<<
>>

Предмет теории познания

1. Классическая и неклассическая теория познания

2. Основные направления в теории познания. Основные по­знавательные установки

Во всех известных на сегодняшний день культурах обладание знани­ем оценивается как одна из высших ценностей.

Сам процесс познания сло­жен, что подтверждается всей историей философии и становления науки. Термин «теория познания» появляется лишь в XIX веке для того, чтобы за­крепить за философией роль теории, анализирующей основания познава­тельной деятельности. Его ввел в философию шотландский философ Дж. Феррьер в 1854 г. [См. Лекторский, 1990]. Смысловым эквивалентом тео­рии познания является «гносеология» (от греческого «gnosis» - знание и «logos» - учение, понятие).

Проблемы теории познания в истории европейской философии были представлены по-разному. Длительный этап гносеологическая тематика не выделялась в качестве самостоятельной области философского знания. Так было в античности, средние века, в эпоху Возрождения. Но, начиная с Но­вого времени, гносеологическая проблематика заполняет собой все фило­софское пространство. Можно назвать ряд крупнейших философов, в цен­тре внимания которых были гносеологические проблемы: Ф. Бэкон, Р. Де­карт, И. Кант и неокантианцы, Э. Гуссерль и др. Ряд мыслителей начала XX века констатируют как факт: наступил этап, когда гносеология обрела решающее значение.

Какое место занимает гносеология в системе философского знания?

Бряник Н.В. [Бряник, 2003] приводит рассуждения Льва Шестова на этот счет: скажи мне, какая у тебя гносеология, и я скажу тебе, какая у тебя философия. Так, онтология как раздел философского знания раскрывает, что представляет собой существующий мир, дает целостную картину мира. Но почему так различаются картины мира различных философских систем? Сравнение многообразных онтологий подводит к выводу, что в их основа­нии лежат разные способы познания мира, другими словами разные гно­сеологии.

Так, в учении Платона, мир истинного бытия - мир идей, может быть, постигнут лишь умом, а чувства вводят нас в заблуждение, создавая впечатление о текучем, изменчивом бытии, они не дают истинного пред­ставления о мире. Противоположный подход характерен для учения Дж. Беркли. Для него все, что существует, является порождением чувственных восприятий. Известный тезис Дж. Беркли: «Существовать, значит быть воспринимаемым» лежит в основе его онтологии, которая основывается на абсолютной значимости органов чувств. Тогда как все мыслительные по­строения, на которых, как правило, держатся различные онтологические учения, им объявляются фикциями.

Ряд примеров можно продолжить. Какой бы раздел философии мы ни взяли, всюду сталкиваемся с необходимостью рассмотрения теоретико­познавательных вопросов.

Теория познания тесно связана с философией науки. Нередко их пу­тают или отождествляют, что ошибочно, так как наука - это не только по­знавательная деятельность, но и определенный социальный институт и изучение ее проблем не сводится только к гносеологическим проблемам. С другой стороны, сведение теории познания к теории научного знания - это путь обеднения гносеологии, поскольку научное знание лишь один из ви­дов знания, рафинированный и интеллектуализированный. Потребность различения этих областей, нашла свое выражение в терминологии. Так, в современной философии фигурируют такие понятия, как «гносеология» и «эпистемология». «Эпистемология», название, идущее от греческого «эпи- стема», и означает теорию научного познания, что соответствует этимоло­гии слова, а гносеология - это теория познания, взятая в широком смысле этого слова. Хотя необходимо отметить, что часто термины «гносеология», «теория познания» и «эпистемология» употребляются как синонимичные.

Таким образом, место гносеологии в системе философии нерядовое, во взаимоотношениях философских дисциплин гносеология занимает ме­сто ядра, основания, неразрывно связанного с онтологическими, социаль­

но-философскими, этическими, эстетическими, философско-религиозными и другими концепциями.

Этот раздел философии изучает природу познавательной деятельно­сти, ее структуру, взаимоотношения субъекта и объекта познания, возмож­ности и границы познания, многообразие форм познавательной деятельно­сти, условия достоверности и истинности знания, соотношение истины и заблуждения и ряд других проблем. Познание - целенаправленная деятель­ность по достижению истины. Задача гносеологии - это вычленение и изу­чение наиболее общих закономерностей получения знания в разных сферах человеческой деятельности [Алексеев, Панин 2003; Бряник, 2003].

