<<
>>

ЛЮКСЕМБУРГ, 1940 г.

Ощущение трудностей, связанных с применением принципа успе­ха, может возникать даже при описании сравнительно простой и незамысловатой ситуации из истории Второй мировой войны. Во время этой войны Люксембург оказался на пути вермахта.

Геогра­фически Люксембург — государство с территорией примерно 1000 кв. миль (немногим более 2500 кв. км). Его население тогда составляло 300 тыс. человек[171]. Армия Люксембурга была, собствен­но, не армией, а пограничной охраной численностью примерно 300 человек[172]. Когда нацистская Германия решила напасть на Францию в 1940 г., для нее не было смысла в военном отношении пытаться преодолевать мощную линию Мажино, простиравшуюся от Швейцарии на север к границам Бельгии и Люксембурга. Как и в Первой мировой войне, целесообразнее было обойти основные французские линии обороны. Но это требовало прохода через Люксембург, а также Бельгию и Нидерланды. Когда для народа Люксембурга стало очевидно, что немцы готовы пройти через их страну, чтобы напасть на Францию, возник вопрос: как страна должна отвечать на агрессию Германии?

Один ответ, совместимый с принципом вероятности успеха, — сказать немцам «Будьте нашими гостями» и разрешить им, а возможно, даже помочь быстро и беспрепятственно продвигаться на запад по направлению к Франции. Другой ответ, также со­вместимый с данным принципом, — рассматривать немцев как незваных гостей. При этом ответе немецкой армии не оказывают ни сопротивления, ни поддержки. Ясно, что именно это и стало политикой люксембургского правительства, которое фактически бежало в Англию, когда немцы вошли в страну. Но в любом случае, рассматривались ли немцы как званые или незваные гости, принцип вероятности успеха делает очевидным, что пра­вительство Люксембурга и его народ не должны были сопротив­ляться немцам. В самом деле, на какой успех могли возлагаться надежды в случае сопротивления? Была ли хоть какая-то веро­ятность того, что 300 легко вооруженных пограничников нанесут поражение немецкой армии? Вряд ли! Была ли хоть какая-то вероятность того, что эти пограничники, даже если они не оказались бы в состоянии победить немцев, смогли бы задержать их на достаточный срок, чтобы помочь бельгийцам и французам оказать сопротивление немецкому вторжению? Иначе говоря, была ли вероятность достижения ими успеха посредством ока­зания некоторой существенной помощи в ситуации, когда они не смогли помочь сами себе? Вряд ли!

Но, может быть, существует какой-то другой смысл понятия «успех», который применим здесь? Один из уже упомянутых вариантов связан с честью и самоуважением.

Если бы граждане Люксембурга выбрали борьбу, усилилось бы их чувство собствен­ного достоинства и самоуважения? Обратите внимание на то, что означает «успех» в этом смысле и как он отличается от описанных выше более очевидных смыслов. Эти другие смыслы тесно связаны с результатами военных действий. Считается, что нация достигает успеха, если она занимает территорию, отражает нападение про­тивника, наносит урон его войскам и т.п. Так, Люксембург имел бы успех, если бы отразил неоправданное нападение Германии или хотя бы как-то существенно притупил его остроту: замедлил бы наступление немцев или заставил бы их заплатить высокую цену за свою агрессию. В противоположность этому обретение чести или самоуважения только косвенно связано с результатами воен­ных действий. Этот более субъективный смысл понятия «успех»

во Второй мировой войне мог бы выразиться в следующем. Если бы Люксембург принял участие в безнадежной и очень короткой войне против вермахта, эти героические деяния могли бы вдохно­вить граждан Люксембурга как внутри страны, так и за ее преде­лами внести в будущем свой вклад в общие военные усилия, чего в противном случае они могли бы не сделать.

Этот аргумент в пользу войны с целью защиты чести представ­ляется по меньшей мере надуманным. Вовсе не очевидно, что люксембуржцы боролись бы активнее только из-за того, что 300 пограничников пожертвовали собой, снискав тем самым почет и уважение. Если бы эмигранты увидели, что их страна подвер­глась неспровоцированной агрессии, они, скорее всего, приняли бы активное участие в борьбе за восстановление суверенитета своей страны с помощью союзников вне зависимости от того, принесли бы себя в жертву 300 пограничников или нет. Кроме того, вовсе не очевидно, что в случае, когда страна уступает перед лицом абсолютно превосходящих сил противника, она сразу же теряет свою честь и самоуважение.

В других условиях вывод о том, что безнадежно уступающей в силе стране не следует сопротивляться, мог быть не столь ясен. Рассмотрим гипотетическую ситуацию, когда агрессор обещает уничтожить все и всех на своем пути независимо от наличия или отсутствия сопротивления. Обреченному народу тогда остается выбирать: умереть в борьбе или без нее. Здесь можно было бы утверждать, что следует оказать сопротивление, поскольку суще­ствует определенный смысл успеха, заключающийся в сохранении чести (чем будут гордиться будущие поколения) и поскольку не­чего или почти нечего терять. Однако ясно, что Люксембург во Второй мировой войне не был в такой ситуации. Немцы не соби­рались истреблять народ Люксембурга. Поэтому немногочислен­ные войска Люксембурга сделали правильно, последовав принципу вероятности успеха. Фактически этот принцип рекомендовал не оказывать сопротивления во время вторжения. Но впоследствии, когда союзные войска накопили силы, в соответствии с критерием вероятности успеха от граждан Люксембурга потребовалось со­противление агрессору.

3.

<< | >>
Источник: Нравственные ограничения войны: Проблемы и примеры / Под общей редакцией Бруно Коппитерса, Ника Фоушина, Рубена Апресяна. — M.: Гардарика,2002. — 407 с.. 2002

Еще по теме ЛЮКСЕМБУРГ, 1940 г.:

  1. ЕЩЕ РАЗ О ЛЮКСЕМБУРГЕ И БЕЛЬГИИ
  2. ТАИЛАНД, 1940 И 1941 г.
  3. БЕЛЬГИЯ, 1940 г.
  4. СОВЕТСКО-ФИНСКАЯ (ЗИМНЯЯ) ВОЙНА 1939—1940 гг.
  5. Литература
  6. § 7. Из истории социально-философской мысли. Фрагменты
  7. 2. КОЛЛАБОРАЦИОНИСТСКИЕ РЕЖИМЫ
  8. ГИТЛЕРОВСКАЯ ОККУПАЦИЯ ЧЕХОСЛОВАКИИ В 1938 г. ГУМАНИТАРНАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ?[160]
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Аксиология : учеб. пособие. В 2 ч. Ч. 1. История аксиоло­гии / П. Е. Матвеев ; Владим. гос. ун-т им. А. Г. и Н. Г. Столето­вых. - Владимир : Изд-во ВлГУ,2017. - 176 с., 2017
  11. ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ
  12. Учение о красоте и триада благо-мудрость-красота.
  13. Абдуллин А.Р.. Философская герменевтика: Исходные принципы и онтологические основания: Препринт / Изд-е Башкирск. Ун-та. - Уфа,2000. 60 с., 2000
  14. ВЕРОЯТНОСТЬ УСПЕХА
  15. Терминологические и методологические проблемы
  16. Примечания
  17. ЛЕГИТИМНАЯ ВЛАСТЬ
  18. Психоанализ