<<
>>

5. Внешние факторы разрушения культуры толерантности: миграция

Несмотря на комплексность и законченность проведенного нами ранее анализа, нельзя обойти вниманием ряд факторов, выходящих за его пределы, но в свете текущего развития событий, набирающих все большее влияние.

Всю совокупность данных факторов можно обозначить как осознаваемые населением Европы угрозы, источник которых находится за пределами ЕС. В их числе угроза бесконтрольной миграции, угроза терроризма и угроза военной агрессии. Данные типы угроз имеют свое специфическое выражение и контекстную трактовку, ориентированную на конкретные политические и экономические события. Так, например, после консолидации террористических движений в рамках запрещенного в России «Исламского государства», террористическая угроза стала ассоциироваться именно с данной организацией. Тоже самое происходит и с восприятием частью населения европейских государств российской политики в отношении Украины или в отношении трансформации состава потока беженцев.

Все эти, а также некоторые смежные вопросы влияют на культуру толерантности в специфическом косвенном ключе, разобщая общество Европы на группы мнений, часто антагонистичных друг другу и даже, находящихся в состоянии борьбы.

При этом, перечисленные угрозы, в силу их специфики, крайне сложно интерпретировать с психо-эмоциональных позиций, так как практически отсутствуют соответствующие профильные исследования. В качестве доступных, в данной связи, остается возможным рассмотреть перечисленные проблемы через комплекс статистических методов, реализуемых преимущественно на базе данных Евростата[466].

При этом нельзя не расставить определенных приоритетов и представить проблему миграции, как основную «внешнюю» для ЕС проблему, которая влияет на уровень толерантности в европейском обществе в гораздо большей степени, чем, к примеру, мнимая угроза Российской военной агрессии, которая актуальна преимущественно для стран Восточной Европы.

Рисунок 37. Восприятие российской военной угрозы469

Вопрос же распространения терроризма оказывается напрямую связан с миграцией и требует специального, но контекстного рассмотрения.

469NATO publics blame Russia for ukrainian crisis, but reluctant to provide military aid. Pew research.

10.06.2015 URL: http://www.pewglobal.org/2015/06/10/1-nato-public-opinion-wary-of-russia-leary-of-action- on-ukraine/(дата обращения 16.10.17)

What do you see as the most important issues facing Britain today?

Рисунок 38. Какие наиболее важные вызовы стоят перед Британией сегодня 2014-2016гг.470.

Толерантность и проблема миграции

Миграция сейчас для ЕС является одной из ключевых проблем и не только в силу экономической затратности, но и вследствие морально­этического обоснования необходимости ограничения потока мигрантов, обладающих различным правовым статусом. При этом законодательство в данной сфере на общеевропейском уровне достаточно ограничено. Нормативная база представлена, в т.ч. следующими документами:

• Правило 562/2006, устанавливающий Кодекс Сообщества о правила, регулирующих перемещение людей через границы (Шенгенский кодекс о границах).

• Правило 1052/2013 для создания Европейской системы пограничного контроля (ЕВРОСУР).

470 Foreign policy, security and terrorism - vote winning themes in the EU referendum?

Open Europe 12.05.2016 URL: http://openeurope.org.uk/today/blog/foreign-policy-security-terrorism-vote- winning-themes-eu-referendum/(датаобращения 16.10.17)

• Директива 2008/115 / ЕС об общих стандартах и процедурах в государствах - членах для возвращения незаконно пребывающих граждан

третьих стран.

• Положение 862/2007 по статистике Сообщества о миграции и международной защиты.

Наиболее авторитетным и значимым для подавляющего числа стран ЕС является «Регламент (ЕС) № 562/2006 Европейского парламента и Совета от 15 марта 2006 г., устанавливающий Кодекс Сообщества о режиме пересечения людьми границ (Шенгенский кодекс о границах).

Кодекс призван максимально либерализовать приграничное взаимодействие между странами ЕС и третьими государствами. Показательными в данной связи являются пункты 5 - 9 введения к документу, в том числе:

(5) Определение общих правил по вопросам пересечения людьми границ не ставит под сомнение и не затрагивает права в области свободного передвижения, которыми пользуются граждане Союза и члены их семьи, а также те граждане третьих стран и члены их семьи, которые на основании соглашений, заключенных между Сообществом и его государствами-членами, с одной стороны, и этими третьими странами, с другой стороны, пользуются правами в области свободного передвижения, эквивалентными правам граждан Союза.

(6) Пограничный контроль существует не только в интересах того государства-члена, на чьих внешних границах он осуществляется, но и в интересах всех государств-членов, отменивших пограничный контроль на своих внутренних границах. Пограничный контроль должен содействовать борьбе с нелегальной иммиграцией и торговлей людьми, а также предотвращению любых угроз внутренней безопасности, общественному порядку, общественному"здоровью н международным отношениям государств-членов.

(7) Пограничные проверки должны проводиться таким образом, чтобы в полной мере уважалось человеческое достоинство. Пограничный контроль должен осуществляться профессионально, уважительно и являться соразмерным преследуемым целям.

(8) Пограничный контроль включает в себя не только проверки в отношении лиц на пограничных пропускных пунктах и наблюдение между этими пропускными пунктами, но также анализ риска для внутренней безопасности и анализ угроз, способных нанести ущерб безопасности внешних границ. Поэтому необходимо установить условия, критерии и детальные правила, регулирующие одновременно и проверки на пограничных пропускных пунктах, и наблюдение.

(9) Чтобы не допустить чрезмерно длительного времени ожидания на пограничных пропускных пунктах, следует предусмотреть смягчение проверок на внешних границах при наличии исключительных и непредвиденных обстоятельств.

Систематическое проставление печати в документы граждан третьих стран остается обязательным в случае смягчения пограничных проверок. Данная печать позволяет с определенностью устанавливать дату"и место пересечения границы без необходимости проверки в каждом отдельном слущае того, были ли выполнены все требуемые меры по контролю документов на поездку*(7).

471

Выдержка из Шенгенского кодекса о границах .

При этом кодекс сохраняет и принцип суверенности границ, обозначенный, например, в пункте 15 введения:

«(15) Государства-члены также должны иметь возможность временно восстанавливать пограничный контроль на своих внутренних границах в

1Регламент Европейского парламента и Совета Европейского Союза

от 15 марта 2006 г. N 562/2006 "Устанавливающий Кодекс Сообщества о режиме пересечения людьми границ" (Шенгенский кодекс о границах)*(1) (с изменениями от 14 января, 13 июля 2009 г.) URL: http://lib.convdocs.org/docs/index-212288.html(Дата обращения 17.10.17.)

случае серьезной угрозы своему общественному порядку или своей внутренней безопасности»[467].

Там же отмечается, что «Следует зафиксировать условия и процедуры в отношении данного контроля с тем, чтобы гарантировать исключительной характер подобной меры и соблюдение принципа пропорциональности. Территориальные пределы и срок действия любого временного восстановления пограничного контроля на внутренних границах должны ограничиваться строгим минимумом, необходимым для ответа на упомянутую угрозу»[468].

В целом между перечисленными пунктами нет несоответствия, и они фактически уточняют друг друга, но в контексте возрастающего потока беженцев и мигрантов, это несоответствие все более проявляется, так как страны первичные реципиенты, например Словения или Венгрия в одностороннем порядке усиливают пропускной режим. При этом его соблюдение пролонгировано и сопровождается «чрезмерно длительным временем ожидания на пограничных пропускных пунктах» (противоречит пункту 9), изменением и ужесточением правил, регулирующих одновременно и проверки на пограничных пропускных пунктах, и наблюдение (противоречит пункту 8), случаями массового несоблюдения прав человека во временных лагерях для беженцев и т.д.

При этом следует отметить, что реализуя подобные действия приграничные государства руководствуются прежде всего соображениями собственной безопасности, в то время как государства «внутренней Европы» получают от этих действий определенную выгоду - мигранты не доезжают до них, а также имеют возможность для критики стран - первичных реципиентов в связи с нарушением общеевропейских принципов права.

Этот же дуализм присутствует и на национальном уровне, так как одни города принимают гораздо большее количество приезжих, чем другие и,

соответственно, сталкиваются с большим количеством проблем по их интеграции.

