<<
>>

2.1 Проблема познания в классической и неклассической теории познания. Понятие рациональности и ее исторические типы

В классической новоевропейской философии анализ познания осу­ществлялся в рамках учения о «человеческом разуме». Это учения Рене Де­карта, Джона Локка, Г отфрида Вильгельма Лейбница, Давида Юма, Имма­нуила Канта - великих философов, заложивших фундамент наших пред­ставлений о познании.

Классическая теория познания сформировалась в истории философии как абстрактно-понятийное учение, предписывающее интерпретировать познавательную деятельность в субъектно-объектном ключе, исходя из идей отражения и репрезентации. Представление позна­ния человека через субъектно-объектные отношения сформировалось в XVII-XVIII веках. Действительность в познании понималась, как объект по аналогии с естественнонаучной традицией. В истории философии трактов­ка содержания этих категорий менялась. Для материалистического направ­ления отношения «субъект - объект» понимаются как взаимодействие двух природных систем. Складывается характерная для классической гносеоло­гии концепция, когда познание понимается как результат воздействия фи-

зического объекта на органы чувств. В русле этой традиции познание есть результат отражения пассивно-созерцательной деятельности субъекта

Исследователи выделяют ряд ограниченностей присущих субъект- объектной схеме познания: Корсунцев И.Г., Лекторский В.А., Микешина Л.А., Швырев В.С. [Корсунцев, 1999; Лекторский, 1980, 2001, Микешина, 2002, 2005, Швырев, 2002].

1.За гипертрофированным вниманием новоевропейской философской мысли к категориям субъекта и объекта лежит, по мнению М. Хайдеггера, превращение человека в демиурга мира (субъект - букв. «подлежащее», «то, что в качестве основания собирает все на себя»). Мир превращается в картину мира, в значительной мере порождаемой интеллектом самого че­ловека. Особенностью субъект-объектной установки является обожествле­ние человеком самого себя и, как следствие, агрессивно-потребительское отношение к природе, которая представляет собой сложную систему, зако­ны существования которой, есть одновременно и законы существования человеческого сообщества.

2. Человек не является абстрактным и безликим субъектом познава­тельной деятельности. Он является живым, чувствующим, творческим, де­ятелем, руководствующимся в познании не только и не столько категори­альными схемами, и всеобщими идеями, сколько личностными целями и интересами, эмоциональными предпочтениями и мечтами. Он не противо­стоит познаваемой предметности, а живет ею в творческом процессе по­знания

3. Субъект-объектное понимание познавательного процесса игнори­рует межличностные или субъект-субъектные связи между людьми. Отно­шение человека к миру, в том числе и познавательное, опосредовано отно­шением к другим людям. В конечном счете, именно межличностные связи являются самыми значимыми в человеческом существовании.

4. В классическом рационализме совершенно не учитывались дора- циональные структуры опыта, обеспечивающие первичное бытийственное понимание себя и мира.

Тем не менее, категориальная пара «субъект-объект» представляет собой средство философского осмысления познавательного процесса. Это язык философской рефлексии над знанием. Субъект-объектная дихотомия восстанавливается с железной необходимостью всякий раз, как только мы ставим своей задачей подвергнуть этот процесс теоретико-познавательной рефлексии.

Различение в теории познания классического и неклассического под­ходов тесно связано с проблемой рациональности в философии. По мнению ученых, все дискуссии, ведущиеся в разных областях философского зна­ния, начиная с теории познания и кончая этикой, социальной и политиче­ской философией, так или иначе, выходят именно на эту проблематику. Проблема рациональности была предопределена идеями «проекта Просве­щения». Ключевой была идея о глубокой внутренней связи между дости­жением свободы, освобождением человека от гнета внешних (природных и социальных) обстоятельств и выработкой рационального знания, использу­емого для переустройства мира. Рациональное знание, отождествляемое с разумностью, приобретает высокий этический и культурный статус.

Рацио­нальность или разумность является характеристикой знания с точки зрения его соответствия наиболее общим принципам мышления. Рациональность не оставалась неизменной на протяжении человеческой истории. В самой истории рациональности выделяют рациональность античности, средних веков, нового времени и современности. Рациональность, показывают Гай­денко П.П., Давыдов Ю.Н., подобно искусству аргументации, развивается стилями, каждой эпохе присущ свой собственный стиль рациональности [Гайденко, Давыдов, 1991]. Глубокие различия между рациональностью разных исторических эпох будут ниже проиллюстрированы на примере со­поставления рациональности нового времени и современности. Слово ра­циональность многозначно: рациональность как соответствия правилам и стандартам разума, рациональность может означать соответствие средств избранной цели (целесообразность или целерациональность, по М. Веберу), а также, способность всегда выбирать лучшую из имеющихся альтернатив (по Р. Карнапу, действие рационально, если оно имеет максимально ожида­емую полезность). В течение долгого времени идейные установки Просве­щения оставались незыблемыми, что позволило науке опередить все про­чие формы знаний о мире, доказать их несостоятельность. Однако XX век расставил все точки над i. Развитие технической рациональности в самом широком смысле не только не привело к росту человеческой свободы, а наоборот выразилось в создании системы механизмов, имеющих собствен­ную логику функционирования, отчужденных от человека и противостоя­щих ему и его свободе. Внедрение рационального начала в общественную жизнь обнаружило явные пределы, что обернулось эрозией культурных смыслов и потерей человеком своей идентичности. В результате человек оказался в ситуации, которую уже не способен контролировать.

