<<
>>

3. Преодоление границ и путь позитивной интеграции

Одним из наиболее важных моментов во всех рассмотренных работах Ива Лакоста, становится аспект преодоления границ. В этом, по сути, кроется основа его «внутренней геополитики». Данный аспект находит продолжение своей интерпретации в работах его продолжателя Мишеля Фуше, в монографии Фронты и границы[303].

С позиции данного автора можно утверждать, что толерантность - это механизм, который стимулирует европейские этно-группы к позитивной интеграции через восприятие местных правил и традиций в контексте трансформации отношения к границам как фактору ограничения передвижения. Фуше пишет, что граница имеет три состояния - она может быть открытой, полуоткрытой и закрытой. Часто закрытость или прерывистость границы связана с особенностями политического режима, но в еще большей степени границы живут в умах людей, которые, даже не смотря на открытость, продолжают считать соседей «другими людьми» с более низким статусом. Здесь возможны вариативные маркеры, которые

диверсифицируются от позитивных - друзья, до негативных - враги, и все это является продуктом современной мифологии .

По итогам анализа идей Лакоста - Фуше можно констатировать, что с их точки зрения перед европейским обществом стоит одна ключевая задача, суть которой - преодоление формализованных исторических границ. Результатом решения данной задачи должно стать создание гомогенного пространства, лишенного барьеров и ограничений для перемещения. Решение данной задачи цивилизационного масштаба определенно должно происходить в русле концепции «внутренней геополитики» через создание нового имиджа или новой мифологии единого геополитического пространства, где , в свою очередь, начнет формироваться новая нация.

Подобная новая «нация» определенно уже создается на пространстве Европейского союза и ее развитие продиктовано общим эволюционным процессом европейского социума.

Она характеризуется интенсивной и разнообразной положительной интеграцией национальных государств, объединяющих усилия в области торговли, логистики, обороны, защиты частных и коллективных прав и т.п.

При этом, несмотря на успехи и длительность интеграционного процесса, открытым остается вопрос об успешности и долговечности данной интеграции. Применяя подход Лакоста - Фуше, ответить на данный вопрос можно проведя пространственный анализ проявлений толерантности на территории Европейского союза. Следует особо отметить, что подобный анализ не может быть линейным - не может применяться только к географическому пространству. Скорее географический фактор становится основой для унификации сразу нескольких аналитических моделей, в числе которых нормативно-правовая, институциональная, социальная, этно­языковая, культурная, гендерная, сексуальная, возрастная.

На географическом пространстве неизбежно развернется новый тип противостояния, который будет обусловлен не столько борьбой «порядка» и [304]

«хаоса», сколько противоборством компромиссного принципа интеграции, основанного на уступках и толерантности и насильственного, подавляющего принципа интеграции, который можно трактовать в качестве традиционного, основанного на лидерстве и подчинении[305][306].

Если первое начало представлено описанной выше концепцией Лакоста, то второе оказывается связано, например, с геополитической

'2∩'7

школой Мари-Франс Гаро (Marie-France Garaud) образованной в рамках

308

Международного института геополитики в 1982 году[307], а также с политической риторикой правых партий европейских стран, например современной партии Марин Ле Пен во Франции. И те и другие выступают с позиции национального государства в противовес концепции нации- цивилизации. Как следствие речь идет об идейном противостоянии по вопросу дальнейшего пути развития Европы, в основе решения которого, кроется многогранная проблема толерантности, как явления и как идеологии развития единого европейского геополитического пространства.

