<<
>>

Введение

Актуальность

Политическое развитие современных государств Европейского союза исторически реализуется в едином ценностном пространстве. У его истоков находятся идеи гуманизма и просвещения, связанные с принципом антропоцентризма, признанием доминанты естественных прав человека и принципа плюрализма.

В конце ХХ века данная доминирующая политико-правовая традиция сделала возможным на европейском геополитическом пространстве развитие комплексного интеграционного процесса. Результат данного интеграционного процесса имеет выражение в форме Европейского союза.

Единство данного геополитического пространства формирует в первую очередь общность ценностей, в числе которых индивидуализм, принцип свободы личности, принцип равенства, идея толерантности, принцип общественного согласия и консенсуса, а также принцип верховенства закона.

Перечисленные ценности в европейской политической риторике остаются универсальными принципами либерального мышления, однако, в контексте развития интеграционного процесса на европейском пространстве, многие из них получают новую интерпретацию и иногда имеют несколько разнонаправленных трактовок, что в свою очередь ведет к дисфункции интеграционного процесса в его пан-европейском варианте.

Ситуация «раскола» в едином европейском лагере возникла в контексте реализации последних трех волн интеграции[1][2][3][4], и была спровоцирована комплексом кризисных явлений в экономике (кризис 2008-2012 гг.) , в

-э финансовой сфере (Европейский долговой кризис 2010-2015 гг. ) и в сфере

4

миграционной политики .

Череда кризисов выявила дисфункции развития европейского интеграционного процесса и привела к представлению интеграционного процесса не как единой тенденции эволюции всех европейских государств к общему федеративному будущему[5], а как Европу «двух скоростей»[6], в которой есть локомотивы в лице стран «старой Европы», и отстающие государства «новой Европы»[7].

Апогеем кризиса европейского интеграционного проекта можно считать Брексит[8], который ознаменовал прецедент выхода отдельной страны из единого интеграционного процесса, и дал основания странам Европейского союза активно спекулировать своим статусом страны-члена ЕС.

Говоря о статусе, следует отметить определенную геополитическую неудовлетворенность стран «новой Европы» от общеевропейского интеграционного процесса[9]. Даже в тех случаях, когда руководство ЕС

заявляет о новом подходе к интеграции, все равно речь идет о том, что страны Восточной Европы сохранят свой догоняющий статус[10]. Так например, «глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер предложил пять сценариев будущего развития ЕС со следующими условными названиями: «оставить все, как есть»; «сохранить только единый рынок»; «более глубокая интеграция для тех, кто хочет и готов»; «делать меньше, но эффективнее»; «делать вместе больше»»[11][12][13], однако ни один из этих подходов не был нацелен на уравнивание возможностей отдельных стран и не подходил, к примеру, интересам стран Вышеградской группы - ключевого регионального блока .

На данном этапе для преодоления обозначенного вызова «раскола», Европейскому союзу необходимо обратиться к выработке нового подхода к диалогу со странами «периферии интеграции», чтобы сохранить единый интеграционный проект . В таких условиях дополнительную актуальность приобретают практики примирения и диалога, апеллирующие к общим либеральным ценностям и принципу толерантности как инструменту деэскалации конфликта.

В данной связи толерантность понимается как интегрирующая категория, объединяющая различные ее трактовки - как ценности, научной парадигмы в современном обществоведении, идеологии, стратегии институционального проектирования и практик реализации.

Комплексный подход необходим Европейскому союзу для легитимации его интегрирующей политической функции[14]. Мы понимаем категорию легитимности - как выработку восприятия толерантности в качестве

ценностной основы политико-правового и институционального конструирования в рамках Европейского интеграционного проекта.

По мнению ряда авторов, например А.В.Щипкова, подобная легитимация «...позволяет вынести за рамки критики такие пороки капиталистической системы, как социальное неравенство, культурно­ценностной монизм, социал-дарвинистская этика, имитационная демократия, неограниченное политическое влияние крупного капитала, мифы цивилизационной исключительности, избирательный подход к декларируемой защите прав и свобод»[15].

Толерантность как принцип[16][17] коррелирует с практиками плюрализма, что делает ее связующей материей, объединяющей фрагменты общеевропейской идентичности в том виде, в каком их представляют и позиционируют общеевропейские институты. Однако, выступая одной из ключевых категорий современного либерального идеологического дискурса, толерантность сама постепенно трансформируется, переходя от морально­этического принципа, в категорию политической ценности, объединяющей комплекс идеологических либеральных и неолиберальных установок. В данной связи можно говорить о формировании парадигмы толерантности , которая сама становится предметом политических спекуляций и противостоит консервативному политическому подходу.

В данной связи проблема исследования может быть определена как конфликт неолиберальных и консервативных (традиционных) ценностей на пространстве Европейского союза, протекающий в русле борьбы за определенный легитимный статус толерантности как политической ценности, влияющей на формирование современной парадигмы развития европейских обществ и европейский интеграционный процесс.

Цель исследования - представить толерантность, как политическую ценность, утверждение которой влияет на социо-политическую трансформацию европейских обществ и способно вызывать дисфункцию европейского интеграционного процесса.

Проблематика исследования обуславливает постановку следующих исследовательских задач:

• Обобщить и систематизировать существующие подходы к анализу практик исследования явления толерантности в системе социальных и политических отношений, определить их теоретико-методологическую значимость для достижения целей исследования, критически осмыслить подходы к концептуализации и операционализации понятия «толерантность», оценить их эвристические возможности.

• Провести интерпретацию понятия толерантности, как ключевого для понимания современных пан-европейских социально-политических практик; раскрыть сущность «культуры толерантности» как одного из методологических подходов к исследованию политических и социальных процессов развития ЕС.

• Представить толерантность как новую политическую ценность, сформированную в контексте развития неолиберализма, и противостоящую традиционным либеральным и консервативным трактовкам данного понятия.

• Интерпретировать толерантность как новую, характерную для Европейского союза парадигму социального мышления, отражающую комплекс неолиберальных принципов и доминирующую над другими

элементами либеральной идеологии; представить многомерный эффект от политических практик внедрения в современную политическую практику стран ЕС нового парадигмального подхода к реализации толерантных практик.

• Определить систему показателей для анализа практик толерантного поведения, которая станет основой для решения задач компаративного характера; разработать методические алгоритмы политологической интерпретации толерантности как политико-социального явления.

