<<
>>

3. Потенциал анализа уровня развития культуры толерантности

Современные гуманитарные науки предлагают широкий набор методов определения уровня толерантности в обществе, в группе и у отдельного человека. При этом, не смотря на многообразие подходов качественный анализ толерантного поведения реализуется очень редко и особенно редко он применяется к широким социальным и этническим группам.

Причина этого обстоятельства кроется в ракурсе научных исследований толерантности, которые реализуются преимущественно с позиций психологии и этнопсихологии, при том, что толерантность, в ее многообразном значении, связана не только с психологическими особенностями и стереотипами, но и с социальным и физиологическим контекстами.

В данной связи показательно исследование Г.У. Солдатовой, направленное на создание т.н. «Индекса толерантности». В работе 2003 года[417]автор пишет, что «в психологии чаще принято диагностировать и исследовать негативные проявления и негативный полюс личности, поэтому и аспекты толерантности исследуются, как правило, через обратную сторону толерантности - интолерантность». Как следствие многообразие интолерантных поводов порождает многообразие подходов и методик исследования. При этом автор отмечает, что многообразие не должно обозначать фрагментированности, так как методические подходы можно адаптировать под различные формы интолерантного поведения. Кроме того, специализированные методики могут интегрироваться в сложные методологические модели.

Одну из таких моделей представляет и сама Г.У. Солдатова[418], формируя экспресс-опросник "Индекс толерантности". Опросник может быть охарактеризован как «уникальный» и «передовой», что обусловлено выходом автора за границы психологического анализа интолерантного поведения.

Методики из «практикума по исследованию и диагностики толерантности личности»

2.1. Экспресс-опросник tfИндекс толерантности”

(77 У СрлДялповл·, О.А.Kpaeifoea1О.

Е. Xyjciaee1Л.А.ШаЇїгероеа'і

Для диагностики общего уровня толерантности группой психологов центра Тратис"был разработан экспресс-опросник "Индекс толерантности'1. В его основу лег отечественный и зарубежный опыт в данной области (Солдатова, Кравцова, Xyxnaen3 Шайгерова, 2002). Стимульный материал опросника составили утверждения, отражающие как общее отношение к окружающему миру и другим людям, так и социальные установки в различных сферах взаимодействия, где проявляются толерантность и ин толерантность человека. В методику включены утверждения, выявляющие отношение к некоторым социальны?.! группам (меньшинствам, психически больным людям, нищим), коммуникативные установки (уважение к мнению оппонентов, готовность к конструктивному решению конфликтов и продуктивному сотрудничеству). Специальное внимание уделено этнической толерантно ста-ин толерантности (отношение к людям иной расы и этнической группы, к собственной этнической группе, оценка культурной дистанции). Три субшкалы опросника направлены на диагностику таких аспектов толерантности, как этническая толерантность, социальная толерантность, толерантность как черта личности.

Выдержка из экспресс-опросника «Индекс толерантности»[419].

При этом очевидными минусами данного методологического подхода,

на наш взгляд, являются:

во-первых, недостаточное внимание к контексту социального существования индивида, который, фактически, напрямую влияет на уровень интолерантности и агрессии респондента;

во-вторых, недостаточное внимание к физическим особенностям респондента, которые делают его взгляд на любые социальные процессы более или менее оптимистичным (равнодушным, агрессивным);

в-третьих, и это самое главное, акцент на интолерантное поведение.

Автор исходит из предположения, согласно которому толерантность начинается там, где прекращается интолерантность, но это утверждение неверно, так как приравнивает толерантность к терпимости, при том, что значения данных терминов требует разведения[420].

Согласно предложенному выше определению, толерантность синонимична уважению, т.е.

признанию «другого» равноценным тебе или признание ситуации или системы взглядов равноценной той ситуации, которую ты планировал или той системе взглядов, который ты придерживался.

Терпимость в данном сопоставлении, - это термин, обозначающий твое отношение к «другому», как к худшему в сравнении с тобой, к ситуации, как к менее благоприятной, чем она могла быть, к системе взглядов, как менее авторитетной, чем твоя собственная.

Как следствие, можно констатировать, что толерантность - это позитивное явление, которое присутствует в контекстном взаимодействии человека и окружающего мира в неизменном виде. В то же время терпимость, это состояние частичной неудовлетворенности, которое может трансформироваться как в толерантность, если удовлетворение возникает, так и в интолерантность, если расхождения восприятия и реальности достигает критического максимума.

На схеме данное соотношение может быть представлено в следующем виде.

Рисунок 6. Соотношение толерантности, терпимости и интолерантности.

Как следует из приведенной схемы, терпимость является переходным этапом между толерантностью и интолерантностью. При этом терпимость может отличаться по степени лояльности в зависимости от повода и условий взаимодействия. Также можно представить ситуации, которые реализуются лишь в рамках одного или двух из представленных секторов. При этом терпимость является наиболее распространенной и устойчивой поведенческой реакцией, что обусловлено факторами социальной среды и высокой адаптивностью человека[421], которые противопоставляются его исходной агрессивной природе и стремлению доминировать.

Исходя из представленной схемы становится очевидно, что большинство классификаций и индексов толерантности, основанных на разборе интолерантных поводов, по сути характеризуют лишь категории интолерантности и терпимости, в то время как категория толерантности остается за границами анализа, как некая идеальная недостижимая форма социального поведения.

Принятие парадигмы существования социальной толерантности при условии ее отличия от терпимости, дает нам возможность предложить и инновационную модель анализа толерантности как общесоциального явления.

