<<
>>

Заключение

Французский либеральный консерватизм возник как реакция на «разрушающий либерализм» идеологов Французской революции (1789-1794) и оформился как интеллектуальное и политическое движение в эпоху Реставрации (1814-1830), когда философы стремились найти не только идеальную форму государственного устройства, но и выработать реальные средства управления.

Политические мыслители посленаполеоновской Франции - это особая социальная группа генераторов идей. Их размышления о свободе, справедливости, собственности, законе имеют непреходящее общетеоретическое значение, при этом постановка и решение этих проблем имеют связь с социальной реальностью их времени. Интеллектуальная среда этой эпохи создала переход от классической к постклассической политической философии, когда основной задачей политического теоретика стало не построение идеальной модели, а выработка технологии.

В изучаемый период установился обмен между политической и интеллектуальной элитами, интенсивность которого позволяет говорить о меритократии. Произошло рождение модерного феномена интеллектуальной власти, власти основанной на знании. Проведенный сетевой анализ показал, что интеллектуалы посленаполеоновской Франции объединялись в группы и клубы не столько на мировоззренческих основаниях, сколько на основе общности политической веры. Мыслители становились политически ангажированными и стремились конвертировать свой культурный капитал в политический.

Либеральный консерватизм стал центристской политической доктриной, приверженцы которой (в первую очередь члены общества доктринеров) желали избежать искушений радикализма правого и левого толка. Сторонники данного движения были реалистами - они приняли общество, возникшее в результате Французской революции, отвергли идею реставрации Старого порядка и в то же время выступили против неконтролируемой демократии, чреватой террором. По их мнению, общественные изменения должны осуществляться с опорой на разум и без посягательств на порядок.

Во многом с этим связан принципиальный отказ от любых форм популизма. Политическим воплощением ранней философии либерального консерватизма стал режим Июльской монархии - орлеанизм, вдохновителем которого был лидер доктринеров Ф. Гизо.

Другим важным представителем либерального консерватизма является младший современник Гизо - А. де Токвиль. Философские истоки французского либерального консерватизма восходят к интеллектуальному наследию этих двух мыслителей, которое сочетает в себе как либеральные, так и консервативные ценности. Во многом это связано со схожестью истоков мировоззрения Гизо и Токвиля. Травматический опыт Революции

сформировал у обоих философов неприязненное отношение к экстремистским, радикальным режимам; ужас перед имперским деспотизмом открыл для них ценность свободы. Принадлежность Токвиля к старинному дворянскому роду во многом определила глубокую враждебность мыслителя не только к «фабричной аристократии», но и к рабочим. Протестантское происхождение убедило Гизо в важности религиозной терпимости.

Либеральный консерватизм Гизо и Токвиля сформировался во многом как ответ на политические вызовы эпохи Реставрации и Июльской монархии и представляет собой систему философских взглядов и политическую технологию. Его отличает приверженность к политической свободе, стремление сохранить завоевания революции, рациональное восприятие текущей ситуации и страх перед новыми революционными потрясениями. Он выступает против системы рабовладения, как консервирующей «мнимое неравенство», не заложенное природой. Гизо и Токвиль признают аморальность, бесчеловечность и экономическую неэффективность подневольного труда. Токвиль доказывал это заключение, опираясь на свой американский опыт. Отдельной критике подвергается расизм, как разновидность рабства Нового времени.

Либеральный консерватизм Гизо и Токвиля отстаивает теорию суверенности разума и жестко критикует концепцию народного суверенитета. В частности, Гизо считает принцип народного суверенитета тождественным в стремлении к узурпации власти принципу божественного права королей.

