<<
>>

Аксиологические идеи в контексте восточных традиций

Философия древнеиндийских школ отличается внутренней аксиоло- гичностью и практической направленностью: все системы рассматривают

философию как практическую необходимость и культивируют ее, чтобы понять, как наилучшим образом руководить жизнью.

Исходя из утвержде­ния о том, что бытие пронизано страданием, неустойчивостью, ценным утверждается то, что связано с покоем, вечностью, неподвижностью и то, что ведет человека в этом направлении. Ортодоксальные школы, опреде­ляя источником и единственной возможностью блага объективное и субъ­ективное духовное начало (Брахман-Атман), видят высшую ценность, ве­дущую к спасению от сансары (перерождения) и кармы (воздаяния) в пра­ведном видении мира, а также в достижении самьяма (самоконтроль), до­полняющего теоретическое знание практикой. Ценностями здесь выступа­ют не блага, позволяющие получить внешнее господство, утверждающие человека в мире объектов, а блага, дающие человеку власть над внутрен­ним бытием, разрывающие его зависимости от материальной реальности.

Особой чертой индийского мировоззрения является «отсутствие» ценности самой жизни, что, однако, не противоречит утверждению обетов ненасилия (ахимсы). Но воздержание от нанесения вреда жизни здесь име­ет в качестве причины не содействие и процветание жизни, а стремление к собственному моральному совершенству. Высшими ценностями, утвер­ждаемыми большинством школ, выступают добродетель (дхарма), пра­вильное понимание или знание реальности (видья) и освобождение (мокша - нирвана). Добродетель выступает как большая или меньшая степень ас­кезы и сострадание по отношению ко всем живым существам. Ценность знания, в целом характерная для всех индийских школ, трактуется по-раз­ному. Если для школы ньяя знание, прежде всего, связано с интеллектуаль­но-логическим осмыслением бытия, то для веданты оно исключает рацио­нально-эмпирические методы и определяется как проникновение из инди­видуального бытия в абсолютное (ум, антах-карана, сам по себе является продуктом незнания, авидьи).

Буддизм связывает знание с не дуальным ви­дением реальности и освобождением через теорию Дхаммы. Узреть Дхам- му, подобно Будде, означает увидеть пронизавшую бытие причинно-след­ственную связь (пратитья-самутпада): «Кто видит Дхамму - этот видит причинную связь»[3]. Особенностью буддизма является отрицание ценности личности, ее индивидуальной значимости, в то время как освобождение сознания от восприятия своей уникальности рассматривается как необхо­димый этап восхождения по пути Будды. Буддийский трактат «Дхаммапа- да» определяет в качестве важнейших благ четыре дхаммы: жизнь, красо­ту, счастье и силу, но знание истиной природы вещей, покой и бесстрастность оцениваются неизмеримо выше: «Мы живем очень счаст­ливо, нетомящиеся среди томящихся... Мы живем счастливо, хотя у нас ничего нет.. Нет огня большего, чем страсть; нет беды большей, чем нена­висть; нет несчастья большего, чем тело; нет счастья, равного спокой­

ствию»[4]. Вместе с тем знание выступает в индийской философии не как самоценность, а как средство для достижения спасения. Наивысшей ценно­стью, следовательно, оказывается искомое бытие без страдания, сансары и кармы, определяемое как мокша, блаженство (ананда), или нирвана, абсо­лютный покой. В индийской классической литературе - Упанишадах и Ма­хабхарате ценностями утверждаются добро, мудрость, любовь, красота, жизнь, что свидетельствует о том, что в обыденном мировоззрении «внеш­ние» материальные и «внутренние» духовные блага находятся в более тес­ной связи и переплетаются. В целом индийское мировоззрение глубоко ак- сиологично, поскольку рассматривает следование в направлении должно­го, совершенного как единственную возможность реализации потенциала человека. Восприятие жизни как потока страданий наполняет ценностью каждую попытку человека подчинить реальность духовным смыслозначи­мым целям.

Древнекитайская аксиология связана с развитием двух главных тради­ций - даосизма и конфуцианства, каждая из которых по-своему обосновы­вала ценность целостного гармоничного бытия человека и мира. В даосиз­ме онтология имеет глубокое этическое и аксиологическое объяснение, че­рез взаимодействие понятий Дао и дэ: «Дао рождает вещи, дэ вскармлива­ет их...

