<<
>>

Социальная эпистемология

Социальная эпистемология - раздел современной эпистемологии, ис­следующий социальные аспекты производства и функционирования знания и убеждений в обществах и группах. Хотя традиция исследования социаль­ных аспектов знания появилась в европейской философии гораздо раньше, но сам термин «социальная эпистемология» вошел в оборот в 70-х годах XX века.

Исследования в области социальной эпистемологии ведутся на стыке философии, истории и социологии науки, науковедения. Социальная эпистемология представляет собой синтез нескольких философских и со­циально-научных концепций. Одним из источников ее стал анализ К. Маркса идеологии как ложного сознания, согласно которому причина уко­рененности ложных убеждений в умах людей, а также причина их ложно­сти коренится в социальной ситуации и в материальных и политических интересах носителей этих убеждений. Другие источники - это дискуссия среди представителей постпозитивистской философии науки, становление методологических подходов в лингвистике и социальной антропологии, психологии.

Для сторонников социальной эпистемологии характерно критическое отношение к классической эпистемологии. Из их анализа следует, что сто­ронники классической эпистемологии предполагали три источника знания: субъект познавательной деятельности, объект и социальные условия по­знания, при этом считалось, что субъект - источник всевозможных помех, ошибок, иллюзий, только в объекте содержится подлинное знания, соци­альные же условия, как привило, порождают предрассудки и заблуждения. Социальные эпистемологии в своем большинстве утверждают, что все ис­точники знания социально обусловлены. И субъект, и объект - социальные конструкции, ведь познается только та часть реальности, которая является человеческим миром, и познается он по правилам и нормам, выработанным в социуме.

Направление социальной эпистемологии с самого начала характери­зовалось теоретическими и методологическими разногласиями между его участниками, в том числе относительно эмпирических областей исследова­ния.

Выделяют три ветви социальной эпистемологии, связывая их соответ­ственно с именами основных представителей: Д. Блура, С. Фуллера, Э. Голдмана.

Представитель первого направления Д. Блур (его программа получи­ла название «сильной программы») традиционное для классической эпи­стемологии понятие знания как истинного и обоснованного убеждения за­меняет понятием знания в качестве натурального феномена в смысле Куайна. Научное знание им рассматривается как институциализированное знание. Задача социальной эпистемологии для Блура, состоит в том, чтобы дать естественнонаучное объяснение вариабельности различных систем знания в пространстве и времени. Так как познание опосредовано социаль­ными условиями, то это опосредование требует эмпирического исследова­ния. Д. Блур рассматривает знание вообще, как культурный феномен, не выделяющийся из остальной культуры какими-либо особыми признаками (истина, очевидность, рациональность). Отличие знания от остальной куль­туры в данном случае определяется его функционированием (мировоззрен­ческой функцией, практической функцией ориентирования в реальном ми­ре).

Д. Блур сводит феномен знания к совокупному общению и деятель­ности. При этом знание не рассматривается как отражение реальности вне знания, а видится им как непосредственное социальное бытие, составляю­щее предельное основание бытия человека.

Представитель второго направления Э. Голдман противопоставляет свой «веритистский» (от veritas (лат.) - истина) проект социальной эписте­мологии целому ряду современных подходов к проблемам истины и зна­ния, в числе которых постмодернизм и «сильная программа» Д. Блура. Проект Э. Голдмана характеризуется такими признаками как «нормати­визм», «абсолютизм», «когнитивный индивидуализм» и «метафизический реализм»в отличии от подхода Д. Блура, для которого характерно провоз­глашение «дескриптивизма», «релятивизма», «когнитивного коллективиз­ма» (в большей степени он ихтолько провозглашает).

Основой нормативизма Голдмана является такая базовая ценность, как понятие истины, являющееся онтологическим понятием, которое лежит в основе его метафизики. Нормативизм Э.

Голдмана берет начало в «про­свещенческой» ценности вневременной и абсолютной истины.

Для Э. Голдмана единицей знания является состояние сознания ин­дивида, означающее его уверенность в утверждении, являющемся истин­ным (то есть, имеющим «соответствия» в реальности). В соответствии с этим, понятие знания у Голдмана является менталистским понятием в про­тивоположность понятию знания у Блура как институциализированного

убеждения. Исходя из так понимаемого знания, Годдман представляет мо­дель эпистемической оценки социальных практик. Критерии такой оценки основываются на следующих понятиях:

1) знания, которое рассматривается как внутреннее состояние убежденности в утверждении, которое является истинным;

2) степень убежденности, рассматриваемая как принципиаль­но измеряемая;

3) заинтересованности;

4) «веритистский результат», связанный с понятием внутрен­ней реальности;

5) «веритистская» ценность (основное понятие его эпистемо­логии), определяемое в терминах степени внутренней убежденно­сти.

