<<
>>

Натурализованная эпистемология

Основоположником натурализованной эпистемологии является патриарх американской философии В.О. Куайн. Куайн сформулировал свой новый подход к эпистемологии, утверждая, что эпистемология является частью психологии и, следовательно, частью естественной науки.

Современная натуралистическая позиция Куайна, как ее интерпретирует Кезин А.В. [Кезин, 2006 ] нередко трактуется как «попытка синтеза различных теоретических ориентаций Рудольфа Карнапа и Отто Нейрата».

О. Нейрат разрабатывал натуралистическую версию теории науки. Концепция Нейрата характеризуется скепсисом по отношению к «философскому априоризму», принудительной логической систематизации, которая не соответствует реальной практике научного познания. Нейрат называет свою концепцию энциклопедизмом. Очень кратко и обобщенно основные тезисы энциклопедизма можно сформулировать следующим образом: научное знание имеет характер не системы с жесткой структурой, а реализуется всегда в виде не жестких энциклопедий, которые могут восприниматься как протоколы реальных научных дискуссий. Непосредственным поводом для формулирования энциклопедизма являлся для Нейрата выход «Логики научного исследования» знаменитого австро-английского философа К. Поппера. В качестве главного критерия научности Поппер выдвигает не верификацию (подтверждение опытом), а фальсификацию (возможность опровержения научных теорий опытом). Однако Поппер в своей концепции исходил из модели научного знания как жесткой, дедуктивной, аксиоматизированной системы. Нейрат же считает такую модель не просто сильной идеализацией, а в принципе ошибочной. Она

является выражением псевдорационализма. Псевдорационализм базируется на догматической переоценке логических и методологических правил, которые будто бы позволяют искать единственно правильное научное решение, например, посредством опровержения теории благодаря эксперименту.

Нейрат предвосхищает идеи холизма и натурализма, развиваемые сегодня Куайном самостоятельно и независимо от своего предшественника.

Программа Куайна может быть названа программой «спасения эмпиризма». Вершиной предшествующего развития эмпиризма Куайн считает работы Р. Карнапа - одного из основателей «венского кружка» который составлял ядро «логического эмпиризма». Несмотря на крушение карнаповской программы, незатронутыми, с точки зрения Куайна, остались два основных принципа эмпиризма, хотя и в ослабленной форме:

1) доказательством для науки является доказательство посредством чувственных данных;

2) все значения слов должны основываться на чувственных данных.

Основной вопрос новой куайновской эпистемологической программы формулируется так: каким образом из скудного входа (воздействие волн и частичек на поверхность нашего тела) мы создаем такие богатые и разнообразные научные теории? Этот вопрос является частью более широкого вопроса о том, каким образом происходит обучение вообще? Исследование осуществляется в контексте обучения языку. Третья особенность состоит в том, что первичным языковым элементом у Куайна выступают не термины, не слова, а предложения, что отражает его принципиальную холистскую позицию. Смысл слова зависит от той роли, которую он играет в предложении. Короткие предложения заучиваются целиком, в соответствии с определенным стимулом. Сложные предложения образуются посредством синтеза на основе аналогии, путем использования слов из других предложений, где они уже встречались. Куайн делает вывод: поиск ясного, реального понятия смысла должен начинаться с исследования предложений.

Главным условием обучения языку в трактовке Куайна является перцептуальное (от лат. Perception - представление, восприятие) сходство. Обучение есть приобретение привычки отвечать определенной

реакцией на определенные условия. Для этого нужна определенная группировка воспринимаемых ситуаций, т.е. стандарты сходства. Сами стандарты бывают двух родов: не только приобретенные, но и врожденные. Если имеет место обучение посредством обстоятельств, то обучающийся субъект изначально должен быть снабжен способностями группировать свои переживаемые эпизоды в различных измерениях и сами эти способности не могут быть продуктом обучения.

Врожденные стандарты перцептуального сходства являются продуктом предшествующего биологического развития человеческого рода и имеют принципиальное значение для выживания, по сути, на всех этапах биологической эволюции, поскольку именно на их основе различаются «хищник» или «жертва» (пища). В трактовке врожденных стандартов перцептуального сходства куайновская натуралистическая эпистемология смыкается с эволюционной эпистемологией.

Перцептуальное сходство не следует путать с более физически явным рецептуальным сходством. Каждый глобальный стимул есть упорядоченная подсеть нервных окончаний субъекта. Две такие подсети могут быть более или менее сходными в обычном смысле слова, ввиду того, что задействованы примерно те же нервные окончания, примерно в том же порядке. Перцептуальное сходство более субъективно, оно зависит от характера реакции субъекта. Два сходных глобальных стимула могут быть перцептуально сходными. Однако и два различных стимула могут быть перцептуально сходными. Элементами психологического механизма, позволяющего обучаться, т.е. формировать стандарты перцептуального сходства являются: следы, броскость, удовольствие. Стандарты перцептуального сходства имеют общеэволюционное значение.

Предложения наблюдения являются «началом», «входными воротами» в язык ребенка. Предложения наблюдения - это просто сигналы, сопровождающие определенные обстоятельства: «молоко», «тепло» и т.д.

Ребенок гибок и подвижен в языковом плане, быстро выучивается со­ставлять предложения и составлять новые предложения из старых.

Далее овладевает союзами «над», «под», «прежде», «после», «в», каждый из которых позволяет комбинировать предложения наблюдения определенным образом. Ребенок получает возможность продуцировать свя­зи в предложении по аналогии. Одна из таких простых, но важных кон­

струкций может быть названа предикатом наблюдения. Из простых пред­ложений наблюдения, например, «черный», «собака» формируется связь «черная собака». Предложение «черная собака» указывает на то, что эти качества ситуативно вместе.

Следующий шаг, причем гигантский - так называемые категориалы наблюдения, являющиеся обобщенным выражением ожидания. Например, «если снег, то холодно», «где дым, там огонь» и т.п. Категориалы наблю­дения есть выражение индуктивных ожиданий, которые подлежат выучи­ванию. Они и представляют собой нечто вроде элементарной и миниатюр­ной научной теории. Категориалы наблюдения выражают известное посто­янство бытия. Категориалы наблюдения продуцируют онтологию. Онтоло­гия продукт познания.

Таким образом, Куайн, по его мнению, осуществил «скромную ими­тацию» известной программы эмпиризма, дал набросок каузальной цепи, от воздействия частичек волн на наши рецепторы вплоть до миниатюрной научной теории.

3.4

<< | >>
Источник: Гносеология: учебное пособие / И.Ф. Водяникова, Т.Б. Фатхи; Юж­ный федеральный университет. - Ростов- на-Дону; Таганрог: Издательство Южного федерального университета,2018. - 108 с.. 2018

Еще по теме Натурализованная эпистемология:

  1. Литература
  2. Глава 1 Паранепротиворечивость и истолкование
  3. § 6. Из истории социально-философской мысли. Фрагменты
  4. КРАЙНЕЕ СРЕДСТВО
  5. Терминологические и методологические проблемы
  6. § 5. Из истории социально-философской мысли. Фрагменты
  7. СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM)
  8. Психоанализ
  9. Глава 3 «ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ» МАРКСИЗМ В ПОИСКАХ «ТРЕТЬЕГО ПУТИ»
  10. Утопизм и историческое творчество
  11. 3. ЛОГИКА И ЯЗЫК ПРАВА
  12. Проблема свободы в истории философии
  13. Система понятий в философии Гизо
  14. 35. ЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТВЕТОВ