<<
>>

4. НЕПРЕМЕННЫЕ УСЛОВИЯ

Не представляет особого труда определить необходимые условия, которым должны отвечать гуманитарные интервенции. Эти усло­вия основываются на критериях, содержащихся в международной этике и международном праве.

Нужно также принять во внимание уроки гуманитарных интервенций, проводившихся ООН после окончания холодной войны, а также суровую критику натовской интервенции в Югославию в 1999 г. Назовем шесть условий, кото­рые должны выполняться одновременно для того, чтобы проведе­ние гуманитарной интервенции было справедливым и легитимным.

Первое. Следует уважать принцип правого дела. Гуманитар­ная интервенция в некую страну легитимна лишь в ситуации, когда там происходят массовые нарушения прав человека, а правитель­ство страны либо прямо творит эти нарушения, либо провоцирует их, потворствует им, либо обнаруживает свою неспособность им воспрепятствовать (одновременно отвергая предложения помощи со стороны других стран или международного сообщества). Она также легитимна в ситуации, когда правительство страны обнару­живает свою недееспособность или недостаточную решимость взять на себя необходимую ответственность (и при его отказах от предложений помощи со стороны других стран или международ­ного сообщества). Однако обращение к критерию правого дела сопряжено с проблемой, касающейся того, кто уполномочен при­нимать решение, что критическая ситуация в данной стране дей­ствительно оправдывает интервенцию. Следует признать, что со­ответствующий опыт, которым мы располагаем, довольно разно­речив. Гуманитарные интервенции ООН на севере и на юге Ирака, в Сомали и Боснии и Герцеговине были предприняты только после того, как Совет Безопасности ООН признал, что в этих регионах сложились кризисные с гуманитарной точки зрения ситуации. Вслед за этим данные интервенции были признаны и одобрены мировым сообществом. Односторонняя интервенция НАТО в Фе­деративную Республику Югославии в 1999 г.

представляет собой противоположный пример. В этом случае НАТО произвольно сде­лала вывод, согласно которому гуманитарный кризис в Югославии достиг такого масштаба, что военная интервенция может быть оправданной и что ответственность за этот кризис несет исключи­тельно правительство Югославии. Этот не имеющий никакой ле­

гитимности вывод был впоследствии использован для оправдания бомбардировок Югославии.

Второе. Только ООН (а также некоторые региональные меж­государственные организации, которые в полной мере действуют согласно духу и букве Устава ООН) является законной властью, правомочной проводить интервенции[469]. Так что ООН обладает властью не только определять, в какой мере и при каких условиях предотвращение гуманитарной трагедии становится обоснованной целью интервенции (в соответствии с проанализированным выше первым условием), но и принимать решение относительно такой интервенции. Главный смысл этого ограничения состоит в том, чтобы не допустить злоупотребления политикой гуманитарной интервенции со стороны могущественных стран. Как указывают Томас Вейс и Джарат Чорпа, «реального уменьшения опасности злоупотребления в этой сфере можно достигнуть путем ограниче­ния гуманитарной интервенции, в том числе с использованием военного давления, исключительно рамками коллективного дейст­вия, как оно трактуется в главе VII Устава ООН»[470]. Если применить эту главу о поддержании международного порядка, безопасности и мира к проблеме гуманитарной интервенции, возможность мо­гущественных стран предпринимать неоправданные гуманитарные интервенции действительно будет существенно уменьшена. Однако независимо от этого существующие и возможные противоречия между принципом государственного суверенитета и невмешатель­ства, как они зафиксированы в Уставе ООН, с одной стороны, и необходимостью содействовать правам человека, с другой, сохра­нятся. И дело здесь не в Уставе ООН.

Следует подчеркнуть, что «действия международных органи­заций или многосторонние действия отличаются от многонацио­нальных действий»[471].

Только представительные глобальные или

региональные межгосударственные политические организации об­ладают правом проводить гуманитарные интервенции. У междуна­родных военных союзов нет права проводить интервенции иначе, как по принимаемому в исключительных случаях и формально закрепляемому решению ООН. Таким образом, натовскую интер­венцию в Югославию в 1999 г. следует считать незаконной. В слу­чае, когда региональная межгосударственная политическая орга­низация проводит гуманитарную интервенцию, она должна быть подотчетна ООН, допускать наблюдателей ООН и не выходить за рамки своего региона.