В середине ХХ века наметилась тенденция переосмысления способов постановки и решения теоретико-познавательных проблем, выявились но­вые связи гносеологии, как с другими областями философии, так и с наукой и культурой в целом. Возникает и формируется неклассическая теория по­знания.

Рассмотрим основные особенности классической и неклассической теорий познания, сформулированные В.А. Лекторским [Лекторский, 2001]. Для классической теории познания характерны следующие особенности: критицизм, фундаментализм и нормативизм, субъектоцентризм, наукоцен- тризм.

Критицизм классической теории познания заключается в том, что предметом анализа в ней становится проблема, что считать знанием, как отличить его от мнения, как обосновать знание. В.А. Лекторский пишет: «Теория познания выступает прежде всего, как критика сложившихся ме­тафизических систем и принятых систем знания с точки зрения определен­ного идеала знания. Для Ф. Бэкона и Р. Декарта — это критика схоластиче­ской метафизики и перипатетической науки. Для Дж. Беркли — это крити­ка материализма и ряда идей новой науки... Кант использует свою теорети­ко-познавательную конструкцию для демонстрации невозможности тради­ционной онтологии, а также и некоторых научных дисциплин (напр., пси­хологии как теоретической, а не описательной науки)».

Следующая особенность: фундаментализм и нормативизм, согласно которым, необходим поиск такого фундамента для всех знаний, в котором нет сомнений.

Знания, не имеющие под собой такого фундамента, должны быть отвергнуты. Например, у Платона подлинным знанием может служить только математическое, идеал науки - геометрия Евклида. С точки зрения эмпиризма обоснованным может считаться только то знание, которое в

максимальной степени соответствует данным чувственного опыта, в основе которого лежат либо ощущения (сенсуализм), либо «чувственные данные» (неореализм), либо элементарные протокольные предложения (логический эмпиризм). Рационализм в качестве знания рассматривал только то, что вписывается в систему «врожденных идей» (Декарт, Спиноза) либо в си­стему категорий (Гегель).

Философы, работающие в области классической теории познания, делятся на психологистов и антипсихологистов. Для психологистов, к ко­торым в большей степени относятся все эмпирики, норма, обеспечивающая связь познания с реальностью, коренится в самом эмпирически данном со­знании: это — определенный факт сознания, следовательно, теория позна­ния основывается на психологии. Для антипсихологистов теоретико-по­знавательные нормы не могут быть просто фактами индивидуального эм­пирического сознания, а имеют всеобщий, обязательный и необходимый характер, они не могут быть получены путем простого индуктивного обобщения. Поэтому их источник следует искать в другой области. Напри­мер, для Канта, неокантианцев (философский трансцендентализм) этой об­ластью является трансцендентальное сознание, отличное от обычного эм­пирического, хотя и присутствующее в последнем.

Субъектоцентризм. В качестве несомненного и неоспоримого бази­са, на котором можно строить систему знания, здесь выступает сам факт существования субъекта. Во всем остальном (существовании внешнего мира и других людей) можно усомниться. Знание о том, что существует в сознании, — неоспоримо и непосредственно; знание о внешних моему со­знанию вещах — опосредованно. Для эмпириков таким неоспоримым ста­тусом обладают данные в моем сознании ощущения. Для рационалистов — это априорные формы сознания субъекта.

Так возникают специфические проблемы классической теории познания: как возможно знание внешнего мира и сознания других людей? Их решение оказалось очень сложным. Ряд представителей теории познания предложили «снять» сами проблемы от­ношения знания и внешнего мира, истолковав сознание субъекта в качестве единственной реальности: для эмпириков — это ощущения, для рациона­листов — априорные структуры сознания. Мир (в т. ч. другие люди) вы­ступает в этом случае либо как совокупность ощущений, либо как рацио­нальная конструкция субъекта. В теоретико-познавательной системе Гегеля сделана попытка преодолеть противоположность субъективного и объек­тивного, как двух отдельных миров на основе Абсолютного Духа, который

не является индивидуальным субъектом, то же можно сказать и об «эпи­стемологии без познающего субъекта» Поппера.

