<<
>>

Заключение

По итогам проведенного исследования толерантность предстает сложным многогранным явлением, содержание которого эволюционировало в процессе развития социума и культуры социального взаимодействия.

Для толерантности характерен процесс накопления содержания, что означает наличие исторически обусловленной специфики в трактовке данного термина и постепенное расширение содержания данного понятия.

При этом культура толерантности привязана к территории, что обуславливает наличие определенных особенностей применительно к различным территориальным образованиям. Данный подход, в значительной степени, связан с геополитикой и феноменом геополитического детерминизма, представленным в работах современной французской школы геополитики. Речь идет о таких факторах, как проницаемость (условность) границ и о привязке принципа государственности к нации, как ключевой единице геополитики.

Европейская политика в области толерантности, в данной связи, предстает как попытка создания новой нации, объединенной культурой

толерантности, а точнее набором толерантных ценностей и принципов, в качестве парадигмальной концепции, поднявшейся над либерально­демократической идеологией и ставшей одной из основ идеологии неолиберализма в конце ХХ века. Речь идет о легитимирующий функции толерантности. Фактически, данный принцип получает идеологизированное значение и служит целям консолидации европейского общества вокруг принципов неолиберализма.

Как о парадигме, о толерантности можно говорить лишь ссылаясь на текущий политический и правовой контекст, и имея ввиду эволюцию данного термина именно в современной Европейской истории, когда принцип толерантности стал ценностной основой европейской интеграции и формой его политической легитимации. Если отбросить толерантность и связанную с ней доктрину прав человека Европейский проект в нынешнем виде утрачивает миссию, смысл и цель (о чем, к примеру, говорят евроскептики-популисты).

Изначально, например, в трудах Аристотеля, толерантность предстает в качестве добродетели, которая, тем не менее, является лишь идеализированной рекомендацией. Далее, следуя по пути исторического генезиса, толерантность постепенно трансформируется в терпимость и становится атрибутом уже римского общества, откуда с распространением христианства, переходит в иные социальные образования, но уже базируясь на принципах христианской морали.

Эпоха Возрождения, а затем и эпоха Просвещения придают культуре толерантности новый индивидуализированный, антропоцентричный образ и материалистическую сущность. Как следствие толерантность тесно переплетается с идеями демократии и либерализма, получившими развитие в Новое и Новейшее время.

Данная преемственность представляется важной, так как именно она создает основу для современного общества единой Европы. Именно она дает надежду на создание сверхинституционализированного образования на ранее

геополитически разобщенных территориях, через внедрение новой идеологической системы, базирующейся на принципах равнодостойности, плюрализма и многообразия.

При этом специфична и сама идея представления толерантности в качестве парадигмы. В данной связи в работе она представлена в системе политических представлений об идеологии. Необходимо констатировать, что парадигма толерантности не является столь же фундаментальной, как, например марксизм или либерализм. Она в определенном смысле является продолжением либеральной идеологической традиции, ориентированным на меняющиеся ценности современного европейского общества. В данной связи мы считаем уместной ориентацию на современную трактовку идеологии, представленную С. Жижеком и базирующуюся на концепции Луи Альтюссера, в соответствии с которой идеология может существовать только в ритуализированных практиках, которые складываются внутри системы управления.

Подобный подход дает нам возможность использовать сформулированную С. Жижеком модель анализа идеологической системы, элементы которой представлены в нашей работе в качестве самостоятельных разделов.

При этом особое внимание уделяется в рамках данной работы третьему элементу системы, именуемому «спонтанной идеологией», поскольку именно он стимулирует формирование общей идеологической модели неолиберализма, в которой центральное место занимает толерантность. Именно «спонтанная идеология» отвечает за укоренение и воспроизводство принципов толерантности в социальной среде.

Здесь следует констатировать, что легитимирующая функция принципа толерантности в последнее время дает сбои по следующим параметрам: во- первых, из этического принципа (каковым он был ранее) он становится идеологическим и политико-правовым (что ведет к его рутинизации и бюрократизации); во-вторых, при его принятии и продвижении не учитывалось различие региональных культурных традиций, а следовательно,

специфические трудности выполнения им легитимирующей функции (что подтверждается наблюдениями о геолокации культурных традиций); в- третьих, на ситуацию в Европе повлияли глобальные внешние вызовы (важнейшим из которых стал миграционный кризис - массовое переселение людей из Северной Африки, что стало долговременной проблемой)- эти ответы оказались взаимоисключающими, а часто основанными на отрицании принципа толерантности (напр., Австрия, Венгрия, Польша и т.п.).

Несмотря на интенсивное развитие толерантности, перспективы ее становления в качестве основы новой идеологии, объединяющей Европу пока условны, так как сама Европа не едина ни в культурном, ни, особенно, в социальном плане, что обеспечивает формирование двух мощных политических группировок общеевропейского уровня. Условно данные группировки можно обозначить как «за идеологизированную (ритуализированную) толерантность» и «против нее».

По мере распространения идей толерантности и ее проникновения в законодательство европейских государств, столкновение указанных группировок получало все большую предопределенность. Дополнительным фактором можно считать восприятие общего врага, находящегося за пределами интегрирующейся Европы. На протяжении второй половины ХХ века таким врагом воспринимался СССР, что способствовало сильному сближению государств Западной и Северной Европы.

Однако, после распада Союза и исчезновения внешнего врага, интеграция продолжилась, но уже в более мягкой, лояльной к новым странам-членам форме.

Обострение в последние годы отношений Европы и России привело к новой волне абсолютизации толерантных ценностей в Европе, что не могло не спровоцировать раскола между странами «старого» и «нового» интеграционных процессов. При этом раскол обозначился, в первую очередь, по линии социального благополучия населения и способности государств создать условия для распространения культуры толерантности. Здесь

показательно введение в политическую риторику словосочетания «Европа двух скоростей».