Одним из первых на эту проблему указал немецкий социолог Макс Вебер, который увидел «гипертрофированный рационализм» буквально во всех сферах жизни общества: религии, политике, юриспруденции, искус­стве. Согласно Веберу, человек стоит перед опасностью, которую создал сам - это рационализация и бюрократизация общества.

Уже в XIX веке фи­лософия утрачивает веру в силу человеческого мышления, начинает преоб­ладать критика классического рационализма эпохи Просвещения. Филосо­фы требуют пересмотреть роль «чистого разума», рациональность отверга­ется как сухая, трезвая расчетливость, игнорирующая все высокое, эстети­ческое, этическое. Ставятся вопросы об иррациональном познании, интуи­ции, воле и т.п. Протест против рациональности находит выражение в ир­рационалистической тенденции в философии, которая оформляется во вто­рой половине XIX века и достигает расцвета в XX веке в ряде иррациона­листических философских концепций. Философия обретает выражение в поэтическом творчестве, легенде, афоризмах, мифах (Кьеркегор, Ницше). Показательна в этом плане философия Анри Бергсона, одного из выдаю­щихся философов, который одним из первых заявляет, что есть нечто непо­стижимое умом, что можно лишь «интуитивно почувствовать», понять, при этом не осознав [Бергсон, 2001].

Современные исследователи различают, противопоставляют разум и рациональность. «Рациональное» тяготеет к научному знанию и является гносеологическим термином. Разум, разумное охватывает широкую куль­турную сферу. Ряд ученых рассматривает рациональность сквозь призму ее типологии, пытаясь определить, что же такое «тип рациональности». Тип рациональности - это рациональность, вписанная в духовный контекст эпохи, взаимосвязь рациональности с историческим и культурным фоном.

Сегодня идет переоценка ценностей - осознание неединственности, неполноты классического рационализма науки [Лекторский, 2001, Мике­шина, 2005, Меркулов, 2003, 2006, Швырев, 2002]. Одновременно развора­чивается критика научного разума как неполного, неадекватного целостно­му бытию. Сегодня осознано, что существуют различные исторические ти­пы рациональности, сменяя друг друга или одновременно присутствуя в культуре.

Для классической рациональности характерно представление, что знание должно строиться на твердых, достоверных и безошибочных осно­ваниях.

Швырев В.С. [ Швырев, 2002] отмечает категоричность классиче­ской рациональности, прямолинейность, убеждение во всесилии, всевласт-

ности, самодостаточности разума. Для нее характерно представление о возможности найти, безусловно, правильную «монологическую» позицию. Классическая рациональность имела своим предметом реальность ставшего Бытия. Современное сознание вынуждено расстаться с иллюзиями о без­условном приоритете рационального сознания перед всеми иными форма­ми дорационального и внерационального сознания.

Необходимым условием преодоления ограниченностей классической рациональности является критико-рефлексивная установка по отношению к возможностям рационального сознания. Таким образом, современная не­классическая эпистемология включает в себя метарациональность, перма­нентную самокритичность. Такая установка противостоит как чрезмерной категоричности классического рационализма, так и постмодернистскому нигилизму по отношению к рациональности. Исходная реальность, с кото­рой имеет дело неклассическая эпистемология - является проблемная си­туация, в ней наряду с объективной составляющей обязательно присут­ствует и субъективная составляющая, возможности которой также должны учитываться рациональным сознанием. Современное рациональное созна­ние призвано становиться на позиции открытой рациональности, предпола­гающей возможность выхода за рамки любой заданной познавательной си­стемы.

«Закрытая» - классическая рациональность связана с движением в системе заданных познавательных координат. В.С. Швырев [Швырев, 2002] следующим образом суммирует различие классического и современ­ного подходов в познании.

Классический подход

1. Предметом классической рациональности является существу­ющий независимо от субъекта ми­ропорядок. Рациональное сознание исходит из возможности прямого схватывания и прослеживания свойств и связей исследуемого про­тивостоящего ему предмета.

Современный подход

1. Для неклассического подхо­да характерна метарациональность, обязательно включающая критико­рефлексивную установку по отно­шению к собственным предпосыл­кам.

Предметом становится сама де­ятельность по выработке рациональ­ного знания, на основе имеющихся познавательных средств и предпо­сылок.

2. Тенденция к «закрытости», к движению в некоторой принятой системе координат. 2. Тенденция к «открытости», возможности выхода за пределы лю­бых «конечных» предпосылок раци­онального познания.
3. «Монологизм», установка на отстаивание позиции, единствен­но претендующей на правоту. 3. Диалогизм, признание пра­вомерности существования различ­ных несводимых друг к другу пози­ций, стремящихся развернуть свои конструктивные возможности в спо­ре.
4. Установка на полную раци­ональность, недооценка или игнори­рование внерациональных форм освоения мира. 4. Установка на диалог с вне- рациональными формами познания.