О росте недовольства и интолерантности по отношению к приезжим можно судить по множеству сообщений в европейских СМИ и блогосфере, представляющих проблему в неполиткорректной форме. Здесь показателен пример сайта Muslim statistics[469]который аккумулирует соответствующую информацию и за последний год публикует статьи с говорящими названиями:

• Швеция: 77% изнасилований совершенных 2% мусульманского

мужского населения страны - Криминальная статистика опубликовано 19 марта 2015 · 118 Комментариев

• Дания: 78% преступников в столице "незападного

происхождения" и 84% иностранцев являются безработными опубликовано 26 апреля 2016 · 4 Комментария

• Италия: 90% подростков обратиться в ислам, если исламское

государство покорит твою свою страну - опрос опубликовано 20 апреля 2016 · 11 Комментариев

• Мусульманская Великобритания Опрос: 52% хочет запретить гомосексуализм, 23% хотят шариат, 33% считают, что они влияют на решения в стране

опубликовано 14 апреля 2016 · 8 комментариев

• Брюссель: 90% мусульманских подростков называют убийц- джихадистов героями

опубликовано 12 апреля 2016 · 7 комментариев

Аналогичных статей в европейском сегменте интернета достаточно много, однако актуальным является вопрос о степени их маргинализации и маргинальности тех СМИ, которыми они публикуются. Определенный ответ можно получить через анализ миграционной статистики, который может

продемонстрировать степень реальной угрозы миграции для ЕС в целом и для отдельных европейских стран в частности.

ВВС в данной связи приводит следующий статистический обзор[470]. По данным информационного агентства более миллиона мигрантов и беженцев прибыли в Европу в 2015 году, что вызвало кризис интеграции. Подавляющее большинство переселенцев прибыли по морю, но часть мигрантов прибыли наземным путем в основном через территорию Турции и Албании.

Рисунок 39 Маршруты перемещения потоков мигрантов на территорию ЕС[471].

Стимулом к перемещению для мигрантов выступают продолжающиеся в Азии и Африке конфликты, а также высокий уровень бедности. Конфликт в Сирии продолжает оставаться самым крупным драйвером миграции. Но продолжающееся насилие в Афганистане и Ираке, злоупотребления в

Эритрее, а также бедность в Косово, также побуждают людей переезжать в благополучные европейские страны. Хотя не все из тех, кто прибывает в Европу, решается просить убежища, такого рода случаев становится все больше. Германия получила наибольшее количество новых заявлений о предоставлении убежища в 2015 году, - их число составило более 476,000. При этом реальные цифры, определяющие число прибывших в Германию на порядок больше и в 2015 году составило 1 млн человек. На втором месте по числу мигрантов оказалась Венгрия, через территорию которой прошел один и основных транзитных маршрутов. Убежища в Венгрии попросило примерно 177,000 человек. Общее число мигрантов, прибывших в ЕС в 2015 году по данным ВВС и вовсе составляет почти 2 млн человек против 280 тысяч, прибывших в 2014 году.

При этом процесс миграции является неорганизованным, что приводит к гибели большого числа переселенцев. По данным Международной организации по миграции (МОМ), в 2015 году была зарегистрирована гибель более 3770 мигрантов только при попытке пересечь Средиземное море в 2015. Еще 800 погибли в Эгейском море переходе из Турции в Грецию.

Миграция характеризуется различной степенью интенсивности для отдельных европейских государств, что в определенной степени влияет на уровень лояльности к мигрантам со стороны местного населения. Хотя Германия в 2015 году получила наибольшее количество ходатайств о предоставлении убежища, Венгрия стала страной-реципиентом с самой высокой пропорцией мигрантов к населению, несмотря на то, что закрыла свою границу с Хорватией в октябре. Соотношение в Венгрии составляет около 1800 беженцев на 100000 человек местного населения. Второе место занимает Швеция с пропорцией 1667 на 100,000 человек. Показатель для Германии составил 587 и для Великобритании 60 заявок на каждые 100000 жителей. Средний показатель по ЕС составил 260 заявок на 100 000 населения. Для оптимизации численности мигрантов в ЕС был принят ряд планов по перемещению беженцев между отдельными государствами, но

данные меры являются малоэффективными, так как страны не затронутые процессом интенсивной миграции склонны бойкотировать подобные решения или предлагать собственные условия. Например, в Великобритании отказались от каких-либо планов по созданию системы квот, но, по данным Министерства внутренних дел страны только 1000 сирийских беженцев были расселены в течении 2015 года, а премьер-министр Дэвид Кэмерон заявил, что Великобритания будет принимать до 20.000 беженцев из Сирии в течение следующих пяти лет.

