<<
>>

§ 2. Совпадение исторического и логического способов рассмотрения предмета.

Можно отдельно рассматривать исторический или логический метод , но говорить об их совпадении следует только примени­тельно к рассмотрению одного и того же предмета, на воспроизве­дение которого в его целостности направлены эти способы.

Это соответствует практике научного познания и положению, которое имеет место в "Капитале" К.Маркса, где принцип совпадения исто­рического и логического блестяще применен во всестороннем ис­следовании капиталистического способа производства. Об этом говорит и Ф.Энгельс, когда характеризует метод исследования К.Маркса.

Исторический и логический методы различаются и по своему характеру и по своей структуре. Но и тот и другой воспроизводят развитие изучаемого объекта, только разным образом. Они представ­ляют собой два аспекта в едином познании одного и того же пред­мета.

Будучи сложной органической системой, состоящей из элемен­тов, расположенных по определенному порядку, объект логическо­го познания есть лишь одна (пусть высшая) из исторических ста­дий развития предмета, лишь одно (хотя развитое) состояние

последнего. Иными словами, предмет, который является объектам логического рассмотрения, - это результат процесса всего пред­шествующего развития, в ходе которого предмет был подчинен од­ного и того же рода законам. Это обстоятельство имеет большое методологическое значение для обсуждения рассматриваемого вопро­са.

Воспроизведение предмета в полной его целостности невозможно без рассмотрения его генезиса, возникновения и развития. Такое требование принципа историзма выдвигается перед всякой наукой, имеющей дело с развивающимися объектами. Метод, способный осу­ществить эту задачу, может быть только историческим. Он должен быть вместе с тем теоретическим, поскольку, эмпирический метод ограничивается описанием отдельных состояний прдаета, не рас­крывая их объективной связи и закономерности их смены, т.е.

не воспроизводя исторического процесса, или же описывает последний, не воссоздавая предает в его целостности, не раскрывая его та­ким, каким он является в действительности. Этот метод, поэтому, является внутренне историческим и совпадает, по существу, с историческим методом. Порядок логического воспроизведения пред­мета не может не совпадать, хотя бы в общем и целом, с реальным историческим развитием. Он может начаться не с любого исходно­го начала по произволу, а лишь с того, которое в целом совпада­ет с реальным началом истории исследуемого предмета, а следова­тельно, с началом исторического рассмотрения.

Вопрос, однако, состоит в том, что понимается под началом, каковы его критерии. Это - не такая простая задача, как кажется на первый взгляд, в решении которой и проявляется совпадение

логического способа рассмотрения с историческим .

Всякий конкретный предмет имеет свою собственную историю. Поскольку возникший предмет никогда не возникает на пустом месте, он имеет, кроме того, еще предысторию. Он возникает на основе предпосылок, созданных в процессе развития предшеству­ющего ему предмета, среди которых, однако, не все являются его генетическими предпосылками, не говоря уже о том, что до него существовали многочисленные предметы, которые хотя и связаны C его возникновением каким-то образом, но не с необходимостью.

о

Приступая к исследованию проблемы начала надо помнить о том, что согласно принципу конкретного историзма, начало пред­мета также исторично как и сам предмет. Подобно тому, как каждый конкретный предмет возникает на определенной конкретной ступени исторического развития, а, следовательно, имеет свое определен­ное начало, так и начало есть всегда начало какого-то конкрет­ного предмета. Начало постольку является началом, поскольку с него начинается история какого-то предмета, вне которого оно теряет свой смысл. Тем не менее не все являющееся исторически первым может служить началом.

1. Прав Ж.Абдильдин, когда отмечает, что "вопрос о начале возни­кает только в теоретическом познании действительности, в ходе познания внутренних связей предметов и явлений" (Абдильдин 1.

Проблема начала в теоретическом познании. Алма-Ата, 1967,

с.189).

2. Проблема начала систематически исследована в уцомянутой ра­боте Ж.Абдильдина. Отдельные аспекты этой проблемы также рассматриваются в работах М.Баконвдзе, Э.В.Ильенкова, А.Х.Ка- сы^анова, Б .M. Кедрова, Л. К. Науменко, M .M. Роз енталя, 3 .M. Оруд- жева, А.П.Шептулина и др.

