<<
>>

СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ ООН

Теория справедливой войны и понятие легитимной власти столк­нулись с серьезными изменениями в международном праве. Не­смотря на то что последние три столетия суверенитет оставался центральным принципом в международных отношениях, после Второй мировой войны были сделаны решительные шаги по огра­

ничению применения силы суверенными государствами.

Ограниче­ния, предусмотренные Уставом ООН в отношении применения военной силы, и соответствующая роль Совета Безопасности пред­ставляют собой третью проблему для традиционного принципа легитимной власти. Устав ООН обязывает государства, входящие в ООН, разрешать «свои международные споры мирными средст­вами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость» (статья 2, § 3) и воздержи­ваться от применения силы в отношении любого другого государ­ства (статья 2, § 4). Однако государства — члены ООН сохраняют право на индивидуальную или коллективную самооборону, если на них или на других членов ООН совершено вооруженное напа­дение. Если спорные вопросы будут выноситься на обсуждение Совета Безопасности, он будет рекомендовать сторонам достичь соглашения, а если спор уже вылился в вооруженное столкнове­ние, он будет пытаться привести конфликт к мирному исходу. Правда, согласно главе 7 Устава, Совет Безопасности может предпринять меры для реализации своего решения и санкциони­ровать применение силы. Это происходит, когда имеет место угроза миру, нарушение общественного порядка или акт агрессии и все другие средства решения спора исчерпаны (принцип крайнего средства). Совет Безопасности в этом случае может дать полно­мочия на применение силы коалиции государств или региональной организации.

Система безопасности ООН не исключает интервенцию даже на территорию суверенного государства, когда его действия пред­ставляют угрозу миру. В этих обстоятельствах Совет Безопаснос­ти может принять принудительные меры для восстановления меж­дународного мира и безопасности.

Эти меры включают введение экономических санкций и эмбарго или даже наделение госу­дарств — членов ООН полномочиями на использование «всех необходимых средств», включая военную акцию, для разрешения конфликтов. Это означает, что члены Совета Безопасности смогли найти согласие относительно их легитимного права осуществлять гуманитарное вмешательство.

Поддержка Устава ООН почти всеми государствами мирового сообщества не положила конец дебатам по вопросу о том, кто в качестве легитимной власти правомочен применять силу в ситуа­

циях, не относящихся к легитимной самообороне. В академичес­ких дискуссиях об использовании силы в гуманитарных интервен­циях большая группа ученых придерживалась той позиции, что только Совет Безопасности обладает исключительными полномо­чиями на решение этого вопроса[134]. Они убеждены, что, во-первых, санкция на использование силы, данная организацией, в которой представлены ведущие государства мира, создает наилучшую га­рантию для умиротворения конфликта, а во-вторых, правовой порядок системы безопасности ООН, установленный после Вто­рой мировой войны, представляет наилучшую гарантию против односторонних действий какой-то одной державы или союза го­сударств. C этой точки зрения моральные ценности, используемые для оправдания гуманитарной интервенции, должны оставаться подчиненными правовым нормам Устава ООН.

Однако вторая группа ученых считает, что это — преимущест­венное, но не исключительное право Совета Безопасности ООН. Региональные организации, например Организация африканских государств (ОАГ) или Организация по безопасности и сотрудни­честву в Европе (ОБСЕ), могут в определенных случаях легитим­но действовать самостоятельно. Но эти ученые исключают возмож­ность односторонней интервенции отдельных государств, с чем не согласна третья группа ученых. По их мнению, суверенные госу­дарства сохраняют, несмотря на существование ООН, право ис­пользовать силу для гуманитарного вмешательства.

Ученые второй и третьей групп приводят различные доводы в пользу законного использования силы региональными организа­циями и суверенными государствами, например недостаточное «осуществление реальных полномочий» Советом Безопасности ООН (П. Рэмзи) или неспособность ООН действовать в качестве организации, «готовой и способной» вмешиваться в серьезные гуманитарные кризисы (М. Уолцер).

Указанная академическая дискуссия стала весьма актуальной во время кризиса в Сербии/Косово в 1999 г., когда члены Совета Безопасности не смогли выработать единую позицию относитель­

но гуманитарной катастрофы в Косово. Эта ситуация более по­дробно описана в гл. XI и XII настоящего издания.

5.

<< | >>
Источник: Нравственные ограничения войны: Проблемы и примеры / Под общей редакцией Бруно Коппитерса, Ника Фоушина, Рубена Апресяна. — M.: Гардарика,2002. — 407 с.. 2002

Еще по теме СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ ООН:

  1. ООН, ОРГАНИЗАЦИИ ПО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И МНОГОСТОРОННЯЯ ДИПЛОМАТИЯ
  2. 6. СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ ООН И УГРОЗА ПРИМЕНЕНИЯ СИЛЫ: БОСНИЯ 1992—1995 гг.
  3. 7. СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ САНКЦИИ
  4. Современные мобильные и информационные технологии и проблемы личной безопасности
  5. Взаимодействие системы со средой
  6. История системы
  7. Целое, целостная система
  8. ГЛАВА СЕДЬМАЯ МОДЕЛИРОВАНИЕ СИСТЕМ
  9. Специфика диалектики как системы
  10. Внутреннее строение и функционирование системы и их исследование
  11. 2.1 Личность лидера в системе политического лидерства
  12. 2.2 Система политического лидерства
  13. 1.2.История создания систем автоматического поиска вывода
  14. 3.3.Правила поиска вывода в системе BMV