Аналогичным образом обстоит ситуация и в Германии и в других странах ЕС. Так в 2015 году страны ЕС предложили убежище 292,540 беженцев при общем количестве годовых заявлений более 1 млн.

При этом показательно, что для всего процесса приема беженцев характерна выраженная многопрофильная асимметрия, которая представляет определенную потенциальную опасность для существующих в Европе толерантных практик. Данная асимметрия характерна для соотношения прибывших и принятых беженцев, для территориального распределения беженцев и даже для их возрастного состава, о чем свидетельствуют нижеприведенные графики.

Рисунок 40. Заявления о предоставлении убежища в ЕС (28 государств - членов) (в тысячах)477 .

Рисунок 41. Страны (Не являющиеся членами ЕС) происхождения лиц, ищущих

478

убежища в государствах-членах ЕС-28, 2014 и 2015 годах (в тысячах) .

Рисунок 42. Число лиц, ищущих убежища в государствах-членах ЕС в 2014 и 2015 годах (в тысячах)479.

Рисунок 43. Распределение по возрасту лиц, ходатайствующих о предоставлении убежища в государствах ЕС, 2015 (%) [480].

В контексте увеличения количества приезжих, все острее встает вопрос о том, кому можно остаться в ЕС, а кто должен покинуть пределы содружества. Так, после периода снижения (с 2008 по 2013 год), в 2014 году число граждан, не являющихся членами ЕС и признанных незаконно находящимися в ЕС, достигло своего пика и составило примерно 626 000.

Рисунок 44. Граждане стран не входящих в ЕС при условии соблюдения

481

миграционного законодательства в ЕС, 2008 - 14 .

Увеличение числа нелегалов в сравнении с 2013 годом на территории всего ЕС составило 46%. Наиболее пострадавшими государствами на 2014 году с более чем 50 000 незаконно присутствующих лиц, были Германия (128 000), Франция (96 000), Греция (74 000), Швеция (73 000) и Великобритания (65 000). На эти пять государств-членов приходилось 70% всех зарегистрированных задержаний нелегалов в ЕС. Еще на пять государств, в т.ч. Испания (48 000), Австрия (33 000), Италия (25 000), Бельгия (16 000) и Болгарии (13 000) - вместе приходилось около 22% от общей совокупности.

481Publications. Eurostat (migr_eiord). 2015. URL: http://fra.europa.eu/en/publications-and-

resources/publications?title=&year%5Bmin%5D&year%5Bmax%5D&related_content=&&&language=All&publis her%5B81%5D=81&page=19(дата обращения 16.10.17)

Рисунок 45.Граждане других стран признанные незаконно находящимися в странах ЕС и ЕАСТ, 2014 482.

На рисунке представлены государства-члены ЕС с наибольшим числом задержаний нелегальных мигрантов. Показательно, что большинство нелегалов происходят из Сирии. Также характерно, что большинство задержанных людей, не являющихся гражданами ЕС были молодые мужчины в возрасте от 18 до 34 лет (41% от общего количества задержаний).

482Publications. Eurostat (migr_eiord). 2015. URL: http://fra.europa.eu/en/publications-and-

resources/publications?title=&year%5Bmin%5D&year%5Bmax%5D&related_content=&&&language=All&publis her%5B81%5D=81&page=19 (дата обращения 16.10.17)

Рисунок 46. Национальная принадлежность лиц, признанных незаконно находящимися в странах ЕС, 2013-14483 .

Рисунок 47. Национальная принадлежность лиц, принуждаемых покинуть территорию ЕС, 2013-14484 .