• Доказать, что обнаруженный эффект от внедрения в современную политическую практику стран ЕС нового парадигмального подхода к реализации толерантных практик сопоставим с общими тенденциями развития европейского пространства, исторически разобщенного в культурном и политическом плане. Определить степень устойчивости социальных структур в синхронном («единомоментном») разрезе.

• Обозначить механизмы преодоления негативного эффекта от внедрения в современную политическую практику стран ЕС нового парадигмального подхода к реализации толерантных практик.

Объект исследования - толерантность как ценностная конструкция, лежащая в основе реализации социальных практик на пространстве ЕС.

Предмет исследования - толерантность как политизированная парадигма современного европейского социо-политического мышления.

Гипотеза исследования. Гипотеза заключается в предположении, что политизация принципов толерантности в рамках неолиберальной идеологии ведет к их деформации и формирует обратный эффект в ряде европейских государств, которые, ощущая угрозу традиционным ценностям и социальному порядку, снижают степень участия в интеграционном процессе и предпринимают попытки реализации автономной политики консервативной направленности.

Теоретическая и методологическая основа исследования

Теоретическая основа исследования определяется его объектом и предметом, а также совокупностью поставленных задач. Исследование характеризуется междисциплинарным подходом и базируется на совокупности политико-философских, социологических и политологических концепций. Наиболее комплексной выступает теория и методология когнитивной истории. Данная методология основана на применении когнитивной психологии в изучении социальных процессов истории и современности ,. Данный когнитивный подход применяется для выяснения смысла понятий, их эволюции в истории, влияния существующей когнитивной картины мира на формирование основополагающих представлений общества определенной эпохи о пространстве, времени и смысле существования[18][19][20][21].

Принятие теории и методологии когнитивной истории в качестве методологической основы данного исследования предполагает применение интегративного подхода и использование группы методов и подходов политической науки, в числе которых особое место занимает системно­структурный подход, который определяет сферу толерантного поведения как широкую совокупность формирующих его элементов, обладающих определенным политическим потенциалом (для определения общей институциональной эволюции и дисфункций в реализации принципа толерантности в ходе осуществления проекта евроинтеграции). Системный метод, основанный на исследовательском подходе Д. Истона и Т. Парсонса, предполагает интерпретацию политического как единого концепта, - единой саморегулирующейся системы, постоянно взаимодействующей с окружающим культурным пространством.

В исследовании широко применяется и сравнительный подход, использование которого необходимо для соотнесения широкой совокупности привлеченных эмпирических данных.

Политологические теории, формирующие методологию анализа толерантности представлены социологическим подходом, рассматривающим толерантное поведение как эффект от принадлежности индивидов к отдельным социальным группам

Отдельно следует обозначить значение институционального, неоинституционального и нормативного подходов, применяемых для определения соотношения формальных норм и их неформального конструирования, в частности, путем применения «мягкого права» - предписаний «хороших практик» в противоположность «плохим».

Теоретическая основа исследования не ограничивается обозначенными подходами, но также опирается на концепцию локальной (внутренней) геополитики И. Лакоста и концепцию анализа идеологии С. Жижека.

Концепция И. Лакоста выступает основой для анализа интеграционных процессов на территории Европы и для реализации методики географического картографирования определенных стереотипов восприятия отдельных толерантных практик[22]. Данный подход имеет важное значение для определения «пространства исследования», т.е. той совокупности территорий, которые являются объектом диссертационного исследования.

Еще одним комплексным методом, связанным с масштабной теоретической концепцией, стал метод анализа идеологии сформулированный С. Жижеком. Характеризуя толерантность как идеологизированную парадигму, нельзя не представить ее в системе политических представлений об идеологии[23].

Подход С. Жижека, опорой для которой служит модель Л. Альтюссера, ориентирован преимущественно на социально-психологическую интерпретацию идеологического конструкта. Автор противопоставляет свою парадигму традиционной, в том числе марксистской и постмодернистской концепциям[24][25], предлагая категорию «спонтанная идеология», которую также

25

можно представить как форму самовнушения общества . Этот феномен находит в нашей работе практическую интерпретацию. При этом концепция С. Жижека относится нами к теоретическим основам исследования и по причине обращения данного автора к проблематике толерантности и интерпритация ее с конфликтных позиций, что отражает новый, критический взгляд на европейские ценности и их эволюцию[26][27]. Как отмечает С.Г. Ильинская, слово терпимость - суть насилие, так как имеет ввиду навязывание идентичности27, [28][29][30][31].

В работе применен и социо-культурный подход к анализу социальных практик толерантности, в данной связи особое внимание уделяется цивилизационному подходу (Р. Инглхарт , З. Бжезинский , А.Г. Дугин авторы русской школы геополитики[32]).

Особое место в диссертационном исследовании занимают методологические установки булевой алгебры, логики и математической статистики. Данные подходы призваны интерпретировать толерантность как социальный феномен, обладающий определенной степенью укоризненности в обществе и пространством распространения на территории ЕС.

Адаптация математических и статистических методов к задачам анализа уровня распространения толерантности на пространстве Европейского союза, легла в основу предложенной автором конкретной методики выявления и анализа практик толерантного взаимодействия.

Методы эмпирического анализа данных

В диссертации использован ряд методов и методик, позволяющих операционализировать теоретические понятия, провести доказательные сопоставления, верифицировать полученные эмпирические данные и установить границы экстраполяции полученных выводов.

Неформализованные (содержательные) методы анализа в рамках исследования особенно важны, поскольку предполагают идеальную типизацию - определенный качественный уровень интерпретации сухой информации, которая не всегда поддается четкому и, что самое важное,

33 адекватному анализу посредством математических методов[33][34][35].

В числе формализованных методов следует в первую очередь обозначить метод качественного сравнительного анализа (qualitative comparative analysis). Метод качественного сравнительного анализа использован в формате, представленном в работах Ч.Рагина34,35, А.В. Резаева, Н. Трегубовой[36][37]. Метод направлен на исследование взаимосвязи условий на уровне конкретного случая с использованием средств математической логики.

Особой методикой является анализ социальной фрустрации. Он основан на концепции, разработанной в 2004 году в НИПНИ им. Бехтерева Л.И. Вассерманом, Б.В. Иовлевым и М.А. Беребиным . Методика нацелена

на анализ уровня удовлетворенности отдельных социальных групп и была адаптирована нами под более широкий ракурс исследования - удовлетворенность населения отдельных регионов.

