, морально – аморально, достойно – недостойно, правда – ложь, добро – зло, хорошо – плохо… Во-вторых, сознательная жизнь человека состоит из поступков, а поступок – категория морали и нравственности. И.Кант назвал эту сферу – сферой практического разума, а значит – выбора. Поступок определяется ситуацией морального выбора. А выбор невозможен без наличия внутренней, нравственной свободы, детерминируемой системой ценностей. Причем, выбор и сам является утверждением, отрицанием или созданием ценности, так как выбор и сам оценивается по своему результату, он несет возможность сомнения в его правильности. Со стороны действующего лица поступок нуждается в обосновании (то есть, ценностном утверждении, оправданности), со стороны окружающих – в принятии и понимании. За многими, простыми на первый взгляд, житейскими поступками могут стоять философские проблемы, духовные искания: что такое мудрость? Кого можно считать мудрым? Как научиться различать добро и зло? Жить и существовать – одно и то же или это разные вещи? Оправдывает ли цель средства? Что должно преобладать в деятельности – волевое начало, трезвый расчет, здравый смысл, холодный рассудок, чувство долга, ответственность, доброта, любовь..? Особенно такие искания необходимы молодому, становящемуся личностью человеку. Не являются исключением в этом отношении и всем известные нравственные заповеди: «не убий», «не лжесвидетельствуй», «не предавай», «не воруй», «не завидуй» и т.д. Являясь универсальными формами человеческого общежития, очевидными простейшими нравственно-социальными нормами, тем не менее, в каждом конкретном случае их исполнение представляет момент морально-духовного творчества, при котором человек созидает себя самого как личность, как неповторимую индивидуальность, как социального субъекта. В-третьих, еще раз подчеркнем, что только человеку свойственно создавать мир ценностей. Следовательно, ценности являются мерилом человеческого в человеке. Нравственность и умение видеть и ценить красоту провели в свое время границу между человеком и животным. Животное может быть «умным», иногда не меньше человека (в некотором отношении), но нравственным и понимающим красоту – без всяких оговорок, – не может.

Среди морально-духовных ценностей следует выделить несколько сущностных для самоопределения человека, основополагающих, глубинных, статус которых можно определить как “ценности из ценностей”. На наш взгляд, к ним можно отнести: смысл жизни, отношение к человеку как цели (самоценность личности), нравственную свободу.

Несмотря на все достижения науки, философии, искусства, литературы эти духовные реалии человеческого бытия остаются такими же загадочными, как и две тысячи лет назад. Начиная с первых учений (Библия, Сократ, Платон, Конфуций, Будда) философия пытается дать свое видение этих ноуменов, выявить их содержание, их значимость. Вопрос о смысле жизни действительно имеет длительную философскую и религиозную традицию и относится к числу коренных проблем философии и культуры. Практически нет ни одной, более или менее фундаментальной концепции, где бы не рассматривалась эта проблема. Нет нужды здесь перечислять философские учения, наиболее ярко отразившие эту проблематику, они известны всем, кто имеет представление о философии.

В обыденной жизни поиск смысла жизни обычно происходит в связи с важными, рубежными для личности периодами жизни, часто в кризисных для человека ситуациях, в результате влияния каких-либо авторитетов, при смене мировоззренческих установок, при принятии жизненно важных решений. Результативность этих поисков может быть различной и выражаться, например, в усилении профессиональной, творческой деятельности, или в достижении узких конкретно поставленных целей, в изменении мировоззренческих принципов (обращение к религии или, наоборот, отказ от религиозности), в разочаровании бытием или оптимистическом настрое на него…Но каким бы ни был результат, здесь важен не он как таковой, а сама направленность человека к осмыслению бытия, к поиску себя и своего места в нем. Именно обращение к данному вопросу: а каков смысл моей жизни? выступает как духовно-нравственная ценность.