В 2015-2016 гг. в Венгрии, Швеции, Австрии, Норвегии количество

485

беженцев превысило уровень в 1% от существующего населения . При этом

483 Publications. Eurostat (migr_eiord). 2015. URL:http://fra.europa.eu/en/publications-and-resources/publications?title=&year%5Bmin%5D&year%5Bmax%5D&related content=&&&language=All&publisher%5B81%5D=81&page=19(дата обращения 16.10.17)

484 Publications. Eurostat (migr_eiord). 2015. URL: http://fra.europa.eu/en/publications-and- resources/publications?title=&year%5Bmin%5D&year%5Bmax%5D&related_content=&&&language=All&publis her%5B81%5D=81&page=19(дата обращения 16.10.17)

485 Connor P. Krogstad J. Immigrant share of population jumps in some European countries. Pew Research Center.

15.06.2016 URL: http://www.pewresearch.org/fact-tank/2016/06/15/immigrant-share-of-population-jumps-in- some-european-countries/(датаобращения 28.09.2017)

беженцы влились в уже существующие диаспоры, усилив их количественно[481][482].

Согласно статистическим данным в ЕС сложилась очень сложная демографическая ситуация. Во-первых, в 2015-16 гг. отдельные страны столкнулись с необходимостью единовременной интеграции огромного количества инокультурных лиц, не владеющих даже английским языком. Так, например, только в Германию в этот период приехало не менее 600 000 человек, которые добавились 12 миллионам мигрантов, проживавшим там ранее.

Во-вторых, период 2015-2016 гг. характеризует только треть от общего времени развития миграционного кризиса, т.е. количество мигрантов, въехавших в страны ЕС за короткий период, кратно возрастает, а это, в свою очередь, осложняет процесс интеграции.

В-третьих, в ЕС существует очевидный общеевропейский дисбаланс в соответствии с которым, Польша, Чехия, Испания и вся Прибалтика вообще не участвуют в процессе преодоления миграционного кризиса, пользуясь своей географической удаленностью . Это, в свою очередь, влечет за собой

488

потенциал раскола среди стран-членов ЕС[483].

Наряду с количеством приезжих, важным фактором является их статус. Европейская практика такова, что беженцу достаточно просто получить не только вид на жительство, но и европейское гражданство. Более того, в Европе эффективно работают программы по воссоединению семей, которые в условиях современного миграционного кризиса позволяют натурализоваться целым семьям, часто превышающим количественный показатель в 7 человек. [484]

Особенно интенсивно процесс натурализации идет Швеции, Португалии, Финляндии, Нидерландах и Италии. Перечисленные страны оказались в последние годы наиболее близки к социальному кризису, который связан даже не столько с вопросами финансирования новых граждан, - например в Швеции этой проблемы нет, сколько с вопросами сохранения национальной или общеевропейской идентичности.

Дополнительным фактором здесь выступает возрастной состав мигрантов и, соответственно, новых граждан. Из данных Eurostat[485]следует, что мигранты в среднем на 25 лет моложе коренных европейцев, и если среди последних доминирует предпенсионный и пенсионный возраст, то для состава мигрантов актуальна возрастная категория с 20 до 40 лет при наличии мощной категории детей до 10 лет. Данные говорят о том, что коренное население Европы выходит из репродуктивного возраста, стареет, умирает, в то время как мигранты наоборот, входят в категорию репродуктивного возраста, и более того, рождение ребенка для многих семей мигрантов является основанием для закрепления в Европе.

Вне зависимости от особенностей процесса натурализации в котором участвуют те или иные группы мигрантов, актуальным остается вопрос о том, как Европейский союз, а точнее отдельные его члены, борются с миграцией и ограничивают ее влияние на национальное общество[486].