Реализация метода качественного сравнительного анализа в нашей работе также как и реализация метода анализа социальной фрустрации, 38

сопряжена с использованием данных института Legatum , что обусловлено полнотой собранных данных и принципом сравнимости и соотносимости полученных результатов.

Применение совокупности данных методик, адаптированных под цели исследования, во многом стало методологическим нововведением автора, позволяя соотнести качественные и количественно выраженные параметры изучаемого феномена - восприятия толерантности, а значит, добиться более высокого уровня интерпретации данного феномена.

Источниковая база диссертационного исследования

Структура источниковой базы диссертационного исследования включает четыре основных видовых комплекса источников - 1)

законодательство (международно-правовые акты, национальное законодательство, нормативные акты правительственных структур, раскрывающие официальную трактовку принципа толерантности); 2) статистические обследования (базы данных; официальные отчеты международных организаций, показывающие фактическое восприятие принципа толерантности по странам и социальным группам), 3) методологические работы, содержащие информацию о применяемых в данном исследовании методах, 4) экспертные оценки по исследуемой проблеме.

Первая группа источников представлена комплексом нормативных документов, регламентирующих отдельные аспекты толерантного поведения на международном, общеевропейском и национальном уровнях. В первую очередь, следует отметить Лиссабонский договор 2007 г., [38]

конституировавший ЕС[39] в его существующем виде. Специально следует выделить «Декларацию принципов толерантности» ЮНЕСКО[40], в которой регламентируются понятия общего характера, касающиеся аспектов дискриминации и обучения в духе толерантности. Значимыми является и ряд международных актов, посвященных частным толерантным поводам, в том числе: Конвенция МОТ № 118 «О равноправии граждан страны и иностранцев и лиц без гражданства в области социального обеспечения»[41][42]; Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования, 1960 ; Конвенция, 1962 года, о равноправии[43]; Конвенции о миграции в неблагоприятных условиях, 1975[44]; Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, 1979[45]; Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, 1965[46]; Конвенция о правах людей с инвалидностью, 2006[47]; Конвенция о дискриминации в области труда и занятости, 1958[48]; Конвенция о равном вознаграждении, 1951 год[49]; Протокол 12 к Европейской конвенции о правах человека, 2000[50] и др.

Важными нормативными источниками являются общеевропейские директивы, в т.ч. Директива 76/207/ЕЕС об осуществлении принципа равного

обращения для мужчин и женщин в отношении доступа к занятости, профессиональной подготовки и поощрения и условия работы[51][52], Директива 2000/43/ЕС о борьбе с дискриминацией и Хартия основных прав Европейского союза[53] и иные, тематически близкие документы.

Наряду с этим комплексом нормативных документом в диссертации привлечены акты национального уровня, регулирующие различные аспекты толерантного поведения.

Ко второй группе источников следует отнести материалы статистических обследований. Первостепенными источниками в данной категории стали экспертные порталы и сайты, содержащие подборку аналитических материалов, среди которых наиболее значимым является сайт института Legatum[54], а также альтернативная статистическая система, представленная на сайте The World Values Survey (www.worldvaluessurvey.org). Сайт The World Values Survey значим для нас не только с точки зрения статистической информации, но и с точки зрения его влияния на концепцию исследования, так как одним из элементов работы является диалог с политологической моделью Р. Инглхарта и К Вайцеля[55], которые строят ее именно на данных указанной статистической системы.

К третьей группе источников относятся работы, содержащие методики обобщения полученных данных, на основе которых представлены выводы об уровне толерантности в европейских странах. Среди них выделяется исследование Л.И.Вассермана, Б.В.Иовлева и М.А.Беребина - «Методика для психологической диагностики уровня социальной

фрустированности и её практическое применение. Методические рекомендации»[56].

Другим значимым источником обобщенной информации выступает работа Чарльза Рагина «Применение качественного сравнительного анализа к

57

исследованию каузального множества»[57].

К четвертой группе источников относятся экспертные оценки по исследуемой проблеме. Обращение к экспертным оценкам в диссертации включает использование публицистики - выступлениям и комментарии ученых, политиков и общественных деятелей в СМИ и Интернете по наиболее острым вопросам повестки дня, связанным с дисфункцией принципа толерантности и путям преодоления кризиса европейской идентичности. К этой же группе относятся различные декларативные публикации, в числе которых «White Paper on Intercultural Dialogue “Living Together As Equals in Dignity”»[58]и «White Paper on Tolerance»[59], а также профильные тематические сайты, например: сайт Президента Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) Владислава Моше Кантора[60], Сайт

Европейского еврейского конгресса[61], сайт The World Holocaust Forum Foundation[62], сайт The European Council on Tolerance and Reconciliation (ECTR)[63]и др.

Степень научной разработанности проблемы

Работы по исследуемой проблеме можно разделить на две категории, в соответствии с общим вкладом в исследование проблемы толерантности.

Первая категория включает классические труды по философии, в т.ч. работы Аристотеля[64] и Цицерона[65], Блаженного Августина[66] и Фомы Аквинского[67], а также авторов нового времени, в числе которых Г. Гроций[68], Дж Локк[69], Ж.Ж. Руссо[70][71][72][73][74][75][76] и более поздних авторов - Г. Гегеля, К.Маркса, М.Вебера . В новейшее время обращение философов к категории толерантности связано, в том числе, с постмодернистским поворотом, представленном работами М.Фуко . Новейший этап политико-философского анализа представлен в работе обращением к трудам С. Жижека73,74,75,76, который, в свою очередь отрицает постмодернистский подход М.Фуко и выстраивает свою концепцию идеологии в полемике с Адорно и авторами Франкфуртской школы, опираясь и развивая идеологическую модель Альтюссера[77][78][79].

Вторая категория работ, относимых нами к историографии вопроса, представлена трудами как зарубежных, так и отечественных исследователей, обращающихся к исследованию культуры толерантности и толерантных практик европейского общества. Это например, работы А.Г. Асмолова ,и

80

Г.У. Солдатовой . В этих исследованиях сформулирован ряд определений, отражен общий интерес к проблематике и намечены пути исследований.

Массив научной литературы включает работы: «Толерантность в обществе различий» , «Философские и лингвокультурологические проблемы толерантности»[80][81][82] и «Толерантность и образование: современные проблемы формирования толерантного сознания»[83][84]. Одной из знаковых работ конца 2000-ых гг. становится работа Баевой Л. В. .

