<<
>>

Политическая карьера Токвиля

Так же долго, как складывалось его мировоззрение, Токвиль пытался найти свою стезю. Он не хотел быть только юристом, только историком, только политиком, но искал некий синтез. Однако Июльская революция, которая застала будущего философа в судебной должности в Версале, и падение династии Бурбонов поставили под угрозу не только перспективы политической карьеры, но и возможность заниматься юриспруденцией.

Токвиль не долго колебался и 16 августа 1830 г. принес присягу новой династии, объяснив свой поступок следующим образом: «Я до самого конца сохранял в сердце остаток наследственной

привязанности к Карлу Х, но этот король пал, потому что нарушил дорогие для меня права, и я надеялся, что от его падения скорее оживится, чем заглохнет, свобода в моем отечестве»[984]. В этой присяге мировоззрение Токвиля получило оформление через поступок и его последующее объяснение. Будущий философ сознательно пошел на разрыв со своими друзьями- легитимистами и дал понять семье, какое значение для него имеет свобода.

В революции 1830 г. Токвиль увидел последний шанс Франции совместить свободу с конституционной монархией, и он надеялся, что Орлеанам удастся осуществить это соглашение, которое не могла провести в жизнь Реставрация. Именно поэтому он не подал в отставку, не имея, тем не менее, шансов на быструю карьеру. Привлекала Токвиля и антигеронтократическая направленность Июльской революции, вожди и идеологи которой, а также монарх, возведенный на престол, были молодыми людьми. Хартия 1830 г. снизила возраст пассивного избирательного права (для участия в выборах в палату депутатов) до тридцати лет[985]. Однако присяга, принесенная Орлеанам осложнила отношения Токвиля с семьей и друзьями, а административная работа стремительно превращалась в утомительную рутину. Тогда вместе со своим другом Бомоном Токвиль получил у министра внутренних дел графа Монталиве поручение изучить работу пенитенциарной системы Соединенных Штатов, для последующей реформы французских исправительных учреждений[986].

По мнению И.О. Дементьева, уже на земле Нового Света Токвиль начал основательную подготовку к будущей политической карьере: теоретическую (изучение трактатов и документов) в соединении с практикой (изучение механизмов решения социальных, экономических и политических проблем в американской государственной системе)[987]. Пьер Манан указывает на иные мотивы поездки Токвиля - мыслитель отправляется в путешествие по Америке с целью понять преимущества и опасности демократии и вооружить этим знанием французских политиков[988].

Было бы ошибкой связывать начало политической карьеры Токвиля с выходом «Демократии в Америке». Несмотря на многочисленные политические идеи, изложенные в трактате, книга стала частью интеллектуальной, а не политической жизни Франции. А. Жарден говорит о начале политической карьеры Токвиля в момент его избрания в палату депутатов в

1839 г.[989] Однако нам представляется, что уместно выделить как предварительный этап, так и активную фазу политической карьеры Токвиля, которая включает в себя интеллектуальное влияние на политическую повестку и реальное участие в государственных делах.

Предварительный этап политической карьеры Токвиля приходится на 1836-1838 гг. В 1836 г. Токвиль получил главную премию, присужденную французской Академией за первую часть «Демократии в Америке». В это же время Токвиль начал размышлять о перспективах политической карьеры. Сомнения его усиливались в связи с тем, что он считал себя плохим оратором. Отсутствие способностей к произнесению речей считалось серьезным препятствием для участия в парламентской деятельности. Токвиль поделился своими сомнениями с Руайе- Колларом и получил обнадеживающий ответ: «Репутация, которую вы цените как самое великое благо в мире, утверждается сегодня скорее такими книгами, как Ваша, [а не умением произносить речи]»[990]. Поддержка влиятельного доктринера убедила Токвиля, и в ноябре 1836 г. он выставил свою кандидатуру на парламентских выборах от округа Валонь, на территории которого располагался замок Токвиль.

Его двоюродный брат, Моле, воспользовался служебным положением и включил Токвиля в число правительственных кандидатов. Такая поддержка не на шутку рассердила интеллектуала, который добился своей перерегистрации в качестве независимого кандидата[991] и потерпел на выборах поражение, набрав на своем участке 45%

992

голосов[992].