По сути, статус беженца из региона, признанного Брюсселем «опасным», фактически сразу дает право человеку для получения убежища в ЕС и дальнейшей натурализации. Но при этом в Европе активно развивается именно миграционная проблема, связанная с людьми, которые не могут претендовать на статус беженца и часто являются нелегалами. С позиции Европейского законодательства такие люди должны подвергаться депортации на родину. Тем не менее, практика депортации в ЕС развита крайне слабо. На сайте официальной европейской статистики Eurostat даже

нет рубрики, которая представляла бы подобную информацию. Тем не менее, отдельные страны публикуют фрагментированную информацию о депортации. Так, например, «Италия по данным организации «Инициатива европейской стабильности» (ESI) в 2014 году выслала 3 495 иностранцев, в 2015 — 2760, в 2016 — 3670. Соответственно из Германии было выслано 6 150, 5 303 и 7 451 человек»492(речь идет об общей совокупности мигрантов за исключением Балканского региона). Сопоставив данные о депортации мигрантов из Германии в 2016 году с количеством прибывших в 2015-2016 гг. (600 тыс.), - можно высчитать, что страну покинуло не многим более 1% приехавших мигрантов.

Таким образом, официальная европейская статистика, дополненная национальными европейскими и американскими исследованиями, демонстрирует существование массовой и слабо контролируемой миграции, которая действительно несет в себе видимый потенциал разрушения существующего общества. Повышения числа нелегальных мигрантов и неспособность отдельных европейских государств справится с их наплывом, депортировав подавляющее число лиц с зарубежным гражданством, приводит к росту реакционных и часто агрессивных настроений на территориях их пребывания, причем данные настроения не всегда связаны с нелегалами напрямую. Часто речь идет о доверии именно самому государству и отдельным государственным институтам, которые не уделяют должного внимания решению социальных проблем и особенно борьбе с бедностью. Данные, подтверждающие этот тезис приводит Евростат в докладе «Quality of life in Europe - facts and views - governance»493.

492 В ситуации с беженцами Европа обманывает сама себя. ИА REGNUM. 20.06.2017. URL:

https://regnum.ru/news/polit/2290600.html(дата обращения 28.09.2017)

493 Quality of life in Europe - facts and views - governance. Eurostat 2015.

URL:http://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php/Quality of life in Europe - facts and views -governance(дата обращения 16.10.17)

В докладе, в частности отмечается, что доверие является ключевым элементом отношений между людьми в их социальном взаимодействии и, в данном случае, доверие является своеобразным «ключом» к толерантности.

В текущем контексте интерес к политической жизни сравнивается авторами доклада с доверием к трем основным институтам, представленным полицией, юридической системой и политической системой. Авторы доклада используют 10 бальную шкалу. В соответствии с ней, жители ЕС, как правило, доверяют полиции (6.0 среднее) больше, чем правовой (4.6 среднее) и политической системе (3,5). Это довольно негативная оценка. Различия между учреждениями может отражать различные уровни понимания этих учреждений, их предполагаемого воздействия на повседневную жизнь и близость, которая вероятно выше для сотрудников полиции из-за их сильного местного присутствия по всей национальной территории.

Тем не менее, эта цифра намного ниже, чем средняя удовлетворение людей их межличностными отношениями, уровень которых был оценен в 7,8.

Данные доверия людей к деятельности политической системы, правовой системы, полиции и друг к другу приводятся в следующей таблице в разбивке по странам.

Таблица 12: Субъективные оценки благополучия и доверия, по странам, 2014 (Средний рейтинг)494.

Quality of life in Europe - facts and views - governance. Eurostat 2015.

URL:http://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php/Quality_of_life_in_Europe_-_facts_and_views_- _governance(датаобращения 16.10.17)