Вывод по главе

Ранее толерантность практически никогда не соотносилась с геополитикой, так как представлялась абстрактным понятием и, при этом, не отделялась от либерально-демократической традиции. В ряде случаев толерантность также рассматривалась с позиции отдельной национальной культуры и традиции, в русле формирования либеральных ценностей. В значительной степени она связана с либерализмом и в нашем исследовании, однако мы рассматриваем ее как самостоятельную детерминанту социального развития, которая приживается на новой почве еще сложнее, чем принципы либеральной демократии и априори имеет там иную

сущность. Как следствие геополитический подход представляется крайне востребованным, так как, рассуждая в его логике можно обозначить территориальные границы распространения отдельной формы культуры толерантности. Особенно это востребовано, если речь идет о Европе, которая сложилась как единое геополитическое пространство, но при этом сохранило множество элементов национальных специфик. В данной связи, следуя идеям Ива Лакоста, толерантность может позволить Европейцам перешагнуть через старые границы национальных государств и объединить усилия в достижении определенного «высокого социального порядка». Данный путь не пройден до сегодняшнего дня, так как процесс интеграции через толерантность испытывает мощное консервативное противодействие и реакцию, обусловленую справедливым вопросом европейских народов: «Почему стоит ровняться на те или иные принципы социального поведения, принятые в других странах, если у нас есть свои аналоги, исторически доказавшие свою эффективность?». Как следствие интеграция в рамках толерантности оказывается невозможна без игнорирования и ущемления частных интересов, что порождает конфликт и общеевропейское противостояние.

Дополнительное негативное воздействие на данный процесс оказывает процесс миграции из бывших колоний. Как мы уже отмечали ранее, на территории устойчивого развития с развитыми либеральными ценностями и культурой толерантности в последние годы возникают очаги иного мировоззрения, основанного на консервативной, коллективистской трактовке категории национальной культуры.

Мигранты из Африки и арабского мира практически не воспринимают классических европейских ценностей и представляют собственную культуру в качестве доминирующей. В такой ситуации бессильными оказываются практики мультикультурализма, и все острее чувствуется нарастающее противостояние. Как следствие власть и общество Европейского союза ищут способы нейтрализации консервативных

настроений и консервативного восприятия национальной культуры как среди приезжих, так и в среде коренных жителей европейских государств.

Преодоление нового кризиса оказывается связано с установлением новой формы либеральной идеологии - идеологии основанной на принципах толерантности, которая, будучи популяризированной, позволит изменить и расширить мировоззрение европейцев и приезжих, сделав их более лояльными друг к другу, и открыв для них понимание неизбежной трансформации тех консервативных стереотипов, которыми они жили до сих пор. Важно, что новая идеология, основанная на признании ценности толерантного поведения, ориентируется на общеевропейское геополитическое пространство, перешагивая через рубежи национальных границ и «национального культурного суверенитета».

<< | >>
Источник: МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме 3. Преодоление границ и путь позитивной интеграции:

  1. 2. Внутренняя геополитика Европы - путь интеграции через компромисс и толерантность
  2. Границы утопии
  3. Предмет герменевтики и ее когнитивные границы
  4. Глава 2 Потенциал геополитической интеграции европейских государств: поиск межнационального компромисса и основания для раскола
  5. 2. Материальное выражение парадигмы толерантности: путь к европейскому политико-правовому консенсусу и актуальные ограничения
  6. «ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ» ПУТЬ К СОЦИАЛИЗМУ
  7. Лекция четвертая Внутренние причины кризиса философии и возможный путь выхода из него. Конвергенция. Парадоксы развития. Актуальная и потенциальная бесконечность
  8. Утром 11 декабря 1994 г. подразделения Министерства обороны и Министерства внутренних дел России в составе 23 700 человек, 80 танков и 208 бронемашин пересекли границу Чеченской Респуб­лики[347].
  9. ГЛАВА ШЕСТАЯ ОТ ЧУВСТВЕННО-КОНКРЕТНОГО К АБСТРАКТНОМУ И ОТ НЕГО К КОНКРЕТНОМУ ВО ВСЕМ ЕГО МНОГООБРАЗИИ — ПУТЬ ПОЗНАНИЯ ЦЕЛОСТНОЙ СИСТЕМЫ [163]
  10. Оглавление
  11. Абстрактное и конкретное. Их единство и противоречие
  12. 4.3.1 Мировоззрение: практическая формализация
  13. 1. Парадигмальная сущность толерантности и возможность ее анализа
  14. 5. Сравнение результатов статистического анализа с культурологической моделью Р. Инглхарта и К. Вельцеля
  15. 5. Аргументационное выражение парадигмы толерантности и конструирование идентичности