<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью разрешения ряда внутренних затруднений логико- эпистемического характера, возникших внутри теории

коммуникативных импликатур Г.П. Грайса и последующих прагматических теорий, которые были сформулированы с целью уточнения и дополнения программы Грайса (сам Грайс неоднократно указывал на то, что разработанный им подход является предварительным и требует ряда уточнений). Решение проблемы логико-эпистемического статуса прагматических ограничений требует существенных модификаций программы Грайса и постграйсианских теорий, связанных, в том числе, с унификацией системы прагматических ограничений, экспликации их эпистемического статуса и изменения руководящего прагматического принципа.

В настоящей работе предпринята попытка решить проблему логико-эпистемического статуса системы прагматических ограничений методами теоретико-игровой прагматики. Теоретико­игровая прагматика представляет собой направление внутри формальной прагматики, задача которого состоит в том, чтобы распространить аппарат теории игр на анализ микро- и макропрагматических феноменов, тем самым продемонстрировав, что организация речевого взаимодействия подчиняется общим закономерностям рационального поведения.

Решение частной проблемы логико-эпистемического статуса прагматических ограничений позволяет пролить свет и на одну из центральных проблем в аналитической философии - проблему эпистемологического обоснования различия формальных и

естественных языков, за которой, в свою очередь, стоит спор между философией обыденного языка и философией логического анализа.

Степень разработанности темы

Проблеме языковых игр и структуры коммуникации посвящены работы А.Г. Кислова, М.С. Козловой, В.З. Санникова, З.А. Сокулер. Связь логической прагматики и систем прагматических ограничений рассматривалась в работах А.Л. Блинова, Е.Н. Лисанюк, А.И.Мигунова, И.Б. Микиртумова.

статуса прагматических

Г.П. Грайса, Дж. Лича,

Уилсон. Исследованию

Проблема логико-эпистемического

ограничений была разработана в трудах Ст. Левинсона, Л. Хорна, У. Спербера, У.

нормативной Н.Д. Арутюновой, В.З. Демьянкова.

посвящены работы

структуры коммуникации

Т.Г. Винокура, Е.В. Падучевой, В.В. Богдановой, И.М. Кобозевой,

В.В. Дементьева,

А.Д. Степанова,

И.П. Сусова, P.C. Аликаева,

Н.С. Болотнова. Проблеме

взаимоотношения

принципов

композициональности

контекстуальности

в связи с эпистемологическими основаниями

различия формальных и естественных языков посвящены работы Дж. Фодора, Дж. Пелетье, Г. Санду, Я. Хинтикки, В.Л. Васюкова, Е.Г. Драгалиной-Черной. Попытки описать прагматические феномены в перспективе принципа рациональности были предприняты в работах Я.Хинтикки, Б. Дэвиса, А. Кэшера, М. Шульфильда.

Проблема рациональности коммуникации разрабатывалась в работах К.-О. Апеля, С. Тулмина, Ю. Хабермаса, В. А. Лекторского, Н.С. Автономовой, А.Ю. Антоновского, В.Н. Поруса. Диалогический и теоретико-игровой подход к логической семантике представлен в работах К. Лоренца, П. Лоренцена, Х. Рюккерта, Й. ван Бентема Я. Хинтикки, А. Манна, Г. Санду, М. Севенстера, У.Ходжеса,

Т. Туленхаймо, Ю. Ваанена, А.Л. Блинова, В.Л. Васюкова,

Е.Г. Драгалиной-Черной и др.

В рамках теоретико-игрового подхода к прагматике работают А. Бенц, М. Франке, Р.

ван Роой, Г. Йегер, Р. Кларк, П. Парик и др. Также к теоретико-игровой прагматике можно отнести серию работ А. Рубинштейна и Я. Глейзера, посвященных теоретико-игровым моделям убеждения.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования являются различные системы прагматических ограничений (прежде всего, основополагающие для философии языка и лингвистической прагматики - Принцип Кооперации и Коммуникативные Максимы, сформулированные Грайсом, а также системы прагматических ограничений, которые были предложены в с целью развития грайсианской модели речевой коммуникации: Принципы Хорна, Принципы Левинсона, Принцип Релевантности, Принцип Рациональности). Под прагматическими ограничениями подразумевается система регулярностей в организации речевой коммуникации, которая призвана объяснить специфику механизмов функционирования лингвистического значения в естественном языке по сравнению с формальными языками.

