<<
>>

4. ВЫВОДЫ

В соответствии с теорией справедливой войны дело, ради которого государство вступает в войну, должно быть правым. В настоящей главе мы провели различие между двумя разновидностями целей, ради которых вступают в войну.

Первая имеет отношение к самозащите, а вторая — к оказанию помощи другим. В рамках первой мы рассмотрели три подкатегории. Первая и наиболее очевидная из них — непосредственная защита от неприятельского нападения; вторая — упреждающий удар, а третья — возвращение того, что было ранее незаконно отторгнуто. Ввиду того что ни одна из этих трех подкатегорий не представляет собой прямого ответа на несправедливость, многие теоретики — последователи традиции справедливой войны рассматривают их как акты непри­крытой агрессии.

Вторая основная разновидность правого дела, а именно помощь другим, в свою очередь также включает в себя три подкатегории. Первая из них — защита другой страны, чей суверенитет и тер­риториальная целостность (в настоящее время) нарушаются; вто­рая — защита другой страны, чей суверенитет и/или территори­альная целостность были нарушены в недалеком прошлом; тре­тья — это помощь группе людей (в другом государстве), чьи фундаментальные права нарушаются. Последняя подкатегория,

более известная под названием гуманитарной интервенции, пред­ставляет собой поле острых дискуссий в эпоху после окончания холодной войны: имеет ли страна или группа стран право или даже обязанность вмешательства во внутренние дела другой страны? Эта дилемма суверенитет — права человека также своеобразно отражает главную трудность, связанную с применением принципа правого дела. Одно дело — утверждать, что правое дело государ­ства заключается в стремлении положить конец нарушениям прав человека. Но как быть при этом со страной, подвергшейся интер­венции? Разве она не имеет права на самозащиту?

Не существует легкого и прямого ответа тогда, когда мы сталкиваемся со случаями, в которых обе стороны рассматривают свое дело в войне как правое. В концепции правого дела имеются средства для разрешения такой ситуации. Например, католичес­кие епископы США вполне отдают себе отчет в тенденции не­которых теоретиков относиться к правому делу как к абсолют­ному принципу. В своем пастырском послании «Вызов мира, Божий завет и наш ответ» они утверждают, что «каждая из сторон должна признать ограниченный характер своего правого дела и вытекающее отсюда требование использовать только ог­раниченные средства для достижения своих целей»[110]. Этот прин­цип, или доктрина, правого дела редко используется как отдель­ный критерий jus ad belluw,и в теории справедливой войны к нему в основном обращаются как к принципу сравнительной справедливости. Так как противник не является олицетворением зла, а мы — воплощением добродетели, теория справедливой войны призывает нас отказаться от преувеличения собственных претензий и попытаться избегать применения чрезмерной силы для достижения своего правого дела.

<< | >>
Источник: Нравственные ограничения войны: Проблемы и примеры / Под общей редакцией Бруно Коппитерса, Ника Фоушина, Рубена Апресяна. — M.: Гардарика,2002. — 407 с.. 2002

Еще по теме 4. ВЫВОДЫ:

  1. 1.1.Натуральный вывод как тип логического вывода
  2. 3.3.Правила поиска вывода в системе BMV
  3. 1.3.Автоматический поиск вывода в натуральном исчислении
  4. 7. ВЫВОДЫ
  5. 5. ВЫВОДЫ
  6. ВЫВОДЫ
  7. ВЫВОДЫ
  8. ВЫВОДЫ
  9. ВЫВОДЫ
  10. 10. ВЫВОДЫ
  11. 3.4.Описание алгоритма поиска вывода в системе BMV