Анализируя проблему смысла жизни, большинство философских авторитетов считает, что эта проблема не является искусственно сконструированной философией – ее источник в самой жизни. Природа, дав человеку разум, наделила его душевными терзаниями по поводу «проклятых» вопросов, но без них он не был бы человеком. Размышления о «вечном» – это своеобразная плата человека за свою сущность. Философия считает, что в подлинном значении и понимании смысл жизни не равен достижению сиюминутных обыденных задач и целей, он не согласуется с эгоизмом и индивидуализмом (хотя и осуществляется сугубо индивидуально), с уходом только в свое личное существование. Смысл жизни, его реализация требует выхода во вне, в универсум, в социальность. Если человек замыкает себя только на собственной персоне, масштаб его личности суживается и, следовательно, суживается его значимость, его роль и соответственно смысл его бытия. Широта связей с миром, с другими людьми, стремление максимально реализовать все свои силы и способности увеличивают полноту бытия не только самой личности, но и ее окружения, усиливают удовлетворенность жизнью, а значит и реализацию ее смысла.

Отношение к человеку как цели, направленность на самоценность личности стало складываться начиная с эпохи Возрождения и высшей гуманистической точки в новоевропейской философии достигло в кантовской метафизике морали. И.Кант видел сверхзадачу своей философии (и всей философии вообще) именно в обращении к человеку. Что есть человек? Отвечая на этот вопрос, он приходит к выводу, что отличительной особенностью человека является то, что он может и должен быть субъектом морали. Свобода воли и разум дают ему такую возможность. Позиция моральной автономности субъекта, разработанная немецкой классической философией, и особенно И.Кантом, поднимала человека на вершину гуманистического отношения к нему. Моральные ценности, предполагающие неутилитарную позицию: «Добродетель здесь столь ценна только потому, что она (сама – Е.У.) так дорого стоит, а не потому, что она что-то дает» (3), тем более не должны диктовать утилитарного отношения к самому человеку. Кант исходит из положения о том, что «человек есть для себя своя последняя цель». В этом проявляется его личностная сущность: «То обстоятельство,- пишет он, – что человек может обладать представлениями о своем «я», бесконечно возвышает его над всеми другими существами, живущими на Земле. Благодаря этому, он личность…» (4). Кант неразрывно соединяет идею личного достоинства с идей морали. Пока не появляется мораль как проявление автономности морального творчества личности, нет и оснований говорить о личностном достоинстве, а значит и об отношении к человеку как к цели. Но каждый ли человек заслуживает такой оценки? По Канту, – не каждый, а только моральный. Нравственность, «бесконечно возвышает мою ценность как мыслящего существа, через мою личность, в которой моральный закон открывает мне жизнь, независимую от животной природы и даже от всего чувственно воспринимаемого мира…» (5). Созидая для себя закон (необходимо иметь в виду, что нравственный закон у Канта – это «максима всеобщей воли») и неукоснительно следуя ему, человек осознает свое достоинство и свою самоценность как личности. Нравственные нормы, усвоенные как ценности, становятся собственными убеждениями, требованиями к самому себе, и их выполнение возвышает человека прежде всего в своих собственных глазах и вызывает уважение у тех людей, которым эти ценности также небезразличны.

Функционирование нравственного закона, его реализация возможны только через механизм нравственного воления, нравственной свободы. В современном толковании нравственная свобода – понятие (категория философии и этики), охватывающая возможность и способность человека быть самостоятельной, ответственной и творческой личностью, уметь и мочь выражать в социальной и духовной деятельности свою собственную нравственную сущность и свои ценностные ориентации. Понятие и содержание «нравственной свободы» часто отождествляется с понятиями «внутренняя свобода», «духовная свобода», «личностная свобода» и их содержанием. Не вдаваясь в некоторые различия между ними, отметим, что во всех случаях здесь речь идет действительно не о внешней свободе, «свободе от», а о внутренней готовности субъекта отстаивать и реализовывать свою позицию, свои убеждения, свои духовные ценности и принципы, не взирая на внешние условия и обстоятельства; речь идет о «свободе для». В плане реализации нравственная свобода связана с ситуацией морального выбора, то есть с принятием решения о направленности своих действий, с осуществлением того или иного поступка, с выбором средств деятельности, с осознанием ее последствий, с готовностью нести вину и ответственность за свои решения.