Анализ этих понятий приводит к выводу о менталистском их харак­тере, что в полной мере свидетельствует о связи с «когнитивным индиви­дуализмом», поскольку за единицу в нем принимается ментальное состоя­ние единичного субъекта.

С. Фуллер занимает промежуточную позицию и идет по пути синте­зирования философии К. Поппера, Ю. Хабермаса и М. Фуко. Он рассмат­ривает социальную эпистемологию не просто как одну из версий совре­менной теории познания, но как ее глобальную и интегративную перспек­тиву.

С. Фуллер обращает внимание на то, как мы актуально производим знание, а не как мы должны это делать, обращаясь к эмпирически актуаль­ным практикам. Социальный аспект процесса производства и распределе­ния знания, по Фуллеру, находится в центре рассмотрения «нормальных условий» познания и требует эмпирического исследования. Фуллер декла­рирует необходимость рассматривать практики производства знания в их целостности, без выделения специфически «эпистемического» аспекта.

С его точки зрения, знание производится путем социальных интеракций и дискурсивных практик.

С. Фуллер определяет социальную эпистемологию как нормативное предприятие, призванное определить лучший способ разделения когнитив­ного труда, занимающееся организацией процесса производства знания, отходя от той классической точки зрения, что целями существования прак­тик производства знания являются только истина и рациональность.

В соответствие с его точкой зрения, каждый процесс производства знания должен оцениваться, как если бы он был лучшим из возможных случаев производства знания и уже достиг своих целей. Его нормативизм сосредоточен на настоящем, в котором эти цели постулируются как уже достигнутые.

В России, как правило, без использования термина «социальная эпи­стемология», это направление представляют Л.С. Косарева, И.Т. Касавин, Л.А. Маркова, Л.А. Микешина, Н.М. Смирнова, З.А. Сокулер, Е.Г. Труби­на, В.Г. Федотова, В.А. Лекторский, М.К. Петров, В.С. Степин, В.П. Фила­тов и др.

Проект социальной эпистемологии содержится в книге И.Т. Касавина «Познание в мире традиций» [Касавин, 1990]. Социальная эпистемология, по Касавину И.Т., должна основываться на глубинной взаимосвязи знания, сознания, деятельности и общения и изучать все аспекты человеческого бытия, анализируя социокультурное, нормативное и регулятивное содер­жание знания и вырабатывая при этом новую интерпретацию понятий ра­циональности, знания, истины. Касавин И.Т. [1994 ] подчеркивает то поло­жение, что знание для философа отличается от такового для ученого — фи­лософ рассматривает его в социальном контексте, ученый как относящееся к объекту. Подход Касавина И.Т. к социальной эпистемологии предполага­ет рассмотрение ее как снятие противоположности классической и неклас­сической эпистемологии путем развития постнеклассической эпистемоло­гии, сохраняющей роль философии в междисциплинарном взаимодействии и объединяющей дескриптивизм и эмпиризм, с одной стороны, с нормати­визмом и трансцендентализмом, с другой.

<< | >>
Источник: Гносеология: учебное пособие / И.Ф. Водяникова, Т.Б. Фатхи; Юж­ный федеральный университет. - Ростов- на-Дону; Таганрог: Издательство Южного федерального университета,2018. - 108 с.. 2018

Еще по теме Социальная эпистемология:

  1. § 1. Социальная общность
  2. § 5. Историческое развитие социальных общностей
  3. § 2. Элементы социальной структуры общества
  4. § 4. Философские аспекты социальной философии
  5. § 2. САМООПРЕДЕЛЕНИЕ ДИСКУРСА СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ В СО-ОБЩЕНИИ
  6. § 1. Социальная философия до XIX века:
  7. § 4. Целостность и взаимосвязь социальной жизни общества
  8. § 3. Парадоксы развития социальной философии в XX веке
  9. § 3. Общесоциологические аспекты социальной философии
  10. 2. Суть модели анализа социальной фрустрации
  11. § 3. Человек в мире социальных общностей
  12. § 2. XIX век — время конституирования социальной философии
  13. Противоречия социальной функции техники
  14. § 7. Из истории социально-философской мысли. Фрагменты
  15. § 6. Реалии XX века. Социально-диффузное общество западной цивилизации
  16. § 2. САМООПРЕДЕЛЕНИЕ СУБЪЕКТИВНОСТИ В КОНСТРУКТАХ СОЦИАЛЬНОГО БЫТИЯ