Среди работ последних лет следует упомянуть коллективные монографии, опубликованные Российским государственным гуманитарным университетом[85], а также авторские монографии Бакулиной С.Д.[86], Тогузовой Л.И.[87], Дмитриевой Л. М.[88][89].

В западной историографии основной рост числа работ по проблематике толерантности, связан с принятием Декларации принципов толерантности ЮНЕСКО в 1995 году , однако в качестве наиболее комплексных следует указать работу «Democracy and religion: free exercise and diverse visions»[90], монографию Фетуллаха Гюлена «Toward a global civilization of love & tolerance»[91], монографию Альберт Элис «Road to tolerance: the philosophy of

rational emotive behavior therapy » . Из зарубежных работ последних лет следует отметить работу Д.А. Карсона «Интолерантность толерантности» .

За последние пять лет в Европе и США было опубликовано несколько десятков концептуальных мировоззренческих исследований в области толерантности. Однако, что показательно, все новые исследования тяготеют к двум проблемным блокам - 1) соотношение толерантного и

интолерантного (принцип паритета прав) и 2) комплекс тем: миграция, ислам, терроризм, постколониализм и мультикультурализм.

Первый блок представлен, например, работами Л. Селюсьен[92][93][94], Б Кресс[95], К. Седмак[96].

Второй блок представлен работами А. Фиала[97], П. Тамими[98], А. Сингх Ратора[99].

Вторая группа исследований толерантности представлена работами, изучающими определенные аспекты толерантного поведения. В российской историографии это работы А. А. Панарина[100], М. В. Ростовцева[101][102][103], Е. В. Кривцова . Помимо этого знаковыми являются ежегодные публикации по профильной тематике103,104. Отдельно следует упомянуть работу Марковой Е. А.[104].

Современные публикации западных авторов уместно сгруппировать по нескольким наиболее актуальным проблемам. В их числе миграция[105] 105 [106][107][108], религиозная проблематика[109][110][111][112], меньшинства[113][114][115][116][117][118][119][120][121][122][123][124], антисемитизм и расизм115,116, сексуальные меньшинства и гендерная принадлежность111’ 118’119’120’121 122,123,124

этнические меньшинства и интеграционные процессы .

Третья группа исследований толерантности которую мы выделяем, связана с общим контекстом исследования современной либеральной идеологии, частью которой является культура толерантности. В числе

125

классических российских работ по либерализму работы Н.А. Бердяева , Н.

Я. Данилевского[125][126], П.Н. Милюкова[127], Н.О. Лосского[128], П.А. Сорокина[129][130][131][132][133] и других. Современные исследования представлены работами Б.Ю. Кагарлицкого ,, Ю.С. Пивоварова , О.В. Гаман-Голутвиной и комплексом работ последних лет, в том числе публикациями С.А. Воронина[134], А.А. Раквиашвили[135], И. Н. Тимофеева[136][137][138][139], В.П.

Кожевникова , Е.В. Косова , а также Капустина Б.Г., Мюрберга И.И., Федоровой М.М .

Среди классических западных работ по либерализму использованных автором диссертации следует отметить работы А. Токвиля[140], М Вебера[141], Ф Броделя[142], И. Берлина[143], Р. Барта[144], М. Пеннингтона[145] а также более современные работы Ф. Фукуямы[146], С. Хантингтона[147], Р. Инглхарта[148] и др.

143

Комплекс работ последних пяти лет представлен трудами таких авторов, как С.Мау148 [149], З. Дроздович[150], Л. Бонфреши, Дж. Орсина и А. Варсори[151], Г. Милитейо[152], и др.

Четвертую, в значительной степени неформализованную группу исследований в области толерантности составляют квалификационные исследования российских и зарубежных ученых. В данном контексте следует отметить работы Василюк К.В.[153], Омелаенко Н.В.[154], Пуртовой А.С.[155] и Рыбалко, Е. Е.[156],Алексеева Д.В.[157], Пец Е.Н.[158], Мамедовой Л. К.[159], Веретевской А.В.[160], Короткого Г.А.[161] Щипкова А. В.[162], а также работы Погорельской А. М.[163], Чернавского М. Ю.[164], Декальчука А.А.[165] и др.

161

162

Диссертации на иностранных языках представлены работами А. Херел[166] и С. Рапп[167].

Подводя итог анализу степени научной разработанности проблемы, следует резюмировать, что существует пробел в исследовании толерантных практик, так как ни одна из рассмотренных концепций не трактует толерантность как политизированную парадигму современного развития единой Европы. Для верификации данного вывода мы дополнительно проанализировали работы, посвященные идеологии либерализма, частью которой выступает культура толерантности, но, что показательно, и данный комплекс работ не демонстрирует подобной точки зрения, хотя отдельные публикации рассматривают проблему эволюции идеологии в современной Европе в более широком или в более узком ключе, не обращаясь именно к практикам толерантности.

Научная новизна работы

Диссертация представляет собой разработку теоретических принципов и методологии анализа социально-политического феномена толерантности, а также толерантных практик с операционализацией на уровне прикладного, в том числе математического и социологического исследовательского аппарата. Наиболее значимые, преимущественно или целиком инновационные результаты исследования могут быть сведены к следующему:

1. Проведен критический анализ вариативных подходов к интеграции темпоральных и пространственных категорий в политическую науку с позиции их эвристического потенциала, применительно к задачам исследования толерантности как социального, культурного и политического фактора. Систематизированы существующие подходы к анализу практик анализа явления толерантности в системе социальных и

политических отношений, определена их теоретико-методологическая значимость для достижения целей исследования. Выявлены те особенности рассмотрения понятия толерантности, которые обеспечивают прирост научного знания в предметной сфере современной политической науки.

2. Интерпретировано с позиции политической науки понятие толерантности, как ключевого для понимания современных пан- европейских социально-политических практик; раскрыта сущность «культуры толерантности» как одного из методологических подходов к исследованию политических и социальных процессов развития ЕС. Впервые для этих целей использованы подходы математической теории, включая принципы булевой алгебры. Помимо этого показано значение структурных отношений для концептуализации и операционализации понятия «толерантность». Сформулированы следующие теоретико­методологические принципы выявления структуры толерантного поведения: во-первых, обоснован переход от принятого в западной классической социо-политической традиции понимания толерантных практик, строящихся по дедуктивному принципу, к индуктивным практикам, представляющим толерантность как универсальную ценность, лежащую в основе комплексного интегрированного европейского развития; во-вторых, показано, что эффективный путь выявления толерантных практик связан с пониманием специфики структуры социо- политческого взаимодействия; в-третьих показана необходимость перенесения акцента со сходств толерантных практик к их различиям, - таким образом понятие поляризации представляется ключевым для фиксации структур толерантных практик.