Мыслители рассматривают власть не как внешнюю по отношению к обществу силу, но как силу, возникающую в недрах социума («социальная власть»), в связи с чем, власть должна взаимодействовать со всеми гражданами посредством представительных органов и выборных институтов. Признавая значимость выборных учреждений, Гизо и Токвиль выступали за определенные ограничения при предоставлении избирательного права. Если представительное правление представляет собой реализацию принципа суверенитета разума, то быть представителями и участвовать в их избрании должны только подготовленные люди, доказавшие свою состоятельность в обладании имуществом. Гизо являлся соавтором закона, согласно которому для участия в выборах устанавливался высокий имущественный ценз. Главная идея закона, по мнению Гизо, заключалась в том, чтобы не допустить второго рождения революционного порядка и закрепить порядок конституционный, поскольку с 1789 г. «право всеобщей подачи голосов было во Франции только орудием разрушения или обмана». Токвиль связывает всеобщее избирательное право с диктатом широких масс, который ведет к уничтожению свобод, усилению роли государства, политическому индифферентизму и стремлению граждан к опеке.

Токвиль фокусировал внимание на противоречии между равенством и свободой. Мыслитель, как и многие его современники, признавал большое значение личной свободы,

однако считал, что она подразумевает равенство, а также опасна изоляцией и ослаблением отдельных членов общества. Точка совпадения свободы и равенства является точкой, в которой рушатся все общественные связи, человек сосредоточен на себе и не признает никаких авторитетов. В этом состоянии индивиды становится легкой добычей власти, внешней по отношению к обществу, использующей инструменты «тирании общественного мнения» для подчинения граждан. Для предотвращения угроз со стороны равенства есть только одно действенное средство - политическая свобода, которая позволяет создавать ассоциации и объединения.

Гизо вводит важнейший концепт социальной теории либерального консерватизма - средний класс.

Основной целью и залогом благополучия этого общественного слоя является поддержание стабильности государственной системы. Гизо стал первым мыслителем, обогатившим идею среднего класса анализом его роли в реальном политическом пространстве. Он обратился к проблеме как теоретизирующий практик, и по этой причине концепция Гизо содержит ряд противоречий относительно социального состава и настоящих устремлений представителей среднего класса, а философская семантика понятия неоднозначна. Однако именно из-за таких двусмысленностей обычное слово получает независимое существование и превращается в действующую силу истории. Отсутствуя в действительности, средний класс оказался в своем идеальном выражении реальным социальным фактором.

Политическая философия Гизо представляет собой систему оригинальных идей, оказавших значительное влияние на политическую теорию Токвиля, в частности, и на французский либеральный консерватизм в целом. Тем самым интеллектуальное наследие Гизо не только достойно реинтеграции в поле политической философии, но и находится у истоков влиятельной политической идеологии, что позволяет переосмыслить место Гизо в корпусе политических философов.

Гизо и Токвиль используют историософию как средство политической теории, поскольку любая разработанная политическая теория предполагает некую историческую модель, объединяющую прошлое, настоящее и будущее. В частности, Гизо впервые обозначил личность как фактор цивилизации наравне с обществом и государством, тем самым совершив переворот в философии истории задолго до Р. Коллингвуда. Гизо видит поступок как внешний результат взаимодействия личности человека и социальной реальности. Для него личность каждого человека не менее значима, чем политические институты, народные движения, революции и военные баталии. То есть на одной чаще весов оказываются общество, государство и весь внешний мир, а на другой - человек, но при этом весы сохраняют баланс. В

плоскости политической теории либерального консерватизма это свидетельствует о признании значимости гражданского общества

Ценности и принципы либерального консерватизма Гизо и Токвиля не утрачивают свою актуальность в современном обществе, а помогают маркировать политическое пространство и являются средством постижения как либеральной, так и консервативной традиции европейского Нового времени.

<< | >>
Источник: Матвеев Сергей Рафисович. Философские истоки французского либерального консерватизма (Ф. Гизо, А. Токвиль). Диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме Заключение:

  1. Заключение
  2. Заключение
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. Заключение
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. Заключение
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Заключение
  9. Заключение
  10. Заключение
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  18. ЗАКЛЮЧЕНИЕ