Третье. Гуманитарная интервенция должна преследовать четко определенные цели, которые должны быть обнародованы. Вообще говоря, цели интервенции должны быть ограничены необ­ходимостью предотвращения гуманитарной катастрофы и оказа­ния гуманитарной помощи. Следует считать недопустимым произ­вольное расширение целей интервенции до реорганизации инсти­тутов внутренней политической власти или перестройки экономи­ки[472]. Это условие представляет собой прямое применение принципа правого дела. Предотвращение гуманитарной трагедии при опре­деленных обстоятельствах может рассматриваться как правое дело для военной интервенции, однако моральное улучшение мира — нет. Недопустимо использование силы для изменения политических отношений в соответствии с определенной идеоло­гической концепцией справедливости. Очень важно ограничить цели обоснованной интервенции, так как могущественные страны, участвующие в интервенции, могут поддаться искушению попы­таться воспользоваться ею и навязать стране собственные полити­ческие и социальные модели или расширить влияние на местное население. Кроме того, за каждой гуманитарной катастрофой стоит целый комплекс исторических, социальных, экономических и политических причин. Если сторона, осуществляющая интервен­цию, произвольно расширяет ее цели, то она может оказаться

вовлеченной в сложные внутренние конфликты и, таким образом, поставить под удар гуманитарную миссию в целом. Примером такого провала гуманитарной миссии является интервенция ООН в Сомали (1992—1995).

Предпосылкой этого провала стало расши­рение целей интервенции, случившееся из-за проводившейся США политики, направленной на перестройку конституционных и эко­номических институтов в стране. Изменение государственных ин­ститутов в Сомали на основах демократии и восстановление там экономики оказались не под силу ни ООН, ни США.

Четвертое. Сила должна использоваться в качестве крайнего средства. Иными словами, сила должна использоваться лишь тогда, когда нет никаких иных средств для реализации правого дела. Принцип, согласно которому использование силы является крайним средством в разрешении конфликта, занимает важное место в этике международных отношений, подтвержденной Уста­вом ООН. Как отмечалось выше, гуманитарная интервенция может проводиться по-разному: либо в виде обычного военного вторже­ния, либо в невоенных формах, либо посредством ввода войск, но без использования силы. Несмотря на обычные упущения, между­народная интервенция в Боснию вплоть до лета 1995 г. была по своей природе в основном ненасильственной. Вскоре после начала Боснийской войны весной 1992 г. ООН совместно с Европейским Союзом попыталась достичь мирного разрешения конфликта[473]. Параллельно этим дипломатическим инициативам Совет Безопас­ности ООН принял ряд резолюций, позволявших использовать силу для обеспечения безопасности персонала ООН, защиты гу­манитарных конвоев, а также для соблюдения запрета на полеты военной авиации, эмбарго на поставки вооружений и экономичес­ких санкций. НАТО и Европейский Союз стали теми международ­ными организациями, которые приняли активное участие в обес­печении этих резолюций Совета Безопасности ООН. Однако хотя НАТО угрожала прибегнуть к воздушным ударам с целью пред­отвратить атаки боснийских сербов на зоны безопасности Сараево (в январе 1994 г.) и Горажде (в апреле 1994 г.), только в конце августа НАТО перешла к полномасштабной военно-воздушной кампании («Обдуманная сила»), направленной против объектов

боснийских сербов. C этим резко контрастируют опрометчивые бомбардировки военными силами НАТО Югославии в 1999 г.

во­преки сохранявшимся еще разумным надеждам на достижение мирного разрешения конфликта. Решение о начале военной опе­рации НАТО противоречили основополагающим гуманитарным требованиям, принципам международного права и просто полити­ческому благоразумию.

Пятое. Общие размеры ожидаемого ущерба от гуманитарной интервенции не должны превышать общего размера ожидаемого блага. Это соответствует принципу соразмерности jus ad bellum. Неуважение этого принципа чревато опасностью, которую Майкл Эйкхорст описал следующим образом: «Использование силы в качестве санкции за нарушение международного обязательства может нанести больше вреда, чем само нарушение международ­ного обязательства»[474]. Заблаговременно предусмотреть в деталях все позитивные и негативные последствия интервенции, естест­венно, трудно, однако их реалистичная оценка до начала интер­венции все же возможна. В целом какая бы польза ни ожидалась от интервенции, последняя должна быть прервана при угрозе возникновения какой-либо из следующих ситуаций: большие че­ловеческие и материальные потери (в особенности в стране, где осуществляется интервенция), серьезное нарушение международ­ной стабильности и отношений между крупными державами или обострение причин, обусловивших гуманитарную катастрофу, ради предотвращения которой интервенция была предпринята. Принимая все это во внимание, интервенция НАТО в Югославию в 1999 г., как будто предпринятая во имя гуманитарных целей, должна быть осуждена. Она нанесла огромный ущерб народу Югославии с точки зрения как унесенных жизней, так и разру­шений в сфере экономики. Интервенция усугубила дестабилиза­цию на Балканах и привела к усилению напряженности между крупными державами мира. Были подорваны авторитет ООН и поставлена под сомнение ее миссия. При этом конфронтация между албанцами и сербами углубилась. Все эти негативные последствия от масштабных бомбардировок легко было преду­смотреть до начала операции.