3. Определена дуалистическая сущность современных представлений о толерантности как социальном принципе, доминирующем в странах Европейского союза. Речь идет о сосуществовании классической модели интерпретации толерантности как морально-этического принципа

(идеала), близкого принципам добродетели и гуманности и неолиберального подхода, трактующего толерантность как политическую ценность, способную повлиять на трансформацию социального порядка в пользу интеграционных практик.

4. Выявлены теоретико-методологические принципы политологической интерпретации структур «политики толерантности». Толерантность представлена как многомерная политизированная система ценностных установок обладающая парадигмальным характером. Разработана теоретическая модель влияния различных факторов (социальных, политических, социо-культурных, институциональных и пр.) на структурные характеристики парадигмы толерантности.

5. Определены методические алгоритмы политологической интерпретации структурных характеристик политики толерантности. На основе концепции С. Жижека, реализуется механизм системного исследования парадигмы толерантности. Парадигма толерантности рассматривается как специфическая устойчивая транзитная форма либеральной идеологии, которая склонна к трансформации под воздействием настроений европейского общества.

6. Представлен эффект социального раскола и диверсификации стран единой Европы, обусловленный внедрением новой парадигмы толерантности. Ее развитие и распространение провоцирует формирование на пространстве ЕС трех категорий государств, разделенных по степени принятия парадигмы толерантности. Эффект определен с использованием ранее не применявшихся в аналогичных исследованиях методов качественного сравнительного анализа и измерения уровня социальной фрустрации.

7. Впервые к изучению толерантности применен подход французского геополитика Ива Лакоста о возможности региональной локализации общественных настроений с целью выявления их культурной специфики. Применение метода позволило абстрагироваться от фактических

политических границ и сосредоточить акцент исследования на транснациональных группах граждан ЕС, представляющих общие, либо конкурирующие позиции.

8. Представлено соотношение эффекта от внедрения парадигмы толерантности с картой зон исторического культурного развития, описанной Р. Инглхартом и К. Вельцелем, свидетельствующее о преемственности противоречий, разобщающих европейские общества.

9. Продемонстрированы компаративные возможности методологии и методик политического анализа толерантности как социально­политического феномена. На материале стран ЕС показана связь между социальными и идеологическими размежеваниями толерантных практик. Представлены политические механизмы, способные уменьшить негативный эффект от внедрения новой парадигмы толерантности и стимулировать и скорректировать дальнейшее развитие интеграционных процессов на европейском пространстве.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1993 по 2016 год. 1993 год является отправной точкой, так как именно тогда вступил в действие Маастрихтский договор и был создан Европейский союз в его современном виде. Исследование предполагает выход за эти рамки с целью реконструкции предыстории современных интеграционных процессов - исторический анализ, имеющий целью продемонстрировать генезис культуры толерантности на территории современной Европы.

Географические рамки работы включают территориальное пространство Европейского союза на период 2015 года (включая Великобританию). Выбор географического пространства исследования обусловлен объединением в рамках ЕС совокупности государств, являющихся носителями близких типов культуры, в т.ч. культуры толерантности, а также наличием у Европейского союза единой интеграционной политики, основанной на принципе популяризации толерантных практик.

Положения, выносимые на защиту

1. Ключевые познавательные преимущества концепта толерантности в политической науке, специфицирующие его в сравнении с иными подходами связаны с определением положения объектов (в общем случае отдельных социальных групп) относительно некоторой системы координат и измерением отношений между ними. Толерантность, таким образом, следует определить как совокупность практик с заданной ценностной ориентацией, понимаемой как упорядоченность пространственных отношений между типичными объектами в фиксированной системе измерений. Толерантность в современном политическом дискурсе Европейского союза перестает восприниматься как морально-этический принцип и получает выражение в форме новой политической ценности, способной повлиять на трансформацию социального порядка в пользу интеграционных практик. Толерантность предстает как ключевое явление, понимание которого необходимо для анализа современных пан-европейских социально-политических практик

2. Выявление структур толерантного пространства осуществимо в том случае, если толерантное взаимодействие рассматривается в единстве социальной и политической составляющих. Становясь субъектами толерантного взаимодействия граждане ЕС не утрачивают своих социальных характеристик, которые оказывают влияние на их политический выбор. На современном этапе развития либеральной идеологии толерантность приобретает парадигмальный характер. Выражением парадигмальности служит продолжающиеся структурирование и систематизация толерантных ценностей и толерантных практик на правовом, квази-правовом, институциональном и социальном уровнях, реализуемое институтами Европейского союза в целях развития интеграционных процессов на территории ЕС.

3. Структурирование и систематизация толерантных ценностей и толерантных практик на правовом, квази-правовом, институциональном и

социальном уровнях становится основанием для раскола европейского общества по линии «принятие-неприятие» определенных элементов парадигмы толерантности. Раскол существует как в социальном, так и в региональном измерениях.

4. Раскол Европейского союза на три группы стран по принципу восприятия

новой парадигмы толерантности (стабильная, разрушающаяся и разрушенная) обусловлен историческими социо-культурными предпосылками, препятствующими реализации на едином геополитическом пространстве универсальных интеграционных практик, ориентированных на восприятие общеевропейских ценностей. Основные принципы определения структур толерантного взаимодействия связаны с практиками булевой алгебры, наложенными на принципы локализации европейского социально-политического пространства.

Детерминированность толерантного поведения (психологии толерантного поведения) физиологической, экономической и социальной составляющей приводит к необходимости их интегрированного обобщения. Задачам содержательного политологического анализа наиболее адекватны метод главных компонент и метод анализа соответствий, которые взаимно дополняют друг друга.

5. Возможность преодоления кризиса культуры толерантности в ЕС связана с решением ключевых социально-экономических проблем конфедерации. Помимо этого требуется корректировка доминирующей и официально утверждаемой парадигмы толерантности в пользу учета аутентичной либеральной традиции толерантного мышления и комплекса традиционных ценностей отдельных национальных сообществ как внутри Европы, так и за ее пределами.