каждый вновь возникший предмет начал свое существование лишь с того момента, когда он сформировался как целое, как це­лостная система, которая уже "заключает в себе противоречащие 5 и исключающие друг друга отношения"[4][5][6], присущие данному предмету ! на всех этапах его развития, и которая, однажды возникнув, про- / должает существовать и становиться господствующей в последующем I

I развитии тех условий, при которых она возникла. !

Из сказанного видно, что ссылкой на один только собственно исторический метод, путем анализа всех процесса, существовавших до возникновения исследуемого предмета, раз решить проблему нельзя.

Для того, чтобы выяснить тот пункт, с которого предает стал именно таким, и тем самым, отличался от всех остальных, надо прежде всего, значть, что это за предает. Еще Гегель отмечал, что "история предмета необходимо связана теснейшим образом с

о представлением, которое составляют о нем". Ф.Энгельс подчеркнул: "Надо сначала знать, что такое данный предает, чтобы можно было заняться теми изменениями, которые с ним происходят". Такое представление или знание позволяет отграничить собственную исто­рию исследуемого предмета от его предыстории, и тем более от истории всяких исторически предшествовавших ему предметов, что дает возможность правильно установить начало истории данного предмета, восходя к его истоку.

Дело заключается в том, что настоящее, в особенности раз­витое, состояние предмета является закономерным результатом ис­торического развития всех его прошедших состояний, включая и

UvUl UJlruav 9 JijruiJijwUlv v Vjx WxU HelncUi UJVl • Лея UU-oJJvJVivHHUM dleU.lv PcloBIllJdJi предмета сохраняется все то, что необходимо и закономерно выте­кает из единого начала. В этом смысле последняя по времени фор­ма предмета содержит в "снятом виде" всю предшествующую историю. Гегель называл ее "зеркалом всей истории"1. И как таковая, она не может не "отразить" и исходной формы предмета. Иначе либо последняя не было бы началом данного предмета, либо в истории Не существовала бы генетическая связь, преемственность. Здесь важно отметить известное высказывание К.Маркса относительно бес­содержательной и простой формы стоимости: "Ум человеческий тщетно пытался постигнуть ее в течение более чем 2000 лет, между тем как, с другой стороны, ему удался, по крайней мере прибли­зительно, анализ гораздо более содержательных и сложных форм. Почему так? Потому что развитое тело легче изучать, чем клеточ-

о

ку тела"*'.

Гегель был первым, кто глубоко понял диалектическое един­ство начала и результата, рассматривая первое как неразвитый результат, а результат - развитое начало. "Результат только.по- тому тождествен началу, - писал он, - что начало есть цель..." . Однако, отождествляя мышление с бытием, Гегель связал ди­алектику начала и результата с развитием абсолютной идеи. По­скольку последняя развивается, согласно Гегелю, путем движения от абстрактного к конкретному, она имеет своим исходным началом лишь "неопределенную простую непосредственность" . "Первое нача­ло, - утверждал Гегель, - не может быть чем-нибудь опосредствен- ным и определенным"4. Начало есть нечто неподцающееся анализу.

1. Гегель. Соч. , т.9, с.44.

2. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.23, с.6.

3. Гегель. Соч., т.4, с.II.

4. Гегель. Энциклопедия философских наук., т.1, с.217.

v,ι⅛ncxAV у ncL4icι√ιv j Acuv Xcxavdvv HWiViV -LJJwl Jtlcx UlV XvjjclxLtilUiU dv и lJJcxxvχ∙"∙ ность, оно все же есть "не чистое ничто, а такое ничто, из ко­торого должно произойти нечто"}', оно есть неразличимое единст­во бытия и небытия^. Иначе начало не является тем, чем оно долж­но быть, т.е. тем, с чего начинается логическое развитие мысли. Последнее Гегель рассматривает как дальнейшее определение нача­ла. В этом поступательном движении начало получает все новые и новые определения, так что не само начало, а его односторон­ность и абстрактность утрачивается, снимается в последующем раз­витии. В результате начало становится чем-то определенным, опо­средованным, развитым, а само движение от начала оказывается возвращением назад к первоначалу. "Главное для науки, - писал Гегель, - не столько то, что началом служит нечто исключительно­непосредственно®, а то, что вся наука в целом есть в самом себе круговорот, в котором первое становится также и последним, а

о

последнее - также и первым”. Поэтому начало, согласно Гегелю, не может быть чем-то произвольным.

Гегелевская концепция, безусловно, служит обоснованием положения о мистическом самодвижении идеи, духа. Несмотря на ее идеалистичность и абстрактность, -она все же содержит в себе рациональное содержание, которое К.Маркс критически перерабаты­вает и.применяет к исследованию политической экономии.