Дао почитаемо, дэ ценимо, потому что они не отдают приказаний, а следуют естественности»[5]. Ценность Дао - это ценность пустоты, кото­рая придает смысл бытию и дает возможность использованию вещей во благо. Совершенство Дао в его неразграниченности, непротиворечивости. То, что имеет противоположность, проявляет слабость и относительность. Это относится и к нравственным добродетелям, и к материальным, и эсте­тическим ценностям: «Великий Путь-Дао понес ущерб, и проявились гу­манность и справедливость, мудрость обнаруживается, когда есть великая ложь»[6]. Поэтому поиски счастья в даосской традиции оцениваются как «блуждание» и суета. Ценности относительны, поскольку порождают свои противоположности, поэтому путь совершенномудрых связан с проникно­вением в пределы не разграниченного на качества бытия. Идеальная мо­дель поведения оценивается как недеяние или деятельность без нарушения меры вещей (у-вэй) и ведет к обретению утраченной гармонии с Дао и, вместе с тем, к бессмертию (сянь): «Поэтому указываю, что ведет к избав­лению: Смотрите на безыскусственную простоту, обнимите изначальную первозданность. Умеряйте себялюбие, искореняйте страсти, Долиною для Поднебесной став, ты не лишишься этого вечного обретения. И ты вновь вернешься к состоянию младенца. Тогда бессменным образцом для Подне­бесной станешь ты»[7]. Аксиология даосизма более всего перекликается с

индийской, особенно буддийской традицией, что нашло свое реальное во­площение в учении дзэн (чань). Вместе с тем она имеет и свою специфику. Так, в отличие от оценки физической жизни как негативного бытия и поис­ков его преодоления, утверждаемых в индийской традиции, даосизм рассматривает природное начало как энергетическое основание личности. Физическое существование рассматривается как неразрывное с духовным (инь-ян), что предполагает ценность жизни как единства души и тела и вы­ражено в доктрине долголетия или бессмертия. Ценность жизни - здесь проявление ценности естественного, природного, стихийного существова­ния мира и человека, и поэтому покой, недеяние, сатори как проникнове­ние в сущность Дао не могут выступать полными аналогами буддийских понятий угасания, нирваны, просветления.

Свои особенности имеет и конфуцианская аксиология, в большей сте­пени близкая европейской и мусульманской. Конфуций и его последовате­ли занимались разработкой и обоснованием нравственных ценностей, до­бродетелей, призванных утвердить гармоничное единение людей внутри социального организма. В «Книге истории» («Шу цзин») и в «Суждениях и беседах» («Лунь юй») отмечаются такие проявления счастья как долголе­тие, здоровье тела, спокойствие духа, «любовь к целомудрию», «спокойная кончина». Содействовать достижению такого варианта счастья призваны основные добродетели, которыми должен обладать «благородный муж» (цюань-цзы): человеколюбие (жэнь), почтительность (сяо), исправ­ность (и), следование порядку, ритуалу (ли), воспитанность (вэнь), уче­ность, мудрость (чжи). Благородное здесь оценивается как прекрасное, и этические нормы поведения имеют эстетическую окраску. Конфуций на­зывает добродетели «прекрасными качествами»: «Благородный муж в до­броте не расточителен; принуждая к труду не вызывает гнева; в желаниях не алчен; в величии не горд; вызывая почтение, не жесток»[8]. Понятие ценности здесь, также как и в даосской и древнеиндийской литературе, употребляется в обыденном смысле, а не как философская категория, но сама постановка философских и этических проблем в конфуцианстве так­же имеет аксиологическую окрашенность.

Таким образом, несмотря на отсутствие теории ценности как самосто­ятельной области знания, в восточной традиции наблюдается высокая ак- сиологичность философских учений в целом, ставящих целью задачу усо­вершенствования существования личности (общества).

1.2.

<< | >>
Источник: Баева Л.В.. Ценности изменяющегося мира: экзистенциальная ак­сиология истории. Монография. Изд-во АГУ, 2004. 2004

Еще по теме Аксиологические идеи в контексте восточных традиций:

  1. Аксиологические идеи в античности
  2. Аксиологическая традиция в России
  3. Традиция как ценность существования социума
  4. ЧАСТЬ 2 ГЕРМЕНЕВТИКА И РЕЛИГИОЗНАЯ ТРАДИЦИЯ
  5. Античная традиция истолкования «Алкивиада I».
  6. § 2. Культура в социально-историческом контексте общественной жизни
  7. Звездное небо и моральный закон: очерк истории пифагорейской идеи
  8. Глава 1 Библейский экзегезис: от текста к традиции
  9. Косвенные речевые акты в некооперативных контекстах
  10. Смысл жизни в контексте временного и вечного
  11. Гармоника в контексте мыслительного феномена прото­упорядочивания
  12. Место «Политики» в практической философии Аристотеля. Основные идеи трактата в интерпретации Ханны Арендт
  13. 3. Формирование культуры толерантности в контексте развития европейской либеральной мысли Нового времени
  14. Михайлов Кирилл Авенирович. Логические идеи И. Канта. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Москва, 2003год, 2003
  15. § 1. Основные аксиологические концепции в российской философии