Теоретическая и практическая значимость полученных результатов диссертационного исследования определяется достигнутым уровнем концептуализации и оперционализации понятия толерантности. Автором разработан теоретический подход к интерпретации толерантности как

социального явления, раскрывающий эвристический потенциал данного понятия в контексте решения задач современной политической науки. Помимо этого, автором предложены конкретные операциональные методики изучения толерантности: Сформулирован метод анализа толерантности через практику анализа уровня социальной фрустрации. Помимо этого толерантность предлагается исследовать с применение математического аппарата, с применением метода качественного сравнительного анализа к исследованию каузального множества. В итоге:

1) основные результаты и выводы диссертации могут быть использованы при разработке скорректированной программы интеграции Европейского союза и отдельных европейских стран, а также развивающихся стран, принявших парадигму толерантности в качестве легитимирующей основы политической системы;

2) полученные выводы могут служить основанием для развития переговорного взаимодействия с отдельными европейскими государствами, чья политика в области толерантности строится на принципах, более соотносимых с российской национальной политической, социальной и культурной практикой;

3) выводы исследования могут быть экстраполированы на Россию или на страны Восточной Европы, непосредственно не охваченные данным исследованием, по вопросам адаптации европейских трактовок культуры толерантности;

4) представленные рекомендации по преодолению кризиса культуры толерантности в ЕС могут быть использованы в социальном планировании интеграционных процессов, при проведении законодательных и институциональных реформ в России и третьих странах;

5) научно-практическое значение диссертации заключается в возможности использования её теоретической и эмпирической базы для подготовки общего и специального курсов по дисциплине «Основы толерантности», а также при подготовке целого ряда других политологических и

социологических курсов, в том числе «Политический анализ и прогнозирование», «Теория политики», «Политическая культура», «Интеграционные процессы и практики глобализации» и др.

Апробация результатов работы осуществлялась в процессе многолетней преподавательской работы, в выступлениях на международных и региональных научно-практических конференциях, а также в контексте подготовки диссертантом научных монографий. Основные теоретические положения диссертации нашли отражение в научных монографиях, статьях, докладах и тезисах. Основные идеи, выводы, предложения были рассмотрены в докладах и выступлениях диссертанта на научных и научно­практических конференциях, конгрессах и семинарах в Москве, регионах России и за рубежом, таких как: Общество и цивилизация в XXI веке: тенденции и перспективы развития. (Воронеж, 2014), Научный поиск в современном мире: сборник материалов пятой международной научно­практической конференции (Махачкала, 2014), XIV Международная научно­практическая конференция. «Социально-гуманитарные и юридические науки: современные тренды в изменяющемся мире» (Краснодар, 2013), Теоретические и прикладные вопросы науки и образования (Тамбов, 2013), Политическое проектирование в пространстве социальных коммуникаций (Москва 2013), Проблемы внедрения результатов инновационных разработок (Уфа, 2016), Глобализация научных процессов (Киров, 2016), Закономерности и тенденции инновационного развития общества (Сызрань,

2016) , Прорывные научные исследования как двигатель науки (Екатеренбург,

2017) , Интелектуальный и научный потенциал XXI века (Волгоград, 2017), Развитие инструментов управления научной деятельностью (Уфа, 2017), Children’s rights, non-discrimination (Литва 2014), Международный ежегодный научно-практический семинар «Летняя школа» РГГУ (Россия) и Бременский Университет (Германия) European-Russian relations: yesterday, today, tomorrow (Zweite Deutsch-Russische Studierendenkonferenz Universitat Bremen & RGGU Moskau, Gastehaus der Universitat im Teerhof, 27. - 30. Juni 2016),

Международная конференция по образованию в интересах устойчивого развития, посвященная 150-летию В.И.Вернадского (ЮНЕСКО, г. Ханты- Мансийск 2013), Second UNESCO Forum on Global Citizenship Education (GCED). Building peaceful and sustainable societies: preparing for post-2015 (28­30 January 2015, Room XI, UNESCO HQ, Paris), Всероссийская научная конференция «Сценарии социальной инклюзии в развивающихся социальных государствах: РФ и СНГ» (Москва, 2015), Семинар «Программа региональных исследований «Сценарии социальной инклюзии в развивающихся социальных государствах: РФ и СНГ»» (Партнеры: Московское Бюро ЮНЕСКО, Кафедра культуры мира и демократии РГГУ, Комитет Государственной Думы по образованию, Совет по консолидации женского движения в России, Омбудсмены по правам человека и правам ребенка в регионах Российской Федерации, эксперты из Республики Молдовы, Азербайджана, Армении, Грузии и др) (Москва, 2014), а также ежегодная конференция РГГУ «гуманитарные чтения» в период с 2013 по 2017гг.

Кроме того следует отметить деятельности исследовательской лаборатории ФИПП РГГУ «Политическое проектирование: глобальное и национальное измерения» в которой диссертант принимает активное участие.

Основные положения и результаты исследования изложены в пяти монографиях, в научных статьях, 23 из которых опубликованы в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК по специальности политология.

Монографии автора «Основы толерантности и правовой культуры», опубликованная в 2014 году и переизданная в 2015 и 2017 гг., и «Толерантность в фокусе региональных трактовок», опубликованная в 2015 году, используются в преподавательской практике Российского государственного гуманитарного университета при подготовке студентов более чем по 20 специальностям.

Помимо этого диссертант ведет курсы «Основы толерантности» «Этнополитическая конфликтология», «Международные отношения», «Теория и практика общественного согласия», «Нация в условиях глобализации», «Политический дискурс» и др. Диссертант является автором 4 опубликованных методических пособий по проблематике толерантности и социальных практик. Также диссертант выступает соавтором еще в 4 тематически близких монографиях, изданных в период с 2013 по 2017 гг.

Все перечисленные курсы и монографии апробируют идеи и модели, представленные в диссертации.

Структура и объем диссертации.

Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографического указателя и приложений.

Публикации автора по проблематике диссертации

Статьи ВАК

1. Медушевский Н. А. Толерантность и меняющаяся идентичность как факторы трансформации социально-политической системы США // Полития. - 2014. - № 2. - С. 177-189.

2. Медушевский Н. А. Борьба за толерантность в идейной конфронтации европейских фабрик мысли // Полис. - 2015. - № 5. - С. 107-118.

3. Медушевский Н. А. Влияние миграционного кризиса 2014-2016 годов на политику и социальные настроения в странах Европейского союза // Теории и проблемы политических исследований. - 2016. - № 3. - С. 167­176.

4. Медушевский Н. А. Выход Великобритании из ЕС как результат кризиса культуры толерантности // Власть. - 2016. - № 10. - С. 9-13.

