<<
>>

СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM)

Цели войны не просто должны соответствовать критериям правого дела — они должны быть достаточно существенны, чтобы переве­сить потенциальные опасности войны. Так ли это применительно к операции «Несокрушимая свобода»? Действительно ли можно сказать, что блага, которые возглавляемая США коалиция надея­лась получить от этих операций, перевесили возможные дурные последствия?

То, что США и их союзники надеялись достичь посредством операции «Несокрушимая свобода», было достаточно ясно.

Лишив террористов возможности использовать территорию Афга­нистана в качестве базы для террористических операций и нанеся удар по военным объектам режима талибов, они хотели способст­вовать решению общей задачи — наказанию тех, кто несет ответ­ственность за теракты, и, таким образом, предупреждению и предотвращению дальнейших терактов. Если бы только часть этой задачи была реализована, даже тогда число спасенных невинных жизней было бы весьма значительно. Но это еще не все. Если бы можно было доказать, что в результате операции международное сообщество сможет противостоять глобальной угрозе терроризма, это вселило бы в демократические общества новую уверенность, которая позволила бы им действовать вновь в некой новообретен- ной нормальности.

Было бы, конечно, чрезмерным оптимизмом предполагать, что эту проблему можно решить одной военной силой. Операция «Несокрушимая свобода» была, как мы уже показали, лишь одним из многих компонентов ответных мер против терроризма в

целом. Но несмотря на то что военным усилиям нельзя всецело приписывать заслугу предупреждения и предотвращения будущих терактов, их вклад следует оценить как весьма существенный. После военной операции против режима, явно связанного с тер­рористической сетью, какой является «Талибан», стало возможно лишить эту сеть поддержки. Однако применение военной силы даже в качестве составной части комплекса ответных мер связано с определенным риском.

Существует риск для тех, кто непосредственно участвует в военных действиях в качестве комбатантов. Учитывая довольно примитивный характер ПВО талибов, можно с достаточным осно­ванием предположить, что боевой риск для пилотов будет, в общем, ограниченным. Это стало еще более очевидным после завершения первой фазы воздушной кампании, во время которой подавлялись средства ПВО. Боевой риск для сухопутных сил (спецназ и др.) следует оценивать как намного более значитель­ный. Поскольку талибы и бойцы Аль-Каиды, вероятно, стали бы избегать открытого боя с технологически превосходящим против­ником, сухопутные силы возглавляемой США коалиции столкну­лись бы с врагом, который прибегнет к партизанской тактике. При таком сценарии число жертв с обеих сторон могло бы значительно возрасти.

Риск для некомбатантов следовало, без сомнения, считать значительным. Мало того, что всегда существовал риск попасть под обстрел на линии огня (т.е. так называемый побочный ущерб), не замедлили сказаться, и это более важно, предсказуемые раз­рушительные последствия войны для афганского общества. Гума­нитарные лишения афганского народа, даже при отсутствии войны, были огромны. По оценкам, до начала войны около 6 млн человек во всем Афганистане зависели от снабжения извне, со стороны агентств по оказанию помощи[503]. Когда началась операция «Несокрушимая свобода», гуманитарная ситуация ухудшилась. Талибы приостановили работу агентств гуманитарной помощи, и в результате тысячи беженцев начали двигаться к пакистанской границе. Сбрасываемые авиацией США с воздуха продовольствен­ные наборы, будучи прекрасным жестом, не облегчали гуманитар­ных лишений населения.

Кроме риска жертв среди военных и гражданского населения существовал ряд стратегических рисков. Было, например, легко представить себе, что прямая военная конфронтация с междуна­родной, организованной террористической сетью, подобной Аль­Каиде, спровоцирует дальнейшие теракты. Нельзя было исключать возможность использования в данной связи химического и даже ядерного оружия1.

