<<
>>

1. Толерантность как ценность либерального социально­политического порядка

Современный мир представляет собой политическое пространство, разделенное на части множеством исторически обусловленных противоречий. Противоречия стимулируют формирование государственных границ, развитие национальных идентичностей отдельных народов и их конкурентное противостояние, реализуемое в пространственном и временном аспектах.

По сути, именно конфликт является основным двигателем политического развития общества[168], так как конфликтная мотивация, меняясь вместе с общественными интересами, неизменно приводит ко все новым противоречиям, требующим создания новых инструментов конфликтного регулирования. Как следствие, постоянно стоит вопрос о создании относительно универсального инструментария конфликтного регулирования, способного упорядочить конфликтное взаимодействие, снизить издержки противостояния и заложить в основу борьбы принцип справедливого регулирования.

Задача, представленная в данном ракурсе, практически не имеет решения, так как «справедливость» предстает относительной категорией, постоянно подвергаемой сомнению. При этом меняются и принципы справедливого регулирования, которые напрямую зависят от уровня общественного развития. Так, для слабо развитых обществ или обществ кризисного развития, справедливость сводится к «праву сильного». Применительно к более развитым обществам, обладающим достаточным для

развития количеством ресурсов, справедливость сводится уже к гуманистической правовой традиции и компромиссу. Как следствие, актуализируются практики социального, межэтнического и межнационального диалога, позволяющие минимизировать уровень конфликтного взаимодействия, по крайней мере, в тех сферах, где на текущий момент отсутствуют элементы кризисного развития и дефицит ресурсов.

Одним из проявлений описанной «конструктивной» модели является культура толерантности, основанная на принципе уважения контрагента вне зависимости от существующих у него специфических черт.

Толерантность здесь может быт определена как умение воспринимать другого человекаили людей, или даже контекста, во всем многообразии его специфических особенностей в нейтральном ключе, но при условии, что индивид не испытывает угрозы собственной свободе и правам[169].

Данное определение демонстрирует материальный акцент толерантности и несет в себе отпечаток персонального эгоизма - человек - мерило всех вещей.

Еще одним определяющим моментом становится возможность толерантного отношения не только к одному, но и ко многим и даже к контексту, так как это обстоятельство делает толерантное поведение очень вариативным и одновременно расширяет сферу применения понятия, и дает возможность для маневра, например толерантен к ситуации, но не к участникам и наоборот[170].

Далее важным моментом определения становится понимание актором того, как и к кому он должен относится - принцип сознательности. В противном случае восприятие неизбежно окажется неадекватным и будет связано либо со страхом - терпимость, либо с подобострастием.

Как итог, толерантность предполагает настроенность на понимание и диалог с оппонентом, результатом которого становится признание и уважение его права на отличие.

При этом толерантность не может рассматриваться как абсолютная ценность, что обусловлено дуализмом общественного развития, включающего конфликтную и лояльную формы взаимодействия. Значительный перевес одной из составляющих неизбежно приводит к кризисному развитию и способен уничтожить общество. Но также нельзя говорить и о равенстве конфликтного и толерантного начал, так как историческая практика социального развития демонстрирует приоритет именно агрессивных отношений. Компромиссное же (толерантное) начало получает широкое распространение (выходящее за пределы семейных и дружеских отношений) лишь во второй половине ХХ века как реакция на Вторую мировую войну и имеет место преимущественно в западных либеральных демократиях.

Для этого исторического периода и для этого региона становится характерна абсолютизация ценности толерантного взаимодействия.

Толерантность в послевоенном (1945 г.) и особенно в современном (после 1990 г.) европейском политическом дискурсе перестает позиционироваться только как морально-этический принцип и постепенно получает выражение в форме новой политической ценности, способной повлиять на решение текущих политических вопросов в сфере интеграции ЕС и создания нового европейского общества.

Причина данной трансформации от морального принципа к политической ценности синонимична причинам развития в Европе идеологии неолиберализма и обусловлена, в первую очередь, стабильностью развития Европы в конце ХХ века, ресурсной обеспеченностью европейских государств и доминированием принципа социального равенства, в соответствии с которым в обществе снято большинство барьеров, препятствующих обогащению различных групп граждан. Как следствие,

толерантность становится производной от стабильности и благополучия рядового гражданина в сочетании с возрастающим уровнем индивидуальной культуры социального взаимодействия. Последняя связана с гуманистической культурной традицией и доминированием принципа антропоцентризма, в соответствии с которым отдельный человек с его интересами и амбициями становится своеобразным мерилом всех процессов, происходящих в обществе. Принцип антропоцентризма, в данном случае, фактически становится мостом перехода от классической (моральной) трактовки толерантности к ее неолиберальной интерпретации, трактующей толерантность как политическую ценность.

Выход толерантности на общесоциальный, пускай и локализованный, уровень придает ей более выраженную социальную окрашенность. Действительно на уровне межличностного взаимодействия она все также характеризуется как уважение, однако в нормативно-институциональном понимании на первый план выходят и другие, нормативно-направленные категории: согласие, сотрудничество, диалог (понимающая коммуникация), политический и культурный плюрализм, среди которых наиболее четкой и точной, с позиции автора можно считать диалог, как форму позитивного взаимодействия на социальном уровне.

По итогам данной трансформации, представления о толерантности как о политической ценности начинают определять развитие и трансформацию политического процесса в ЕС и в отдельных европейских государствах.

Несмотря на формирование нового политизированного вектора толерантности, данная ценность остается очень многогранной (аморфной)[171], и ее современные трактовки часто оказываются связаны с историческими коннотациями и философским, а иногда даже теологическим анализом. Таким образом, для понимания современного значения термина

«толерантность» необходимо обращение к его истокам, так как в данном случае работает «накопительный эффект» значения термина. Помимо этого обращение к истории демонстрирует причины, по которым можно говорить о формировании толерантности как специфической европейской политической ценности, отличной от североамериканского аналога или, к примеру, от трактовок толерантности, распространенных на пространстве СНГ.

<< | >>
Источник: МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме 1. Толерантность как ценность либерального социально­политического порядка:

  1. 4. Новейшее время и вызов неолиберализма - толерантность как политическая ценность
  2. МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018, 2018
  3. 3. Формирование культуры толерантности в контексте развития европейской либеральной мысли Нового времени
  4. Глава 1 Толерантность в культурно-политическом развитии Европы
  5. Концепция среднего класса как социальной опоры либерального консерватизма
  6. 2. Парадигма толерантности, как ценностная основа «спонтанной идеологии»
  7. Особенности раннепифагорейского понимания порядка
  8. 8. Брексит как следствие кризиса толерантного мышления в Великобритании
  9. Глава 3 Толерантность, как фундаментальная парадигма евроинтеграции
  10. 2.9. Проблема изменения порядка доминирования максим
  11. Приложение № 3 Концепция когнитивной истории, как потенциальная основа исследования толерантных практик
  12. Глава 1. Действие и ответственность как политические категории в философии Ханны Арендт
  13. Глава 5 Разрушение парадигмы толерантности и кризис спонтанной идеологии как результат социальной фрустрации граждан ЕС
  14. Свобода, равенство и власть в либеральном консерватизме Гизо.