5. Медушевский Н. А. Культура толерантности и ее социальная интерпретация // Теории и проблемы политических исследований. - 2016. - № 4. - С. 168-182.

6. Медушевский Н. А. К вопросу изучения национального сознания жителя единой Европы // Власть. - 2016. - № 11. - С. 106-112.

7. Медушевский Н. А. Истоки и перспективы формирования современной европейской идентичности // Власть. - 2016. - № 12. - С. 150-155.

8. Медушевский Н. А. Толерантность к представителям цыганских общин в Европейском союзе // Теории и проблемы политических исследований. - 2016. - № 6. - С. 69-80.

9. Медушевский Н. А. Фактор роста социальной интолерантности в США // Вестник РГГУ. Серия «Политология. История. Международные отношения. Зарубежное регионоведение. Востоковедение». - 2015. - № 1. - С. 61-72.

10. Медушевский Н. А. Воспитание в духе толерантности: социальная практика и политический контекст // Теории и проблемы политических исследований. - 2016. - № 6. - С. 81-95.

11. Медушевский Н. А., Гордеева М. А. Социальная толерантность в экстрасоциальном контексте // Вестник РГГУ. - 2014. - № 1. - С. 129-140.

12. Медушевский Н. А., Гордеева М. А. Социальная адаптация как механизм расширения границ социальной толерантности // Глобальный научный потенциал. - 2014. - № 9. - С. 86-91.

13. Медушевский Н. А., Гордеева М. А. Этническая толерантность в теоретическом и прикладном аспектах // Наука и бизнес: пути развития. - 2014. - № 9. - С. 82-85.

14. Медушевский Н. А., Гордеева М. А. Практики социальной инклюзии на пространстве СНГ // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2015. - № 9(59). - Часть 2. - С. 110-114.

15. Медушевский Н. А. Гордеева М. А. Толерантность: от мировоззрения к идеологии // Глобальный научный потенциал. - 2015. - № 8(53). - С. 95-98.

16. Медушевский Н. А. Гордеева М. А. К теории социальной инклюзии // Перспективы науки. Science prospects. - 2015. - № 8(71). - С. 144-147.

17. Медушевский Н. А. Гордеева М. А. Социальная толерантность: обзор западной англоязычной литературы // Власть. 201 7. - № 8. - С. 166-173.

18. Медушевский Н. А. В диалоге с монографией «Harmonie, Toleranz, kulturelle Vielfalt. Aufklarerische Impulse von Leibniz bis zur Gegenwart. Kultur-System-Geschichte» // Теории и проблемы политических исследований. - 2017. - № 3. - С. 386-389.

19. Медушевский Н. А. Рецензия на книгу «Muslim minority-state relations : violence, integration, and policy» под редакцией Роберта Мэсона // Власть. - 2017. - № 9. - С. 190-192.

20. Медушевский Н. А. Вышеградская группа и вызовы европейской интеграции // Теории и проблемы политических исследований. - 2017. - № 3. - С. 377-385.

21. Медушевский Н. А., Гордеева М. А. Социальная толерантность в работах российских исследователей // Власть. - 2017. - № 7. - С. 154-161.

22. Медушевский Н. А. Миграционный кризис в Европе или новое переселение народов? // Вестник развития науки и образования. - 2017. - № 8. - С. 4-11.

23. Медушевский Н. А. Доктрина духовных скреп, как основа интеграции российского общества // Вестник РГГУ. - 2017. - № 2(8). - С. 123-131.

Монографии и разделы в монографиях

1. Медушевский Н. А. Основы толерантности и правовой культуры. - М. : ЛЕНАНД, 2014. - 408 с.

2. Медушевский Н. А. Толерантность в фокусе региональных трактовок. - М. :ЛЕНАНД, 2015. - 176 с.

3. Медушевский Н. А., Гордеева М. А. Толерантность: от мировоззрения к идеологии. - [Б. м.] : Издательские решения, 2017. - 164 с.

4. Медушевский Н. А., Логунов А. П., Гордеева М. А. Сценарии социальной инклюзии в развивающихся социальных государствах: РФ и СНГ. - М. : ЛЕНАНД, 2015. - 261 с.

5. Медушевский Н. А., Шишкина А. Р. Социальная ответственность государства в политических практиках государств Центральной Азии. - М. : ЛЕНАНД, 2014. - 168 с.

6. Медушевский Н. А. Ключевые понятия и истоки толерантного мышления // Классические и инновационные практики социальной толерантности : коллективная монография / Под науч. ред. А. П. Логунова. - М. : ЛЕНАНД, 2013. - 384 с.

7. Медушевский Н. А. Понятие толерантности в истории // Классические и инновационные практики социальной толерантности : коллективная монография / Под науч. ред. А. П. Логунова. - М. : ЛЕНАНД, 2013. - 384 с.

8. Медушевский Н. А. Толерантность и ее международный статус // Классические и инновационные практики социальной толерантности : коллективная монография / Под науч. ред. А. П. Логунова. - М. : ЛЕНАНД, 2013. - 384 с.

9. Медушевский Н. А. Фрагментированная толерантность как принцип идеологической интеграции // Классические и инновационные практики социальной толерантности : коллективная монография / Под науч. ред. А. П. Логунова. - М., 2013. - 384 с.

10. Медушевский Н. А. Тренды и сложность индивидуального подхода к толерантности // Классические и инновационные практики социальной толерантности : коллективная монография / Под науч. ред. А. П. Логунова. - М. : ЛЕНАНД, 2013. - 384 с.

11. Медушевский Н. А. Толерантность в диалоге конфликтных мнений // Классические и инновационные практики социальной толерантности :

коллективная монография / Под науч. ред. А. П. Логунова. - М. : ЛЕНАНД, 2013. - 384 с.

12. Медушевский Н. А. Толерантность, как социальная практика // Классические и инновационные практики социальной толерантности : коллективная монография / Под науч. ред. А. П. Логунова. - М. : ЛЕНАНД, 2013. - 384 с.

13. Медушевский Н. А. Контекст образовательной политики в сфере толерантности // Классические и инновационные практики социальной толерантности : коллективная монография / Под науч. ред. А. П. Логунова. - М. : ЛЕНАНД, 2013. - 384 с.

Тезисы и статьи РИНЦ

1. Медушевский Н. А. Толерантность как социально-политическое явление и инструмент анализа социальных отношений. Научные дискуссии о ценностях современного общества // Сб. материалов 4-й науч.-практич. междунар. конф. / Отв. ред. Е. М. Мосолова. - Липецк : «РаДуши», 2014. - С. 31-34.