Самонадеянный отказ от помощи влиятельных родственников оттолкнул от Токвиля наиболее могущественных землевладельцев. Представители буржуазии подозревали кандидата- дворянина в легитимизме и тайных симпатиях к Бурбонам[993]. Токвиль же довершил провал тем, что строил свою предвыборную кампанию, акцентируя внимание избирателей на своих заслугах в области литературы и реформы пенитенциарной системы. Однако местные избиратели ценили не глубину политической рефлексии кандидата и способности к масштабному мышлению, а умение видеть местные проблемы. Все эти обстоятельства и привели к поражению Токвиля на выборах.

В 1838 г. общественное влияние Токвиля возрастает, популярного автора принимают в ряды членов Академии моральных и политических наук, но не в секцию истории, в которой состояли Минье, Тьер, Гизо и Тьерри, а в секцию морали. Мыслитель становится кумиром «буржуазии умственного труда» - врачей, адвокатов, преподавателей, многие из которых

предлагают ему свою поддержку на выборах в палату[994]. Однако эти категории граждан порой не обладали достаточным имуществом для преодоления избирательного ценза. Токвиль вновь выставляет свою кандидатуру от округа Валонь. Мыслитель извлек урок из политической неудачи 1836 г. и в общении с избирателями сосредоточился на местных проблемах. Он отрекся от легитимизма и заявил о своей лояльности династии Орлеанов, обозначил свою приверженность постепенным общественным преобразованиям и «медленным реформам»[995].

Общение с избирателями было необходимым условием избрания в палату депутатов. В двух обращениях к избирателям округа Валонь в 1837 и 1839 гг.

Токвиль продекларировал свои политические принципы, которые не изменятся на протяжении его карьеры[996]. Эти принципы резюмирует И.О. Дементьев: личная и моральная ответственность депутата перед избирателями; независимость депутата от правительства и политических группировок; последовательность и постоянство в осуществлении своей политики; честность и порядочность политика; гласность в осуществлении политической деятельности и ответственность депутата перед избирателями[997]. Неоднократно Токвиль повторял, что философскую составляющую его политической программы можно найти на страницах «Демократии в Америке».

Новая стратегия возымела действие, и в феврале 1839 г. Токвиль избирается в палату депутатов от округа Валонь департамента Ла-Манш (56% голосов)[998]. 1 1 марта философ впервые принимает участие в заседании палаты, 2 июля произносит первую парламентскую речь. Токвиль энергично принялся за новые обязанности. Он специализировался на внешней и колониальной политике. В рамках своих возможностей, используя парламентскую трибуну, Токвиль требовал, чтобы правительство в восточном вопросе отказалось от закулисных сделок с великими державами, а также указывал, что в «век демократии» национальные интересы на мировой арене способно защищать лишь правительство, опирающееся на поддержку общественного мнения страны или большей части граждан.

Токвиль не создал собственную внешнеполитическую концепцию, но был сторонником realpolitikв международных отношениях и разделял основные принципы внешнеполитической доктрины Гизо, в особенности отказ от широкомасштабных внешнеполитических акций и проектов в пользу внутриполитического развития. Философ не давал оценки международному порядку в целом, но был щедр на характеристики отдельных государств. В частности, он предсказал, что США пойдут по пути демократии, а Россия - по пути деспотизма, но оба этих

государства обретут невиданную силу и будут господствовать каждое над своей половиной мира[999].

Отношения к России различало Токвиля и консерваторов-традиционалистов, таких как Ж. де Местр, который восхищался самодержавием и теократией. Для Токвиля русской опыт был антипримером и иллюстрацией к описанию деспотического государства.