К.Маркс не был первым, кто последовал капитализм. Но он впервые раскрыл действительную оущность капиталистического спо­соба производства. Естественно, возникает вопрос: почему с этим не смогли справиться даже такие лучшие представители классичес­кой буржуазной политической экономии, как А.Смит и Д.Рикадро,

1. Гегель Г.В.Ф. Наука логики, τ.I, M.,1970, с.131.

2. Там же.

3. Там же, с.128.

китирые UTajJbUiM-Cb проследить скрытую структуру оуржуазнои экономической системы"^ и стремились проникнуть во "внутреннюю о физиологию буржуазного общества" , не говоря уже о вульгарных экономистах, которые сосредоточили свое внимание лишь на внеш­ней, обманчивой видимости экономических процессов капитализма. Причина - не только в том, что они являлись идеологами буржуа­зии, и следовательно, отстаивали интересы последней. Причиной было также и то, что у них не было правильного в научном отно­шении метода, включающего в себя и принципы выявления исходного начала теории. Классическая буржуазная политическая экономия в сущности была метафизической, антиисторической.

Совершенно иначе обстояло дело у К.Маркса. Успех его иссле­дования капиталистического способа производства вытекал из то­го, что он исторически подошел к последнему. Именно К.Маркс первый рассмотрел капитализм как исторически развивающуюся сис­тему, возникающую на определенном этапе развития, изменяющуюся и.имеющую свое начало и свой конец. Лишь с этой.точки зрения К.Маркс смог поставить и решить проблему начала. Другое дело, что он начал свое исследование именно с товара. В этом -его гениальность. Этим отличается он от всех его предшественников, которые пытались понять буржуазное общество, рассматривая сразу его развитые отношения. Гениальность K∙Mapκca в выборе товара в качестве исходного пункта анализа капитализма объясняется двумя его моментами, тесно связанными друг с другом: I.. К.Маркс научно рассматривает буржуазную общественно-экономическую фор­мацию в ее целостности, т.е. такой, как она существует в дей­ствительности, и 2. К.Маркс научно решил одну из самых трудных

1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.25, ч.П, с.177.

2. Там же, с.178.

проблем научного исследования - проблему начала применительно к политической экономии. Здесь весьма уместно привести следую­щее высказывание Ф.Энгельса относительно Марксова метода эконо­мического исследования: "Выработку метода, который лежит в ос­нове марксовой критики политической экономии, мы считаем резуль­татом, который по своему значению едва ли уступает основному

т материалистическому воззрению’ .

Решая проблему начала, К.Маркс руководствовался принципом совпадения исторического и логического. Марксов анализ капита­листического способа производства в "Капитале" потому начина­ется с товара, что именно товар исторически служил исходным пунктом, с которого начинается история капитализма. Как же товар считается началом последней, если товарная форма продукта труда существовала задолго до того, как возник капитализм? Не противо­речит ли это реальной истории? - Нет. Дело в том, что товар буржуазного общества существенно отличается от товара, сущест­вующего в докапиталистических формациях* Хотя товар возникает очень рано, но только при капитализме он выполняет роль "эконо­мической клеточки". Во всех других экономических системах форма товара выступает не такой всеобщей, господствующей и характер­ной, какой она становится в капиталистической. Лишь в буржуазном обществе товар характеризуется как самое простое, обычное, самое массовидное и непосредственное отношение, через которое опосре­дованы все другие общественные отношения между людьми. При капи­тализме товаром становится все, даже рабочая сила. В .И. Ленин определяет капитализм как товарное производство.на стадии его развития, когда рабочая сила становится товаром.

I. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.13, с.497.

К.Маркс выбрал товар исходным пунктом своего исследования капитализма еще и потому, что в этой "клеточке буржуазного об­щества уже заключается в зародыше, в неразвитом виде все проти­воречия капитализма. Последние не только не снимаются вместе с развитием товара, но и двигаются, развиваются на практике и, ... нашли свое разрешение"^. Великая заслуга К.Маркса состоит в том, что, начиная с товара, в "Капитале" К.Маркс подверг его глубокому анализу, раскрыл его противоречивую природу и просле­дил развитие и разрешение этого противоречия. В результате К.Маркс дал в этом произведении действительную картину, охватывающую все стороны общественной жизни буржуазного общества,'все пути его исторического развития. Касаясь марксова анализа товара в "Капитале", В.И.Ленин писал: "Анализ вскрывает в этом простейшем явлении (в этой "клеточке" буржуазного общества) все противоре­чия ( respective зародыш .всех противоречий) современного об­щества. Дальнейшее изложение показывает нам развитие (и рост и движение) этих противоречий и этого общества, в ? его

о отдельных частей, от его начала до его конца" .

