<<
>>

7. СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM)

Разумеется, российскому правительству было трудно найти аль­тернативу использованию силы, поскольку чеченское правительст­во отказалось вести переговоры. К тому же российское государ­ство было слишком слабым и коррумпированным для осуществле­ния невоенных мер, например карантина, в отношении отколов­шейся республики.

К сожалению, применение силы федеральным правительством имело несоразмерный характер. Использование вооруженной силы было обречено еще более усугубить ситуацию. Во-первых, война не могла улучшить положение тех граждан, которые уже покинули республику в массовом порядке. Она не

вания, проведенные российским правозащитным центром «Мемо­риал» и такими гуманитарными организациями, как «Врачи без границ»[372]. Наряду с этим немалую роль сыграла Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и такие личнос­ти, как российский правозащитник и политик Сергей Ковалев. Главным образом благодаря их работе и публикациям многочис­ленные нарушения прав человека как российской, так и чеченской стороной хорошо задокументированы. Это были следующие нару­шения:

1) неизбирательное ведение огня по населенным районам и сознательные нападения на гражданские объекты;

2) использование вооружений, которые являются неизбира­тельными по самой своей природе (например, зажигательные авиабомбы и реактивные системы залпового огня) в густонаселен­ных районах;

3) создание затруднений для выхода гражданских лиц из осаж­денных городов и деревень;

4) разграбление собственности гражданских лиц;

5) незаконные аресты и казни гражданских лиц;

6) жестокое и унижающее достоинство обращение с задержан­ными, включая использование пыток;

7) негуманное обращение и казни военнопленных.

Что касается военной тактики чеченцев, то они провоцировали российские войска, обстреливая их из населенных районов, ис­пользуя больницы, школы и даже детские сады для укрытия своих штабов и создания оборонительных систем.

Федеральные силы нередко отвечали беспорядочным огнем, не думая о жизни граж­данских лиц, которую они подвергали риску. Чеченские борцы за независимость нарушали международное гуманитарное право, за­хватывая заложников и используя пленных в качестве живого щита. Гражданские лица также использовались с этой целью, когда чеченские войска запрещали им покидать города или села, блокированные федеральными силами.

Провокации чеченцев, ужасные военные условия и огромные потери, которые несли российские солдаты, оказали катастрофи­ческое влияние на их и без того низкий боевой дух. Вследствие

касается чеченских мужчин, им нередко запрещалось покидать села.

Российские и международные группы по соблюдению прав человека собрали значительное количество достоверных сведений о широком распространении пыток и других жестоких и негуман­ных наказаний чеченцев военнослужащими Российской армии и внутренних войск. Эти нарушения, идущие вразрез с нормами гуманитарного права, включали избиения военнопленных и нево­оруженных гражданских лиц, подозреваемых в связях или под­держке боевиков. Заключенные обычно содержались в фильтра­ционных лагерях и неофициальных местах заключения. Правовой статус фильтрационных лагерей не был определен. Когда они создавались, руководство не позаботилось о предоставлении за­держанным хотя бы подобия сносных жизненных условий. Задер­жанные содержались, например, в подвалах в полной темноте. Им не предоставлялась медицинская помощь, даже если они были ранены. Многие из освободившихся узников фильтрационных ла­герей жаловались на применение пыток.

В российской прессе имеются отчеты о случаях, когда недис­циплинированные, часто нетрезвые, представители федеральных сил занимались кражами, грабежом, вандализмом, насилиями и убийствами. Задокументировано немало случаев, когда младшие офицеры и простые солдаты совершали немотивированные звер­ства, направленные не только против чеченского населения, но и против русских гражданских лиц, проживавших в Грозном и других частях Чечни.

Армейское командование предпринимало некоторые попытки заставить военных следовать гуманитарному праву. Официальный документ, изданный федеральным военным штабом в феврале 1995 г., определяет права и обязанности военных, дислоцирован­ных в Чечне, и их отношения с местным населением. Он приказы­вал солдатам следовать международному гуманитарному праву. Поступать иначе означало бы, согласно документу, дискредити­ровать страну, помогать врагу и провоцировать непредсказуемые последствия. Законными целями ударов признавались только воен­ные объекты, которые определялись следующим образом:

1) незаконные военные формирования, но не их медицинский и религиозный персонал;

2) военные базы, здания и районы размещения незаконных военных формирований;

Чечней не сулили успеха прочному соглашению. Но, как кажется, принцип правого дела был на стороне России. Что касается принципов различия и соразмерности в ходе войне {jus in bello), то они попирались — и притом вопиющим образом. Чечня в эти годы стала ареной жесточайших актов войны, включая печально известное использование пыток со стороны представителей Рос­сийской армии.

В августе 1996 г. российско-чеченская война закончилась Хаса­вюртовским соглашением, подписанным секретарем Совета Без­опасности российским генералом Александром Лебедем и чечен­ским полевым командиром Асланом Масхадовым, который сменил Дудаева на посту предводителя сторонников независимости Чечни после его гибели в апреле 1996 г. По этому соглашению, вопрос о политическом статусе замораживался до 2001 г. Обе стороны надеялись, что этого времени будет достаточно для создания более прочной базы для политических переговоров[373]. Но эти ожидания не оправдались. Чечня не только не смогла преодолеть диплома­тическую изоляцию — она была признана только правительством талибов в Афганистане в 1999 г., она также не сумела создать свою государственность. Центральная власть осталась разделен­ной между враждующими вооруженными группировками. Чечен­ское правительство не контролировало свою территорию. Чечня стала представлять угрозу для безопасности соседних стран и регионов. Распространялась преступность, в стране начали пус­кать корни радикальные формы исламского фундаментализма. Распространение получили частные формы военных действий. Некоторые чеченские военные формирования попытались захва­тить часть территории соседней российской Республики Дагестан. Все эти факторы привели ко второму вторжению российских войск в Чечню, которое началось в сентябре 1999 г.

<< | >>
Источник: Нравственные ограничения войны: Проблемы и примеры / Под общей редакцией Бруно Коппитерса, Ника Фоушина, Рубена Апресяна. — M.: Гардарика,2002. — 407 с.. 2002

Еще по теме 7. СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM):

  1. СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM)
  2. СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM)?
  3. СОРАЗМЕРНОСТЬ (AD BELLUM)
  4. 2. JUS AD BELLUM
  5. СОРАЗМЕРНОСТЬ (IN BELLO)
  6. Часть первая ПРИНЦИПЫ JUS AD BELLUM
  7. СОРАЗМЕРНОСТЬ (IN BELLO)
  8. Глава V СОРАЗМЕРНОСТЬ
  9. Глава VII СОРАЗМЕРНОСТЬ
  10. РАСХОЖДЕНИЕ МЕЖДУ ПРИНЦИПОМ ВЕРОЯТНОСТИ УСПЕХА И ПРИНЦИПОМ СОРАЗМЕРНОСТИ
  11. ОСНОВНЫЕ ДОПУЩЕНИЯ
  12. Содержание.
  13. ОТНОСИТЕЛЬНЫЙ ПРИНЦИП