Шестое. Использование силы должно быть соразмерным: количество, тип и мощь используемого вооружения, а также тип целей, география операции и ее продолжительность должны быть строго ограничены.

Они должны соответствовать другим состав­ляющим интервенции — конкретным задачам, особенностям целей, степени и типу сопротивления. Использование силы в гуманитарной интервенции непременно должно отвечать второму принципу соразмерности (fits in bello)и выражать уважение зако­нов и моральных норм войны. Этот принцип имеет глубокий моральный смысл и политическое значение. Гуманитарная интер­венция, проводимая в противоречии с этим принципом, оказыва­ется сама по себе негуманной в большей или меньшей степени.

Таким образом, мы обозначили все условия, обеспечивающие легитимность гуманитарной интервенции. Следует указать еще одно дополнительное условие, гарантирующее от особого типа гуманитарной катастрофы, а именно, той, что обусловлена этни­ческими, расовыми, клановыми или религиозными конфликтами. В таких случаях особенно необходимо стремление к беспристраст­ности, нейтральности и благожелательности. В отличие от других конфликтов здесь различие между жертвой и притеснителем не всегда очевидна, поскольку нередко притеснитель является одно­временно и жертвой, а жертва — притеснителем. Следовательно, международное сообщество должно быть особенно беспристраст­ным, справедливым и толерантным по отношению ко всем подоб­ным участникам конфликта. Международному сообществу не сле­дует уделять повышенное внимание тому, чтобы найти виновных в разжигании конфликта, поскольку поиск виновных может поме­шать процессу примирения в стране, в которую предпринимается интервенция.

<< | >>
Источник: Нравственные ограничения войны: Проблемы и примеры / Под общей редакцией Бруно Коппитерса, Ника Фоушина, Рубена Апресяна. — M.: Гардарика,2002. — 407 с.. 2002

Еще по теме 4. НЕПРЕМЕННЫЕ УСЛОВИЯ:

  1. Условия и факторы осуществления власти в современном украинском обществе
  2. 67. ГИПОТЕЗА, ЕЕ СТРУКТУРА И УСЛОВИЯ НАУЧНОЙ СОСТОЯТЕЛЬНОСТИ
  3. Условия прогресса: институты важнее технологий
  4. Дегуманизация личности в условиях техногенной цивилизации
  5. УСЛОВИЯ И ПРЕДПОСЫЛКИ НОВОЙ ОРИЕНТАЦИИ в социологии
  6. Основные концепции постижения власти в условиях постсоветского пространства
  7. РАЗДЕЛ I. ОПЫТ ПОСТИЖЕНИЯ ВЛАСТИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИОННЫХ ПРОЦЕСОВ
  8. Глава 3. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ И КОГНИТИВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ТЕХНОГЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  9. 2. Историчность исторического опыта человеческого существования как условие понимания вообще
  10. РАЗДЕЛ II КРИЗИСНОЕ СОСТОЯНИЕ ВЛАСТИ КАК УСЛОВИЕ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
  11. ПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ ЯДЕРНОГО КРИЗИСА: КАРИБСКИЙ РАКЕТНЫЙ КРИЗИС 1962 г.
  12. Шевченко Олег Константинович. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ВЛАСТИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ СОВРЕМЕННОЙ УКРАИНЫ. Диссертация на соискание научной степени кандидата философских наук. Симферополь - 2006, 2006
  13. СОВЕТСКО-ФИНСКАЯ (ЗИМНЯЯ) ВОЙНА 1939—1940 гг.
  14. СОДЕРЖАНИЕ
  15. ПРЕДИСЛОВИЕ
  16. Чисто условное умозаключение
  17. Понятие