Столь же очевидна роль начала, которую выполняет товар в реально-историческом процессе становления капиталистического способа производства, сколь важна его роль в теоретическом вос­произведении последнего. В правильно выбранном начале уже за­ключается возможность конкретного познания исследуемого предме­та, которое невозможно начать с любого произвольного исходного начала.

Правда, в своем "Капитале" К.Маркс не объяснил, как он вы- . явил "элементарную клеточку" капитализма. Но видно из сказанного,

1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.13, с.498.

2. Ленин В.И. Поли.собр.соч., т.29, с.318.

что К.Маркс не случайно избрал товар началом своего исследова­ния. К пониманию товара как простейшего отношения буржуазной действительности он подходил лишь постепенно, путем анализа, причем, не истории или предыстории буржуазного общества, а его современного состояния. Еще классики буржуазной политической экономии применили метод анализа действительности, посредством которого им удалось, например, свести различные формы прибавоч­ной стоимости к их внутреннему единству. Однако, экономисты ХУЛ в., как указывал К.Маркс во "Введении" к "Критике политичес­кой экономии" всегда начинают с живого хаотического целого, например, с населения, и всегда заканчивают тем, что выделяют многочисленные абстракции, из которых состоит данное целое. Про­тивопоставляя свой метод эмпирическому методу этих экономистов, К.Маркс писал: "только путем более детальных определений я ана­литически подходил бы ко все более и более простым понятиям: от конкретного, данного в представлении, ко все более и более точным абстракциям, пока не пришел бы к простей шим определе­ниям" Простейшее определение, или начало, как таковое, также исторично, как и сама конкретная система. Оно является простей­шим только в данной^истеме, в отношении к ней и вне ее оно не существует как таковое. C этой точки зрения, т.е. с точки зре­ния "целого", которое "должно постоянно витать перед нашим пред- ставлением как предпосылка" , К.Маркс проанализировал современ­ное ему буржуазное общество, богатство которого, на первый взгляд, выступает - по образному выражению К.Маркса - как огром­ное скопление товаров, а отдельный товар - как его элементар­ное бытие. В результате этого теоретического анализа, К.Маркс

I Ларке К., Энгельс Ф. Соч., т.46, ч.І, с.37.

2. Там же, с.38.

подходил к пониманию товара с критериями начала, рассмотренны­ми нами выше.

Сама действительная история предмета, приведшая к образо­ванию его развитого состояния, прокладывает путь для правиль­ного понимания своего начала и своего реального хода. Она пока­зывает в каком порядке следует воспроизвести формирование и функционирование элементов структуры предмета. Последняя содер­жит в себе историю возникновения и становления предмета в ее существенных элементах, причем в уже существенно измененном ви­де, т.е. в "снятом виде". Благодаря этому логическое рассмотре­ние, основанное на анализе развитого состояния предмета, его структуры, дает возможность глубже понять то, что было в истории в неразвитой виде. Оно позволяет отчетливее выявить все тенден­ции развития, различить необходимые моменты среди многочисленных случайностей , тем самым ориентироватьхна обнаруживание законо­мерностей в развитии. Поэтому изучая историю возникновения и становления того или иного явления, исследователь всегда исходит из развитого состояния данного явления "Размышление над формами человеческой жизни, - пишет Маркс, - а, следовательно, и науч­ный анализ этих форм, вообще избирает путь, противоположный их действительному развитию. Оно начинается post festum (задним числом), т.е. исходит из готовых результатов процесса развития"I.

Однако, знание высшей ступени развития предмета, его струк­туры на этой ступени является ключом к пониманию прошлой исто­рии лишь в той мере, в какой последняя содержит в себе элементы, являющиеся "строительным материалом" данного предмета. Эти эле­менты, причем, не играют определеющую роль в прошедшем. Надо

I. Маркс К», Энгельс Ф. Соч., т.23, с.85.

подчеркнуть это, чтобы правильно понять и решить поставленную проблему.

