<<
>>

6. Практика разрушения культуры толерантности: опыт Венгрии[499][500]

В канун миграционного кризиса - в 2015 году премьер-министр Венгрии Виктор Орбан выступил с резким заявлением, согласно которому Венгрия с этого момента будет высылать беженцев и нелегальных мигрантов[501].

Он также отметил, что мигранты не являются настоящими беженцами, а просто едут за лучшей жизнью на территорию Европейского союза, и в личном плане это понятно, но их желание вступает в конфликт с базовыми правами венгров, включая их право на безопасность[502].

Несмотря на такой высокий уровень радикализма, венгерская общественность поддержала своего лидера. Выросла также и популярность правой партии Фидес. Помимо этого, политологи отмечали в тот момент и рост поддержки партии Йоббик, которая объективно считается праворадикальной, но фактически, в вопросах миграции, активно поддерживает Фидес.

Возникает вопрос, почему в контексте интеграционного европейского процесса оказался возможен столь непопулярный поступок, как данное высказывание Виктора Орбана?

Фактически, до миграционного кризиса, политика Венгрии развивалась в русле общеевропейских ценностей, однако экономический кризис 2008­2012 гг, а затем миграционный кризис, актуализировали внутриполитические противоречия в стране и создали потенциал для укрепления политической электоральной платформы Фидес.

Указанное укрепление правого электората отмечают и статистические службы, в числе которых показателен отчет агентства Median за сентябрь 2015 года. Тогда интервьюеры опросили 1200 человек в более чем 100 городах и поселках Венгрии.

Интервью показали, что только 46% опрошенных знает о количестве мигрантов, прибывших в Венгрию. При этом большинство респондентов завышали показатели, следуя правой риторике.

Еще более показательно, что подавляющее большинство респондентов (66%) было осведомлено о программе Фидес в вопросах противодействия миграции, однако не почти никто среди респондентов не владел альтернативной информацией, касательно программ оппозиционных партий либеральной направленности.

При этом, как сообщает агентство Median в венгрии растет правый радикализм и ксенофобия. Так, например, в период с 2014 по 2015 гг. количество сторонников жестких мер в отношении мигрантов выросло с 66% до 79%.

Количество респондентов, нацеленных на ограничение количества мигрантов из Азии и Африки в принципе также выросло в этот период с 47% до 57%.

Радикализм венгерского общества связан не только с политической риторикой. В стране общество высоко оценивает деятельность сил правопорядка и добровольных дружин, в задачи которых входит контроль за мигрантами и усиленный пограничный контроль. Рейтинг полиции составил 73 балла из 100. Рейтинг добровольцев - около 70 баллов.

При этом на потенциал социальной радикализации указывает и неоднозначная оценка деятельности правительства, от которого ждут более жестких мер. Оценка доверия правительству в этом вопросе составила чуть более 50 баллов из 100.

В аспекте международной политики венгерское общество и вовсе настроено негативно. В опросах общественного мнения критике подвергаются Австрия, Германия и Европейский союз в целом, так как именно с их политикой в стране связывают возникновение миграционного кризиса.

Столь же негативно оценивается и роль транзитных стран, например Греции, которые своей «лояльной» политикой попустительствуют 503 проникновению мигрантов в Европу .

<< | >>
Источник: МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме 6. Практика разрушения культуры толерантности: опыт Венгрии[499][500]:

  1. 5. Внешние факторы разрушения культуры толерантности: миграция
  2. Приложение № 3 Концепция когнитивной истории, как потенциальная основа исследования толерантных практик
  3. Глава 5 Разрушение парадигмы толерантности и кризис спонтанной идеологии как результат социальной фрустрации граждан ЕС
  4. 2. Генезис культуры толерантности: историческая ретроспектива
  5. 4. Визуализация образа толерантной культуры
  6. 3. Потенциал анализа уровня развития культуры толерантности
  7. 7. Кризис культуры толерантности в сравнительной перспективе
  8. 3. Формирование культуры толерантности в контексте развития европейской либеральной мысли Нового времени
  9. ГЛАВА I ФЕНОМЕН ЛИДЕРСТВА В ФИЛОСОФИИ, НАУКЕ И ПРАКТИКЕ
  10. Опыт программно-целевого планирования и управления в СССР
  11. РАЗДЕЛ I. ОПЫТ ПОСТИЖЕНИЯ ВЛАСТИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИОННЫХ ПРОЦЕСОВ
  12. 3. Диалектический опыт и искусство вопрошающего мышления как ос­новной «метод» герменевтического познания
  13. Введение в философию и практику лидерства: монография / М.Ю. Ананченко; Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. - Архангельск: Поморский университет,2005. - 277 с, 2005
  14. 5. Экстатическое дыхание языка как перевод игры трансценденции мира в опыт внутримирного сущего
  15. Влияние руководства и лидерства на культуру организации
  16. § 2. Культура в социально-историческом контексте общественной жизни
  17. Глава Х. Общество как мир культуры