Токвиль стал последовательным критиком и противником рабства. Во время дебатов в рамках работы парламентской комиссии по эмансипации негров во французских колониях, он высказался за немедленную и полную отмену рабства, а также утверждал, что это «мнимое неравенство», которое не заложено природой. Токвиль использовал как традиционные аргументы - аморальность, бесчеловечность невольничества, так и новые - экономическая неэффективность подневольного труда, его противоречие принципам и духу конституционной Хартии[1000]. Окончательное отношение к проблеме рабства сформировалось у Токвиля еще во время поездки по Америке, и на страницах «Демократии» автор резюмирует свою позицию по этому вопросу: «Рабство (.) обесчещивает труд, оно вводит элементы праздности в общество, а вместе с праздностью - невежество и спесь, нищету и роскошь. Оно нервирует силы разума и усыпляет человеческую активность»[1001]. Пытаясь доказать экономическую несостоятельность рабства, Токвиль приводит пример из истории Соединенных Штатов: «.в провинциях, где рабов не было, население, богатство и благосостояние росли быстрее, чем в тех, где они были». Однако жители первых провинций были вынуждены сами обрабатывать землю или нанимать работников, тогда как жители вторых имели в своем распоряжении бесплатную рабочую силу. На основе этого знания Токвиль делает заключение: «Следовательно, жизнь в одних местах требовала труда и расходов, в других же можно было жить в праздности, к тому же ничего не тратя. В выигрыше, однако, были первые провинции»[1002].

Токвиль критикует рабство не только с прагматической точки зрения. Для мыслителя очевидно, что существование рабства противоречит природе человека и ставит под угрозу свободу в целом. Этот общественный порок незаметно проникает в общество, поначалу его с трудом можно отличить от обычного злоупотребления властью, но «попав в почву, словно росток некоего проклятого Богом растения, это зло начинает питаться своими собственными соками, быстро растет и развивается самым естественным образом вместе с обществом, в которое оно проникло»[1003]. Аболиционизм Токвиля носил индивидуальный характер,

мыслитель не примкнул к движению Виктора Шельшера (1804-1893)[1004], но разделял взгляды последнего.

Как на отличительную особенность рабства Нового времени, мыслитель указывает на расизм. Если в древнем мире хозяин и раб принадлежали к одной расе, часто раб стоял выше хозяина по своему воспитанию и знаниям, то в современном обществе раб отличается от хозяина не только своей несвободой, но и своим происхождением: «Негра можно освободить, но от этого он не перестанет быть совершенно чуждым для европейца, (.) этого человека, рожденного на самой низкой ступени общества и появившегося у нас в обличье раба, мы лишь с натяжкой можем назвать человеком. Его лицо кажется нам отвратительным, его ум - ограниченным, вкусы - низменными, мы почти готовы принять его за промежуточное существо между человеком и животным»[1005]. Токвиль считает, что отмена рабства не разрешит расовую проблему, потому что в сознании людей надолго закрепятся предрассудки о «превосходстве хозяина над рабом, белого человека над всеми другими людьми»[1006]. Для преодоления расизма после отмены рабства потребуются десятилетия, пока белые откажутся от своего мнения о бывших рабах как о существах «интеллектуально и морально неполноценных», негры же, по мнению Токвиля, должны измениться[1007]. Если не разрешить расовые противоречия, они могут стать источником драматичных конфликтов будущего, образцы которых Токвиль увидел во взаимоотношениях белого и цветного населения в Соединенных Штатах: «До сих пор повсюду, где сила была на стороне белых, они держали негров в унижении и рабстве. Там, где верх брали негры, они уничтожали белых. Вот единственная форма отношений, которая когда-либо существовала между двумя расами»[1008].

Историки, ценящие успех героя, дают скромные оценки политической карьере Токвиля[1009]. Отказ от популизма, умеренность суждений, сдержанность, тихий размеренный голос составляли главные черты Токвиля-парламентария[1010]. Скрытой для парижан осталась неутомимая работа мыслителя на благо избирателей департамента Ла-Манш, которые отправляли своему представителю сотни писем с самыми различными просьбами местного характера. Токвиль добросовестно выполнял свои обязанности и регулярно объезжал свой округ, общался с избирателями, вникал в текущие проблемы. Помимо блестящих

просветительских выступлений, он занимался организацией строительных работ и ремонта дорог, субсидировал учебные заведения и помогал комплектовать местные библиотеки. Биографы свидетельствуют, что его искренне занимали эти проблемы, и он получал удовольствие от своей «работы на месте»[1011].