Отмечая значение исследования буржуазного общества для понимания предшествующих социальных структур, из обломков и эле­ментов которых это общество было построено, К.Маркс вместе C тем подчеркивает существенное отличие буржуазного общества от всяких других докапиталистических систем. Отсюда - его критика Гегеля, у которого вся прошлая история выступает только как история подготовки настоящего. К.Маркс вместе с тем подверг рез­кой критике буржуазных экономистов, которые по существу также исходят из гегелевского принципа тождества мышления и бытия, и κoτopιe пытаются распространить историю предпосылок появления буржуазного общества на историю пропіл ого вообще, считая капита­лизм естественным венцом всего прошлого развития.

"Буржуазное общество, - пишет К.Маркс, - есть наиболее раз­витая и наболев многообразная историческая организация производ­ства. Поэтому категории, выражающие его отношения, понимание его структуры, дают вместе с тем возможность заглянуть в структуру и производственные отношения всех тех погибших форм общества, из

I

обломков и элементов которых оно было построено. ... Анатомия человека - ключ к анатомии обезьяны. Намеки же на более высокое у низших видов животных могут быть поняты только в том случае, если само это более высокое уже известно. Буржуазная экономика дает нам, таким образом, ключ к античной и т.д. Однако, вовсе не в том смысле, еак это понимают экономисты, которые смазывают все исторические различия и во всех формах общества видят фор­мы буржуазные. Можно понять оброк, десятину и т.д., если извест­на земельная рента, однако, нельзя их отождествлять с последней"^.

I. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.46, ч.І, с.42.

Всякое качественно новое явление всегда возникает на основе предпосылок, не им созданных, а образованных в недрах предшест­вующего явления. Из этих предпосылок, однако, не все являются "строительным материалом" для данного явления. А те, которые непосредственно входят в его состав, встречаются в нем в изменен­ном, преобразованном виде. Новое явление, как только оно возник­ло, подчиняет их, как свои собственные моменты, иному порядку. Как бы они ни были созданы и существовали, эти предпосылки те­перь существуют в новом явлении уже как моменты его собственно­го движения, подчинены законам и требованиям последнего. Они становятся уже не тем, чем они были в старом явлении. О них нель­зя сказать, что они - элементы предшествующего явления. Земле­делие существует, скажем, еще в античном и феодальном обществах, где промышленность более или менее зависит от земледелия. Тем не менее при капитализме земледелие "все более и более становит­ся всего лишь одной из отраслей промышленности и совершенно под­падает под господство капитала"^. Точно так обстоит дело и с земельной рентой. Существуют феодальная и капиталистическая рен­ты. Однако, они по существу отличаются друг от друга. Между тем как феодальная рента исторически предшествовала промышленному капиталу, буржуазная рента представляет по сравнению с ним неч­то произвольное. Являясь результатом преобразования капитализ­мом "обломков" феодального строя, она "не может быть понята без капитала, но капитал вполне может быть понят без земельной рен­ты"3, Поэтому, было бы ошибочным начать исследование капиталис­тического способа производства не с капитала, а с земельной ренты, хотя с исторической точки зрения земля является "источни-

1. Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т.46, ч.І, с.44.

2. Там же.

ком всякого производства... во всех сколько-нибудь прочно сло-

T

пившихся обществах . Это означает, что логический метод, про­слеживая развитие связей и отношений в изучаемом объекте, не может не изменить исторической последовательности их возникно­вения.

Рассмотрев ряд примеров с деньгами, трудом и т.д. К.Маркс делает общий вывод, имеющий важное методологическое значение для изучения проблемы связи исторической и логической последо­вательности: "Таким образом, было бы неосуществимым и обшибоч- ным трактовать экономические категории в той последовательнос­ти, в которой они исторически играли решающую роль. Наоборот, их последовательность определяется тем отношением, в котором они находятся друг к другу в современном буржуазном обществе, причем это отношение прямо противоположно тому, которое представ­ляется естественным или соответствует последовательности исто-

O рического развития" .

Речь идет здесь не об истории вообще, а о капитализме как одной из исторических фаз ее развития; речь идет, как указывает Маркс, не о том, как экономические отношения возникли в истори­ческом развитии вообще и какое положение они занимают в различ­ных социальных структурах, и о том месте, которое они занимают

о в "структуре современного буржуазного общества.

В литературе приведенное высказывание К.Маркса обычно ис­толковывается как указание на несоответствие хода логического рассмотрения явлений последовательности их возникновения в исто­рии. Нам думается, что здесь выдвигается требование конкретного

1. Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т.46, ч.І, с.43.