Задача облегчается тем, что толерантность рассматривается нами в качестве статичной поведенческой формы (нельзя быть более или менее толерантным), которая может быть характерна для большего или меньшего числа людей, проживающих на одной территории в условиях социальной включенности и при этом определяется по совокупности социальных поводов.

Данная постановка вопроса представляет толерантность как устойчивую реакцию общества или широкой группы людей на качество их

жизни, которое, в свою очередь, может быть обобщено в совокупности индексов, отражающих уровень индивидуальной удовлетворенности[422].

Анализ широкого спектра работ по проблематике толерантного поведения и психологии личности, позволяет выделить в качестве основных детерминант толерантности три уже существующих индекса, в т.ч.: индекс субъективного благополучия, индекс субъективного экономического благополучия и индекс индивидуального самочувствия. Указанные три индекса отражают ключевые базовые сферы человеческой жизнедеятельности, благополучие в которых создает у человека чувство защищенности и позволяет ему от лояльности к существующей социальной системе перейти к ее уважению, как совокупности принципиальных для индивида ценностей.

В значительной степени данная модель соотносится с моделью «пирамиды потребностей» А. Маслоу, включающей 7 уровней[423].

Рисунок 7. Пирамида потребностей Маслоу.

Согласно А.Маслоу потребности человека растут и переходят с одного выделенного уровня на другой, по мере удовлетворения группы потребностей предыдущего уровня. Переход обусловлен степенью самоактуализации личности. Пирамида строится от простого типа потребностей к более сложному и наивысшее место в ней занимают «мета­потребности».

Ряд авторов придерживаются гипотезы , согласно которой потребности различного уровня, обоснованные А. Маслоу напрямую соотносятся с уровнем психологического благополучия, включающего три основных вида потребностей426 - витальные (жизниобеспечения) потребности; социальные потребности (потребности социализации) и идеальные потребности (осознание себя и своего места в мире). Данное соотношение, представленное в различных вариантах в работах

425 Втюрина Е.В., Никулина Е.В. Взаимосвязь психологического благополучия и стрессоустойчивости личности. URL: http://www.scienceforum.ru/2014/760/1613(дата обращения 16.10.17)

426 Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. - М.: Наука, 1983. C. 343.

427 отечественных и иностранных психологов , позволяет говорить о теоретическом значении описанной гипотезы и возможности ее экстраполяции на некоторые формы социального поведения, в числе которых одной из наиболее приоритетных и сложных является форма толерантного поведения.

Толерантное поведение, как уже отмечалось раньше, представляется, в определенном смысле, высшей формой социального поведения человека, на стадии которой становится возможно преодолеть конфликтный потенциал и эгоизм личности.

Как следствие, толерантное поведение оказывается соотносимо с определенным типом индивидуальных потребностей и определенным типом психологической мотивации, в которых уровень индивидуальной конфликтности будет преодолен в силу отсутствия необходимости борьбы и приоритета цели индивидуальной самореализации. Такими потребностями в пирамиде Маслоу выступает группа метапотребностей, а в психологии личности они обозначаются как идеальные потребности.

Исходя из положения о преемственности потребностей различных типов, можно заключить, что толерантное поведение оказывается возможно лишь при условии, что подавляющее число членов социума достигло ступени метапотребностей, а оставшаяся малочисленная группа находится не ниже уровня реализации социальных потребностей. Как следствие, реализуемые потребности определяют психологию членов социума и детерминируют их конструктивное взаимодействие и распространение среди них культуры толерантности. При этом нельзя не согласиться с А. Маслоу, который, представляя свою модель, писал о неизбежных исключениях из нее, так как существует незначительное число людей с нестандартными приоритетами потребностей. Маслоу считал подобные исключения маргинальными и

427Например: Аргайл М. Психология счастья. - М., 2000.; Безносов С.П. Профессиональная деформация личности. СПб.: Речь, 2004.

происходящими из-за развития невроза или из-за неблагоприятных внешних обстоятельств.

<< | >>
Источник: МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме 3. Потенциал анализа уровня развития культуры толерантности:

  1. 4. Статистический анализ потенциала толерантного поведения в странах Европы
  2. 3. Формирование культуры толерантности в контексте развития европейской либеральной мысли Нового времени
  3. 3. Верификация результатов анализа уровня социальной фрустрации
  4. Формы и методы развития лидерского потенциала
  5. 2. Генезис культуры толерантности: историческая ретроспектива
  6. 4. Визуализация образа толерантной культуры
  7. 5. Внешние факторы разрушения культуры толерантности: миграция
  8. 7. Кризис культуры толерантности в сравнительной перспективе
  9. § 1. Основные методологические предпосылки анализа сущности культуры и ее определение
  10. 1. Парадигмальная сущность толерантности и возможность ее анализа
  11. 6. Практика разрушения культуры толерантности: опыт Венгрии[499][500]
  12. Философский анализ идейных предпосылок конфликтаинтерпретаций в исследовании культуры.
  13. ГЛАВА 2. КОНФЛИКТ ИНТЕРПРЕТАЦИЙ КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА И ЭМПИРИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТ ПОЗНАНИЯ КУЛЬТУРЫ
  14. Глава 1 Толерантность в культурно-политическом развитии Европы
  15. ГЛАВА III СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПЦИЙ РАЗВИТИЯ ЛИДЕРСТВА
  16. 2. Уровень „теорий среднего уровня**
  17. Глава 2. Потенциал эстетизации в трактовках воли
  18. Глава 2 Потенциал геополитической интеграции европейских государств: поиск межнационального компромисса и основания для раскола
  19. Влияние руководства и лидерства на культуру организации
  20. § 2. Культура в социально-историческом контексте общественной жизни