Предметом исследования является логико-эпистемический статус прагматических ограничений, а именно, логические и металогические свойства прагматических ограничений (универсальность, полнота, независимость, когерентность, нормативная природа), а также их эпистемические основания.

Цель и задачи исследования

Целью исследования является экспликация логико- эпистемического статуса прагматических ограничений средствами теоретико-игровой прагматики.

Исследовательские задачи включают в себя ответ на ряд вопросов, проясняющих логико-эпистемический статус

прагматических ограничений:

1) какова нормативная природа логико-эпистемических ограничений? Относятся ли они к регулирующим или конституирующим правилам?

2) можно ли унифицировать систему прагматических ограничений, выделив единственный руководящий принцип?

3) каково отношение прагматических ограничений между собой? Каким образом можно разрешить нормативный конфликт внутри системы прагматических ограничений?

4) каким образом можно согласовать две господствующие прагматические теории - теорию коммуникативных импликатур и теорию речевых актов?

5) каковы эпистемологические основания теоретико-игровой прагматики?

Методология исследования

Настоящая работа ограничена методологическими рамками формальной эпистемологии[1][2] - направления внутри эпистемологии, опирающегося на формальные средства анализа для экспликации как общей эпистемологической проблематики, так и эпистемологических проблем, возникающих внутри конкретных дисциплин

(применительно к настоящему исследованию - внутри предметной области на пересечении философии языка и лингвистической прагматики).

В качестве основного инструмента анализа выступает аппарат теории игр, использование которого позволяет рассматривать внутренние эпистемологические проблемы прагматики в перспективе общей теории взаимодействия рациональных агентов (в силу того, что теория игр претендует на место такой унифицирующей теории).

Данное исследование выполнялось с опорой на три основополагающие методологические установки: 1)

функционирование лингвистического значения должно объясняться через аспекты его употребления (установка Витгенштейна); 2) следование принципу композициональности является важным эпистемологическим критерием эксплицитной теории лингвистического значения (установка Монтегю); 3) когерентная теория лингвистического значения в качестве базового эпистемического принципа должна включать в себя не только уровень описания, но и уровень объяснения (установка Хомского).

Научная новизна исследования

1) продемонстрировано, что сформулированные Грайсом постулаты речевого общения могут быть эксплицированы средствами теоретико-игровой прагматики, что позволяет свести систему прагматических ограничений к единственному допущению - допущению о рациональности участников коммуникации;

2) средствами теоретико-игровой прагматики

эксплицированы механизмы взаимодействия принципов композициональности и контекстуальности; продемонстрировано, что теоретико-игровая прагматика представляет собой формальное

воплощение интерактивного истолкования принципов контекстуальности и композициональности, поскольку в рамках этого подхода любой минимальный элемент синтаксиса несет в себе информацию о контекстуальном окружении;

3) предложена схема согласования теории речевых актов и теории коммуникативных импликатур средствами теоретико-игровой прагматики;

4) предложена теоретико-игровая модель

металингвистического отрицания, описывающая этот прагматических эффект как результат жесткого контекстуального обновления;

5) введено понятие метаэпистемической импликатуры, разработана модель вычисления данного класса импликатур;

6) разработана вычислительная модель контекстуального обновления на основе операторов обновления сигнальных игр.

Положения, выносимые на защиту:

1) сформулированные Грайсом «принцип кооперации» и

«коммуникативные максимы» вызывают ряд серьезных теоретических затруднений, связанных с их логико-

эпистемическим статусом. Данные затруднения могут быть разрешены путем модификации базового прагматического принципа, а именно, путем построения прагматической теории с опорой на принцип рациональности. Теоретико-игровая прагматика представляет собой теорию, последовательно реализующую принцип рациональности;

2) теоретико-игровой подход к проблеме логико-эпистемического

статуса прагматических ограничений позволяет разрешить целый ряд затруднений внутри теории Грайса и

постграйсианских теорий, а именно эксплицировать

эпистемический статус коммуникативных максим, сформулировать унифицированную системы прагматических ограничений, описать возможные нормативные конфликты между максимами и некооперативные прагматические контексты.