2. Там же, с.44.

3. Там же, с.45.

от абстрактного к конкретному при воспроизведении действительно исторической последовательности явлений и ее закономерности^.

Не только логический, но и исторический способ рассмотре­ния отражает развитие в его необходимости. Но, в отличие от ис­торического способа, который изображает развитие всегда в его конкретно-исторической форме, во временной последовательности со случайностями, хотя не со всеми, логический метод воспроиз­водит развитие в обобщенной форме в его необходимых элементах, отвлекаясь при этом от всякого рода исторических случайностей. Не являясь простым воспроизведением эмпирической истории и не следуя за всеми зигзагами истории, он берет, например, буржуаз­ные экономические отношения в том порядке, который был установ­лен самым развитием истории и в котором они входят в движения буржуазного общества. Логическое рассмотрение, оказалось, и в этом случае, основанным на реальном историческом развитии. Оно совпадает с последним не непосредственно, а в том смысле, что да­ет возможность понять исследуемый предмет не абстрактно, а кон­кретно, в его историческом отличии от предшествующего ему пред­мета.

Логическое "исправляет" историческое. Но такое "исправление" не извращает реальный исторический процесс, а отражает его глуб­же и полнее, что позволяет обнаружить его внутренний процесс и его закономерности. Разбирая различия этих двух методов исследо­вания, противопоставляя их друг другу, Ф.Энгельс вместе с тем подчеркивал их совпадение: логический метод в сущности является "тем же историческим методом, только освобожденным об историчес-

I. Подробно об этом речь будет идти в § 2 следующей главы.

кой формы и от мешающих случайностей" .

Логическое мышление имеет свою относительную самостоятель­ность, выражающуюся в том, что оно содержит в себе способность оторваться от своего объекта и двигаться самостоятельно по сво­им специфическим законам. Однако, во-первых, последние являют­ся теми же зконами самого действительного исторического процес­са развития, только проявляющимся в иной, специфической форме (Иначе невозможно объяснить, почему результаты логического ис­следования соответствуют действительности);

Во-вторых, "логическое развитие вовсе не обязано держаться в чисто обстрактной области" . Всякий раз, когда придя к какому- либо результату или когда не известно, как дальше двигаться вперед, логическое мышление вынуждено опираться на реальную ис­торию и найти там иллюстрацию, подтверждающую свой результат или необходимое указание на то звено, которое оно само по себе не­способно получить.

Не случайно К.Маркс в своем "Капитале" предпочел логичес­кий метод исследования, часть прибегая к историческому. Логи­чески анализируя возникновение капитала, К.Макрс показывает, как деньги превращаются в капитал. Он вместе с тем рассматривает (в главе о первоначальном накоплении) процесс создания истори­ческих предпосылок капитала. Процесс образования капитала, пи­сал К.Маркс, - это есть "процесс разложения и продукт распада предшествующего ему общественного способа производства. Следова­тельно, это - исторический процесс и процесс, принадлежащий оп­ределенному историческому периоду. Это есть период его истори-

1. Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т.13, с.497.

2. Там же, с.499.

ческого генезиса” . К .Марк с не только рассматривает земельную ренту после и на основе промышленного капитала, чего требует ло­гический метод; си дает и анализ ее исторического возникновения, указывая, что она существовала задолго до капитала, что поэто­му, с точки зрения исторического метода, исследование всякого явления, включая ж капитала, надо начать с земельной ренты. К .Маркс рассматривает не только рабочую силу как данное, но и реальные исторические условия ее возникновения. Вообще, рассмат­ривая каждое явление, во всяком случае там, где это только воз­можно, К .Маркс не столько удовлетворяется одним лишь логическим исследованием, сколько дает глубокий анализ его действительного исторического развития. Подчеркивая эту сторону "капитала”, В.И Ленин писал: "Анализ двоякий, дедуктивный и индуктивный - логический и исторический" .

Дело не просто в том, что историческое рассмотрение пре дие­та служит обязательной предпосылкой, необходимой основой, на которой зиждется его логический анализ, и дело не только в том, что "действительный исторический ход" объекта иллюстрирует ре­зультат "чисто логического" движения. Дело состоит H B том, что существуют такие проблемы, которые не могут быть решены чисто логически. Чисжо логическому способу рассмотрения, несмотря на его преимущества перед историческим, свойственны границы, за ко­торыми историческое рассмотрение является единственно уместным. Переходам к рассмотрению этих границ.