Токвиль встретил февральскую революцию 1848 г. в Париже и подробно изложил ход ее событий в своих «Воспоминаниях». Последние свидетельствуют о том, что Токвиль участвовал в акциях в меньшей степени как политический деятель, но главным образом как социолог. События лета 1848 г. привили Токвилю постоянный страх перед революцией и ненависть к рыхлой коррумпированной политической системе, отстаивавшей интересы одного класса, и допустившей революцию.

Токвиль болезненно относился к бессмысленным разрушениям, творимым в ходе восстания и считал их проявлением дурных наклонностей простолюдинов, безразличных к собственности[1012]. Мыслитель почти сразу определил социалистический характер происходящих волнений и заявил, что социалистические теории стали философией февральской революции и причиной вспыхнувшей классовой борьбы: «Социалистические теории составляют отличительный характер февральской революции и будут предметом самых ужасных о ней воспоминаний; республиканская форма правления будет издали казаться не конечною целью переворота, а только средством»[1013]. В парламентских выступлениях Токвиль указывал на угрозу новой идеологии: «С 25 февраля множество странных систем стало внезапно возникать в головах нововводителей и проникать в умы взволнованного народа. Кроме королевской власти и парламента, еще ничто не было уничтожено, однако можно было подумать, что революционное потрясение обратило в прах все прежние учреждения и что была назначена премия тому, кто придумает самую лучшую форму для сооружения нового общественного здания; каждый предлагал свой проект; одни излагали его в газетах, другие в прокламациях, развешанных на стенах, третьи в публичных речах на открытом воздухе. Одни предлагали уничтожить неравенство состояний, другие - неравенство званий, третьи - самое старое из всех неравенств, то, которое существует меду мужчинами и женщинами; указывались специфические средства против бедности и лекарства против того недуга, которым человечество страдает с первого момента своего существования, - против необходимости труда»[1014].

Если либерализм и консерватизм боролись между собой, чтобы изменить форму правления, то ворвавшийся во французское политическое пространство в 1848 г. социализм, по мнению Токвиля, ставил своей целью изменить не форму правления, но сам общественный строй. Возникшее противостояние в сущности не было политической борьбой (в традиционном для Токвиля смысле слова), а стало «борьбой между различными классами населения и чем-то вроде борьбы рабов с их господами»[1015]. По мнению философа, социалистические теории призваны установить господство парижских рабочих над всей нацией[1016].

Таким образом, отношение Токвиля к набирающему популярность социализму было не просто критичным, но враждебным. О презрении, которое питал представитель старинного аристократического рода к новой идеологии, свидетельствует «портрет типичного социалиста», работавшего дворником: «В доме, в котором я жил на улице Мадлен, был в то время [1848 г.] дворником старый солдат с очень дурной репутацией; он был не совсем в здравом уме, был пьяница и большой негодяй, беспрестанно бивший свою жену, а остальное время проводивший в кабаке. Можно сказать, что этот человек был социалистом от рождения или, верней, по темпераменту»[1017]. Токвиль не скрывал своего отвращения к социалистической идеологии, и его волновал лишь один вопрос: «Останется ли социализм предметом такого же презрения, какого заслужили социалисты 1848 г?»[1018] Подобное отношение было не результатом аристократического происхождения Токвиля, но следствием уличных бесчинств и посягательства на свободу, которое Токвиль увидел в социалистических теориях.

Во время революции 1848 г. Токвиль начинает отклоняться вправо. Его парламентские выступления носят исключительно консервативный, охранительный характер. Он примыкает к течению республиканского консерватизма, выступает и голосует в палате против ограничения рабочего дня десятью часами, против отмены тяжелейшего налога на соль, за ужесточение условий призыва на воинскую службу и против амнистии участникам июньских событий в Париже[1019].