Еще один риск был связан с произведенным коалицией во главе с США выбором союзника в войне с движением «Талибан». Сделав Северный альянс частью своей стратегии по борьбе с талибами, США и их союзники рисковали вновь погру­зить Афганистан в хаос и анархию. Не исключалась возможность, что после победы над режимом талибов Северный альянс просто отвергнет предложение США о создании в Афганистане прави­тельства на широкой основе. Или, что еще хуже, различные группировки внутри Альянса станут враждовать друг с другом — ситуация, напоминающая о распрях, начавшихся после распада Советского Союза в начале 1990-х гг.

Другой тревожной опасностью была возрастающая поддержка исламского фундаментализма в мусульманских государствах. В такой стране, как Пакистан, режим талибов традиционно поль­зовался большой общественной поддержкой. Опасение, что США и их союзники превратят борьбу против терроризма в войну против ислама, казалось реальным и оправданным. При таком сценарии в духе «столкновения цивилизаций» задача борьбы против Аль-Каиды стала бы даже более сложной, чем раньше. Существовал риск, что вместо изоляции Аль-Каиды операция «Несокрушимая свобода» приведет к укреплению ее мощи, позво­лив перенести ее в какую-нибудь одну или несколько стран.

Из всего этого можно было сделать вывод, что операция «Несокрушимая свобода» не отвечала принципу соразмерности, поэтому проводить ее не стоило. Данный вывод убедителен. Ко­нечно, если добавить к аргументу о необходимой соразмерности не очень приятную мысль, что фундаменталистскую организацию вроде Аль-Каиды вообще не просто устрашить такой военной операцией, как «Несокрушимая свобода», он становится даже еще более убедительным. И все же по ряду причин анализ, проводимый [504][505]

в категориях принципа соразмерности, не обязательно должен давать столь отрицательный результат. Хотя военные операции всегда влекут за собой серьезные риски, в случае операции «Не­сокрушимая свобода» большинство рисков поддается управлению.

Избирательное проведение военных действий возможно и усилия по завоеванию сердец и душ жителей умеренных арабских стран дают возможность значительно уменьшить существующий риск. Кроме того, хотя будущие теракты не могут быть предотвращены военными операциями, было бы оптимистической наивностью предполагать, что будущих терактов можно избежать, не проводя военных операций. Напротив, отсутствие военного ответа, весьма вероятно, было бы истолковано как признак слабости. Это даже подтолкнуло бы других к подражанию деяниям Аль-Каиды.

А что можно сказать о гуманитарных последствиях операции «Несокрушимая свобода»? Были ли они, подобно другим опас­ностям, управляемыми? До некоторой степени были. Значительная гуманитарная помощь, оказанная в сотрудничестве с агентствами по оказанию помощи, могла бы облегчить немало человеческих страданий. Здесь следует отметить, что благодаря операции «Не­сокрушимая свобода» поступило больше гуманитарной помощи, чем это было возможно до тех пор, пока режим талибов был у власти. Но даже такой ускоренной помощи вряд ли будет доста­точно. Долговременные программы помощи по восстановлению постталибского общества окажутся абсолютно необходимыми для того, чтобы возглавляемая США коалиция могла сохранить под­держку мусульманских стран в своей дальнейшей борьбе против глобального терроризма.

7.

<< | >>
Источник: Нравственные ограничения войны: Проблемы и примеры / Под общей редакцией Бруно Коппитерса, Ника Фоушина, Рубена Апресяна. — M.: Гардарика,2002. — 407 с.. 2002

Еще по теме СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM):

  1. СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM)
  2. СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM)?
  3. 7. СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM)
  4. 2. JUS AD BELLUM
  5. СОРАЗМЕРНОСТЬ (IN BELLO)
  6. Часть первая ПРИНЦИПЫ JUS AD BELLUM
  7. СОРАЗМЕРНОСТЬ (IN BELLO)
  8. Глава V СОРАЗМЕРНОСТЬ
  9. Глава VII СОРАЗМЕРНОСТЬ
  10. РАСХОЖДЕНИЕ МЕЖДУ ПРИНЦИПОМ ВЕРОЯТНОСТИ УСПЕХА И ПРИНЦИПОМ СОРАЗМЕРНОСТИ
  11. ОСНОВНЫЕ ДОПУЩЕНИЯ