Социальная разобщенность постепенно привела и к идеологическим расхождениям, в том числе за счет роста консервативных тенденций, отрицающих некоторые наиболее прогрессивные либеральные решения. В том числе отрицательную реакцию вызвало прибытие в Европу большого количества мигрантов, преимущественно являющихся носителями консервативных ценностей, а также выделение новых групп граждан, требующих толерантного, уважительного отношения (здесь речь идет, в том числе, о сексуальных меньшинствах). В ходе исследования было доказано, что именно данные вопросы имеют наибольший социальный резонанс, который оказывается спровоцирован, в том числе, отдельными законодательными инициативами Брюсселя, такими, как, например, Директива о равном обращении №5 или Европейский рамочный национальный статут по продвижению толерантности. Данные инициативы противоречиво воспринимаются в европейском обществе и приводят к консолидации противоречивых позиций. Во многом этому способствуют международные аналитические центры (фабрики мысли), которые по заказу отдельных, не всегда даже европейских правительств, разрабатывают проекты политических решений общеевропейского уровня.

Подобные проекты, накладываясь на неудовлетворенность социальных потребностей граждан целого ряда европейских государств, ведут к эскалации конфликтного взаимодействия по всей Европе.

Конфликт разворачивается на институциональном уровне, например, в Европейском парламенте или Европейском суде по правам человека, и на социальном уровне, становясь поводом для митингов, шествий и погромов.

В диссертации показано, что существует конфликт а)между трактовкой толерантности как принципа (этической ценности) и политической идеологией; б) системой институтов ЕС и национальных институтов (отказывающихся следовать в фарватере Брюсселя); в) различное отношение

к принципу в региональном измерении; г)институтов и практик (принцип не отвергается официально, но пересматривается фактически). С этих позиций понятна д)утрата принципом толерантности парадигмального значения и легитимирующей функции в обосновании Европейского интеграционного проекта. Результат - общая эрозия легитимности ЕС.

В данной связи актуальным стало исследование геополитического ландшафта Европы на предмет линии его раскола. Было установлено, что страны Южной и Юго-Восточной Европы в гораздо меньшей степени воспринимают идеи толерантности, чем страны Западной и Северной Европы. Как показал анализ социальной фрустрации населения, наименее удовлетворенными являются Румыния, Греция и Болгария, но, что важно, проявления недовольства наблюдаются и западнее, например, во Франции и Италии где остро стоит проблема миграции.

Верификация результатов анализа социальной фрустрации в странах Европы была проведена с использованием метода сравнительного качественного анализа, который показал, что подавляющее число исследуемых стран, имеющих проблемы с экономическим развитием и социальным окружением граждан, идут фактически по пути разрушения толерантности. При этом данный путь воспринимается как единственный способ защиты от условий среды, становящихся все более агрессивными. При этом в ходе исследования был выявлен определенный социальный и психологический парадокс, в рамках которого беднеющие государства разрушают толерантность и тянут весь интеграционный процесс вспять. Преодолеть же эту тенденцию можно лишь укрепив в этих странах либеральные институты, что требует мощных финансовых дотаций и еще большего ограничения социальных институтов, например урезание пенсий.

Как следствие начнет расти враждебность против собственного правительства, не защищающего национальных интересов. Данный процесс, в свою очередь, негативно отразится на экономике и социальной свободе,

изменит социальное окружение и, как следствие, снова начнет разрушать культуру толерантности, эскалируя социальный конфликт.

Таким образом, единственный вариант развития культуры толерантности в современной Европе - это баланс, нацеленный на сохранение высоких показателей во всех принципиальных сферах: экономика, гос. управление, образование, здоровье, социальная свобода, социальное окружение (данный перечень сфер был сформулирован в ходе исследования). В противном случае идеология толерантности не сможет реализоваться как общеевропейский проект, и ее насаждение окажет обратный - негативный дезинтеграционный эффект, что может привести к расколу Европы и выходу из ее состава как государств с низким уровнем стабильности, так и локомотивов развития, не желающих участвовать в неэффективном интеграционном проекте, что подтверждает пример Великобритании, которая в результате референдума 2016 года объявила о выходе из ЕС.

Таким образом можно констатировать, что в зависимости от того, какая трактовка принципа толерантности будет принята элитами европейских стран, будет зависеть вектор интеграционных процессов. Если им не удастся выработать консолидированную концепцию (парадигму) это будет означать раскол ЕС, а в перспективе возможное крушение легитимности всего интеграционного проекта. Сохранить интеграционный вектор важно, не только потому, что ЕС - интересный эксперимент в области интеграции, важный для реконфигурации других регионов мира (в том числе проекта Евразийского союза), но и потому, что его крушение будет означать резкий взлет консервативного популизма, национализма и утрату достижений предшествующего периода. Сохранение Европейского интеграционного проекта возможно при обеспечении стабильности его легитимирующей основы - принципа толерантности.

Рекомендации которые может предложить автор данного исследования по итогам многоступенчатого анализа предполагают восстановление 295

трактовки данного принципа как этической ценности, освобождение его от жесткой идеологической нагруженности и проведение чисто административными методами.

Помимо этого необходимо учесть региональную культурную специфику, отказаться от ряда спорных идей, подрывающих легитимность проекта, имея в виду не столько содержательный пересмотр принципа, сколько изменения технологий продвижения (через сетевые структуры гражданского общества, а не вертикальные административные структуры).

<< | >>
Источник: МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Заключение:

  1. Заключение
  2. Заключение
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. Заключение
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. Заключение
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Заключение
  9. Заключение
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