Наукоцентризм - еще одна особенность классической теории позна­ния, которая и приобрела свой классический вид именно в пору становле­ния науки (Новое время). Большинство теоретико-познавательных систем исходили из представления, что только научное знание, представленное математическим естествознанием этого времени, является высшим типом знания, адекватно отражающим мир. Так, например, кантовская теория по­знания может быть понята как обоснование классической ньютоновской механики. Логические позитивисты видели задачу аналитической теории познания в анализе языка науки, а вовсе не обыденного языка. Согласно же Попперу, эпистемология должна иметь дело только с научным знанием.

Неклассическая теория познания, появление которой обусловлено сдвигами в современной культуре и находящаяся в начальной стадии раз­вития, имеет следующие особенности: посткритицзм, отказ от фундамента­лизма, отказ от субъектоцентризма, отказ от наукоцентризма.

Посткритицизм понимается как установление фундаментального факта, что познание не может начаться с нуля, на основе недоверия ко всем традициям, а предполагает вписанность познающего индивида в одну из них.

Данные опыта истолковываются в теоретических терминах, а сами теории транслируются во времени и являются продуктом коллективной разработки. На смену установки недоверия приходит установка доверия к результатам деятельности других. Имеется в виду, что всякая критика предполагает некую точку опоры, принятие чего-то, что некритикуемо в данное время и в данном контексте, но может стать объектом критики в другое время и в ином контексте. Эта идея выражена в поздних работах Л. Витгенштейна. В процессе развития знания может выясниться, что те по­знавательные традиции, которые казались полностью вытесненными или же отошедшими на периферию познания, обнаруживают новый смысл в новом контексте.

Следующая особенность неклассической теории познания - это от­каз от фундаментализма, связанный с обнаружением изменчивости позна­вательных норм, невозможности формулировать жесткие нормативные предписания развивающемуся познанию. В современной философии суще­ствуют разные реакции на эту ситуацию: это и отказ от теории познания как философской дисциплины, и утверждение конца теории познания, и вытеснение ее герменевтикой, и предложение разных исследовательских

программ, таких как программа «натурализованной эпистемологии» У. Куайна, концепция «генетической эпистемологии» Ж. Пиаже, создание в рамках современной когнитивной науки на основе исследований в области психологии и искусственного интеллекта «экспериментальной эпистемо­логии». Происходит своеобразное возвращение к психологизму. Но речь не идет о психологизме в старом смысле слова. Во-первых, теория познания исходит из того, что определенные нормы познавательной деятельности как бы встроены в работу психики и определяют её, откуда следует, что рациональные основания выступают также и в роли причин психических явлений. Во-вторых, главным способом получения данных о работе пси­хики является не индуктивное обобщение интроспективно данных фактов сознания, а построение идеальных моделей, следствия из которых сравни­ваются с результатами психологических экспериментов. Рядом авторов подчеркивается коллективный характер получения знания (как обыденного, так и научного) и необходимость в этой связи изучения связей между субъ­ектами познавательной деятельности, предполагающую коммуникацию, социально-культурную опосредованность и историческую изменчивость (социальная эпистемология). В отечественных исследованиях теории по­знания под влиянием идей К. Маркса о коллективном и коммуникативном характере познавательной деятельности сложилась школа социально­культурного анализа познания. Для эволюционной эпистемология харак­терно исследование познавательных процессов как момента эволюции жи­вой природы и как ее продукта (К. Лоренц, Г. Фоллмер, Д. Кэмпбелл и др.) [Лоренц, 1997, 1998; Кэмпбелл, 2000, Фоллмер Г., 1998]. В этой связи де­лаются попытки решения ряда фундаментальных проблем теории познания на основе данных современной биологии.

Отказ от субъектоцентризма - еще одна важная особенность не­классической теории познания. Познающий субъект в ней понимается в ка­честве изначально включенного в реальный мир и систему отношений с другими субъектами. Главной проблемой становится проблема объяснения генезиса индивидуального сознания, исходя из этой объективной данности. Исходя из идей Л. Выготского, согласно которому внутренний субъектив­ный мир сознания может быть понят как продукт межсубъектной деятель­ности, включающей коммуникацию, субъективность предстает как куль­турно-исторический продукт. Эти идеи были использованы в ряде отече­ственных разработок проблем теории познания, в создании Р. Харре [ Хар­ре, 1992] коммуникативного подхода к пониманию Я, сознанию и позна­

нию.