Избрание Луи Наполеона в декабре 1848 г. президентом Французской республики не было для Токвиля неожиданностью, но все равно возмутило его. Мыслитель принял решение покинуть политику, однако избиратели департамента Ла Манш подавляющим числом голосов вновь избрали его в палату. Токвиль без симпатии относился к сложившемуся режиму, но именно на период Второй республики пришелся пик его политической карьеры. В мае 1849 г.

президент Луи Наполеон предложил Токвилю пост министра иностранных дел в кабинете Одилона Барро (1791-1873). Этот кабинет был компромиссным между набирающей силу исполнительной властью и настороженным парламентом.

Во главе МИДа Токвиль продолжил внешнеполитический курс Гизо, предполагавший миролюбивую политику, отказ от авантюр и ориентацию на Англию. Главой канцелярии Токвиля стал его близкий друг Артюр де Гобино (1816-1882), ставший впоследствии автором арийской расовой теории. Однако Токвиль испытывает лишь личные симпатии, он отнюдь не соглашается с философскими воззрениями друга[1020].

Как политик-практик Токвиль считал порядок обязательным условием подлинной свободы. Будучи во главе МИДа во время подавления восстания в герцогстве Баденском, Токвиль направлял инструкции французскому эмиссару, в которых, помимо прочего, подчеркивал, что французское республиканское правительство желает помочь герцогу Баденскому в подавлении анархии и сохранении свободы, а также выступает за сохранение либеральных учреждений, существующих в его стране[1021].

Главным провалом политической карьеры Токвиля, повлекшим падение кабинета Барро, стало «римское дело» - французская интервенция в Рим с целью восстановления папской власти Пия IX. Эта акция завершила дипломатическую карьеру Токвиля 31 октября 1849 г. Находясь во главе МИДа Токвиль придерживался принципов либерального консерватизма - он был либерален в отношении общих принципов внешней политики и консервативен, когда речь касалась национальных интересов Франции, порядка и стабильности. Он протестовал в сентябре 1849 г. против австро-российских угроз в адрес Османской империи, укрывавшей у себя венгерских и польских мятежников, но поддерживал клерикалов в Риме.

Последней политической акцией Токвиля был протест против государственного переворота Луи Наполеона. Во время выступлений в мэрии в декабре 1852 г. Токвиль был арестован и после непродолжительного заключения покинул Париж и политику.

Несмотря на мечты о политической карьере, волновавшие Токвиля в юности, он не смог добиться на этом поприще крупных успехов. Мыслитель опробовал свои силы как в исполнительной, так и в законодательной власти. Принимая либеральные и консервативные ценности, он стал проводником политики либерального консерватизма, которая потерпела неудачу во многом из-за личного склада мыслителя. Он предпочитал академическую работу публичной деятельности, письмо - устным выступлениям. Тем не менее фигура Токвиля значима во французской политической истории XIX столетия, мыслитель вошел в плеяду

французских философов-практиков, политические теории которых во многом детерминированы государственной деятельностью.

<< | >>
Источник: Матвеев Сергей Рафисович. Философские истоки французского либерального консерватизма (Ф. Гизо, А. Токвиль). Диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме Политическая карьера Токвиля:

  1. Политическая карьера Гизо
  2. Проблема суверенитета в политической философии Токвиля
  3. Глава 4. Истоки политической философии Токвиля
  4. Истоки мировоззрения Токвиля
  5. Соотношение свободы и равенства в либеральном консерватизме Токвиля
  6. 5.1. Система понятий в философии Токвиля
  7. МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич. Принцип толерантности как легитимирующая основа Европейского интеграционного проекта: парадигма, социальная функция, вклад в политическую трансформацию. Диссертация на соискание учёной степени доктора политических наук. Москва - 2018, 2018
  8. 1.2 Философско-методологическая сущность понятия "система" в исследованиях политического лидерства и других сложных объектов социально-политической действительности
  9. Глава 5. Философия либерального консерватизма Алексиса де Токвиля
  10. Матвеев Сергей Рафисович. Философские истоки французского либерального консерватизма (Ф. Гизо, А. Токвиль). Диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук. Москва - 2014, 2014
  11. 2.2 Система политического лидерства