<<
>>

4. Проблемы восприятия аргументационного выражения парадигмы толерантности на периферии ЕС

Эта же тенденция к разрушению ценности толерантности и толерантного поведения как фактора сплочения общества, начинает распространятся и на орбите европейского влияния, и показательным примером здесь выступает Турция - государство давно стремившееся в Европейский союз, но в последние годы утратившее большую часть мотивов к интеграции.

Об этом, к примеру, пишет турецкий политолог К. Енигун (Cuneyt Yenigun) в статье «Decreasing tolerance in Europe» .

В своей статье он констатирует, опираясь на идеи Э. Хобсбаума, что Европа столкнулась с «кризисом капитализма»[397][398], который является крупнейшим событием с момента распада Советского Союза. Подобному утверждению способствует, например, грандиозная безработица. При этом избиратели голосуют не за левые партии, обещающие социальную защиту, а за правые и даже за право-радикальные, в том числе и неонацистские партии. Как следствие среди правых радикалов инициирован процесс диалога и интеграции, который зародился в 1984 году под названием «Группа Европейских правых", и активно начал развиваться с началом мирового финансового кризиса 2008 года. В этот же период активизируются и консервативные и умеренно национальные партии, которые постепенно формируют мощную коалицию уже в Европейском парламенте, где еще в 2009 году присутствовало уже 19 националистов из 10 государств. Кроме того показательно, что рост национализма продолжился и на национальном уровне. К. Енигун приводит в пример партию АТАКА в Болгарии которая получила 13% голосов и две радикальные австрийские партии, собравшие 18% на фоне антиэмигрантской риторики, а также Британскую национальную партию и Партию независимости Великобритании, (которая

выступала за выход Британии из Европейского союза) которым удалось избрать 13 членов в Европейский парламент, выиграв 17% голосов, и столкнуть Лейбористскую партию Гордона Брауна на третье место.

Из всего этого автор делает вывод о радикализации европейской политики. При этом турецкий политолог констатирует, что ограничительные меры, предпринятые, например, Бельгией, с целью не допустить радикалов во власть, неэффективны. Речь идет о выборе граждан, а значит что-то не так с самими гражданами, пишет он.

Новые требования общества ведут к кризису легитимности проекта «единой Европы», а фактор внутри территориальной легитимности является самым важным фактором для доверия к ЕС со стороны внешних игроков. При этом турецкий политолог обвиняет ЕС в двойных стандартах, так как конфликты внутреннего порядка, такие как Земля басков, Каталония, Корсика, Сицилия, Северная Ирландия и Шотландия являются предметом толерантного дискурса со стороны общеевропейских властей, вопрос принятия в ЕС мусульманских стран, таких как Турция, Босния и Герцеговина, Албания - не является. «.к сожалению, парламентские выборы в ЕС превращаются в шоу на фоне роста микро-национализма, ксенофобии и анти-исламизма особенно в восточных странах-членах Союза». И это при том, что на территории ЕС проживает около 15 миллионов мусульман. Как следствие, К. Енигун делает вывод о кризисе европейской идеи толерантности и необходимости ее восстановления «путем взаимопонимания, взаимного уважения и терпимости, а не через жесткую идеологию, которая сейчас в Европе увеличивается» (суть идеологии при этом автором не раскрывается). И здесь турецкий политолог предлагает неожиданный пример для подражания в лице балканского региона, где, по его мнению существует «историческая терпимость» и дух взаимного уважения. В значительной степени пример статьи К. Енигуна является специфическим и неожиданным, так как сама Турция никогда не рассматривалась в качестве центра толерантного мышления, однако, важным

является подход к рассмотрению проблемы, с точки зрения которого в Европе есть общая идеология, эта идеология переживает кризис и попытки ее спасти связаны с достаточно реакционными мерами, часто идущими в разрез с реальным содержанием культуры толерантности.

В противовес концепции К. Енигуна следует сказать о формальной деятельности ЕС по развитию толерантных практик. Так например, сам факт существования европейского гражданства - это уже мощный стимул поддержки идеологии европейской интеграции, так как идея данного проекта была сформулирована еще в начале ХХ века и, начиная с 1960-ых годов планомерно реализовывалась. Обращаясь к истории следует вспомнить, что основания для европейской интеграции рассматривались, к примеру, в работах Р. Н. Куденхове-Калерги, который в 1921 г. опубликовал знаковую статью «Чехи и немцы», в которой одним из первых обратился к идее

399 панъевропеизма[399].

<< | >>
Источник: МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме 4. Проблемы восприятия аргументационного выражения парадигмы толерантности на периферии ЕС:

  1. 5. Аргументационное выражение парадигмы толерантности и конструирование идентичности
  2. 3. Аргументационное выражение: роль фабрик мысли в создании парадигмы толерантности
  3. 2. Материальное выражение парадигмы толерантности: путь к европейскому политико-правовому консенсусу и актуальные ограничения
  4. 2. Парадигма толерантности, как ценностная основа «спонтанной идеологии»
  5. Глава 3 Толерантность, как фундаментальная парадигма евроинтеграции
  6. Глава 5 Разрушение парадигмы толерантности и кризис спонтанной идеологии как результат социальной фрустрации граждан ЕС
  7. МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018, 2018
  8. Прагматика многозначных выражений
  9. Лекция восьмая Универсальность Человека и его способностей. Сверхчувственное восприятие и его отношение к развитию личности. Практические следствия для педагогики
  10. Лекция тринадцатая Продолжение обсуждения проблемы нравственности и личностного «Я». Работа А. Н. Леонтьева «Деятельность. Сознание. Личность» как пример научного подхода к проблеме личности
  11. Приложение № 2 Социальная толерантность: обзор российской литературы
  12. 4. Визуализация образа толерантной культуры
  13. 3. Потенциал анализа уровня развития культуры толерантности
  14. 2. Генезис культуры толерантности: историческая ретроспектива
  15. 5. Внешние факторы разрушения культуры толерантности: миграция