<<
>>

СОВЕТСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ В ПОЛЬШУ В СЕНТЯБРЕ 1939 г.[165]

На 17-й день сопротивления немцам Польшу поразила другая потрясающая новость. В войну вступил Советский Союз. 17 сен­тября с востока в Польшу вошла Красная Армия. За два дня советские войска, не встретив на пути никакого сопротивления, оккупировали почти половину Польши, отрезав Гитлера от бога­тых нефтяных скважин Галиции и блокировав ему прямой путь на Румынию.

Быстро подойдя ко Львову и достигнув Брест-Литовска, советские войска заняли позицию на бывшей (до 1918 г.) границе Российского государства

Намерения нацистов в войне с Польшей были довольно очевид­ны. Никто не принимал всерьез заявление Германии о том, что она вынуждена нанести удар «перед лицом польской агрессии» или с намерением защитить немецкое меньшинство. Настоящие намерения немцев и при оккупации Чехословакии, и в войне с Польшей были ясны. Их целью была экспансия и завоевание. Намерения поляков в этой войне также были совершенно очевид­ны. Они как могли защищали свою страну. Но что можно сказать о намерении вторгшихся в Польшу советских войск? Были ли они добрыми в смысле соответствия теории справедливой войны?

23 августа 1939 г. советское руководство подписало пакт о ненападении с Гитлером. В секретных протоколах этого пакта предполагался раздел территории Польши между Германией и Советским Союзом. Кроме того, Советскому Союзу была предо­ставлена также возможность аннексировать Эстонию, Латвию и Литву. Частично этот пакт возник из-за разочарований советского руководства в западной политике. Сталин предпринял несколько попыток организовать широкую коалицию государств для проти­востояния нацистской Германии, но западные демократии не под­держали эти инициативы. Москва надеялась, что пакт с Германией предоставит Советскому Союзу некоторую передышку, необходи­мую для подготовки к военной обороне от предстоящей немецкой агрессии.

Но, вторгшись в Польшу, Советский Союз претендовал также на те территории, которые когда-то были частью Российской

империи.

Эти территории, населенные миллионами украинцев и белорусов, по мнению советского руководства, были несправедли­во отняты у советских республик Украины и Белоруссии Польшей в результате русско-польской войны в 1920 г. Поразительно, что в секретных протоколах немецко-советского пакта 1939 г. не было даже упоминания о советских притязаниях на польские террито­рии на основе национальных интересов украинцев и белорусов[166]. Решение Советского Союза обратиться к принципу самоопределе­ния как оправданию советской оккупации Польши было, по-види­мому, принято уже в последний момент. Когда министр иностран­ных дел Германии фон Риббентроп 3 сентября посоветовал Совет­скому Союзу занять свою часть польской территории (в соответ­ствии с секретными протоколами), советский нарком иностранных дел Молотов ответил, что намерением Советского Союза было сразу же объявить о необходимости прийти на помощь украинцам и белорусам. Это сделало бы советскую военную интервенцию оправданной в глазах общественности. Статья, помещенная в ве­дущей советской газете « Правда », рассказывала о тяжелом поло­жении национальных меньшинств в Восточной Польше. После своей военной интервенции 17 сентября советское правительство представило польскому послу в Москве — и всей международной общественности в его лице — еще одно обоснование своих дейст­вий: было сказано, что Польское государство фактически прекра­тило свое существование. Такая ситуация рассматривалась как серьезная проблема для Советского Союза, поскольку она созда­вала в данном регионе вакуум власти, который непременно запол­нили бы нацисты, если бы им позволили это сделать. Интервенция была необходима также для того, чтобы защитить украинцев и белорусов, проживавших на территории Польши.

Советское население приняло эти оправдания, апеллирующие к созданию лучшей защиты СССР от нападения со стороны Гер­мании, а также к праву украинцев и белорусов на самоопределение и восстановление справедливых границ. Однако эта точка зрения разделялась не всеми.

Многие наблюдатели заявляли, что подлин­ные советские намерения были связаны с экспансией и завоевани­ем, стремлением к политическому владычеству и экспортом рево­

люции. Они указывали, что в 1940 г. специальные подразделения НКВД расстреляли тысячи польских офицеров в Катынском лесу под Смоленском. Это преступление было официально признано лишь спустя полвека постсоветским российским руководством. Намерение уничтожить польскую армию, которая оказала герои­ческое сопротивление вторжению немцев, невозможно оправдать с точки зрения самозащиты Советского Союза. Кроме того, 1,5 млн поляков, прежде всего интеллигенции, были депортирова­ны в советские трудовые лагеря[167].

В истории есть множество случаев, похожих на этот. Ученые не могут дать быстрый ответ на вопрос, каковы же истинные намерения тех, кто использует военную силу. Любая интерпрета­ция должна основываться на анализе различных точек зрения. Всегда существует реальная опасность нарушения морального принципа добрых намерений. Именно по этой причине не следует легкомысленно сбрасывать со счетов скептицизм Гроция по поводу принципа добрых намерений.

<< | >>
Источник: Нравственные ограничения войны: Проблемы и примеры / Под общей редакцией Бруно Коппитерса, Ника Фоушина, Рубена Апресяна. — M.: Гардарика,2002. — 407 с.. 2002

Еще по теме СОВЕТСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ В ПОЛЬШУ В СЕНТЯБРЕ 1939 г.[165]:

  1. СОВЕТСКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1939 г.
  2. СОВЕТСКО-ФИНСКАЯ (ЗИМНЯЯ) ВОЙНА 1939—1940 гг.
  3. ГИТЛЕРОВСКАЯ ОККУПАЦИЯ ПОЛЬШИ
  4. Глава XIV ВОЕННЫЙ ОТВЕТ ВОЗГЛАВЛЯЕМОЙ США КОАЛИЦИИ НА ТЕРАКТЫ 11 СЕНТЯБРЯ
  5. § 2. Ценностный подход в советской этике
  6. 1. ПОНЯТИЕ ГУМАНИТАРНОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ
  7. 2. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ И МОРАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ ГУМАНИТАРНОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ
  8. Глава 6. ПРОБЛЕМА ЦЕННОСТЕЙ В СОВЕТСКОЙ МАРКСИСТСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ЭТИКЕ
  9. Начиная с 1990-х гг. проблема гуманитарной интервенции стала одной из наиболее важных в дискуссиях, касающихся междуна­родных отношений.
  10. ГИТЛЕРОВСКАЯ ОККУПАЦИЯ ЧЕХОСЛОВАКИИ В 1938 г. ГУМАНИТАРНАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ?[160]
  11. ИНДО-ПАКИСТАНСКАЯ ВОЙНА 1971 г. ГУМАНИТАРНАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ?[155]