Следующая особенность неклассической теории познания - отказ от наукоцентризма. Наука является важнейшим, но не единственным спо­собом познания реальности. Для понимания познания во всем разнообра­зии его форм и типов, необходимо изучать и вненаучные формы и типы знания, исходя из того, что научное знание не просто предполагает эти формы, но и взаимодействует с ними. Это отражено в работах позднего Л. Витгенштейна при изучении обыденного языка, в работах Э. Гуссерля, продемонстрировавшего, что ряд проблем в современной науке и европей­ской культуре являются следствием забвения факта укорененности ис­ходных абстракций научного познания в обыденном «жизненном мире», с чем должна считаться наука.

Современная отечественная теория познания хорошо осознает огра­ниченность традиционной гносеологии, именно поэтому Л.А Микешина отмечает [Микешина, 2002, 2005], что «очищенный» от всего приносимого реальными обстоятельствами познавательной деятельности каждого чело­века, а потому и абстрактный мир разума стал моделью и предметом та­кой области философского знания, как традиционная гносеология, или тео­рия познания, которую можно представить в качестве виртуального фено­мена, если воспользоваться современными представлениями о бытии иде­альных конструктов и виртуальной реальности. Такое представление вле­чет за собой признание неполноты, высокой степени приблизительности гносеологии как абстрактного конструкта, ее неприложимости к не­посредственному, живому познанию. Возникает необходимость рассматри­вать теорию познания (гносеологию) и эпистемологию (учение о научном познании) как части, входящие в более широкую область — философию познания, где они сохраняют свою абстрактно-гносеологическую и логико­методологическую природу и форму, но одновременно получают экзистен­циально-антропологическое и «историко-метафизическое» осмысление» Формируется новая дисциплина, имя которой - философия познания, тесно взаимодействующая со многими науками о человеке, начиная с психологии и кончая биологией и исследованиями истории науки. В основании фило­софии познания, считает Л.А.Микешина [Микешина 2003, 2005], должны лежать два фундаментальных принципа: принцип доверия субъекту, пра­вомерность принятия которого находит существенное подтверждение не только в истории философии и науки, но и в положениях эволюционной эпистемологии, рассматривающей жизнь как процесс познания, а познава­

тельный аппарат — как результат коэволюции природных и социокультур­ных факторов; и принцип, утверждающий, что субъектом познания должен стать целостный человек познающий.

1.2

<< | >>
Источник: Гносеология: учебное пособие / И.Ф. Водяникова, Т.Б. Фатхи; Юж­ный федеральный университет. - Ростов- на-Дону; Таганрог: Издательство Южного федерального университета,2018. - 108 с.. 2018

Еще по теме Предмет теории познания:

  1. А. X. КАСЫМЖАНОВ. ПРОБЛЕМА СОВПАДЕНИЯ ДИАЛЕКТИКИ, ЛОГИКИ И ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ (ПО «ФИЛОСОФСКИМ ТЕТРАДЯМ» В. И. ЛЕНИНА) ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК КАЗАХСКОЙ CCP АЛMA-ATА • 1962, 1962
  2. Познание как процесс отражения объективного мира сознанием человека представляет собой единство чувственного и рационально­го познания.
  3. § 1. Предмет аксиологии
  4. Предмет и объект исследования.
  5. Компоненты научной теории
  6. Предмет герменевтики и ее когнитивные границы
  7. 1. ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ ЛОГИКИ В СИСТЕМЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ
  8. Структура, функции и среда научной теории
  9. 1. В поисках социологической теории
  10. ПРЕДМЕТ И СТРУКТУРА ЭМПИРИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ
  11. Техника и технологии - предмет этики
  12. Легитимность войны НАТО против Сербии в марте 1999 г. стала предметом широкого обсуждения.
  13. Источник генезиса теории зла
  14. Глава 2. Прагматика с точки зрения теории игр
  15. Аксиологические теории в немецкой классической философии
  16. Системы прагматических ограничений: теория Грайса и постграйсианские теории
  17. Глава 1. Прагматические ограничения в теории Грайса и постграйсианских теориях
  18. Проблема познания целого в буржуазной философии
  19. ГЛАВА ПЕРВАЯ О СИСТЕМНОМ ПОДХОДЕ В ПОЗНАНИИ
  20. Лекция первая О целях и особенностях цикла лекций-очерков. О предмете разговора. Первичная ориентировка в пространстве и времени