2. Медушевский Н. А. Генезис культуры толерантности в российской практике // Научное обозрение. Гуманитарные исследования. - 2014. - № 6. - С. 65-69.

3. Медушевский Н. А. Вехи трансформации толерантности в России // Вестник развития науки и образования. - 2014. - № 4. - С. 204-209.

4. Медушевский Н. А. Дуализм светского и духовного начал в контексте формирования политики толерантности // Общество и цивилизация в XXI веке: тенденции и перспективы развития : сб. ст. по материалам междунар. научно-практич. конф. / Под общ. ред. Кручинина. - Воронеж : Научно-исследовательские публикации, 2014. - № 4(8). - С. 82-86.

5. Медушевский Н. А. Толерантность как детерминанта социального развития // Научный поиск в современном мире : сб. материалов 5-й

междунар. научно-практ. конф. - Махачкала : Апрбация, 2014. - С. 173­176.

6. Медушевский Н. А. Междисциплинарный подход к исследованию толерантности : сб. статей // Толерантность как основа либерально политического дискурса / Под науч. ред. Медушевского Н. А. - М. : ЛЕНАНД, 2013. - 155 с.

7. Медушевский Н. А. Университет на перекрестке развития: толерантность и третья роль вузов // XIV Междунар. научно-практич. конф. «Социально-гуманитарные и юридические науки: современные тренды в изменяющемся мире». Секция 3. Политические науки (12 августа 2013 г.). - Краснодар, 2013. - С. 13-15.

8. Медушевский Н. А. Толерантность и историческое сознание. Теоретические и прикладные вопросы науки и образования : сб. научных трудов по материалам Междунар. научно-практич. конф. 31 августа 2013 г.: в 5 частях. - Часть 1. - Тамбов : Бизнес-Наука- Общество, 2013. - С. 95-97.

9. Медушевский Н. А. Толерантность по отношению к людям с ограниченными возможностями // Социально-гуманитарный вестник Юга России. 2013. - № 7. - С. 77-81.

10. Медушевский Н. А. Толерантность и образовательная политика // Вестник развития науки и образования. - 2013. - № 4. - С. 254-262.

11. Медушевский Н. А. Принцип толерантности в контексте реализации образовательной политики. Политическое проектирование в пространстве социальных коммуникаций : материалы Х Междунар. научной конф. - Ч. 2. - М. : Ленанд, 2013. - 480 с.

12. Медушевский Н. А. Восприятие культуры толерантности. Проблемы внедрения результатов инновационных разработок : сб. статей Междунар. научно-практич. конф. (18 июня 2016 г., Пенза). - В 2 ч. - Ч.

2. - Уфа : МЦИИ ОМЕГА САЙНС, 2016. - С. 186-189.

13. Медушевский Н. А. Концепция курса «основы толерантности и правовой культуры». Глобализация научных процессов : сб. статей Междунар. научно-практич. конф. (23 июня 2016 г., Киров). - В 2 ч. - Ч. 2. - Уфа : МЦИИ ОМЕГА САЙНС, 2016. - С. 77-79.

14. Медушевский Н. А. Культура толерантности. Закономерности и тенденции инновационного развития общества : сб. статей Междунар. научно-практич. конф. (28 июня 2016 г., Сызрань). - В 2 ч. - Ч. 2. - Уфа : МЦИИ ОМЕГА САЙНС, 2016. - С. 216-219.

15. Гордеева М. А., Медушевский Н. А., Пичугина О. А. Реализация социальной миссии университета через партнерство с международными организациями // Научное обозрение: теория и практика. - 2013. - № 1. - С. 92-106.

16. Медушевский Н. А. Европейский союз после Брексита. Прорывные научные исследования как двигатель науки : сб. статей Междунар. научно-практич. конф. (28 мая 2017 г., Екатеринбург). - В 3 ч. - Ч. 3. - Уфа : МЦИИ ОМЕГА САЙНС, 2017. - С. 270-272.

17. Медушевский Н. А. Толерантность: от моральной нормы к идеологическому концепту. Интелектуальный и научный потенциал XXI века : сб. статей Междунар. научно-практич. конф. (22 мая 2017 г., Волгоград). - В 4 ч. - Ч. 4. - Уфа : МЦИИ ОМЕГА САЙНС, 2017. - С. 208-211.

18. Медушевский Н. А. Концепция когнитивной истории, как потенциальная основа исследования толерантных практик. Развитие инструментов управления научной деятельностью : сб. статей Междунар. научно-практич. конф. (18 мая 2017 г., Уфа). - В 4 ч. - Ч. 3. - Уфа : МЦИИ ОМЕГА САЙНС, 2017. - С. 22-25.

19. Медушевский Н. А. Культура толерантности в странах ЕС через призму анализа уровня социальной фрустрации // Глобальный научный потенциал. - 2017. - № 1. - С. 55-61.

20. Медушевский Н. А. Современная миссия университета: практики Европы, США и России // Юрист вуза. - 2017. - № 3. - С. 12-29.

21. Медушевский Н. А. Междисциплинарный подход к исследованию толерантности. Толерантность как основа либерального политического дискурса : сб. статей «круглого стола» (19 июня 2013 г.). - М. : ЛЕНАНД, 2013. - С. 4-25.

Учебные публикации по теме диссертации

1. Медушевский Н. А. Аналитические центры в коммуникационном процессе. Рабочая программа дисциплины для бакалавриата по направлению № 031600 - Реклама и связи с общественностью (профиль «Коммуникационные процессы в социальной и политической сферах») (Учебная программа). - М. : URSS. - 2013. - 38 с.

2. Медушевский Н. А. Аналитические центры в процессе подготовки политических решений. Рабочая программа дисциплины для бакалавриата по направлению № 030200 - Политология (профиль «Государственная политика и управление; политический менеджмент») (Учебная программа). - М. : URSS. - 2013. - 38 с.

3. Медушевский Н. А. Основы толерантности и правовой культуры. Учебная программа дисциплины. Направление 41.03.04 - Политология (Учебная программа). - М. : ЛЕНАНД, 2015. - 64 с.

4. Медушевский Н. А. Теория и практика общественного согласия. Учебная программа дисциплины. Направление 41.03.04 - Политология (Учебная программа). - М. : ЛЕНАНД, 2015. - 72 с.

<< | >>
Источник: МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Введение:

  1. Введение
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Введение