Разобранные выше преимущества логического способа рассмот­рения перед историческим свидетельствуют не о его абсолютной

1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч.,т.25, ч.Ш, с.516.

2. Ленин ВЛ. Полн.собр.соч.,т.29, с.302.

самостоятельности по отношению к последнему, а лишь относитель­ной. Последняя подтверждается хотя бы фактом, что не может су­ществовать, как видно из сказанного, логического исследования, которое являлось бы исключительно "внутренним” и абсолютно не зависело от предмета познания, как считает Гегель.

Гегелевская концепция, абсолютизирующая логическое позна­ние, вполне понятна. Она является неизбежным следствием абстракт­ного понимания истории, которое проявляется, как говорилось в § I, в том, что гегелевская история прошлого есть лишь история подготовки настоящего. Последнее, при этом, будучи абсолютизи­ровано, объявляется вечным; оно понимается как нечто, неспособ­ное к самокритике. У Гегеля вся история становления предмета есть не что иное, как история обнаружения логической структуры пред-

т мета; она совпадает с последней. В связи с этим логическое рас­смотрение структуры нынешнего предмета, по Гегелю, вполне до­статочно и является абсолютной формой познания внутренней сущ­ности предмета.

Вся слабость гегелевской концепции, таким образом, состоит в том, что она построена на основе отождествления истории станов- ческом понимании настоящего и его взаимоотношения с прошлым.

Нет нувды указывать на несостоятельность такой концепции.

Предмет логического познания есть, правда, нечто истори-

I. Подробнее об этом речь будет идти в § 3 второй главы.

Это упрощенное сопоставление внутренней логики и исто­рии предмета сохраняется до сих пор в современном структура­лизме. По Леви- €тросу, например, структура предмета - это элементы предмета, взятые в синхроническом плане, а история предмета - это те же элементы предмета, взятые в диахроничес­ком плане.

чески ограниченное, нечто ставшее, состоящее из своих элементов, находящихся между собой в определенных отношениях. Однако, по­следние не были даны сразу, в готовом виде, а сначала в виде определенных предпосылок, созданных в недрах старого. "Новые производительные силы и производственные отношения не развива­ются из ничего, из воздуха или из лона саму себя полагающей идеи; они развиваются внутри и в борьбе с имеющимся налицо развитием производства и с унаследованными, традиционными отношениями собственности. Если в законченной буржуазной системе каждое эко­номическое отношение предполагает другое в буржуазно-экономичео- кой форме и таким образом каждое положенное есть вместе с тем и предпосылка, то это имеет место в любой органической системе. Сама эта органическая система как совокупное целое имеет свои предпосылки"}-.

Это значит, что развивающийся предает, с которым имеет де­ло логический метод исследования, не просто сложное, внутрен­не дифференцированное целое, но и как возникшая органическая система, имеющая кроме собственной истории, еще и предысторию.

Логический способ рассмотрения, как уже сказано, имеет су- щественные преимущества по сравнению с историческим, в частнос­ти, в обнаружении сущности, внутреннего закона развития объекта в его целостности и чистоте. Однако, опираясь на анализ разви­того состояния предмета познания, на изучение его структуры, которая как бы в "снятом виде" содержит в себе историческое раз­витие данного предмета, логический способ неспособен решить, "исчерпать" все проблемы, связанные с возникновением и развитием изучаемого предмета. Средствами метода, основанного на идеали- I. Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т.46, ч.І, с.229.

зации некоторых (пусть развитых и типичных) отношений объекта и ограничиваясь на нем как в замкнутой исторически определенной системе, невозможно решить, в частности, те задачи, которые воз­никают и выходят за рамки собственно внутренней истории изучаемо­го объекта . Для реализации этих задач абсолютно необходимо ис­торическое рассмотрение."фанипы логического рассмотрения пред­мета,- пишет 3 .М.Оруджев,- совпадают с историческими границами возникновения и исчезновения последнего" .

Анализируя капиталистическое производство с помощью логи­ческого метода, К .Маркс показывает, что для возникновения капи­тализма требуются такие необходимые предпосылки, как деньги и свободный от средств производства рабочий - рабочая сила как товар.

