<<
>>

Приложение № 3 Концепция когнитивной истории, как потенциальная основа исследования толерантных практик

Теоретической основой исследования толерантности может выступать теория и методология когнитивной истории. Данная методология основана на применении когнитивной психологии в изучении социальных процессов истории и современности, т.е.

подход претендует на максимально полную и достоверную реконструкцию картины мира определенной эпохи с целью определения мотивации поведения общества, социальных групп и индивидов на основе критического исследования продуктов целенаправленной человеческой деятельности - исторических источников[4].

Теория и методология когнитивной истории оценивается в историографии как новая научная парадигма, способная преодолеть существующие методологические противоречия, вывести исследователей на новый междисциплинарный синтез, открыть перспективы формирования доказательного гуманитарного знания и добиться создания непротиворечивой концепции исторического процесса[5]. Показательно, что она интерпретируется как полноценная научная альтернатива различным релятивистским теориям исторического познания - «новая апология истории»[6]. Когнитивный подход применяется в различных областях гуманитарного познания - философии истории[3], социологии и антропологии - для выяснения смысла понятий, их эволюции в истории, влияния существующей когнитивной картины мира на формирование основополагающих представлений общества определенной эпохи о пространстве, времени и смысле существования[8].

Особое значение методологии когнитивной истории отмечается при изучении качественно новых социальных процессов, происходящих в современном мире - глобализации (которая ведет к отказу от европоцентризма), информатизации (означающей отказ от линейной версии исторического процесса в результате новых технологий коммуникации на межстрановом уровне) и необходимости адекватного познания «другого» (т.е. культурных стереотипов, отличающихся от представлений традиционного западного культурного мейнстрима, напр., в условиях

наплыва мигрантов в Европу из стран с иной, более традиционной культурой)[1].

В современной историографии подчеркивается продуктивность использования данной методологии для разработки проблем всеобщей и глобальной истории, исторической антропологии, европейской истории нового и новейшего времени, в частности - для конструирования нового понятийного аппарата, который призван описывать стереотипы различных культурных традиций в ценностно-нейтральных категориях (т.е. таких, которые не были бы взяты из одной, напр., европейской, культуры для объяснения отличных от нее явлений)[2].

Таким образом, представляется вполне оправданным и перспективным применение методологии когнитивной истории при исследовании толерантных практик. Ключевыми категориями с позиций данной методологии выступают: информационный обмен (как непосредственный, так и опосредованный, т.е. возможный в исторической длительности - через исторические источники); соотношение динамической (живой, непосредственной, устно передаваемой) информации и статической (фиксированной в источниках); психические и социально-психологические параметры коммуникации; механизмы постижения смысла, понимания и объяснения (в том числе в рамках конструирования понятий); параметры социальной и когнитивной адаптации индивида и общества в меняющейся социальной среде; причины возникновения когнитивного диссонанса и связанных с ним социальных фрустраций; возможности прогнозирования социальных процессов и реакций на них исходя из логики их предшествующего исторического проявления[7].

Исходя из этого, возможно концептуальное обобщение, классификация и верификация ключевых понятий культуры толерантности. Во-первых, категория толерантности выступает как результат когнитивного конструирования определенной эпохи - глобализации, одним из главных проявлений которой стал проект европейской интеграции (создание ЕС

легитимировалось идеологией прав человека, ключевой парадигмой которой стала концепция толерантности). Во-вторых, перспективна постановка проблемы об эволюции смысла концепции толерантности в длительной исторической перспективе (для выяснения отличия ее современных идеологических и политико-правовых трактовок от тех философских и этических представлений, которые существовали до начала европейской интеграции).

В-третьих, очевидна актуальность методологического разделения динамической и статической интерпретаций толерантности (первая представляет собой скорее спонтанное возникновение ценностей, норм и принципов, вторая - предполагает их фиксацию в значимых нормативных международно-правовых и национальных документах, а также использование «мягкого права» для фиксации определенных стереотипов социальной и когнитивной адаптации индивидов). В-четвертых, становится возможным дифференцированный подход к восприятию толерантности обществами с разной культурной традицией, выяснение противоречий культурных стереотипов в конструировании масштабов и смысла понятия толерантности, в частности - в различных регионах объединенной Европы. В-пятых, появляется четкая методологическая основа для анализа конфликтного потенциала рецепции принципа толерантности с учетом географических, геополитических, культурно-исторических и социально­экономических особенностей регионов. В-шестых, удается раскрыть когнитивные причины дисфункции применения принципа толерантности при конструировании новой политико-правовой картины мира - именно по тем параметрам, которые связаны с культурой диалога в обществах или социальных группах разного типа. В-седьмых, по результатам исследования оказываются возможны прогностические рекомендации о перспективах институционализации принципа толерантности в рамках европейского интеграционного проекта, ожидаемых трудностях на этом пути и путях их преодоления.

Принятие теории и методологии когнитивной истории в качестве методологической основы исследования толерантных практик не только не исключает, но предполагает использование других известных общенаучных методов - сравнительно-исторического (для выявления смысла и динамики интерпретации принципа толерантности), системного и структурно­функционального (для определения общей институциональной эволюции и дисфункций в реализации принципа толерантности в ходе осуществления проекта евроинтеграции); институционального и особенно неоинституционального метода (для определения соотношения формальных норм и их неформального конструирования, в частности, путем применения «мягкого права» - предписаний «хороших практик» в противоположность «плохим»).

В итоге можно констатировать, что концепция когнитивной истории применима для исследования толерантных практик и что сочетание когнитивных методов с более традиционными методами политической и социологической науки особенно перспективно при изучении процессов социальной и культурной адаптации человека, включая развитие на уровне индивида культуры толерантности.

Список использованной литературы:

1. Гуманитарное знание и вызовы современности. М.- Спб., 2014.

2. Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. Вып. 44. М., ИВИ РАН, 2013.

3. Знание о прошлом в современной культуре: Круглый стол// Вопросы философии, 2011, № 8. С. 3-45.

4. Когнитивная история: концепция- методы-исследовательские практики. М., РГГУ, 2011.

5. Круглый стол по проблемам теории и методологии когнитивной истории// Российская история.- М., 2010. -№ 1. С.131-166.

6. Миронов Б.Н. Новая апология истории// Общественные науки и современность, 2011. № 1. С. 139-148.

7. Медушевская О.М. Теория и методология когнитивной истории. М., РГГУ, 2008.

8. Человек: Образ и сущность. Когнитология и гуманитарное знание: Ежегодник. - М., 2010.

<< | >>
Источник: МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Приложение № 3 Концепция когнитивной истории, как потенциальная основа исследования толерантных практик:

  1. 2. Парадигма толерантности, как ценностная основа «спонтанной идеологии»
  2. Методологическая и теоретическая основа исследования.
  3. МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018, 2018
  4. 6. Практика разрушения культуры толерантности: опыт Венгрии[499][500]
  5. Приложение № 2 Социальная толерантность: обзор российской литературы
  6. Приложение №1 Социальная толерантность: обзор западной англоязычной литературы
  7. Концепция среднего класса как социальной опоры либерального консерватизма
  8. § 3. Личность как движущая сила общественной жизни, как субъект истории
  9. 4. Новейшее время и вызов неолиберализма - толерантность как политическая ценность
  10. 8. Брексит как следствие кризиса толерантного мышления в Великобритании
  11. 1. Толерантность как ценность либерального социально­политического порядка