Объективным результатом нравственной (внутренней) свободы является гармонизация отношений человека с окружающим его миром, другими людьми, обществом, насколько это приемлемо и возможно. Но в реальности такая гармонизация – это идеал. Разного рода противоречия в практике бытия будут существовать всегда, поэтому нравственная свобода базируется только на субъектных началах: развитии сознательности, самодос­таточности индивида, высоком уровне духовности, в целом – личностной зрелости человека. Именно благодаря данным качествам, человек становится способным самостоятельно, без внешнего принуждения и давления, на основе личного усмотрения, повинуясь собственным убеждениям и собственной воле, совершать поступки и чувствовать свою значимость, свое достоинство и уверенность, определенную укорененность в жизни. Состояние наиболее полной духовной и нравственной свободы наступает тогда, когда осознанность тех или иных ценностей перерастает в потребность жить согласно этим ценностям, в постоянную необходимость снова и снова проверять их на истинность и, если они не вызывают сомнения у самого индивида, утверждать их каждым поступком, в каждом акте бытия.

И если вернуться к началу нашей статьи, то будет понятен и смысл приведенного эпиграфа: не бездумное следование моральным устоям выражает нравственную ценность наших действий, а постоянное сотворчество реальной жизни каждым индивидом с достояниями культуры, с людьми, которые тебя окружают, с обществом и временем, в которых ты существуешь, только бы хватило тебе ума и мудрости для их понимания. Дорогу осилит идущий! Питайся этими усилиями и будь хотя бы ими, человек, счастлив! Поверь философии, она утверждает, что это веские основания для счастья. Литература:

1. См.,например: Абишева А.К. О понятии «ценность».//Вопросы философии, №3, 2002.

2. Абишева А.К. О понятии «ценность».//Вопросы философии, №3, 2002, с.140.

3. Кант И. Соч. в 6 тт. – М., Т.4,ч.1,с.493.

4. Кант И. Соч. в 6 тт. – М., Т.6,с.357.

5. Кант И. Соч. в 6 тт. – М., Т. 4, ч.1, с. 500.

<< | >>
Источник: Аксиологическая функция философии. Учебное пособие. / Под ред. А.М. Арзамасцева. — Магнитогорск: МГТУ,2004. — 119 с. 2004

Еще по теме Моральные ценности как основание духовности:

  1. § 1. Содержание моральных ценностей: положительные и отрицательные моральные ценности
  2. § 2. Понятие базисных моральных ценностей. Структура базисных моральных ценностей и её основные принципы
  3. 2. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ И МОРАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ ГУМАНИТАРНОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ
  4. § 3. Духовность человека как сфера его сущности
  5. § 1. Понятие фундаментальных моральных ценностей
  6. § 2. Основные моральные ценности науки
  7. «Ценностное основание» как онтологическое понятие
  8. § 2. Проблема объективности моральных ценностей
  9. § 2. Учение М. Шелера о моральных ценностях
  10. § 2. Учение Н. Гартмана о царстве моральных ценностей
  11. § 1. Интенциональность моральных ценностей
  12. § 3. О трансцендентности и всеобщности моральных ценностей
  13. § 1. К вопросу о дефиниции моральных ценностей
  14. § 2. Абсолютные и относительные моральные ценности. Проблема ценностных симулякров
  15. § 2. Основные моральные ценности права
  16. РАЗДЕЛ 2. МИР МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ
  17. Глава 1. ПРИРОДА И СУЩНОСТЬ МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ
  18. Глава 3. СТРУКТУРА МИРА МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