Mean overall life Satisfacbon Mean trust in the POlibcaI system Mean trust in the legal system Mean trust in the police Mean trust in others
EU 28 7.1 3.5 4.6 6.0 5.8
Bulgaria 4.8 2.6 3.0 3.6 42
Portugal 62 1 7 2.9 5.4 5.3
Hungary 62 4.5 5.1 57 5.3
Greece 6.2 2.0 4.1 5.0 5.3
Cyprus(I) 62 26 3.6 4.7 4.5
Croatia 63 28 3.3 5.1
Estonia 6.5 44 5.2 6.0 5.8
Latvia 6.5 3.6 4.5 5.4 6.5
Italy 67 2.1 3.6 5.8 5.7
Lithuania 6.7 45 4.9 6.0 6.1
Spain 6.9 1.9 3.1 5.4 6.3
Czech Repub 69 37 3.8 4.9 5.3
Slovakia 70 35 3.6 4.4 5.8
Slovenia 7.0 1.8 2.7 5.5 6.5
France 7.0 3.0 4.5 5.7 5.0
Malta 7.1 57 49 6.3 6.2
Romania 72 48 5.8 6.4 6.4
Germany 7.3 49 5.3 6.4 5.5
United Kιngd( 7.3 38 5.5 6.4 6.1
Poland 73 35 4.2 52 6.0
Ireland 74 32 5.1 6.9 6.4
Luxembourg 7.5 5.0 5.3 6.1 5.5
Belgium 7.6 46 5.0 6.1 5.7
Netherlands 78 55 62 66 6.9
Austria 7.8 44 6.0 7.2 5.9
Sweden 8.0 5.6 6.7 7.1 6.9
Denmark 80 59 7.5 7.9 83
Finland 80 60 7.2 8.2 7.4
Norway 7.9 5.9 7.2 7.5 7.3
Iceland 7.9 3.7 5.7 7.7 7.0
Switzerland 80 66 7.0 7.4 6.4
Serbia 49 3.2 3.4 4.3 4.2

(’) No data on trust in tħe police

Межстрановой анализ показывает, что жители Болгарии характеризуются самым низким уровнем доверия к полиции (3.6) и это отражает положение во всей Восточной Европе.

Доверие к правовой системе характеризуется аналогичными показателями. Большинство государств-членов ЕС с низким уровнем доверия

находятся в Центральной и восточной частях ЕС, в то время как большинство стран с высоким уровнем доверия относятся к Северной Европе.

Доверие к политической системе еще ниже — среднее значение не превышает 6.0 (в Финляндии и Дании 5,9). Низкие показатели обнаружены в Португалии (1.7), а также Словении, Испании и Греции (менее 2.0). Это главным образом государства-члены ЕС, серьезно пострадавшие от глобального финансового и экономического кризиса и испытывающие на себе последствия миграционного кризиса.

Согласно экспертной оценке, большое влияние на уровень доверия оказывает трудовой статус. Уровень доверия среди безработных в среднем ниже, чем у трудоустроенных на 1 балл, а применительно к политической сфере различие в оценке степени доверия составляет около 50%.

В целом, согласно результатам статистического исследования Евростата, уровень удовлетворенности человека жизнью напрямую соотносится с уровнем доверия, причем доверия как к социальным институтам, так и к другим гражданам. Доверие в данной связи коррелирует с толерантностью, так как речь идет о принятии решений и действий, которые реализуют государственные институты и отдельные граждане.

Исходя из двух нижеприведенных графиков, представляющих соотношение удовлетворенности жизнью граждан с доверием к социальным институтам и друг другу, можно констатировать, что в Европейском союзе порядка трети государств характеризуется низким уровнем доверия к социальным институтам. При этом наихудшим образом ситуация обстоит в Болгарии, где уровень удовлетворенности и уровень доверия самые низкие среди европейских государств и характеризуются высокой степенью отрыва от показателей других стран, что делает Болгарию своеобразным маргиналом, демонстрируя противостояние общества сложившемуся социальному и политическому порядку.

Еще ряд стран, в числе которых Португалия, Греция, Испания и Словения относятся к группе риска, особенно в аспекте доверия к

социальным институтам, при том, что для данных государств характерен средний уровень удовлетворенности граждан жизнью. Данное соотношение, на наш взгляд, оказывается обусловлено резким падением уровня жизни, которое произошло в этих странах в последние годы.

Показательно, что страны, принимающие больше всего мигрантов, в числе которых Германия, Венгрия, Великобритания, Хорватия и уже упомянутая Греция, не находятся на первых строчках рейтинга, ни в вопросах удовлетворенности, ни в вопросах доверия.

Определенным исключением в данной системе координат выступает Румыния, которая, как показывает проведенное нами исследование, находится в предкризисном состоянии, но по данным Евростата характеризуется высокой степенью лояльности граждан и средней степенью удовлетворенностью жизнью.

При этом, по данным самого Евростата, удовлетворенность граждан жизнью в стране и процесс обнищания не всегда напрямую соотносимы, о чем свидетельствует сопоставление данных трех нижеследующих графиков.

