<<
>>

6. ЛЕГИТИМНАЯВЛАСТЬ И СЕЦЕССИЯ

Международное право ограничило право на отделение и внешнее самоопределение народов, находящихся под колониальным прав­лением. Попытки народности ибо в 1967 г. отделиться от Нигерии и создать независимую Биафру, а также позже другие сецессио- нистские претензии в Азии, на Балканах и на Кавказе не были поддержаны, так как подпадали под эти специфические принципы.

Но непризнание сецессионистских претензий в качестве легитим­ной антиколониальной борьбы не остановило эти движения от применения силы для освобождения от того, что они считали иностранным господством. Борьба вызвала новый тип дискуссий о принципе легитимной власти в теории справедливой войны и породила пятую проблему для этого принципа.

Все сецессионистские движения основывают свои требования на принципе самоопределения. Но международное сообщество крайне сдержанно воспринимает данный принцип, когда он идет вразрез с принципом территориальной целостности государств. Сдержанность объясняется главным образом соображениями бла­горазумия и основана на предположении, что сецессионистские движения создают мощный эффект подражания. Считается, что каждая успешная попытка отделения приведет к возникновению многих новых сепаратистских движений и конфликтов. Кроме того, говорится, что сецессия часто порождает нежизнеспособные образования, которые угрожают международному миру и безопас­ности.

Но соображения благоразумия — не единственная причина ограничения права современных сецессионистских движений силой добиваться независимости. Принцип самоопределения и особенно прояснение того, кто выступает субъектом самоопреде­ления, можно интерпретировать по-разному. В противополож­ность большинству национально-освободительных движений в ко­лониях в 1950-х и 1960-х гг., которые в общем основывались на полиэтнической лояльности, многие современные сецессионист­ские движения определяют это право в этнических терминах.

Такая ограниченная интерпретация принципа самоопределения еще больше затрудняет признание международным сообществом представительности сецессионистских движений. Оно не может признать движение, которое претендует на осуществление сувере­нитета над определенной территорией, ссылаясь на принцип на­

ционального самоопределения, и в то же время исключает часть населения территории из своего определения нации и того, кто действительно является субъектом самоопределения. Здесь сецес­сия привела бы к тому, что на независимых территориях появятся другие меньшинства, оказывающиеся заложниками независимос­ти, а также к этническим чисткам. Печальной иллюстрацией такой возможности стало изгнание из Косова этнических меньшинств (сербов и цыган) после интервенции войск НАТО в 1999 г.

В теории[139] государственное отделение рассматривается как при­емлемое лишь в качестве крайнего средства в случаях геноцида, систематической дискриминации, эксплуатации и несправедливос­ти по отношению к меньшинствам или этническим группам. Отде­ление является легитимным только при условии, что политическое примирение между сецессионистской партией и правительством в любой форме исключено, а другие альтернативы, например реше­ние проблемы третьей стороной посредством силы, невозможны. Однако, похоже, международное сообщество даже в таких край­них ситуациях избегает признания легитимной власти за сецесси- онистскими движениями. До насильственной дезинтеграции Юго­славии только Бангладеш, которая была вовлечена в сепаратист­скую войну с Пакистаном, сумела в начале 1970-х гг. получить у международного сообщества признание одностороннего провоз­глашения государственного отделения. Это произошло в очень специфических обстоятельствах, о чем будет сказано далее в нашей книге. Ситуация с Югославией, где провозглашение неза­висимости Словенией, Хорватией и Боснией не было принято Сербией, но признано международным сообществом в начале 1990-х гг., также очень специфична. Во всех других случаях, где сецессионистские движения использовали силу для реализации своего одностороннего стремления к независимости (Косово, Аб­хазия или Чечня), международное сообщество заняло совершенно иную позицию. Оно не признало их как легитимную власть по различным указанным выше причинам.

<< | >>
Источник: Нравственные ограничения войны: Проблемы и примеры / Под общей редакцией Бруно Коппитерса, Ника Фоушина, Рубена Апресяна. — M.: Гардарика,2002. — 407 с.. 2002

Еще по теме 6. ЛЕГИТИМНАЯВЛАСТЬ И СЕЦЕССИЯ:

  1. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
  2. Нравственные ограничения войны: Проблемы и примеры / Под общей редакцией Бруно Коппитерса, Ника Фоушина, Рубена Апресяна. — M.: Гардарика,2002. — 407 с., 2002
  3. Примечания
  4. ГИТЛЕРОВСКАЯ ОККУПАЦИЯ ПОЛЬШИ
  5. Глава 3 Библейская герменевтика: типология истолкования
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. 2. Конкретный подход и „абстрактный эмпиризм"
  8. ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ
  9. Учение о красоте и триада благо-мудрость-красота.
  10. ПАРАДОКСАЛЬНАЯ УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ
  11. ВЕРОЯТНОСТЬ УСПЕХА
  12. Терминологические и методологические проблемы
  13. Гуманизация техники: реальность или перспектива?
  14. ЛЕГИТИМНАЯ ВЛАСТЬ
  15. Психоанализ
  16. Глава V. Духовная жизнь общества
  17. Утопия и воображение
  18. 3. ЛОГИКА И ЯЗЫК ПРАВА
  19. Глава Х. Общество как мир культуры
  20. Историософия Гизо