В настоящее время выделяют, как правило, типы рациональности, ко­торые сформулированы и предложены В.С.Степиным [Степин, 2000]: клас­сический, неклассический, постнеклассический. Критерием такого разли­чения является соотнесенность субъекта и объекта в процессе познания. Так, классический тип рациональности концентрирует внимание только на объекте, не учитывает все, что относится к субъекту и средствам его дея­тельности. Это период Нового времени, для которого характерна механиче­ская картина мира, все в мире подчинено законам классической механики. С точки зрения классической рациональности, объект - природа - дан субъекту в виде завершенной ставшей действительности. На рубеже XIX­XX был сделан ряд открытий, который определил в начале XX века оформ­ление неклассической рациональности, когда изменяется понимание пред­мета знания. Им стала теперь не реальность, не природа как она фиксиру­ется живым созерцанием, а некоторый ее срез, фрагмент, который может быть обнаружен только с помощью определенных средств, операций. Кро­ме того, наука стала ориентироваться на изучение тех условий, попадая в которые объекты исследования ведут себя тем или иным способом. В не­классической рациональности особое значение приобретает активность субъекта.

Постнеклассическая рациональность формируется в 70-е годы XX века. Преобладающая идея - идея синтеза научных знаний. Постнекласси­

ческая рациональность учитывает соотнесенность знаний об объекте не только со средствами познания, но и с ценностно-целевыми аспектами дея­тельности. Поиск истины должен быть подчинен этической цели. Если же поиск истины превращается в самоцель, научная рациональность может оказаться худшей разновидностью рациональности. Сегодня идет пере­оценка ценностей - осознание неединственности, неполноты классического рационализма науки. Одновременно разворачивается критика научного ра­зума как неполного, неадекватного целостному бытию. Сегодня осознано, что существуют различные исторические типы рациональности, сменяя друг друга или одновременно

Складывающаяся сегодня неклассическая эпистемология пытается заменить эти установки другими, тем не менее, основные принципы клас­сической гносеологии принимаются многими и в наши дни, а все альтерна­тивы этой позиции пока еще можно описать как более или менее серьезные отклонения от нее.

<< | >>
Источник: Гносеология: учебное пособие / И.Ф. Водяникова, Т.Б. Фатхи; Юж­ный федеральный университет. - Ростов- на-Дону; Таганрог: Издательство Южного федерального университета,2018. - 108 с.. 2018

Еще по теме 2.1 Проблема познания в классической и неклассической теории познания. Понятие рациональности и ее исторические типы:

  1. А. X. КАСЫМЖАНОВ. ПРОБЛЕМА СОВПАДЕНИЯ ДИАЛЕКТИКИ, ЛОГИКИ И ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ (ПО «ФИЛОСОФСКИМ ТЕТРАДЯМ» В. И. ЛЕНИНА) ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК КАЗАХСКОЙ CCP АЛMA-ATА • 1962, 1962
  2. Познание как процесс отражения объективного мира сознанием человека представляет собой единство чувственного и рационально­го познания.
  3. Проблема познания целого в буржуазной философии
  4. ЛАЙ BAH TOAH. СООТНОШЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО И ЛОГИЧЕСКОГО В ТЕОРЕТИЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук. МОСКВА - 1982, 1982
  5. Аксиологические теории в немецкой классической философии
  6. 1 НЕКОТОРЫЕ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛОГИКИ И МЕТОДОЛОГИИ СИСТЕМНОГО ПОЗНАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА И ОБЩЕСТВА
  7. 3.9. Диалектическое познание.
  8. Самопознание как начало философского познания.
  9. ГЛАВА ПЕРВАЯ О СИСТЕМНОМ ПОДХОДЕ В ПОЗНАНИИ
  10. Афанасьев Виктор Григорьевич. Общество: системность, познание и управление.— M.: Политиздат,1981.—432 с., 1981
  11. ГЛАВА ВТОРАЯ СИСТЕМНОСТЬ, ЦЕЛОСТНОСТЬ ФОРМ ПОЗНАНИЯ
  12. 3. Историческое появление логики и теории зла: сравнительный анализ с идеями ранних пифагорейцев
  13. Курс наук н философское познание в афинской школе.
  14. 53. ПОЛНАЯ ИНДУКЦИЯ И ЕЕ РОЛЬ В ПОЗНАНИИ
  15. 19. КЛАССИФИКАЦИЯ. СУЖДЕНИЕ: СУЩНОСТЬ И РОЛЬ В ПОЗНАНИИ
  16. 7. ЗАКОН ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ И ЕГО РОЛЬ В ПОЗНАНИИ
  17. ГЛАВА ПЯТАЯ АНАЛИЗ И СИНТЕЗ - СРЕДСТВО ПОЗНАНИЯ ЦЕЛОГО, ЦЕЛОСТНОЙ СИСТЕМЫ
  18. 6. ЗАКОН ИСКЛЮЧЕННОГО ТРЕТЬЕГО И ЕГО РОЛЬ В ПОЗНАНИИ