Можно логически показать, как деньги превращаются в капитал. Но каким образом рабочая сила становится товаром,- это объясня­ется уже не логическим способом, а историческим. Рабочая сила не является товаром от природы. Она приобретает этот специфичес­кий общественный характер лишь при определенных исторических условиях общественного развития. Рабочая сила становится товаром лишь при капитализме. Превращение рабочей силы в товар, как по­казывает К .Маркс, не является ни созданным самой природой, ни общественными явлением, свойственным всем эпохам. Оно, наоборот, есть продукт целого периода так называемого первоначального на­копления, "продукт многих экономических переворотов, продукт ги-

1. В этом отношении логический метод ничем не отличается от всякого научного метода исследования, так как ж самое положи­тельное имеет всегда свои теневые стороны.

2. "Капитал” Маркса, философия и современность. M., 1968, с.224.

бели, целого ряда более старее формаций общественного производ­ства"^. Как необходимая предпосылка возникновения капитала, ра­бочая сила создается не внутри самого процесса товарного обраще­ния, а вне этого процесса и включена в него извне.Поэтому следует і искать ее "вне экономического" развития стоимости, товарного обращения. В своем "Капитале" К.Маркс выяснял те исторические условия, при которых рабочая сила превратилась в товар.

Историческое рассмотрение необходимо не только для реализа­ции задач, стоящих перед теоретическим анализом, но и для иссле­дования будущих фаз эволюции изучаемого объекта. Об этой необхо­димости K∙Mapκc писал: "С другой стороны, что для нас гораздо важнее, наш метод показывает те пункты, где должно быть включено историческое рассмотрение предмета, т.е. те пункты, где буржуаз­ная .экономика, являющаяся всего лишь исторической формой процесса производства, содержит выходящие за ее пределы указания на более ранние исторические способы производства. Поэтому, для того, чтобы раскрыть законы буржуазной экономики, нет необходимости писать действительную историю производственных отношений. Однако, правильное рассмотрение и выведение этих производственных отно­шений как исторически сложившихся отношений всегда приводят к та­ким первым уравнениям, которые - подобно эмпирическим числам, например, в естествознании - указывают на прошлое, существовав­шее до этой системы. Эти указания наряду с правильным пониманием современности дают в таком случае также и ключ к пониманию прош­лого... C другой стороны, это правильное рассмотрение приводит к пунктам, где намечается уничтожение современной формы производ-

I. Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т.23, с.180.

ственных отношений... Если, с одной стороны, добуржуазнеє фазы являются только лишь историческими, т.е. уже устраненными пред­посылками, то современные условия производства выступают как устраняющие самих себя, а потому - как такие условия производ­ства, которые полагают исторические предпосылки для нового об­щественного строя"}".

Так же обстоит дело и с другими науками - и общественными и естественными даже с такой "чисто логической", как геометрия.

Аксиомы, постулаты и т.д. в геометрии, например, не выво­дятся из положений предшествующих систем геометрии.

I. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.46, ч.І, с.449.

<< | >>
Источник: ЛАЙ BAН TOAН. СООТНОШЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО И ЛОГИЧЕСКОГО В ТЕОРЕТИЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук. МОСКВА - 1982. 1982

Еще по теме § 2. Совпадение исторического и логического способов рассмотрения предмета.:

  1. § 6. Историческое и логическое
  2. Способ исследования и способ изложения
  3. ЛАЙ BAH TOAH. СООТНОШЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО И ЛОГИЧЕСКОГО В ТЕОРЕТИЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук. МОСКВА - 1982, 1982
  4. А. X. КАСЫМЖАНОВ. ПРОБЛЕМА СОВПАДЕНИЯ ДИАЛЕКТИКИ, ЛОГИКИ И ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ (ПО «ФИЛОСОФСКИМ ТЕТРАДЯМ» В. И. ЛЕНИНА) ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК КАЗАХСКОЙ CCP АЛMA-ATА • 1962, 1962
  5. 72. СПОСОБЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ГИПОТЕЗ
  6. 76. КРИТИКА, ЕЕ ФОРМЫ И СПОСОБЫ
  7. Истолкование как способ удостоверения знания
  8. Способы овладения сокровенным знанием
  9. 2.3 Виды конфликта интерпретаций и способы их разрешения в культуре.
  10. Предмет и объект исследования.
  11. 1. ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ ЛОГИКИ В СИСТЕМЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ
  12. § 1. Предмет аксиологии
  13. Предмет герменевтики и ее когнитивные границы
  14. ПРЕДМЕТ И СТРУКТУРА ЭМПИРИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ
  15. Техника и технологии - предмет этики