3) теоретико-игровой подход к прагматике удовлетворяет

одновременно нескольким методологическим установкам, которые были сформулированы внутри основополагающих для теории лингвистического значения концепций, поскольку теоретико-игровая прагматика не только развивает концепцию языковых игр позднего Витгенштейна, но и позволяет преодолеть «атеоретический» характер его поздней философии, объединив в рамках единой формальной теории идею языковых игр как с представлениями Грайса об особой логике речевого общения, так и с установкой Монтегю на композициональной характер описания процедуры вычисления лингвистического значения.

4) теоретико-игровая прагматика позволяет согласовать

эпистемологические установки философии обыденного языка и философии логического анализа. Такой эффект обусловлен тем, что теоретико-игровая прагматика исходит из трактовки лингвистического значения, которая объясняет взаимодействие двух восходящих к Фреге фундаментальных принципов устройства языка: принципа композициональности (значение целого выражения представляет собой функцию от значения частей) и принципа контекстуальности (значение целого выражения зависит от контекстуального окружения). Оба эти принципа хорошо сочетаются в рамках интерактивной (когнитивной) трактовки лингвистического значения. В такой

трактовке значение представляет собой совокупность интерактивных процессов, включенных в семантическую и прагматическую интерпретацию синтаксической формы и ее контекстуального окружения.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования

Результаты исследования могут быть использованы при чтении курсов «Логика», «Логическая семантика», «Логический анализ естественного языка», «Философия языка», «Лингвистическая

прагматика».

Апробация работы

Результаты диссертационного исследования были апробированы автором в докладах на ряде научно-исследовательских семинаров и конференций: 1) Конференция «Логическая и

лингвистическая прагматика. К 100-летию Г.П.Грайса», НИУ ВШЭ; 2) Научный семинар «Формальная философия», НИУ ВШЭ; 3) Научно-исследовательский семинар «Некоторые применения математических методов в языкознании» (171 занятие), ОТиПЛ МГУ; 4) Всероссийская научная конференция с международным участием «Аналитическая философия: проблемы и перспективы развития в России», СПбГУ; 5) Научно-теоретический семинар «Логика и философия языка» (16-е заседание), Институт Философии РАН; 6) Семинар Логико-философского клуба, НИУ ВШЭ, 2011; 7)

Конференция «Семантика и онтология», УрФУ, 2011; 8)

Всероссийский научный семинар «Модели рассуждений — 5: аргументация, коммуникация, общество», БФУ им. Канта, 2011; 9) International Conference «Illegitimate Argumentation in Western Intellectual Culture from St. Anselm to Isaac Newton», НИУ ВШЭ, 2011; 10) Научный семинар "Vigiliae sophisticae", НИУ ВШЭ, 2011; 11)

Международная конференция «Седьмые Смирновские чтения по логике».

Материалы диссертационного исследования были

использованы автором при чтении специальных курсов (совместно с Н.А. Зевахиной): «Введение в современную лингвистическую прагматику» (Отделения Теоретической и Прикладной Лингвистики» МГУ им. Ломоносова, 2012 г.) и «Введение в формальную и экспериментальную прагматику» (факультет филологии НИУ ВШЭ, 2014)

Структура диссертации. Диссертация состоит из трех глав, введения, заключения, списка литературы.

<< | >>
Источник: ДОЛГОРУКОВ Виталий Владимирович. ЛОГИКО-ЭПИСТЕМИЧЕСКИЙ СТАТУС ПРАГМАТИЧЕСКИХ ОГРАНИЧЕНИЙ: ТЕОРЕТИКО­ИГРОВОЙ ПОДХОД. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение
  2. Введение
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Оглавление
  6. Курс наук н философское познание в афинской школе.
  7. СОДЕРЖАНИЕ
  8. Оглавление
  9. ОГЛАВЛЕНИЕ
  10. Акусмы как мыслительный феномен
  11. БИБЛИОГРАФИЯ
  12. 1.1. Жизнеописание Прокла у античных авторов.