Так, с точки зрения обнищания, Румыния находится между Грецией и Болгарией, но ее позиция в рейтинге удовлетворенности и доверия отлична и может быть обозначена как гораздо более сильная.

Тем не менее, процесс обнищания в ряде стран ЕС в последние годы усилился. Наихудшим образом ситуация обстоит в Греции, Болгарии, Румынии, Латвии и Венгрии. Эти данные соотносимы с результатами проведенного нами выше исследования, которое показало, что данные государства относятся к группе риска с точки зрения уровня жизни, с точки зрения лояльности к существующей политической и социальной системе и с точки зрения стабильности культуры толерантности, которая в последние годы там интенсивно разрушается.

Рисунок 48. Доверие к социальным институтам в соотношении со средней общей удовлетворенности жизнью по странам, 2014495.

Рисунок 49. Доверие граждан друг к другу в соотношении со средней общей удовлетворенности жизнью по странам, 2014496.

Рисунок 50. Диаграммы уровня социальной неудовлетворенности и риска нищеты и

497

социальной маргинализации .

В значительной степени комплексное ухудшение жизни граждан в странах членах ЕС ведет к росту протестных настроений, в том числе и в отношении мигрантов, прибытие которых в страну создает дополнительную нагрузку на экономическую систему и дестабилизирует структуру социальных и трудовых отношений. Здесь, в частности показательно повышение уровня криминогенной обстановки и развитие теневого рынка труда, которых, в первую очередь, опасаются граждане Евросоюза. В данной связи миграционный кризис стимулировал проведение в Европейских государствах множества частных и региональных статистических исследований, призванных продемонстрировать уровень лояльности граждан к мигрантам и трансформации социальной структуры национальных обществ. Обзор и сравнение всей совокупности подобных исследований не представляется возможным ввиду их разноплановой структуры, поэтому в рамках нашего исследования мы ограничимся освещением нескольких частных кейсов, способных проиллюстрировать общественное настроение и интерпретировать популярность в европейском обществе публикаций в блогах с выраженной праворадикальной направленностью.

В числе стран, к социальной практике мы обращаемся, фигурируют государства, принявшие наибольшее количество мигрантов, в т.ч. Венгрия, Германия, Греция и Великобритания. При этом данную выборку можно считать объективной, так как она охватывает страны, относимые к двум «группам стабильности», выделяемые в специализированном индексе Social Progress Index[498], объединяющего специалистов Оксфорда, Йеля и ряда других известных западных университетов в области исследования социального капитала.

Индекс, рассмотренный нами за 2014-2015 гг по направлению «толерантность к мигрантам» демонстрирует разделение на две условные

группы стран, которые в условиях повышенного притока мигрантов сохраняют относительную стабильность.

Рисунок 51. Уровень толерантности к мигрантам в 2014 и 2015гг499.

Из представленного графика следует, что в составе ЕС высокий уровень толерантности - более 70 пунктов, характерен лишь для 13 государств, в числе которых Австрия, Бельгия, Дания, Финляндия, Г ермания, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Испания, Швеция и Великобритания. Еще пять стран, в т.ч. Словения, Франция, Италия, Греция и Венгрия относятся к промежуточному уровню от 50 до 70 пунктов.

<< | >>
Источник: МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме 5. Внешние факторы разрушения культуры толерантности: миграция:

  1. 6. Практика разрушения культуры толерантности: опыт Венгрии[499][500]
  2. Глава 5 Разрушение парадигмы толерантности и кризис спонтанной идеологии как результат социальной фрустрации граждан ЕС
  3. 4. Визуализация образа толерантной культуры
  4. 2. Генезис культуры толерантности: историческая ретроспектива
  5. 3. Потенциал анализа уровня развития культуры толерантности
  6. 7. Кризис культуры толерантности в сравнительной перспективе
  7. 3. Формирование культуры толерантности в контексте развития европейской либеральной мысли Нового времени
  8. § 2. Внешняя форма изоляции и конкретизации
  9. Условия и факторы осуществления власти в современном украинском обществе
  10. § 3. Диалектика общества и природы: внешний аспект